Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 1 глава 7

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 1 глава 7

Часть 1. Глава 6. Выступление | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 1. Глава 8. Окончательная блокада

1.7. И очень опасна

Я переоделась в халат и почувствовала себя намного привычнее. Три с чем-то часа до начала. До Начала. Жаль, не спросила, сколько же дней в этом году будем гудеть.
Свёрток представлял собой эластичную пластиковую коробку, небрежно завёрнутую в старое покрывало. Я долго прислушивалась к содержимому свёртка, долго рассматривала его. Пока не поняла, что поступаю не очень логично – уходя, я пинком отправила его под кровать. Эх, Май, что с тебя взять...
Обёртка оказалась на редкость прочной. И содержимое не угадывалось вовсе. Наконец, пожалев ногти, я взялась за ножницы.
И едва не сломала их. Надо же, пластик, а прочен, как сталь! Шила у меня нет, а заколкой от волос и бумагу-то не проткнуть. Чем я только не пыталась проколоть хотя бы одну дырочку. Разрезала ножиком для бумаги – «рана» затягивалась прежде, чем я успевала потянуть за края разреза. Что за фокусы!
Неожиданно пакет сам собой развернулся, и его содержимое вывалилось на пол. Едва успела отдёрнуть ногу.
Обёртка превратилась в квадратный кусок бархатистого мягкого пластика. Два красных прямоугольника вытиснено у противоположных уголков. Да, были красные пометки на противоположных торцах, когда я встряхнула пакет в очередной раз. Потом разберёмся.
Когда я увидела, что лежит у моих ног, я долго не верила своим глазам. Потом присела и осторожно потрогала пальцем. Не пошевелился.
«Скат-Т4».
Не так давно его сородич смотрел мне в лицо и решал, должна ли я жить.
Вокруг валялись коробки – вероятно, с патронами – и четыре полностью заряженных обоймы. Две обоймы – с жёлтыми патронами, две – с тёмно-вишнёвыми. Всё казалось игрушечным, ненастоящим, лёгким. И на вид, и на ощупь.

- - -

На пол также вывалились сложной конструкции ремень, кобура и... книжечка. Я подняла книжечку и расхохоталась. Как любезно со стороны оставившего «клад»! Инструкция по эксплуатации.
Может, там ещё и гарантийный талон отыщется? Адрес ремонтной мастерской? Проспект «покупайте только наше оружие!»?
Нет, конечно. Но инструкция была. Похоже, сделана из того же пластика, что и сама собой развернувшаяся обёртка. Я задёрнула шторы (до заката ещё далеко, но только теперь я вспомнила об осторожности), включила настольную лампу и осторожно, двумя пальцами положила «Скат» на крышку стола. Ремень и кобуру – рядом.
Села и увлеклась всерьёз чтением инструкции.

* * *

Ну и техника! «Скат» оказался устройством посложнее телефона (забавно, не правда ли – носить с собой телефон и не знать, можно ли им пользоваться, как вздумается).
«Скат-Т4». Стреляет снарядами (слово из инструкции, не моя фантазия) двух типов. Да, действительно, два гнезда под обоймы – термические и реактивные пули... снаряды. Что-то невероятно страшное по поводу удобства и надёжности. Может фиксировать отпечатки пальцев и сигнальный спектр. Может управляться голосом (я содрогнулась, представив себе ползающий, летающий и стреляющий пистолет – но нет, не настолько всё ужасно). Импульсная оборонительная подсветка – не менее тридцати секунд в непрерывном режиме. Это что же – сбивать встречные пули? Кошмар... И много чего ещё.
Я рискнула пройти «необходимый тренинг» только с третьего раза. Поставила очередную порцию стирки. Выпила газированной воды. Послушала по телевизору восторженно-ликующие программы новостей относительно сегодняшнего Выпуска (увидела саму себя и выключила). Затем глянула на часы – половина шестого! – и вернулась к «Скату».
Взять в руку. Движением другой руки... ага, вот так... выщелкнуть обе обоймы (пусты, как и обещано). Нажатием на управляющие сенсоры набрать код включения.
«Скат» стал теплее на ощупь, а сенсоры слабо засветились.
«Выберите способ опознавания: код сенсора, код голоса или сигнальный спектр».
Конечно, сигнальный спектр. Не было ещё двух людей с одним и тем же сигнальным секретом. Снимаем перчатку... Вот, считай и запомни. Неудобство в том, получается, что для стрельбы придётся снимать перчатки?
Нет, не придётся. Ну и чувствительность! Перчатки и шапочка должны ослаблять мои... сигналы до безопасного – в смысле воздействия на психику – уровня, минимум в пять-шесть тысяч раз. Перчатки мои – не просто ткань, они тоже сложнее иного аппарата будут. А «Скат», выходит, и в перчатках меня «унюхает».
«Укажите, какие действия разрешены при отсутствии опознания». А никаких.
«Укажите способ разблокировки». Вот это я ещё подумаю. Пока что оставлю всё тот же сенсорный код.
Половину следующего часа я развлекалась учебными стрельбами.

