Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 2 глава 5

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 2 глава 5

Часть 2. Глава 4. Следы на песке | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 2. Глава 6. Вкус соли

2.5. Неприятный разговор

Майтенаринн не стала пользоваться главным выходом. Идти по туннелю было неприятно, но обошлось. Ни крыс, ни чего иного. Май покосилась в латунное зеркало-дверь – отражается. На этот раз усмехнулась, людей поблизости не было.
Взгляд в затылок.
«Скат» сам прыгнул в руку.
Тепловой след!
Вопреки здравому смыслу, Май направилась по следам. «Скат» перешёл – самостоятельно – в режим «импульсной оборонительной подсветки». Сине-зелёные лучики «ощупали» пространство впереди, выхватывая мошек, пылинки, прочую мелочь. Подсветка проработала секунды три и отключилась. Что это так «встревожило» пистолет?
Сумеречное зрение возвращалось медленно. Следы чужака... вели к той же двери, из которой сама Майтенаринн вышла не так давно.
Всё ясно. Нервы. Ну ладно, пошли, незачем позориться.

* * *

Дорога к почте – либо три остановки на автобусе, либо минут двадцать пять пешком. Я выбрала второй вариант. Волосы у меня заплетены сейчас по-другому, одета достаточно скромно, диадемы нет. Маскировка получилась отменной: никто не косился, не пытался обратиться. Словно таких, как я, вокруг – сотни (сотни не знаю, десятки – точно есть).
Один раз меня едва не выдали синицы. Начали слетаться... хорошо, по привычке – давней, видимо – сложила в кармашек немного семечек. Вроде бы удалось попросить стайку не устраивать здесь основного представления. Попрошайки...
Спокойно в городе. С точки зрения мирных жителей, нападение на мой дом устроили сообщники убитого в перестрелке прежнего Генерального Прокурора. Обнаружив, что меня нет дома, расстреляли всех тех, кто оказался внутри в тот момент. Меня немного покоробила такая легенда, но что поделать?
Доблестная полиция, естественно, покарала нападавших на месте, благо те сдаваться не собирались.
Дом вскоре начнут отстраивать. За наш... мой счёт. Надо будет кому-нибудь его подарить. Я нескоро смогу проходить мимо этого здания, не испытывая самых разнообразных неприятных чувств.
Примыкающие к Университету улицы северной части города носят названия времён года. На Летней и находится почтовое отделение. Я бы назвала его Дворцом Почты: иного названия эта громада не заслуживает. Здесь проводят зачастую официальные телемосты, а уж сколько народу внутри может пользоваться почтовым отделением по прямому назначению, и подумать страшно.
Что имеет серьёзные неудобства: вряд ли я смогу аккуратно разузнать, кто бы это мог отправить мне оба сообщения.
«Напротив почты» – это где? Тоже мне, конспираторы. Пришлось погулять вокруг. Ага... ну, вполне очевидная подсказка: дупел было много. Но вот дерево позади здания, где наименее людно: пять ветвей – радиально – внизу; две крупных – чуть повыше; совсем тоненькие пять – ещё выше. Пять – два – пять. Как всё просто.
Долго ходила вокруг да около. Зашла даже на почту – сама не знаю, зачем. Вышла. Посидела на скамейке, поглазела по сторонам. И тут...
...обоняние полностью вернулось ко мне. Я только сейчас осознала, что, с момента пробуждения после операции, обоняния у меня словно бы и не было. Важнейшее из чувств после зрения – а может быть, просто важнейшее – почти не действовало.
Как необычно... и пугающе. Я ощутила: та, что последней приближалась к дуплу, торопилась и нервничала. Чего-то сильно опасалась. Что было это примерно двое суток назад – значит, несомненно, была «в цикле» – иначе бы «духи» давно выветрились. А теперь...
А теперь я не одна. Обоняние почти ничего не говорит. Но их много.
— Тахе-тари?
Медленно оборачиваюсь.
Бойцы Чародея. Некоторых знаю в лицо. Точно, прекрасная экипировка – почти невозможно ощутить обонянием особенности их эмоционального состояния.
— Да, к вашим услугам.
— Сожалею. Чародей, ноль-три-два.
Пароль.
— Королева, два-два-один.
— Верно, тахе-тари. Извините. Мы не можем позволить вам этого. Небезопасно.
Никудышный из тебя лазутчик, Майтенаринн.

