Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 6

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 6

Часть 3. Глава 5. Правила игры | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 7. Белая башня

3.6. Подземная паутина

— Эсстер, Реа, – Гриф появился в кабинете, встал у входа. – Нет, спасибо, я уже завтракал. Вас будут ждать в резиденции Её Светлости сегодня в час пополудни. Мы проведём – осторожно – исследование, о котором говорили вчера. Не забудьте заполнить бумаги и получить оружие.
— Спасибо, Гриф.
Он кивнул и вышел.
— Эсстер, у вас нет аппетита? – Хеваин поднял взгляд. Тень лениво ковыряла вилкой в тарелке.
— Хочу бифштексов с кровью, – мрачно отозвалась та. – «Не положено, не положено»... Надоело мне желудок портить. Вот как меня Реа накормила тогда... просто сказка.
— Дождись вечера, – посоветовала Реа. – Будет тебе и мясо, и кровь, если захочешь.
— Правда? – подняла взгляд Тень. Получила утвердительный кивок и... справилась с завтраком раньше всех.
— Реа, – Саванти поднял взгляд. – До того, как отправитесь к Её Светлости... у меня кончаются реактивы. Ты обычно их доставала, поможешь? Если занята – скажи, к кому обращаться. Я отправил заявку, но её неделю будут со стола на стол перекладывать.
— Сделаем, Ани, – кивнула Тигрица. – Эсстер, вот, выпей таблетки. Не строй глазки, не поможет. Ясная голова не помешает.
— Заботливые вы мои, – Тень поднялась, сладко потянулась. – Давай лучше я тебя стрельбе немного поучу. Ну ладно, ладно. – Взяла таблетки с ладони у Реа, запила водой. – Отдала бы весь флакон, да и всё.
— Я уже отдавала. Только таблетки отчего-то стали мятными.
Тень пожала плечами.
— Мятные вкуснее. Всё, молчу. Буду хорошей девочкой. Ну что, в тир сходим?
— Съезжу с Ани, потом сходим. Если успею.
— Ладно, начну без тебя. Принесу Май и Лас завтрак и начну. Всем пока!
— Если я нужен, – Хеваин поднялся, забрал папку с бумагами, – я в библиотеке.

* * *

Третий день.
Я уже привыкла ни о чём не беспокоиться, двигаться, куда ноги сами меня приведут. Не могу сказать, что начинала чувствовать себя хорошо в траурном облачении. Но мысли это упорядочивало здорово.
Куда сегодня? Лас обычно приходит к могиле Дени, потом возвращается в парк. Я тоже подойду к могиле... и прогуляюсь по городу. Завтра у меня дел будет – не счесть. Появилась одна идея. Не очень умная, вероятно, но, может, удастся немного успокоить совесть. Опять буду делать добро вопреки желаниям тех, кому делаю.
Думай, Светлая. Ведьму нельзя убить, это вызовет небывалые беды. Кто сказал? Ещё одно из её Правил? Или она действительно так загадывала?
Мы играли, играли несколько часов. Мы все были довольны, даже Ведьма. Самой довольной была Тень. Сущее наказание... постоянно что-то придумывала, строила идеи одна нелепее другой. Но как она нас смешила. Но ведь это игра, игра! Отчего это всё становится действительностью?
Я боюсь. Не все это знают, но я боюсь такой действительности.
...Лас сказала, по секрету, что дядю Хельта должны похоронить на Кладбище Северного Моря, в Роан. Оказывается, дядя сделал что-то для дома Вантар. Как тесен мир.
Ой... это она, Лас. Нет. Хорошо, что я не пересекла границы, не нарушила запрет. Сиди, Ласточка, твоё право. Я подожду. Я не успела увидеть твоего лица, траур не осквернён.
Отойду подальше, в лес. Мне торопиться некуда.
Когда я оглянулась, увидела знакомый завтрак... поднос – на нём кувшинчик с водой, хлеб, салфетка... Красная роза, дикая роза. Я выронила её вчера, когда снимала траурную накидку. Тень... я знаю, это ты.
Цветок не завял. Я помню, Дени... Я не забываю.

