Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 1 глава 5

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 1 глава 5

Часть 1. Глава 4. Диагностика | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 1. Глава 6. Выступление

1.5. Тайник

В апартаментах всё было не так. Нет, судя по запаху, никто, кроме меня здесь не жил ни единого часа -- обоняние не провести. Но обстановка, вещи... И пыль! Что такое? Разве расставила бы я мебель таким образом?
Слева от входа слабо мерцает терминал связи. Я вспомнила, сколько стоит его установка, и поёжилась. Точно такой же терминал – за углом, выйти отсюда и прогуляться шагов двадцать. Перед зачётом там не протолкнуться от желающих сделать запрос в библиотеку. Я, значит, работала в полном комфорте. Как приятно быть богатой.
Прижала ладонь к сенсору. Прошло секунды три (я уж подумала, что машина сломана) и экран подсветился. Сообщений нет. Единственное украшение экрана, помимо кнопки «меню» – сиротливая записочка. Похоже, сама себе оставила. «Сегодня в 14:20, комн. 105». Ага. Ну да, конечно. В сто пятой – как раз перед выходом на балкон над площадью Собраний. Все, кому положено выступать, собираются в сто пятой. Ещё два часа с небольшим. Не знаю, о чём я там буду говорить – что-нибудь придумаю. Хотя, наверное, положат листик со шпаргалкой, как на церемонии выпуска.
Я закрыла внешнюю связь (подумав, оставила разрешение на «Яттан 103», то есть, Саванти), включила опережающее слежение. Штука удобная, но с непривычки может напугать – при вызове пульт проецирует перед глазами текст сообщения. На ночь включать не советуют.
Всё. Заперла дверь и пошла переодеваться. На пороге спальни замерла.
Великое Небо, неужели я могла так небрежно разбрасывать вещи? Ну, хоть, простите, использованное бельё нигде не валяется. Что-то странное, Май, – подумала я в который раз. В шкафу отыскался костюм. Пара старых перчаток, такая же старая шапочка. И это всё?
Да, всё. Остальное – вон, короб для грязной одежды. Только что по швам не трещит.
Так.
Я отправилась в душ и, отмокая, думала. Мысли приходили всё больше невесёлые. Дома я – чистюля, а здесь спокойно коплю грязную одежду. Я стиснула зубы. Не помогло, я всё равно покраснела. Не знаю, от чего больше – от стыда или от злости.
Одевшись, я заметила запертую дверь, в которую вероятно, сама никогда не входила. Хозблок. Долго смотрела на связку ключей. Похоже, вот этот. Ну-ка, где тут свет включается?
Разинула рот. За номер с такими удобствами в главной гостинице города, «Небесной Крепости», берут двести тагари в день. На пять тагари можно неделю жить в самом дешёвом номере, с полным содержанием.
Я примерно угадала, какая из штуковин тут исполняет роль стиральной машины. Но, поскольку девице благородного происхождения не пристало...
Я рывком отдёрнула голову назад, сильно стукнулась о дверь. Не сразу поняла, что это и есть опережающее слежение. Так и шею сломать недолго!
— Слушаю, – отсутствующим голосом произнесла я. Несомненно, тётушка. Не буду включать видеосвязь. Хватит с неё и звука. Видеть её не желаю.
— Обслуживание, тахе-те Майтенаринн. Мы получили сигнал.
Сигнал? Я никого не вызывала.
— Что вам нужно? – спросила я неожиданно резко.
— Уборка, тахе Майтенаринн. Простите, но вы не разрешили входить в апартаменты до вашего возвращения.
Получи, Май!
Я открыла дверь. Да, действительно. Парень с девушкой, в униформе – явно нервничают. Интересно, как я должна себя вести, с их точки зрения? Парень придерживал пылесос.
— Поставьте его сюда, – указала я, куда именно. Ага, получилось. Дара речи они уже лишились. – И... помогите разобраться.
Как они застёгнуты! Впрочем, понятно. Обслуга «Небесной Крепости» тоже застёгивается наглухо. Ни единой молекулы... короче, постороннего запаха в номерах важных постояльцев. Хлыст как-то ворчал, что интоксикация собственными э-э-э... сигнальными веществами – верный путь в клинику для душевнобольных. Но кого это волнует.
— С чем... тахе Майтенаринн? – уточнил парень.
Я поманила его за собой (они двинулись оба, словно заворожённые) и указала на «стиральную машину».
— Вот с этим. Хочу идти в ногу со временем, – добавила я, вспомнив Саванти.
Тут они оба рассмеялись – я и сама улыбалась – и ситуация несколько разрядилась.
Через двадцать минут голова у меня немного гудела. Ну конечно, такая техника не может быть рассчитана на невежд. Парень указал мне, как вызывать инструкцию и дал несколько простых пояснений.
— Пылесос оставьте за дверью, – попросил он перед тем, как они оба ушли. Мне казалось, что они бросятся бежать со всех ног, едва закроется дверь в мои апартаменты – но нет. Наоборот, удалились, непринуждённо разговаривая.
Сколько ещё поводов для разговоров я сегодня успею создать?
Ну, хорошо. Полный цикл обработки – сорок минут. Выстирать всё я не успею, да и не придётся: мне нужны только парадная шапочка и перчатки. Вот с этого и начнём.
Когда я запустила, наконец, стирку (помимо светлой одежды, там подвергались обработке двадцать пар перчаток и пять шапочек), меня вновь стала бить дрожь. Но прочие синдромы истощения не возвращались. Действительно, нервы. Я чуть было не выпила ещё одну дядину таблетку... но передумала. Хватит стимуляторов. Мне же сказали, что это большая нагрузка на организм.
Прежде, чем браться за пылесос, осмотрю остальные комнаты. Надо же знать, кем я была вчера. И позавчера. И несколько предыдущих лет.