- - -

Конечно, ни в какой тир я не пошла. За незаконное хранение оружия большинство граждан графства могут поплатиться пятью годами (или более) каторжных работ. За использование, не влекущее человеческих жертв – что-то похуже (правда, ещё не яма с собаками). В общем, сурово. С другой стороны, получить разрешение на мелкокалиберный пистолет или гладкоствольное ружьё не так уж и сложно. Но кто выдаст разрешение вот на такое? Я уж не знаю, против чего может потребоваться подобное оружие.
Я не нашла ни единого намёка на то, где его изготавливают. Знаю, что не в графстве – отсталая мы страна, что уж скрывать очевидное. Если бы не наш кофе и не наш виноград, и не наши овцы...
Учебная стрельба была простой и красивой. «Скат», не знаю уж как, запускал крохотные светящиеся шарики – похоже, из чистого света – и они, попав в цель, медленно угасали. Я даже принюхалась к одной такой «пуле» – никакого запаха!
Кто тебе оставил это, Май? Зачем оставил? Подумать только – «Утренняя Звезда, Вооружённая И Особо Опасная». Нет, но на самом деле...
Ну и, конечно, мимикрия. И сам пистолет, и кобура (ремень, кстати, очень удобный – и почему для обычной одежды таких не шьют?) могли становиться неразличимыми. Сливались с окружающими предметами. Так, что только я (хочется верить) буду видеть его сразу же. И запах. Не пристают к нему запахи, и это чудесно. Отпечатки пальцев тоже не пристают.
Ну ладно. Я положила кобуру с ремнём (пистолет в кобуре) на стол и в очередной раз повеселилась, глядя, как они уходят «в невидимость».
Десять минут, не меньше, я не решалась вставить полные обоймы. Они оказались на удивление лёгкими (а ведь в каждой по шестнадцать патронов) и такими же, как сам пистолет – как будто жирными на ощупь, но совсем не скользкими.
Рискнула.
Выбрать тип стрельбы. Учебные «пули», термический заряд, реактивный снаряд.
Термический.
Теперь при нажатии на спусковую скобу в стене напротив появится прожжённая дыра диаметром метра полтора. Если выставить максимальный – объёмный – режим поражения. Выставлю-ка я минимальный, точечный.
Я долго думала, прежде чем поставила пистолет на предохранитель и убрала в кобуру. Из которой он «прыгает» в руку просто при прикосновении... Когда не «спит».
Подошла к зеркалу. У меня они не латунные, да ещё с приятными удобствами. Можно, скажем, увеличивать части отражения. Женщине надо следить за своим лицом... И не только.
Хороша.
Майтенаринн, разбойница с большой дороги. Погладила ремень, как велено в инструкции... Слился, смешался с тканью халата. И не увидеть.
Зачем тебе это, Май? Выбрось, пока не поздно. Вон, в мусоропровод. Пусть серьёзные люди из охраны гадают, какие такие заговорщики так небрежно распоряжаются оружием.
И тут меня позвали к терминалу связи.

- - -

— Что это с тобой, Май? – полюбопытствовал Хлыст. Только нажав на картинку «ответ», я вспомнила, что не сняла ремень и кобуру.
Правда, те должны быть «невидимыми». Главное – не поворачиваться, тогда точно не заметит.
— К празднику готовлюсь, – ответствовала я, изо всех сил пытаясь изобразить страшную занятость.
Саванти понимающе покивал головой.
— Есть предложение, Королева, – он откашлялся. – Беги ко мне в логово, ещё раз в «пасть» залезешь. Только на этот раз возьми перчатки.
Вот какой заботливый!
— Какой заботливый! – подняла я брови. – Я что, так плохо выгляжу? Или про клизму вспомнил?
— Май, – Хлыст нахмурился. – Мы с тобой позже поругаемся, ладно? Это ненадолго. Жду.
Я чуть не плюнула от злости.