* * *

Лас взялась за колючую ветвь. Мир потемнел, солнце пропало с небес, птицы умолкли. Её не пускали сюда надолго. Если сжать руку, напоить дерево кровью – можно продержаться дольше. Но кто-то, чьи тёплые руки иногда опускались на плечи, страдал оттого, что страдала она. Третий день – и вновь несколько минут пребывания непонятно где. Университет, хоть и прививал ироническое отношение к суевериям, не помешал Лас воспринимать то, что происходит, как оно есть. Нелепо гадать «может быть или не может быть», когда вот оно, происходит.
Нельзя шевелиться. Тут же выбросит назад. Нельзя оборачиваться, издавать ни звука. Выбросит. Может быть, пустит ещё раз... а может быть, заставит ждать несколько часов.
Дени, почему ты не сказал, что был Слугой?
Тайна, Лас... Есть тайны, которые убивают.
Шёпот? Или её собственные мысли? Темно вокруг. Глаза здесь мало на что пригодны.
Кто ещё здесь? Кто связан с Aef? Маленький островок. Детей до «первой луны» положено воспитывать вдали от родителей. Почти повсюду положено. Конечно, простолюдины не могут такого позволить, оттого и остаются их потомки такими же простолюдинами.
Теариан-то Сагари? Великий Видящий, Вы тоже здесь?
Молчание.
Тихий шелест.
Дайте же знак. Я прочла Ваши труды, я многое поняла из того, что Вам открывалось. Откройте же мне хоть что-то. Зачем Хельт эс Тонгвер выбрал Ваше стихотворение? Или это Вы выбрали Хельта? Для чего?
Безмолвие.
Хельт эс Тонгвер, дважды умерший, где Вы сейчас?
Не тревожь их, птица...
Дени?
Я, Лас. Вы почти всё знаете, вы сами всё поймёте.
Спасибо, Дени...
Лас закрыла глаза.
Когда открыла их – жаркий день, безлюдная гора. Кто-то вновь позаботился о том, чтобы было, чем приглушить голод. Спасибо...

* * *

Реа говорила по телефону, Саванти сидел за рулём «тура». Где угодно пройдёт, даром что неказистый. Тегарон – страна великих гор и неухоженных дорог. Куда их отправят?
Реа кивнула, дала отбой, вышла на улицу.
— Поехали. В Горрет. Часа за два успеем. У них есть почти всё, что нужно... Хотя нет. Дай-ка, сяду за руль.
— Стоит один только раз задеть дерево...
— Ани, не начинай. Я знаю короткую дорогу. Ты снова будешь петлять полдня, а у нас с Эсстер дела.
Хлыст пожал плечами, подчинился.
— Машину почему не заправил? – поинтересовалась Реа.
— Знаешь... тебе подарили, ты и...
— Подарили мне, ездишь обычно ты. Ладно, на сегодня хватит.
За городом Реа неожиданно свернула в лес. Выбирала одну тропинку за другой, бесстрашно поворачивала вплотную к оврагам. Саванти, подумав, застегнул ремень безопасности.
— Твои краткие дороги! Что-то ты здесь раньше не ездила.
— Решила попробовать. В случае чего ошибусь, но немного.
Саванти молчал, с наслаждением вдыхая лесной воздух.
— Слушай... Эсстер что, действительно твоя сестра?
— Сводная. Так получается.
— Ничего себе клубок. Масстен точит зубы – хочет хотя бы раз заснять что-нибудь из её похождений на следящую аппаратуру.
— Осторожнее с ней... что хочет, то и делает. Пять с лишним лет не знала свободы, сам понимаешь. Всё время на грани. Кого-то из дежурных вчера «угладила» чуть не насмерть.
Саванти рассмеялся.
— Не надо было подпускать. Что, будешь делать внушение?
— Кому именно?
Саванти задумался. Действительно, кому? Тень и с ним говорила... только что не мурлыкала и щёчкой не тёрлась. Ну, блокада помогает, тереться она может сколько угодно. Проверяет на прочность?
— Обоим. Отправь ко мне «пострадавшего», посмотрим.
Реа кивнула.
— Вот – говорила же, успеем.
Саванти непонимающе оглянулся. Лес... когда он успел кончиться? Горрет стоит на вершине старой плоской горы, лес начинается километрах в трёх. Что, он заснул?
Ну ладно.
Они зашли на склад и, действительно, взяли почти всё. Оставалось только два наименования.
— За этим – в Райтео, – пояснила Тигрица. – А неплохо мы добрались. Слушай, сейчас успеем и в Райтео. Пристёгивайся...
— Что, снова хочешь срезать?
— Ясное дело. Будет трясти.
... – Что-то я не понял, – начальник склада реактивов посмотрел на часы. – Откуда они звонили? Из Университета?
— По её словам, да, – пожал плечами дежурный. – Правда, связь мобильная, говорить могли откуда угодно.
— Ясно, – начальник проводил взглядом удаляющийся «тур» – пыльный столб – и вернулся к рабочему месту. – Я уж подумал, у них свой самолёт появился.

* * *

Как странно. Майтенаринн попыталась вновь увидеть «тёмный мир», прикоснувшись к стволу шиповника над могилой Дени, но – ничего не случилось. Ворота заперты. Вчера она что-то видела, или слышала. Чувствовала. Что-то близко. И хотела сжать пальцы, дать крови стечь по ветвям, и боялась. Что-то близко, но не хочет впускать её. Ладно. Умерим амбиции. Не пускают – значит, имеют право. Буду приходить сюда вновь и вновь. Захотят – поговорят. Лас... она что-то знает, несомненно. Но замыкается, стоит только упомянуть об этом кусте. В городе все возбуждены этим чудом, многие подходят и смотрят, смотрят...
Цветков на шиповнике всё больше.
Вздохнув. Майтенаринн последний раз прикоснулась щекой к могильной плите. Жди меня, Дени...
Не торопись ко мне, Королева.
Майтенаринн вздрогнула.
Замерла. Вслушалась в себя. Не «эхо». Что-то извне.
Если бы я знала, что же ты хотел мне сказать. Самонадеянная, самовлюблённая, ожидающая от всех повиновения...
Ты уже знаешь, Королева. Всё придёт.
«Ты уже знаешь»?
Майтенаринн поднялась на ноги.
Спасибо, Дени.