* * *

Таблетки. Они повсюду, и нигде. В пузырёчках и россыпью, между листами бумаг в столе, рядом с вазами, между цветочными горшками. До боли знакомые таблетки. Я оставила одну (тщательно спрятала, надо отдать на анализ) и принялась уничтожать все прочие. За двадцать минут я отправила в канализацию более сотни – и это были ещё не все. Похоже, мне предстоит их обнаруживать ещё долго.
Пыль кругом – об этом я говорила. Растения, правда, ухоженные, – значит, поливать не забывала. Записки. Тоже непонятно – почему я их не выбрасывала? Все записки, которые валялись, где придётся, попадали, надо полагать, в эту вот коробку. Вероятно, обслуга не осмеливалась выкидывать то, что Светлая забывала выбросить сама. Я уже было хотела включить пылесос и заняться, наконец, настоящей уборкой, как вдруг заметила эту записку.
Она, единственная, была на виду. К полке её прижимал массивный старый том «Энциклопедии животного мира». Записка гласила, «до 14:20, зайти в 525-ю». И подпись. Зачем мне подписывать памятки самой себе?
Что в 525-й?
Не помню. Подошла к терминалу, посмотрела на план здания. В жилом корпусе 525-я – дежурный администратор и охрана. Надо понимать, у меня были какие-то претензии к обслуге?
Ничего не помню. Наваждение какое-то. Я вздохнула и, прислушиваясь к едва заметной «песне» стирального агрегата, уселась в кресло, держа в руке тот самый том энциклопедии. Высшие млекопитающие. Просьба исключить на сегодняшний день Майтенаринн из списка высших млекопитающих.
Я не сразу добралась до страницы 525. «Белка-плотник, она же белка-садовник. Ареал обитания – джунгли между 42-й и 32-й параллелью Тераны...» Жуткий зверь – ни то ни сё, помесь белки с лошадью. «Многочисленные эпифиты обязаны своему распространению белке-садовнику... которая прячет их плоды в дуплах и трещинах деревьев».
Белка-плотник. Словно во сне, я отложила книгу, поморгала. Осмотрелась. Ни дупел, ни трещин. Ни плодов, чтобы куда-нибудь спрятать. Прошлась по комнатам, дошла до прихожей.
Вентиляционные щели. В потолке. Эй, белка, открывай, люди пришли...

- - -

Собственно, потолок во всех комнатах «с секретом» – двойной. Ни человеку, ни даже мыши не пробраться из одних апартаментов в другие, эти проёмы строят не для прогулок. Всё опломбировано, подключена сигнализация, объёмные датчики, датчики температуры, хемоидентификаторы. Чтобы опознать, кто, когда и где находился. Фильтры. Чтобы автоматически очищать воздух от... ну, понятно.
Глянув на часы, я взяла стул и принялась осматривать потолки. Хорошо ещё, панели крупные. В кабинете, там, где была записка – всё запечатано. В спальне – тоже.
В общем, именно в прихожей. Сквозь одну из решёток проглядывала не то лямка, не то ручка. Ну, это совсем для тупых, почему-то обиделась я. Поставила стул поближе, без особого труда сняла крышку. Да тут человек запросто поместится! Во всяком случае, я – помещусь.
Что-то округлое лежало метрах в трёх от панели. Ладно. Мне теперь либо вызывать службу охраны, либо... Забрать всё самой. Фонарик, конечно же, лежит в хозблоке. Не поленилась, сходила. Стирка закончится через пять минут. Отлично. Как раз гляну на «клад», да пора будет собираться. Интересно, что я могла себе оставить?
Узнать оказалось не очень просто. Никаких тревожащих запахов или звуков из свёртка (то ли пальто, то ли покрывало) не доносилось. Я подтянулась, упёрлась локтями. Не так уж и сложно.
Под локтями что-то тихо щёлкнуло. Локти неожиданно подались вниз – опора оказалась ненадёжной. И впереди меня, прямо перед свёртком, замигали, замигали весёлые огоньки.
Красный, два раза синий, белый, красный. Пауза в пять секунд. Красный, два раза синий, белый, красный.
А вот это действительно для тупых. Дышать стало трудно. Стоять на цыпочках было неудобно, но я ещё прекрасно помнила события прошедшей ночи. Теперь, когда глаза понемногу привыкали к полумраку, я видела, на что опираются мои локти – тонкая контактная полоса. Не знаю, смогу ли я удержать её одним локтем.
И конечно же, я забыла нацепить телефон.
Но паника отчего-то не приходила.