- - -

Чародей казался невозмутимым. Но я чуяла и видела, что его распирает смех. Ну, давай, выкладывай, я всё стерплю. Сама виновата.
— Не хотел бы выставлять вас в дурном свете, тахе-те, но вынужден заметить, что вы вели себя неблагоразумно.
— Вела себя, как последняя идиотка, – поправила я, поджимая губы.
Чародей снял очки.
— Майтенаринн, – он постучал пальцами по столу. – Отбросим на минутку этикет. Вы мне дороги. Вы спасли моих хороших друзей, не дрогнули под дулом пистолета, не попытались свести последний конфликт к компромиссу. Зачем вы так поступили сегодня? Я уже молчу, что санкции против меня и моих оперативников были бы суровыми...
Да, конечно, об этом я «забыла». Пусть даже Генеральный Прокурор – неплохой мой знакомый. Закон есть закон.
— Вот, смотрите, – Чародей положил на стол «морского конька». Камушек. Я невольно потянулась к тому, что передал мне Дени...
— Очень похожи, – кивнул Чародей. – Это, возможно, приятная новость. А вот неприятная. Чей спектр на камне? Выражаясь по-простому, чьими «духами» пахнет?
— Не знаю... Я её не знаю.
— Верно. Мы тоже не знаем. Но это – та самая девушка, что оставила вам сообщения.
— Сообщения? Но там... только текст...
Чародей рассмеялся.
— Извините, тахе-те. Я полагал, вы догадались. Сообщения были голосовыми. Мы заменили их – вынуждены были, после известных событий. Могу я попросить вас предположить, как должны были бы звучать оба послания? Если вы забыли текст...
— Не забыла.
— Прошу прощения. Представьте состояние отправителя и продиктуйте оба письма. Вот микрофон.
Я продиктовала.
— Спасибо. А теперь... – Чародей вставил другую микрокарту в соседнее гнездо. – Слушайте, как это звучало.
«Королева, я ищу тебя, – шипение и треск. – Нас ещё трое. Она хочет убить всех, – голос чуть дрогнул на слове «всех». – Королева, помни про (пауза) 525, – пауза. – Напротив почты. Жду».
— Вы выбросили слово «жду», – заметила я. – И что?
— Не заметили? – удивился Масстен. – Ещё раз.
Я не сразу осознала, что слышу свой собственный голос. Ну, или голос, неотличимый от моего. Если бы не сидела – так и свалилась бы на пол.
— Послушаем, как сообщили бы его вы.
Не точная копия, признаем прямо, но очень много общего.
— Сестра? – предположила я упавшим голосом. Действительно, дешёвый детектив.
Масстен посерьёзнел.
— Нет, тахе-те. У вас нет сестры. И не было. Голоса очень похожи, но спектр «духов» мало похож на ваш. Есть предположение, что камень оставил... оставила сама «пси».
— Но зачем? – а ведь он может быть прав, подумала я. Что, если дядя... Нет, ни в коем случае! Он не смог бы!
— Понятия не имею, – признался Чародей. – Камень не опасен. Он ваш, тахе-те. Теперь, когда могу чувствовать себя спокойно...
— Вы не чувствуете себя спокойно, – не выдержала я. – Вы чем-то сильно обеспокоены... из-за меня.
— Виноват, – Чародей встал и глубоко поклонился. – Я забываю, с кем имею дело, Светлая. Но прошу... умоляю вас. Не покидайте здание Университета без охраны. Не пытайтесь общаться с окружающим миром вне нашей системы связи. Что-то обратило на вас внимание. Мы уничтожили непосредственную опасность... увы, вместе с некогда дорогими вам людьми. Но я уверен, что это ещё не всё.
— Вы сможете найти её? Если это не покойная «пси»?
— Сделаем всё возможное, – Чародей поклонился. – Не смею вас задерживать. Если у вас ещё вопросы, с удовольствием отвечу. Да, пока не забыл. Запись на вашем телефоне. Я не разобрался до конца, но это – «удавка», несомненно. Выглядело бы, как смерть от естественных причин. Прошу ещё раз – будьте осторожны.
Я поблагодарила его и вышла. Чародей был чем-то напуган, но боялся не за свою жизнь. И не только за мою.