* * *

Бежать я не стала, обычным шагом добралась за пятнадцать минут. Оделась повседневно. Интересно, когда мне съезжать? По традиции, комнаты остаются за студентами до окончания каникул. Да и потом можно жить – правда, цены за услуги совсем другие. Много ли тут постояльцев? Жилые здания колоссальны. Я даже представить не могу, сколько здесь можно поселить людей. Уж во всяком случае – больше двенадцати сотен студентов.
Охрана приветствовала меня настолько почтительно, что начинала раздражать. Правда, охраны и попалось-то всего пять человек. Переходы не были освещены – горел пунктир посередине, дежурное освещение. Признаюсь, идти мимо некоторых комнат было страшновато.
Саванти встретил меня в пультовой. Вместе с неизвестной мне дамой – та была стройна, темноволоса; рядом с Хлыстом казалась почти чёрной. Выше меня – а во мне, кстати, сто восемьдесят! В остальном – чистокровная тегарка. Красивая. Если и старше меня, то ненамного.
— Позвольте представить вас, – Саванти коротко поклонился мне, затем - своей спутнице. – Майтенаринн Левватен эс Тонгвер эс ан Тегарон. Реа-Тарин Левватен эс Метуар эс ан Тегарон.
Вот спасибо, Хлыст.
Крепость Левватен действительное некоторое время – два или три поколения – принадлежала роду Метуар. После чего (около века назад) была возвращена нам, исконным владельцам. Война была нешуточной. По размаху – не меньшей, чем последняя Гражданская.
Реа-Тарин повернулась ко мне лицом и чуть-чуть приподняла верхнюю губу. Клыки у неё просто ослепительны. Глаза – светло-жёлтые, с оранжевой каймой. Очень редкие глаза. Рядом с ней я – пугало.
Только сейчас обратила внимание, что и волосы, и часть шеи Реа-Тарин выкрашены так, что владелица их напоминает тигра. Тигрицу. Новая мода?
— Рада приветствовать, Светлая, – улыбнулась она. Коренная, абсолютно чистая тегарка. Как и я. Голос высокий, ясный, все тона выпевает изящно. Как и я...
— Я полагаю, дамы, что территориальные споры мы сейчас оставим в стороне и перейдём к делу, – Хлыст спокойно сидел прямо на пульте. А я помню, как он гонял ассистентов за то, что те чересчур сильно нажимают на сенсоры...
— Она меня действительно не помнит, – заметила тегарка. – С меня полтора ящика, Саванти.
— Два.
— Вот ещё! – возмутилась Реа-Тарин и повернулась к пульту так резко, что хлестнула себя косой по шее. Словно хвостом по бокам. – Договаривались о полутора.
— Прошу прощения, – решила я вмешаться. – Не будет ли кто-нибудь так любезен объяснить мне, зачем я здесь?
— Да, Светлая, – кивнул Хлыст равнодушно. – Видишь ли, кто-то уже успел поделиться знаниями о твоём печальном состоянии сегодня, около одиннадцати часов. Наши власти журналистов не особенно жалуют – как и я. Но если эту кишечную фауну не накормить чем-нибудь, они испортят нам весь праздник.
— Кто? – поджала я губы. – Кто успел «поделиться»? Три этих... Твои «верные слуги»?
— Верные слуги, – повторила Реа-Тарин. – Вот как.
— Реа, – Саванти «помахал перед носом» стёклами очков. – Сегодня вечером я буду подан вам обеим. Сможете съесть – ешьте. Я не знаю, кто сообщил, Светлая. Со временем – узнаю. Пока же меня очень вежливо попросили уговорить Вас, Майтенаринн Левватен эс Тонгвер эс ан Тегарон, пройти процедуру диагностики Вашего здоровья. Ключ секретности – высший. Оригинал – только Её Светлости. Лично. Копий для архива не делать. Поэтому здесь Вы видите только начальство медицинского центра. Думаю, могу уже похвастаться, что...
— Началось, – проворчала Реа-Тарин.
— ...что три дня спустя становлюсь главным врачом, директором центра, распорядителем... – Саванти заглянул в бумаги, – ну и так далее, тут много пунктов. Понятно. Реа-Тарин становится моим заместителем. Обследование проведём мы, лично.
— Как это мило, – заметила я со злостью. – Сдать все анализы, «вымыть ушки» и прочее? Сорок минут надо мной издеваться?
— Всего полчаса, – заметил Хлыст, отрываясь от пульта. Тот сам собой включился, но мне уже не было смешно. – И не только ушки, Май. Все три «пояса», м-м-м... репродуктивные органы и так далее. Если тебе интересно – могу объяснить подробнее.
— Давай, – согласилась я, начиная разоблачаться. – Будешь объяснять по ходу процесса. Я пока ещё плохо разбираюсь в физиологии. А ты прекрасный лектор. Не уложимся с объяснениями в полчаса – сколько Вы ему должны, Реа? Полтора ящика?
— Два, – хищно улыбнулась «тигрица».
— ...отдашь три.
Саванти застонал.
— Время пошло, – добавила я безжалостно.
— Прошу! – Саванти сделал величественный жест, и мы вошли в «пыточную» – кабинет предварительного анализа. – Итак, какие цели преследует анализ крови? Кровь, как известно...
Не думаю, что следует описывать всю процедуру. Все её проходят, самое меньшее три раза за жизнь. Было мерзко. Правда, иногда смешно. И я узнала много не очень приятного о том, что у меня внутри.
И ещё у меня зрело неявное ощущение, что не одному Саванти от меня досталось когда-то. Но я не помню ничего, ничего!

Часть 1. Глава 6. Выступление | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 1. Глава 8. Окончательная блокада

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100