Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 5

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 5

Часть 3. Глава 4. Тень теней | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 6. Подземная паутина

3.5. Правила игры

Вечером появился Масстен. Чародей был ещё слаб, но уже мог ходить, и – о чудо! – улыбался. Он долго смотрел на многозначительно усмехающуюся Тень, отвернулся.
Выпили – кому что было позволено – за здоровье Чародея. Долго хвалили Саванти. Хлыст был сильно смущён, то и дело поглядывал на Майтенаринн. Та делала вид, что не замечает.
Наконец, Май поднялась. Напряжение, исходившее от Реа, было непереносимым.
— Хеваин... Ани, Гриф, Чародей. Если не возражаете – мы устроим небольшой девичник. Мы скоро вернёмся. Не уходите, ладно?
Те кивнули.
— Мужчинам всегда есть, о чём поболтать, – пропела Тень, двигаясь бесшумно и изящно.
Они прошли в комнату отдыха. Ту самую. Ласточка вздохнула, когда двери закрылись за ними.
— Тень, – Май подняла взгляд и та, к которой обращались, выжидающе взглянула в глаза. – Можешь стать самой собой. Покажи нам, как ты выглядишь. Я разрешаю.
Тень кивнула, отвернулась, присела... через несколько секунд на Реа, Лас и Май уже глядела известная Хеваину веснушчатая рыжеволосая Эсстер. Взгляд её оставался взглядом Тени – иронический, немного издевательский.
— Говори, Реа, – Май не отводила взгляда от Тени.
— Я не доверяю ей, – с трудом произнесла Тигрица. – Не скрою, есть и личные причины. Но она... она непостоянна, мы не можем ей верить. Я не могу, Королева. Прости.
Тень не изменилась в лице.
— Говори, Тень.
— Госпожа... – Тень оглянулась. – Реа... мне повторить рассказ?
— Май.
— Что, Госпожа?
— Обращайся ко мне «Май». По имени.
Тень побледнела.
— Правило, Госпожа... Королева. Я не смею. Это смерть. Окончательная, настоящая.
— Это Правило не вредно отменить. Я не помню такого Правила. Оно больше не действует.
Тень медлила... опустила взгляд.
— Ты не повинуешься, Тень? – спокойно поинтересовалась Майтенаринн.
Тень рухнула на колени так, словно ей отсекли ноги.
— Нет... – на лице её проступил ужас. – Я повинуюсь, повинуюсь, Госпожа... – Тень закрыла глаза. – Май...
Никто не шелохнулся.
Тень сделала глубокий вдох, прижала руку к груди.
— Я жива... – прошептала она. Подняла на Майтенаринн взгляд, полный восхищения. Обняла колени Королевы, замерла.
— Встань, Эсстер, – попросила та тихонько.
Тень медленно встала на ноги.
— Ведьма, – голос Тени дрогнул. – Она... она будет знать, если моё имя...
— Это Правило тоже придумала Ведьма, Тень. Отныне оно не имеет силы.
— Спасибо... Май. Хорошо. Слушайте.