* * *

Вечер, «чайная». Саванти сиял. Сегодня он поставил первую блокаду – не себе, добровольцу. Предварительные испытания окончились ожидаемым (для Саванти) результатом. Действует. Правда, только лет через пятьдесят, по изучении воздействия на два поколения, после бесчисленных проб на «болванах» – биоэлектрохимических моделях - блокаду сертифицируют. До той поры только добровольцы смогут радоваться – или печалиться – тому, что стали первыми, кто пользуется ею.
Реа, Май и Лас сосредоточенно играли в «Крепость». Стиснув зубы, Май пыталась проиграть в «Кленовом листе» не всухую. Реа полушутливо предложила фору, что вызвало у Май настолько презрительный взгляд, что игру минут на десять пришлось прервать.
— Здорово! – признала Реа, когда Май неожиданно выиграла две партии на «листе» подряд. – Жаль, турниры в графстве не проводятся. Быстро учишься, Май!
Май кусала губы, не обращая внимания на довольную Лас.
— Реа, я жульничаю, – жалобно призналась она. – Не знаю, как получается.
Глаза Реа широко раскрылись. Саванти едва не подавился карандашом, который грыз всё это время. Лас подсела поближе, глянула Май в глаза.
— Как это – «жульничаю»? – осведомилась Тигрица. – Мысли читаешь?
Май отрицательно помотала головой.
— Смотри, – она торопливо переставила шашки, воспроизводя одну из предыдущих позиций. – Ты думала выставить здесь «клин». Верно?
— Да, – Реа перестала улыбаться.
— Потом поняла – две «вилки» – отсюда и отсюда – и у меня есть шанс ворваться в главный вход.
— Точно.
— Потом ты подумала... думала... оставить основное заграждение в двух полях от входа. Чтобы не допустить «десанта». Но увидела, что я могу сбросить «лавину» с юга, и вход опять остаётся беззащитным.
Все придвинулись к доске. Морщины легли на лоб Реа. Лас поджала губы.
— Ты подумала, что большого выбора у тебя нет, но я могу пропустить вот этот выпад, – Май показала последний ход, после которого Реа сдалась.
Реа-Тарин подняла взгляд.
— Продолжай, Май.
— Всё. Я просто слежу за твоим взглядом, я успеваю уловить твоё настроение. Честно. Ничего больше! Не знаю, как удаётся угадывать. Мысли я читать не умею.
Лас засопела, словно сердитый ёж.
— Ты... всё это время... Это нечестно, Май!
Май скрестила руки запястьями над головой, опустила взгляд.
— Я играла честно, – упавшим голосом ответила она. – Только в двух последних партиях. Я не хотела!
Реа мрачно посмотрела на покаянно застывшую Май и... рассмеялась. Коснулась обеих ладоней Май. Лас, помедлив, сделала так же.
— Не бери в голову, котёнок, – посоветовала она. – У тебя задатки мастера. Ничего сверхъестественного. Я забыла, что ты можешь быть сильнее, чем я думаю. Давай, Лас, старайся не осматривать свои «войска», не присматриваться к ходам, сохранять спокойствие. Как и учит «Искусство полководца Чёрной и Белой Крепостей».
Лас всё ещё сопела.
— Пусть отворачивается от доски!
Май кивнула, всё ещё с виноватым видом.
— Ладно, мир, – проворчала Ласточка, глаза её улыбались. – Хитрая ты... Играем дальше?
Согласились сделать перерыв на чаепитие. У Саванти звякнул телефон.
— Это Чародей, – сообщил он, помахав стёклами очков вправо-влево. Лас всё ещё смешили эти очки. Точнее, то, что Хлыст вытворял с ними. – Зайду к нему, диагност у нас что-то барахлит. Я скоро.
Все остальные кивнули и подошли к плите. Принялись обсуждать последние две партии.