* * *

— Всё, Ани, – Тигрица выпрыгнула из «тура», легко и изящно. – У меня ещё тренировка. Справишься сам?
— Естественно, – проворчал Саванти. Что-то не так. Они выехали из Университета час сорок назад. Что, «тур» стал ездить втрое быстрее?
Ладно. Вначале – реактивы. Саванти позвонил, попросил, чтобы доставили контейнер и охрану. И вновь переводил взгляд с счётчика расстояния на часы.
...Зрителей Реа-Тарин заметила издалека. Свободные охранники, да и просто любопытные, кто мог себе позволить поглазеть, столпились у входа в тир.
— Реа, привет! – помахал ей один из знакомых охранников, Кейрен Таэро. – Ну, у тебя и сестра – давно надо было на работу взять. Просто блеск!
Реа протиснулась внутрь.
Эсстер была внутри. На «игровом поле» – где по тебе стреляли учебными зарядами (капсулы с быстро испаряющейся краской). Двенадцать противников. Десять неприкосновенных целей (мирные граждане). Темп боя – максимальный.
— Третий раз проходит, – пояснил Кейрен.
— Счёт?
— Сухо.
Реа на несколько секунд утратила дар речи. Ей самой удавалось пройти это поле, с таким же соотношением целей, но чтобы всухую на максимальной скорости...
Выглядело это красиво и жутко. Два тренировочных револьвера. Тугой спусковой механизм, тяжёлое оружие. Шесть запасных патронов, по шесть – в каждом барабане.
Тень замерла в относительной безопасности. Манекены пришли в движение. Сейчас они окружат её, откроют огонь по окрестностям стены, а кто-то бросит внутрь «гранату»...
Тень прыгнула... повернулась в воздухе, поджимая ноги. Выстрел. Ещё один. Вместо того, чтобы метнуться назад, в другую щель (куда уже летела «граната»), Эсстер оттолкнулась ногой и, повернувшись, сбила ещё двух противников. Двое других прикрылись тремя «мирными гражданами» (ох уж эти мирные... на редкость тупые и бестолковые) и открыли огонь. Видеть, как Тень «качается», было одним удовольствием. Затем – неожиданный выстрел в открывшееся «бедро» одного из террористов и ещё один стремительный прыжок.
Через пятнадцать секунд информационный щит сообщил – двенадцать целей поражено, из них неприкосновенных – ноль. Условных повреждений – десять процентов от ожидаемого, все – вторичные, не опасные.
Аплодисменты. Восторженные крики.
Тень, тяжело дыша, вернулась ко входу на «поле».
— Устала, – сообщила она. – Твоя очередь, сестричка. Сможешь?
— На максимальной... вряд ли. Слушай, где ты так...
Тень подмигнула.
— Тайна. Но тебя научу, если попросишь. Хотя, – она оглянулась, – мне кажется, Воин, ты справишься. Я, признаться, немного хитрила. Ты можешь пройти честно. Так... я – в душ, а ты?
— Туда же. После дороги. Полчаса у меня есть.
Тень оглянулась – множество восторженных взглядов. Она кому-то подмигнула и положила тренировочное оружие на стойку.
— ...Что нужно сделать, чтобы ты научила? – поинтересовалась Тигрица. – Спинку потереть?
— Да, этого достаточно. Что-то ты ко мне приглядываешься... Что увидела?
— Шрамы сошли. Впечатляет. Кстати, кому это ты подмигивала? Кого загладишь на этот раз?
Тень приоткрыла рот, держа в руках полотенце и... рассмеялась.
— О, а котик-то наш ябеда! Такой большой, и ябеда...
— Не смешно. Ты его, говорят, чуть не до паралича «угладила».
— Слушай, сестра, ты знаешь, что я – специалист по неврозам?
— Конечно. Ты вообще гений психиатрии. С тобой поговоришь минут пять – тронешься раз и навсегда.
Тень погрозила пальцем.
— Ну вот, как обычно. Нет, я его, не поверишь, вылечила. Знаешь такую поговорку – «сочетать приятное с полезным»? Ему точно было полезно. Наверняка, ещё и приятно. Слушай, может, он просто из зависти? Я ему две новых позиции показала, обе – в верхнем поясе. Всё совершенно пристойно и красиво... Нет, он точно из зависти, – последние слова Тень произнесла низко, прищурившись и обнажив клыки. – Не убивай меня взглядом, я живучая... Лучше спроси у ябеды, как он выспался после меня. А потом учи жизни.
Реа с трудом сдерживала смех.
— Спрошу, спрошу. Только в следующий раз, пожалуйста, осторожнее.
Тень подошла к ней вплотную и состроила обиженную гримасу.
— Тигра, ты не обидишься, если я попрошу тебя не лезть не в свои дела?
— Тебе обязательно было «чесать ушки» в облике Май?
Эсстер побледнела, едва не упала, Реа поддержала её. Надо же... ощущались страх и смятение самой Тени, а не свои собственные эмоции.
— Я... я не... умоляю, не говори ей!
Реа печально усмехнулась.
— Ты думаешь, ей надо будет что-то говорить?
— Я не нарочно... – чувствовалось, что паника вот-вот лишит Эсстер самообладания. – Только верхний пояс, сестра! Ничего непристойного, клянусь жизнью!
— Тихо... тихо, – Тигрица привлекла её к себе. – В следующий раз думай. Развлекаешься – пожалуйста, ничего страшного, но знай границы.
Тень обхватила Тигрицу, дрожа крупной дрожью.
— Я не буду так, обещаю... только не говори ей!
— Не скажу. Теро, ты сделала Май большую гадость, помни.
— Соображаю, не маленькая, – проворчала Тень, отпуская Тигрицу. – Кстати, «Теро» – откуда это?
Тигрица опешила.
— Не знаю, Эсстер. Само вырвалось. А что?
— Так звала меня мама, – Тень прижалась лбом к дверному косяку и некоторое время стояла неподвижно.
Когда Реа готова была уже встревожиться, Тень повернулась к ней и сообщила:
— Твоя очередь. Сделаешь три прохода на предыдущей скорости. Потом, если потребуется, будем учиться. Как вернёмся от Её Светлости.