- - -

— Как ты могла? – спросила Лас тихонько. – Тень... Эсстер. Это ужасно. Как ты смогла сделать такое?
Тень покосилась на Ласточку.
— Лас... Ты знаешь, что такое – быть Тенью?
— Нет. Но то, что ты сделала...
— Реа, хочешь узнать это? Это страшно, предупреждаю.
— Нет, – хрипло ответила Тигрица. – Никогда.
— Лас, может быть, рискнёшь? Ты всё поймёшь.
Лас-Таэнин долго глядела на Тень. Взглянула на Май. Та кивнула.
— Если не боишься, Ласточка.
Лас сделала шаг вперёд.
— Давай, – разрешила она.
Тень поманила её туда, где на полу находился густой ковёр. Мягко вынудила опуститься на колени. Встала позади.
— Ой, я забыла. Ты не... никогда не позволяешь «гладить за ушками».
— Никогда, – подтвердила Лас холодно.
— Зря, – проворковала Тень. – Много потеряла, много...
Лас молча поднялась и направилась к двери.
— Лас...
Лас продолжала идти.
— Лас-Таэнин эр Тегарон.
Лас остановилась, оглянулась. Тень стояла на коленях, склонив голову.
— Не надо... Я неудачно пошутила. Больше не повторится.
Лас вернулась. Медленно опустилась перед Тенью.
— Тогда так, – Тень некоторое время была в раздумии. – Тебя мы трогать не будем, сама сделаешь. – Она сняла куртку, блузку, осталась в положенном правилами приличия «светлом поясе» – закрывающем почти весь живот, часть спины.
— Essen valei haiteni, – указала Тень на свою голову. Лас непонимающе оглянулась.
Реа подошла к ним.
— «Котёнку моют голову», – пояснила она. – Сейчас... нет, не снимай перчатки.
Реа положила пальцы левой руки Лас на затылок Тени, указала, куда какой. Лас наклонилась, запоминая, кивнула. Точно так же Реа положила правую ладонь Лас между лопаток Тени.
— Немного не так, – отозвалась Тень, не поднимая головы. – Мизинец... на одну четвёртую «куан» выше и правее.
— Там нет активной точки, – возразила Реа ровно.
— Лас... Реа знает об этом всё, но сделай, как я сказала.
Реа пожала плечами, сдвинула мизинец Ласточки.
— Лас, запомнила?
Та кивнула.
— Теперь снимай перчатки. Когда я... наклоню голову, пальцы должны быть на местах.
— Что делать?
— Ничего. Ждать. Можешь повторять вот эту фразу, – Тень шепнула Лас на ухо. – Размеренно, медленно.
Лас усмехнулась. «Ven Sinn eraide ahn tva Rei...» – «Я Тень, мне служит мрак...»
Тень протянула руку к накидке Лас, к верхней пуговице. Та поймала её руку, не изменяя выражения лица.
— Только две пуговицы, Лас. Только две верхних пуговицы.
Ласточка, сохраняя невозмутимость, расстегнула их сама.
— Готова?
Лас кивнула, сняла перчатки, положила руки. Тень вздрогнула.
Медленно подняла голову так, чтобы коснуться подбородка Лас.
Замерла, закрыв глаза.
Лас закрыла глаза, губы её чуть шевелились.
В комнате стало сумрачно. Холодом повеяло от Лас и Тени.
Очертания Лас исказились. Реа бросилась к ней, Майтенаринн поймала её.
— Она знает, что делает.
Тень рывком отстранилась, тяжело дыша. Лас непонимающе глядела на неё.
— Что чувствуешь, Лас? – спросила Эсстер, поднимаясь на ноги.
Ласточка смутилась. Прижала ладонь к животу.
— Тепло... Отсюда и выше.
— Получилось, – заметила Тень. – Теперь встань. Нет, ничего делать не надо. Просто смотри мне в глаза. Будет страшно – крикни, всё сразу же кончится. Ясно?
Лас-Таэнин кивнула.
Тень замерла напротив неё, на расстоянии двух шагов.
— Повторяй, – велела Тень. – Я Тень, мне служит мрак...
— ...мне служит мрак, мне солнце – враг...
— Мне ваши тени...
— ...открывают все секреты...
— Я Тень...
— ...я сею страх у вас в сердцах...
— Склонись, я пощажу! – воскликнула Тень, указывая рукой на Лас. Та замерла, склонила голову.
Реа прижала ладонь к губам. Если бы Тень не была выше ростом, если бы они с Лас были одинаково одеты...
Две Лас-Таэнин. Но настоящая... о небеса... ничего. Ни эмоций, ни запаха – пустота.
— Подойди ко мне, – велела Тень. Лас повиновалась.
— Сядь.
Послушно опустилась на пол.
— Возьми, – Тень протянула Лас острый нож.
— Тень, – Реа сделала шаг. – Если ты...
— Она не пострадает, – заметила Тень. – Королева, я клянусь жизнью.
Май кивнула, хоть и побледнела.
— Ты Тень, – Тень вручила нож Лас. – Ты не подвержена смерти. Покажи!
Лас послушно размахнулась и вонзила нож себе в сердце.
Тут же рывком извлекла его из раны.
Закричала... страшно закричала, падая на пол.
Реа кинулась к ней, расстёгивая накидку, злобно глядя на обретшую свой, личный облик, Тень.
Реа не верила глазам. Рана за несколько секунд стала таким же серебристым шрамом, что был у самой Тени. Шрам сходил на глазах. Реа ещё раз осмотрела тяжело дышащую Лас-Таэнин, застегнула на ней накидку, помогла подняться на ноги. Лас, настоящая. Нет жуткой пустоты. Есть ужас, жалость, боль...
Лас глядела Тени в глаза, прижимая руку к сердцу. К кровавому пятну на одежде.
— Так Тень чувствует себя, когда ей управляют, – Тень оставалась невозмутимой. – Ты была в моей власти всего три минуты, Лас. Я не знала свободы много лет. Ты умерла всего лишь раз, быстрой смертью. Я умирала сотни раз. Иногда – долго, чтобы развлечь Ведьму.
— Что... что с тобой было? – голос Реа дрогнул.
— Чернота... – отозвалась Ласточка. – Нет опоры, ничего нет. Я вся на виду. Меня тянут, тянут... вынуждают... Я не могу, не спрашивай, – она закрыла лицо руками.
Реа долго смотрела на Тень.
— Если я должна извиниться, скажи.
Тень уселась на ковёр, потёрла глаза.
— Нет, Реа. Это как снежная лавина. Меня снесла одна. Ты попала под другую. Май... нужно успеть остановить ещё одну.
Майтенаринн кивнула.
— Слушай меня, Тень, – Эсстер вскочила на ноги, встала перед ней.
— Можешь быть самой собой. Ты не должна вводить в заблуждение моих друзей. Если ты на нашей стороне, ответишь на все вопросы. Если хочешь что-то сохранить в тайне – попроси об этом.
— Слушаюсь, Май.
— Нам лучше вернуться. Время уходит. Реа... ты доверяешь ей? Теперь?
— Да, Королева. Она права, это – лавина. Но есть вещи, которые я всё равно не смогу простить.
Тень опустила голову.
— Да, Тигра.
Май и Реа направились к выходу.
Лас подошла к Тени, прикоснулась пальцами к её правой щеке.
— Мне жаль, что так получилось, Тень. Честно.
Эсстер присела, придерживая пальцы Лас у себя на щеке.
— Спасибо. Я привыкла, Лас. Я хочу увидеть Ведьму... показать, что мрак не на её стороне. И научить законам гостеприимства.