- - -

Дядя сказал тогда, что ему нельзя двигаться. Что мне нельзя отдаляться от него – от бомбы? Как мне теперь действовать?
Набрать кодовый номер? Негде. Правда...
Ну да, есть терминал связи. Всё здорово, если бы одно обстоятельство: до него метра три. Таких длинных рук у меня нет. И нет ничего, чтобы дотянуться до сенсора. И бесполезно звать на помощь – что делать потом? Как объяснить, что я тут забыла?
Вот ведь влипла. Все рассуждения промелькнули передо мной за несколько секунд. Всё, что есть – то, что на мне, то, что лежит за бомбой, стул, на который я опираюсь!
Вот оно! Можно попытаться воспользоваться стулом – нажать на сенсор. Мне бы дотянуться два раза. Включить управление голосом. Если только никто не стоит за дверью, смогу выкрутиться.
Осторожно подтянулась, стараясь не двигаться по горизонтали. Пальцы едва не соскользнули. Спокойно, Май. Сжалась в тесном пространстве, не ослабляя нажим на панель. Так. Теперь встать на неё коленями. Повернуться. Упереться пальцами ног и, наконец, дотянуться до стула. Силёнок может не хватить, чтобы поднять его и два раза нажать на сенсор. Но ничего более мне не сделать.
Размечталась. Не то чтобы осторожно нажать ножкой стула – я его и сдвинуть-то не смогла. Вот так, Май. Был бы стандартный пластиковый стул, почти невесомый – была бы надежда. А этот массивный, дубовый, роскошный – вспоминаем физику. Слишком короток рычаг, слишком мало сил. Одна попытка – тщетно. Ещё одна... Ещё...
Стул покачнулся и упал.
Всё.
Ещё немного времени я смогу так провисеть. Обратно мне не забраться, это точно. Что ещё есть?
Пояс. Слишком мягкий. Даже не долетел.
Клипсы. Бросила одну. Мимо. Бросила вторую. Попала!
Меню на экране. Что ещё можно кинуть?
Диадема. Мимо. Я стиснула зубы, сняла ожерелье. Если смогу порвать, будет много мелких снарядов. Лишь бы удержаться.
Смогла. Натянутая нить хлестнула по лицу. Когда я осознала, что сумела удержаться, из рассечённой губы шла кровь, а во рту было два кусочка янтаря. Остальные раскатились по всему полу.
Попала первым же. Хорошо, что цель крупная – видимо, чтобы даже трясущимися руками можно было выбрать нужный пункт с первого раза.
Позволила себе отдышаться. Ноги ныли нестерпимо – нет у меня привычки висеть вот так, вверх ногами, в распоре.
Продиктовала номер, успела перепугаться, что забыла последовательность огоньков. Нет, не забыла. Всё так же неизвестный голос велел повторить семь цифр и отключился.
Ну же...
Я дважды продиктовала номер.
Связь прервалась. Позади и вверху тихо щёлкнуло.
Упав на пол, я едва не свернула шею. Попытавшись подняться – едва не свернула вторично, подвернув ногу на кусочке янтаря.
Посидела на полу, отдышалась. Ну и разгром я тут устроила... Ладно. Ради чего я рисковала жизнью?
Огоньки не горели. Проклятье, надо успеть подлечить губу – скоро выступать. Потом гляну. Надеюсь, новых бомб там нет?
Новых не было.
Какое счастье.

* * *

Я бросила свёрток под кровать, всё ещё ошарашенная. Справилась!
Всё, хватит с меня! Я пинком отправила разряженную мину (вырвала с мясом все проводки) под кровать. Потом разберусь, что там за клад. Иначе, если придёт обслуга и увидит всё это – открытую панель, капли крови, разбросанный янтарь и прочее...
Уборкой придётся заняться после выступления. А сейчас – в душ!

Часть 1. Глава 4. Диагностика | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 1. Глава 6. Выступление

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100