* * *

Я вышла к этому дому неожиданно. Вовсе не собиралась. Более того, даже не знала, что Ланте Ривеин – убийца Дени – обитает... обитал здесь же, в Тегароне. Вход в его дом был помечен позорной серо-чёрной лентой. Обитатели дома в немилости. Наверняка меня ждёт официальная бумага, где я должна решить судьбу его родственников.
Толпа зевак вокруг. Сад внутри ограды изломан, изгажен. Как и сама ограда. Видны разбитые стёкла. Признаться, я ощутила отвращение и стыд. Ланте мне не было жаль: у него была возможность не осквернять себя пролитой кровью. Но родственники? Сидеть так, не имея возможности даже протестовать против летящего в окна собачьего помёта и камней?
А вердикт принято выносить не спеша.
О, Тегарон, некоторые твои обычаи чудовищны.
Я открыла входные ворота (зевак словно ветром сдуло) и вошла. Затворила за собой.
Двинулась к дому, стараясь не наступать на «знаки неодобрения горожан». Это было нелегко.
Двери дома не были заперты.
Я прикоснулась к стене, и «эхо» отозвалось. Оно было отвратительным, не лучше смрада собачьего дерьма под ногами. Ланте... ты не был «куклой», ты был просто жаден, жаден не в меру. Но всё же сказал правду: у тебя тяжело больная бабушка. Ты заботился о ней, ты не был законченным негодяем.
И нет матери. Я не знаю, что с ней стало – пока не знаю. И двое младших братьев.
Что же ты наделал, Ланте...
Слуги. Смелые люди. А может, отчаявшиеся – кто теперь возьмёт их к себе? Дурной знак. Упали на пол, вжимаются в паркет, чувствую их нестерпимый страх и отчаяние. Главная потерпевшая пришла покарать всех лично.
Куда дальше?
Дверь слева открывается, выбегает мальчик – средний брат. Он видит меня и, вероятно, быстро соображает, кто перед ним. Злость, отчаяние, бессилие сменяют друг друга. Он молчит. Знает, что такое строгий траур. Знает, что такое – поднять руку на Светлую.
Я понимаю тебя... тебя зовут Лагайри. Ты собирался стать мореплавателем, Ланте тебе много чего обещал. Я знаю это, мне не нужно глядеть тебе в глаза. Я становлюсь опытнее – твои мысли громкие, мальчик.
Тёмное, что-то тёмное. Хотя обоняние могло бы подсказать и раньше, не будь инстинктивно пригашено мерзкой вонью вокруг. Вы страдаете по обычаю, вы не заслужили такого. Я знаю, вы бы не одобрили того, что совершил Ланте.
Иду, уверенно, туда, откуда даёт о себе знать источник «темноты».
Средний, теперь уже – старший брат следует по пятам.
Комната закрыта. Пытаюсь открыть – заперта. Делаю знак Лагайри – открой.
Не смеет противиться. Хотя боится и ненавидит меня. Щелчок замка, дверь отворяется.
Душно. Но чисто. Бабушка... да, она давно больна. И нет лекарств. Денег в этом доме почти не осталось. И выйти на улицу не так легко, «возмущённые горожане» постараются поиздеваться – это ведь безнаказанно.
Я присела перед ней.
«Зрение», помоги.
Вижу.
Женщина пошевелилась. Вряд ли она узнала меня. Вряд ли она была в состоянии кого-то узнать, страшная боль в спине, подкрадывающийся паралич отняли у неё почти всё, что осталось от жизни.
Звон позади. Глухой удар.
Лагайри. С младшим братом. Вытащили откуда-то свёрток. В нём – несколько десятков монет и всё то, что, вероятно, осталось от сокровищ. О небеса... Мать, их мать... покончила с собой день назад. На рынке, где у неё отняли почти все деньги, что оставались в семье.
«Зрение», ищи грабителя... ищи. Злом не исправить зла. Но урок – будет.
Оба внука лежащей передо мной упали на колени. Молча. Закрыли головы. Последняя надежда. Забери всё, оставь нас. Ещё один день жизни, пусть даже такой.
Я вернулась взглядом к больной и снова сосредоточилась.