- - -

— Заговор Восьми, – повторил Масстен мечтательно. – Так его назовут, когда нас арестуют. Мы сошли с ума, это точно.
Гриф пошевелился.
— Убежище, о котором вы говорили, Эсстер, – Тень подняла взгляд. – Там уже никого нет. – Спокойно, – он поднял руку. – Объект... Ведьма... была там недавно. Судя по тому, что мы обнаружили, у неё очень плохо со здоровьем. Вероятно, с рассудком. К сожалению, под Тегароном полным-полно пещер. Пока не удалось проследить её путь.
— Следы, – произнесла Тень. – Следы на поверхности. Там, где она появится, всё будет сохнуть, люди будут раздражительны, птицы покинут гнёзда. Если она выйдет за пределы графства... если попадёт в место, где Светлую не почитают, нам будет очень весело. Никакого Праздника не потребуется.
— Что мы, собственно, хотим? – осведомился Саванти. – Убить её? Теоретически, если навести боеголовку мощности в 5-6 тысяч, точечной фокусировки – никакая пещера не спасёт. Здешние пещеры не очень глубоки.
— Не соглашусь, – Хеваин покачал головой. – Не забывайте, я прошёл почти всю Гражданскую.
— Ани, – Масстен побарабанил пальцами по столу. – После «Ската» я уже ничему не удивлюсь, но... У тебя есть личная военная база?
— Ладно, – проворчал Саванти. – Уж и помечтать нельзя. Так что мы хотим?
— Её нельзя убивать, – заявила Тень. – Так, как вы это понимаете. Это будет что-то ужасное.
— Что тогда? – осведомилась Реа. – Будем ходить по пятам и перевоспитывать?
Тень подошла к креслу Реа.
— Она оставила много сюрпризов. Все они сработают, если её убьют. Хочешь её убить, разорвать на части? Я – хочу. Я берусь её выследить. А вы тем временем нарисуете новые карты мира. Тегарон там можно не указывать.
— Мы должны её полюбить всей душой, Ведьма исправится, всё окончится, – иронически заметил Гриф.
Тень мрачно воззрилась на него.
Масстен кашлянул.
— Эсстер, вам придётся рассказать всё о... Ведьме. Что она могла оставить? Чего следует опасаться?
— Расскажу, – кивнула Тень. – Только верните мне рыбку.
— ?
— «Ската». Обожаю его. Последняя марка, специально добывала.
Саванти и Масстен переглянулись. «Скат-Т2» исчез под курткой Тени, та погладила его, «уговаривая» стать неприметным.
Тень глубоко вздохнула.
— Она оставила много интересного. Я знаю, что-то есть в Левватен. Но начните с личной охраны Её Светлости. Когда-то Ведьма собиралась сделать из Её Светлости особую, самую ценную «куклу».
— Это невозможно! – возразил Масстен. – Там всё чисто!
— Да? Прочитайте им... – Тень продекламировала строки одного из указов о наступающем Празднике Возрождения. – Только так, чтобы их было не более двух или трёх одновременно. Это должно было сработать на Празднике. Я расскажу про другие ловушки. Чуть позже.
Реа поманила Майтенаринн и Лас-Таэнин в сторонку.
— Май, Лас. Отдохните. Вам очень надо. Тебе, Ласточка, особенно. Мы что-нибудь придумаем, слово.
Майтенаринн кивнула.