* * *

— Что такое? – Саванти оглянулся – Чародей пригласил его в лабораторию, «склеп». Один. Ну и обстановка тут у него. Фильмы ужасов снимать можно.
— Хочу посовещаться с тобой, Ани.
Масстен снял очки-фильтры, поморгал. Нельзя носить их подолгу. А что делать?
— Видишь? – он указал на телефон Майтенаринн.
— Вижу. Телефон Май. Что, сломался?
— Да нет. Я считывал с него запись, для анализа. Попросил Май стереть её. Она не знала, как.
— Подумаешь. Я про свой тоже не всё помню, а у меня модель куда проще.
— Да-да. Я человек простой, я включаю терминал и ищу изготовителя. Вот... «Метекваор Ман Таре, электроника и связь». ММТ. Наш основной поставщик.
Саванти оглянулся.
— Побыстрее, там у нас чай готовят.
— Успеешь. Ищу этот телефон в каталоге. Не нахожу. Похожие есть, этого нет. Ну, думаю, родственники Май добыли ей самое последнее, что только было. Звоню в отдел поддержки, так и так, говорю, инструкция нужна.
Саванти ждал продолжения.
— Там говорят, введите код идентификации. Не знаю кода. Ну, ты знаешь этих разъевшихся котов из отдела обслуживания. Скривился, сморщился... вот, говорит, нажимаете так и так... нажали? Что видите?
Саванти наклонился поближе.
— Я ему говорю, что вижу. Не может быть, вы ошиблись. Повторите. Повторяю. Покажите телефон. Показываю – жалко, что ли. Видел бы ты его лицо! Откуда это у вас? Это не моё, говорю, моего хорошего знакомого. Инструкцию потеряли...
Чародей налили себе воды, выпил.
— Этот котяра говорит, оставайтесь на связи, связь за наш счёт. Ладно. Через пять минут прибегает кто-то другой. Просит, очень вежливо, ввести такой-то код. Ну, думаю, сейчас тебя, Мас, подорвут вместе с телефоном – не иначе, какая-то сверхсекретная модель для супер-агентов. Сейчас, говорю, камеру слежения включу. Он серьёзно – конечно, включайте, не помешает. Ладно. Рискнул. Какие-то цифры, буквы. Он так наклонился к экрану... думал, сейчас у меня в комнате вылезет. Записал. Не уходите, говорит, сейчас с вами будет разговаривать глава корпорации. Я гляжу – а канал-то кодируется.
Саванти присвистнул.
— Короче, Ани. Нет такой модели. Не было никогда. Прототип последний – на четыре цифры младше номера модели того, что у Май. Некоторые вещи в ММТ только ещё изобретают, об испытаниях и речи пока не идёт. Знаешь, сколько они предложили за исследование этой коробочки? За молчание?
Чародей написал сумму. Саванти присвистнул, громче. Чуть-чуть меньше годового бюджета графства. Если Министр финансов Союза не врёт.
— Думал, эту их главу корпорации удар хватит. Она поклялась, что никто ничего не узнает. Что речи об утечке коммерческой тайны не идёт – но ситуация в высшей степени необычная. Умоляла позволить ей прибыть лично, с экспертами, для анализа на месте. Забирать телефон не будут. Но нужно, чтобы Май дала согласие. Что бы ты предложил? Я в полной растерянности.
Саванти подумал, почесал голову.
— Май... ей ещё что попало не всучить, потом пожалеешь. Ладно. Давай соорудим легенду о бесплатном обслуживании, о новейшей модели, в таком духе. Чтобы эта... глава ММТ... запомнила, как «первую луну», до конца дней. Когда она хочет появиться?
— Через два часа. Самолёт уже наготове. Надо что-то им сказать.
— Я уже предложил, Мас. Вполне, на мой взгляд, легенда. Да, не забудь, мы с тобой говорили о диагносте.
— Что, опять сбоит? – искренне поразился Масстен.
— Нет, дубина! – огрызнулся Хлыст. – Что я должен был сказать? Май меня слышала. Сиди и запоминай – мы с тобой только про диагност и рассуждали. Ладно, я пошёл. Позвони Май через... тьфу, свистни мне на терминал, в «чайную». Минут через десять. А эти пусть летят.
Он остановился в дверях.
— Никогда ещё не видел главу ММТ... Кстати, а запись-то ты стёр?
— Ясное дело. Что я, совсем деревянный?
Саванти кивнул, улыбнулся.
И удалился.
— Ну, Май, – проворчал он по пути, – как с тобой сложно. Ни соврать, ни приукрасить...