- - -

Майтенаринн ожидала боли, обморока, чего-то ещё... нет, на сей раз черноту удалось «вытолкнуть» без особого труда.
Получается всё легче – хорошо это или нет?
Но усталость пришла, как и прежде. Майтенаринн почти безучастно смотрела, как исцелённая женщина прикасается к груди, пытается сесть. Слаба, мускулы плохо держат её. Оба внука бросились к ней...
Майтенаринн прикоснулась к щеке женщины и, кивнув, удалилась. Не оглядываясь.
У самого порога её осторожно потянули за рукав.
Оглянулась, присела.
Лагайри протягивал кольцо. Кольцо своей матери. Знаками просил его взять. Очень просил.
Майтенаринн взяла, кивнула. Прижала ладонь к его лбу... ты станешь мореплавателем, Лагайри. Если сможешь вытерпеть то, что случилось. Мальчик торопливо поклонился, бросился прочь, в глубины дома.
На пороге Майтенаринн обернулась и сорвала знак немилости.
Накинула капюшон, подняла руки над собой, исполняя знак Всевидящего Ока...
Почувствовала, как силы возвращаются.
Зевак и «возмущённых горожан» словно и не было никогда.

- - -

Дом грабителя я отыскала без труда.
Вошла внутрь ограды, без стука.
Не более чем через полминуты все обитатели дома выстроились передо мной, склонив головы, не рискуя даже крохотным движением выказать неуважение.
Кто из вас?
Я протянула кольцо, показывая его всем. Смотрите. Вспоминайте.
Никто не выдал себя. Я знала, кто это. Знала, кто из её сыновей. Подающий надежды помощник одного из чиновников, в канцелярии градоправителя. Не хватает смелости?
Я подошла к нему, протянула кольцо. Отшатнулся, упал на колени. Начал что-то бормотать... Не он это был, не он, я перепутала. Кого ты хотел обмануть?
Вы почувствуете, что это такое. Посмотрим, сможете ли вести себя достойно.
Я вынула ленту – символ немилости – и повесила её над дверью в жилище, на всеобщее обозрение.
Глава дома что-то лепетала мне вслед, о чём-то умоляла... Нет. Завтра я вернусь и буду милостива. А пока – испытайте на себе.

- - -

Лас появилась у ограды дома Ривеин минут через пять после того, как Майтенаринн удалилась. Дом уже приводили в порядок. Удивительно, но в этом принимали участие и некоторые из тех, что не так давно злорадно наблюдали, как остатки семейства Ривеин исчезают с лица земли.
Она вошла внутрь (все прятали лица, некоторые падали ниц) и прошла по всему саду, прикасаясь ладонью к покалеченным кустам и деревьям. Наверное, здесь было красиво.
Лас обошла сад, не обращая внимания ни на кого. Вышла наружу, задержалась у ворот, погладила ближайшее ко входу деревце...
Она не заметила, как сами собой залечились деревья и кусты, как заросли шиповника воздвиглись вплотную к внутренней части ограды. Те, кто видели это событие собственными глазами, боялись проронить хоть слово – чтобы совершающееся чудо не развеялось без следа.