* * *

Траур отучает думать от первого лица. Иногда это полезно. Голова немного отдохнула... Если бы не страшная история о семье Реа... Бедная Тигрица. Да и Тень – я не могу уже назвать её «злодейкой». Лавина...
Когда я вернулась, чтобы взглянуть на терминал (всё больше сообщений; ох, несчастная я – только и дел будет, ездить из города в город), Ласточка уже обосновалась в кресле. С медвежонком. Я снова прикрыла её пледом. Отдыхай, птица. Она улыбалась во сне. Иногда губы её произносили имя – я знала, чьё. Поговори с ней, Дени. О чём-нибудь приятном. Если по ту сторону есть приятные темы для разговора.
Кто-то за дверью. Но откуда я об этом знаю?
Подошла к входной двери, открыла её.
Тень.
В моём облике.
— Заходи, – я впустила её. – Лас... там...
— Знаю, Гос... Май. Я не потревожу её.
— Что ты хотела?
Тень удивилась.
— Я Тень... быть рядом с вами, Госпожа... Май.
Мои апартаменты превращаются в постоялый двор.
Мы прошли через кабинет. Лас пошевелилась в кресле, но не проснулась. Я села у кровати.
— Давно ты живёшь рядом со мной?
Она не удивилась.
— Давно, Май. У ваших ног – почти пять лет.
— «У твоих».
— Простите?
— Если обращаешься «Май», можешь говорить мне «ты».
— Спасибо, Май. Я следила, чтобы ты ни с кем не говорила, чтобы пила таблетки. Кроме того... У Ведьмы давно уже нелады с памятью. Иногда она приказывала дать только одну таблетку – ты ходила весь вечер злая, сонная. Иногда давала три. Тогда ты бредила... я выходила вместо тебя.
Я вспомнила жуткое «эхо» в номере у Лас.
— Лас... её напугала ты? Или сама Ведьма?
— Я. Малышка неплохо поработала кинжалом. Она храбрая, Май. Многие не пережили такого визита.
— Эсстер, что ты помнишь об острове?
— Ничего. Ведьма приказала забыть. Я забыла.
Я налила воды, ей и себе. Тень выпила, кивнула.
— Спите, Госпожа. Я приду утром. Не буду сидеть рядом – вижу, вам неприятно.
— Ты хотела о чём-то попросить.
— Да, Госпожа. Когда всё кончится, отпустите меня. А лучше – прикажите умереть. Я устала быть чудовищем.
— Я отпущу тебя сейчас. Хочешь?
— Нет. Она снова придумает способ. Она отыщет меня. Я слишком ценный инструмент, Госпожа.
— Май.
— Май. Больше ни одной просьбы. Никогда. Только эта.
Я кивнула.
— Спасибо, – она коротко поклонилась и словно испарилась.
Привыкай, Май, спать в кресле. Спать одетой.