* * *

Саванти появился и ушёл – на обход.
Май как раз удалилась к Чародею – удивлённая таким вниманием к аппарату, когда вернулся Хеваин. Мокрый (на улице моросило) и чем-то немного встревоженный.
— Майтенаринн... здесь?
— Скоро будет, Хеваин, – Реа указала рукой. – Заходите, раздевайтесь. Как съездили?
— Хорошо, спасибо. Правда, выяснил мало. Вот... у меня сложности, тахае-те, – он обвёл взглядом Реа и Лас. – Есть кое-что, что я не стал бы показывать Май. Пока что. Нет-нет, – он заметил негодование на лице Ласточки. – Не подумайте плохого. Вы поймёте. Вот... – он протянул Реа конверт. – Тахе-те, возьмите. Пожалуйста, ознакомьтесь и сделайте выводы. Вам, тахе-те, – Хеваин повернулся к Лас-Таэнин, – это, конечно же, можно и нужно знать. Я думаю, вы тоже поймёте, отчего я встревожен.
— Ознакомлюсь, – кивнула Реа. – Прямо сейчас?
— Нет, необязательно. И ещё. Мне позвонили, что вы, тахе-те, сумели отыскать место, о котором говорил Хельт эс Тонгвер?
Ласточка пожала плечами.
— Только предположение. Но есть ощущение, что верное.
— Туда можно добраться за восемь часов. Я взял на себя смелость заказать два билета. Видите ли, через сутки ураган «Махени» достигнет тех мест. Тогда – только через неделю.
Ласточка кивнула. Траур... нет, нельзя.
— Надеюсь, что Майтенаринн не рассердится. Я полетел бы с удовольствием, но я не знаю Ронно. Могу я надеяться, тахе-тари Лас-Таэнин...
Ласточка выпрямилась.
— Я должна быть с Май. Давайте подождём её. Когда самолёт?
— Если решите ехать – есть ещё сорок минут.
Май пришла через десять минут, чем-то взволнованная. Ничего страшного, поняла Реа... что-то даже приятное. Отчасти. Ладно, потом.
Хеваин вкратце ввёл её в курс дела.
Глаза Май загорелись.
— Вы молодец... спасибо, Хеваин! – она встала перед ним на колено. Выпрямилась. Корреспондент смутился.
— У меня много хороших друзей, тахе-те...
— Прошу вас... Май.
— Май, спасибо. Надо принимать решение.
Майтенаринн задумалась. Так хочется всё бросить, уехать, поглядеть самой. Она заметила, что Тигрица пристально смотрит на неё, не выдавая никаких эмоций.
Нет, Май. Уймись. У тебя обязательства перед людьми. Ты уже не вздорная девчонка... иногда. Откажись.
— Хеваин, извините. У меня обязательства перед людьми. Я прошу вас отправиться с Лас-Таэнин. – Хеваин кивнул. – Ласточка, – Май присела перед ней. – Пожалуйста. Вот, – она передала черноволосой «конька» Дени и его последнюю записку. Лас молча приняла, взглянула в глаза Майтенаринн, обняла её голову. Постояла. Отошла и кивнула.
— Хорошо, Май. С удовольствием.
— Будьте осторожны, – Май поднялась на ноги. Боковым зрением увидела, как Тигрица слегка кивнула. – Лас, попроси, чтобы вам выдали телефоны. Позвоните мне сюда, чтобы выпустили без задержки. И пожалуйста, держите меня в курсе. Сколько времени это займёт?
Хеваин поднял голову.
— Думаю, часов восемь – в одну сторону. Ну и осмотр на месте. Территория формально ничья, проблемы могут быть только с населением острова. Но остров должен быть необитаем.
Когда они ушли, Май вопросительно взглянула в глаза Тигрицы.
— Растёшь, котёнок, – отозвалась та серьёзно. – Не знаю, могу ли я высказаться.
— Можешь.
Реа улыбнулась.
— Ты поступила правильно. Что там у тебя за встреча? Можно полюбопытствовать?
Майтенаринн пожала плечами.
— ММТ хочет выслать экспертов для осмотра моего телефона. Обслуживание по высшему разряду.
Тигрица усмехнулась.
— Да уж... Ну ладно, пусть. Пойдёшь туда?
— Схожу ненадолго. Устала я, Реа. Можно, потом здесь посижу? Нужно подтвердить визы для Лас и Хеваина.
— Разумеется. У нас ещё партия не окончена, доиграем после.

Часть 2. Глава 4. Следы на песке | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 2. Глава 6. Вкус соли

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100