* * *

— Всё время мечтала здесь побывать, – сообщила Тень тихо. Их впустили, тщательно обыскав, изъяли оружие – на входе во внутренние покои.
Охрана производит впечатление. Как и положено. Это не летняя резиденция; Её Светлость пригласила их в собственный замок, Эсстар-Лан; на вид архаичный, замок оснащён вполне современно. Камеры слежения. Средства эвакуации. Все полагающиеся мелкие чудеса бытовой техники. Многое, многое вытеснило красивые, но бесполезные остатки предыдущих веков. Монархия не ветшает, она вбирает в себя всё новое, суть не меняется.
— Я тоже, – призналась Реа-Тарин. Вполне искренне.
Коридоры, коридоры... Гриф и его подразделение находятся где-то в другом месте, готовятся проверить предположение Тени. Совершенно фантастическое. Если оно подтвердится, тогда «куклы» могут оказаться повсюду. Ждущие своего часа, невидимые традиционными средствами обследования. А нетрадиционные ещё придётся изобрести.
Инструктаж, проведённый Масстеном, был невыразимо скучным. Однако пришлось всё выслушать, ответить на ряд глупых вопросов и только потом уже надеть значки-пропуска.
Прошла вечность, прежде чем приглашённые увидели Её Светлость.
Теране Эсстар Тегар-Тан ан Тегарон произвела впечатление на обеих. Ощущением силы, уверенности... как и в присутствии Светлой, казалось невозможным не быть искренними. Реа-Тарин затруднялась оценить возраст Теране – пожалуй, около сорока пяти. Выглядит намного моложе.
Ага, а вон там – вход в детскую. План замка – та часть, которую полагалось знать – им вручили по пути. Оба ребёнка там. Теперь ясно, зачем такие предосторожности.
Когда обе вновь прибывших встали на колено и выполнили прочие части церемониала, Её Светлость вернулась на небольшое возвышение. Охрана бесшумно приблизилась, насколько позволяли правила. Двое позади гостей, один по левую руку Её Светлости, один – по правую.
— Рады видеть Вас в добром здравии, – произнесла Тень. В облике Эсстер. – Будем счастливы предложить свои услуги Вашей Светлости.
— Я пребываю в серьёзном замешательстве, – Теране сделала знак, охрана отдалилась. – События, о которых рассказывает таха-тиа Масстен, фантастичны. Я верю ему, по понятным причинам. Он не смог рассказать мне деталей. Я хотела бы услышать разъяснения от вас.
— Тень, – голос Грифа из передатчика – клипсы. – Начали эксперимент. Двое охранников. О результатах буду докладывать.
— Разрешите мне, – Тень подняла голову. – Тахе-ан, вы знаете о трагических событиях в Северном доме Тонгвер. Вкратце сообщение звучит так: подлинная виновница происходящего ещё на свободе. Она ограничена в возможностях, пока пребывает на территории графства, вынуждена скрываться под землёй. Мы располагаем косвенными доказательствами того, что её планы захватывают многих людей, как на территории графства, так и за пределами. Мы здесь, потому что планы её касаются и лично Вашей Светлости.
Она замолчала – ожил передатчик.
— Тень, Тигрица, – голос Грифа. – Результат положительный, они впали в сонливость, предполагаем взрывную активность через несколько минут. Высылаю людей – заменить охрану во внутренних покоях.
— Ваша Светлость, – Тень говорила ровно, спокойно. – Прошу Вас оставаться на месте. Не шевелиться. Не двигать головой. Мы в смертельной опасности.
— Гриф, – продолжила она. – Взгляд неподвижный, мышцы расслаблены, голова чуть опущена, эмоциональный фон отсутствует. Верно?
— Да, Тень.
— Гриф, у нас здесь то же самое.
Гриф молчал.
— Я прошу тех, кто ещё верен Её Светлости, назвать своё имя, – произнесла Тень ровно. Никакой реакции. Реа заметила, боковым зрением, что охранники у наружной двери так же оцепенели.
— Ваша Светлость, – продолжала Тень. – Как только они бросятся на меня, отступайте в детскую. Воин, никого не пропускать. Эвакуировать Её Светлость и детей.
— Тень, – голос Грифа. – В коридоре ещё четверо. Продержитесь хотя бы минуту, помощь уже в пути. Проклятие, они просыпаются! Внимание всем! Если получится взять живыми – брать живыми!
— Ваша Светлость, внимание... – Тень изменила облик за долю секунды, превратившись в Майтенаринн. Теране расширила глаза.
— Ez sfen, ro vaeni! – крикнула Тень, отпрыгивая влево. – «Склонись, я пощажу»!