* * *

— Ладно, давайте всё-таки мыслить последовательно.
Масстен выбросил обёртку из-под очередной пачки печенья в корзину. Промахнулся.
— Мы имеем дело с уникальным явлением. «Пси», у которой совершенно необычный, трудно объяснимый потенциал. Но мы не в состоянии разыгрывать битву добра со злом и гоняться за ней по всему свету. Надо объяснять, почему? Мои полномочия ограничены Университетом. В мои обязанности не входит охота на сказочных персонажей. Теперь, когда мы – личная охрана Светлой, полномочий стало больше. Но я даже отдалённо не предполагаю ловить Миа...
— Ведьму, – резко перебила его Тень.
— Ведьму. Не предполагаю ловить Ведьму на Светлую. Я видел, что было у меня в лаборатории. У Хеваина получилась отличная запись. Кое-что запечатлелось на моих следящих камерах. Это – факты, как сказал бы Саванти. То, что я успел измерить... долго объяснять, но это потрясающе. Маленький пример. Я слышал, что на последней конференции по физике пространства уже кто-то высказывал мысли о мгновенном переносе материи между двумя произвольными частями пространства. Мы видели этот перенос. Своими глазами. Вот, – Чародей показал стеклянную банку. – Этот камень был под ногами у Ведьмы, перед тем, как взорвалось зеркало. На записи прекрасно видно, как взрывом его занесло к нам.
— Чародей, – Реа пошевелилась. – Может, не станем предавать это огласке немедленно? Знаешь, что здесь начнётся?
— О том и речь. Засекретить всё, что успеем. Придётся обратиться к Её Светлости. Альтернатива – Союзные службы, но тогда засекретят и нас самих. Между прочим... Май, по нашей классификации – «пси»-десять. Неинициированная, стихийная. Вот так.
— Почему бы не объявить о бегстве опасного «пси» как Союзным службам, так и сопредельным государствам? – заметил Гриф. – Не вдаваясь в подробности.
— Она должна быть поймана живой, – напомнила Тень. – Да, забыла спросить, меня вы на исследования отдавать не собираетесь? Я тоже – сказочный персонаж. Что? Собираетесь? Тогда знайте: я не дамся.
— Боюсь, Эсстер, что рано или поздно...
— Чародей, вы меня уже пытались поймать. Мост через Левае, помните? Три года назад. Знаменитое ограбление банка.
Масстен крепко зажмурился, помотал головой.
— Великая Матерь. Да что в этом мире происходит? Слушайте, Тень, вы хоть кому-нибудь не напакостили?
— Не знаю, не интересовалась.
— Да, раз уж заговорили – зачем вам было столько денег?
— Жизнь дорожает, – пожала плечами Тень. – Правда, почти все деньги прибрала Ведьма. Подробности у неё.
— Извините, – Хеваин поднял руку. – Можно подвести предварительный итог?
Все остальные замолчали.
— Вот сведения о тех, кто был, по словам Майтенаринн, на Aef семнадцать лет назад. Собраны покойным Хельтом эс Тонгвер. Вот примерное описание того, как Ведьма «программирует» людей, кто подвергся обработке, какой и для чего. По словам Эсстер, у Ведьмы обширная агентура и «спящие куклы» по всему свету. Это – совершенно открытые материалы, я бы поделился ими со всеми специальными службами. Дело нешуточное. Можно мечтать о поединке с Ведьмой, но если она, например, возьмёт под контроль хотя бы одну ракетную базу или авианосец... а она может... или станцию противоракетных спутников... сами понимаете.
Хеваин оглядел аудиторию.
— Я согласен с Масстеном Каро, надо обратиться к Её Светлости. Рассказать, что сочтём необходимым, не переходя за грань реальности. Попросить содействия.
Возражений не было.
— Тем временем использовать... нетрадиционные средства поиска Ведьмы, – Хеваин взглянул на Тень, та кивнула с довольным видом. – Изучать то, что попало к нам в руки. Прежде всего – то, что удалось сделать Майтенаринн. Чародей, вы говорили, что те из бойцов, кто присутствовал при Тёмной луне, приобрели иммунитет к «пси»-атакам покойной Ройсан? Это может пригодиться.
— Это мысль, – Гриф оживился. – Надо подумать, когда и если Майтенаринн... Светлая сможет провести несколько опытов.
— Пока всё, – Хеваин. – Я свёл воедино всё, что уже высказывалось. Добавил немного от себя. Да, я бы принял все меры, чтобы Светлая не покидала Тегарон надолго. Я правильно понял, Эсстер?
Тень кивнула.
— Что скажете?
— Блокада, – Саванти поднял голову. – Не кривись, Реа, я серьёзно. Моя блокада может серьёзно помочь. Я читал отчёты о том, как Ведьма действует на своих «кукол». Ей не нужно быть вплотную к жертве, чтобы «взять» её. Можно отчасти обезопасить себя от немедленного подчинения, поставив блокаду. «Верхний пояс» трогать необязательно, достаточно среднего. Проклятье, нет времени на исследования.
— Зато, боюсь, полевых испытаний будет – не обрадуешься, – Гриф встал. – Запиши меня в добровольцы, Ани. Масстен, завтра я свяжусь с департаментом безопасности Её Светлости и Отделом чрезвычайных ситуаций Союза. Передам открытые данные.
Чародей кивнул.
— Завтра же проверим охрану Её Светлости. Внедрим людей из «пси»-отдела.
— Внедрите меня, – предложила Тень. – Я умею вести себя! – она перехватила взгляд Реа. – Я смогу защитить Её Светлость. От кого угодно из «кукол».
— Согласна, – кивнула Реа. – Но Май... ей тоже нужна охрана. И, да простит меня Её Светлость, я бы охраняла в первую очередь Май.
— Нет, – возразила Тень. – Королева нужна ей живой. А вот тем, кто рядом с Май, я не завидую. Не смейтесь, Саванти.
Чародей и Гриф переглянулись.
— Ладно, – Чародей поднялся. – Завтра утром продолжим. Есть ведь и текущие дела. Прошу всех получить телефоны с закрытым каналом связи. Прочий минимум сигнального оборудования. И, раз уж мы устроили заговор, отчитываемся во всём каждый день.
— Бюрократы, – недовольно поморщилась Реа. – Даже битву со злом надо документально подтверждать и санкционировать. Ну ладно, всем спокойной ночи.

- - -

У порога своих апартаментов Реа обернулась. Тень.
— Что тебе? – осведомилась Тигрица.
— Ничего. Просто шла следом. Тигра... она не злая.
— Хватит, Эсстер.
— Она просто делает, что хочет. Я же ведь и её Тень. Я помню её, её мысли.
Эсстер помедлила и, не отворачиваясь на этот раз, постепенно приняла облик Мианнесит. Правда, оставила рыжие волосы. Реа, ощущая, что мурашки проползают по коже, медленно обошла вокруг Тени.
— Почему волосы... она ведь не рыжая?
Эсстер уже приняла собственный облик.
— Если я попытаюсь стать ею полностью, Тигра... Я стану. Полностью. Не думаю, что это получится более одного раза – я впущу её сюда.
Глаза Реа загорелись.
— И не мечтай. Её не застать этим врасплох. Никто из нас не успеет даже пошевелиться, Воин. Если кто и может победить Ведьму при встрече, это Королева.
— Эсстер, ты сошла с ума. Май... ей ещё учиться и учиться. Она добрая, в подлинном смысле, но совсем ещё ребёнок. Она не сможет защитить себя.
Тень пожала плечами.
— Тогда мы стараемся напрасно. Спокойной ночи, сестра.
— Сестра?
— Тебя зовут Реа-Тарин Левватен эс Метуар эс ан Тегарон? Мы обе – дочери баронессы.
Реа долго глядела Тени в глаза. Потом кивнула.
— Спокойной ночи, Эсстер... сестра.

Часть 3. Глава 4. Тень теней | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 6. Подземная паутина

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100