- - -

Теране не успела осознать, что происходит: интуиция говорила ей, что Эсстер не шутит, надо выполнять указание. Прыжком переместилась к двери в детскую, успела извлечь личный «Скорпион». Все четыре охранника тем временем бросились в сторону неизвестной с лицом Майтенаринн. Когда Теране, перекатившись, поднялась у двери, бой почти окончился. Так показалось.
Двое охранников лежали неподвижно. Реа на её глазах ударом в висок уложила третьего. Четвёртый замахивался, чтобы ударить Тень дубинкой, но та... возникла у него за спиной.
Хруст позвонков. Четвёртый охранник медленно оседает наземь.
Тень бросила Реа кобуру, швырнула ногой винтовку – Тигрица ловко подхватила её.
— Я держу дверь! – крикнула «Майтенаринн». – Отступайте! Гриф, кто в бункере?
Щелчок. Ещё. Винтовка заряжена. «Скорпион», от второго охранника, в другой руке.
Кто-то вбегает из коридора. Выстрел, в упор.
Тигрица отступает, заслоняя собой дверной проём, ведущий в детскую. Тень... перекатилась, едва уловимо для глаза. Два выстрела. Кто-то падает по ту сторону. Другой замахивается... граната! Тень выпускает в поднятую для замаха руку несколько пуль, прижимается к стене.
Тигрицы и Теране уже нет в комнате.
Грохот в коридоре. Свист осколков. «Заколдованные» охранники умирают молча.
— В бункере ещё четверо! – голос Грифа. – Ни в коем случае не в бункер! Держите оборону, мы идём!
Стрельба. Интенсивная стрельба в коридоре. Ну наконец-то.
— Тень, лифт поднимается! – Тигрица. – Не могу заблокировать!
— Иду, – Тень схватила ещё одну кобуру, сорвала с пояса убитого гранату. Взрывы в коридоре.
Ещё одну гранату, с другого охранника.
— В коридоре ещё двое, – Гриф. – Пытаемся пробиться. Держитесь.
Ещё двое? Гранату в коридор. Кто не спрятался...
Тень ворвалась в комнату, оценила обстановку. Теране с детьми в углу, перед ней – опрокинутый стол, справа на стене – вход в лифт, дорога в бункер. Тигрица рядом с Теране, готова открыть огонь по тем, кто покажется из лифта.
— Воин, держи коридор.
Реа исчезает в соседней комнате.
Лифт мягко останавливается.
Тень замирает у стены напротив...
Двери начинают открываться.
Тень стремительно, едва заметно для глаз перекатывается к другой стене... по пути два раза стреляет в медленно открывающуюся дверь... в расширяющуюся щель.
Она уже у двери в лифт!
Поймала что-то рукой – ствол винтовки. С силой рванула на себя, швырнула внутрь гранату. Выстрелила вскользь из «Скорпиона». Теране вжимается в пол, прикрывает собой детей. Правильно...
Грохот. Тень перекатывается мимо открывающейся двери. Чисто.
— Теране?
Ни царапинки. Цела. Дети – тоже. Спят... как странно.
— Воин, я иду!
Тигрица держит дверь под прицелом. Стрельба, но чуть тише – на других этажах?
— Воин, оставайся с ними!
Тигрица успела неплохо вооружиться. Кивает, отступает, не сводя взгляда с дверного проёма.
— Гриф, что у нас?
В коридоре, у дверей – никого живого.
— Последние на твоём этаже, Тень. Идут справа. У обоих штурмовые ружья. Отступай к лифту, мы снимем их с воздуха.
— Лучше прикройте мне спину, – Тень подобрала заряженный «Скорпион», две «Кобры». – Я вся – ожидание...
Тишина.
Шаги. Бегут. Ровно бегут, почти беззвучно. Не грохочут. Тень проверила, где что у неё из оружия, чуть подняла обе «Кобры».
Двое. В нежном сине-зелёном ореоле.
Тень возникла из ниоткуда шагах в тридцати перед ними, оба «заколдованных» слаженно опустились на колено, поворачивая оси конусов подсветки в сторону пришельца. Если тот не откроет огонь, два залпа контрмер – и враг будет разрезан на несколько частей.

- - -

Штурмовые ружья являются лучшим средством против традиционного стрелкового оружия, если уметь с ними обращаться. Если не позволять вражеским снарядам касаться самой кромки защищённой области – когда часть шрапнели достаётся тем, кто скрыт за конусом.
Видеозаписи последнего боя на этаже, где находилась Её Светлость, предстояло долго служить учебным пособием.
Тень открыла огонь с обеих рук, поднимая обе линии огня так, чтобы касаться каждой внешнего края защищённого конуса. Это несложно, при автоматической стрельбе ствол «Кобры» и так задирается вверх.
Видно было, как оба охранника невольно начали приподнимать ружья, когда брызги металла обрушились на их лица – а надо было вжиматься в пол, опускаться, ожидая, пока у противника иссякнут магазины.
Когда магазины иссякли, Тень уже садилась на «поперечный шпагат», отбросив «Кобры», сжимая в руках «Скорпионы».
Два выстрела. В незащищённые коленные чашечки.
Еще два, в локтевые суставы.
Тень кинулась к корчащемуся, обезоруженному противнику, стреляя в оставшиеся невредимыми конечности, не нанося критических ран.
Остановилась шагах в трёх, глядя на молча извивающихся охранников. Увы... одной лишь программы мало, нужно ещё работоспособное тело.
— Гриф, – позвала Тень. – У меня всё. Забирайте ваши экспонаты.

- - -

— Оставьте меня с ними, – приказала Теране. Гриф кивнул, прикоснулся ладонью к ладоням Тигрицы и Тени, покинул комнату, закрыл дверь. Замок ещё осматривают, Теране придётся посидеть в бункере.
Её Светлость поднялась с сидения, двинулась к Тени – всё ещё в облике Майтенаринн – обошла её, отметила, сколько повреждений на куртке. Тень держала голову склонённой, слабая улыбка играла на её губах.
— «Склонись, я пощажу», – звучно повторила Её Светлость. – Страж мрака? Тень?
— К вашим услугам, Теране, – Тигрица вздрогнула. Вокруг Тени повисло едва заметное облачко сумрака, а очертания лица стали призрачными, страшными... глаза тускло светились красным.
— Если Тень сама вернулась в этот мир, значит, впереди большая беда, - Теране опустилась в кресло. – Я не верила в Ваше существование, Тень. Думаю, Вы не в обиде на меня за это.
— Я не участвую в битве, Теране, – Реа пыталась понять, кому принадлежит чуть глуховатый голос. Вспомнила «девичник» и слова Светлой. – Та, что называется Мной, поможет удержать равновесие сил.
«Тень... можешь стать самой собой».
О Всевидящая... что же ты, Май, натворила... Если бы ты знала, кого впускаешь... Тень... можешь стать самой собой.
— Масстен говорил чистую правду, – Её Светлость кивнула. – Я предпочла бы никогда не видеть Вас, Тень – при жизни. Но вижу Вас... это так необычно.
— Меня пригласили, – Тень улыбнулась, поклонилась. – Я не смогла удержаться, захотела увидеть своими глазами. Прошу извинить мою слабость. Мне пора. Работа. Та, что остаётся, расскажет остальное. До встречи, Теране.
И Тень, подлинная Тень ушла, оставив Эсстер. Тяжело дышащую Эсстер, для которой, видимо, всё случившееся было столь же неожиданно.
— Тень? – неуверенно переспросила Теране.
— Я Тень, тахе-ан, – подтвердила Эсстер. – Справа от меня Воин. Ваша Светлость... мы здесь, чтобы защищать Вас.
Её Светлость предложила присесть напротив, по другую сторону небольшого стола.
— Тень... Воин... Где Ведьма, Тень? Кто Королева? Где остальные?
— Я служу Королеве, – призналась Тень. – Ведьма... её мы ищем. Нас трое, против одной. Остальные мертвы, Ваша Светлость.
— Две легенды за один день, – задумчиво произнесла Её Светлость. – Я бы подумала, что вижу скверный сон, если бы не присутствовала при сражении. Я готова помочь вам, Тень и Воин. Королева – Майтенаринн?
— Так точно, – отозвалась Тигрица.
— Моя матушка, да пребудет под Светом, дорого дала бы, чтобы быть здесь, сейчас, – Теране улыбнулась. – Она верила и в Тень, и в грядущие беды, что должны прийти во время моего правления. Но я совершенно не готова к такому повороту событий. Знаю одно: ничто из произошедшего в этой комнате не должно покинуть пределы её.
— Нас восемь, – вздохнула Тень и Тигрица кивнула. – Нас уже восемь, Ваша Светлость. Тех, кто знает подробности. Мы помогаем Королеве. Теперь обо всём знаете и Вы. Мы не были уверены, что...
— Что я поверю? Что я не «кукла»?
— Именно так, – подтвердила Тигрица.
Её Светлость встала, прошлась к стене бункера и обратно.
— Я могу помочь немногим, – завершила она. – Связями. Некоторыми полномочиями. Постараюсь оградить вас от внимания третьих лиц. Это звучит нелепо, но я пока не в состоянии сделать большего.
— Мы справимся, – заверила её Тень. – Мы сможем.

* * *

— Май, Лас, – позвала Тень. Солнце уже село; Лас и Май сидели у небольшого розового куста, на поляне. Семь цветков светились в быстро наступающей темноте. – Идёмте, мы ждём вас. Скоро будет ужин.
Лас кивнула и встала, протянув руку Май. Та приняла, поднялась... оглянулась на Тень.
— Лас... похоже, у неё ко мне разговор. Извини.
Ласточка кивнула вновь и убежала.
Сумрак сгустился над Тенью.
— Госпожа, – Тень заговорила первой. Глаза её светились красным. – Я приняла ваше приглашение... из любопытства, не скрою. Появляясь здесь, Я нарушаю обещание не вмешиваться в дела Среднего мира. Но Меня так давно не приглашали от чистого сердца... Прошу вас впредь быть осмотрительнее, когда вы позволяете явиться подобным Мне.
Майтенаринн кивнула, хотя сохранять самообладание было непросто. Непросто было общаться со сгустком тьмы.
— Я, настоящая Тень, не имею права помогать вам непосредственно. Вы должны справиться сами.
— Понимаю и не прошу ни о чём.
— На прощание, Майтенаринн. Когда вы предстанете передо Мной, сочту за честь лично выбрать достойную вас дорогу. Но не торопитесь ко Мне, прошу вас.
— Прощайте, Страж мрака.
— До встречи, Майтенаринн. Та, что остаётся... будьте к ней снисходительны.
Майтенаринн кивнула и закрыла глаза.
— Спасибо, Королева, – Эсстер потрогала её за плечо. – Она позволила мне услышать разговор.
— Она ушла, Эсстер... Тень?
— Она ушла. Я Тень. Всё та же. Я не думала, что Она придёт попрощаться. Я хотела поговорить про дом Ривеин.
— Я уже знаю, – Май отвернулась. – Тот, кто ограбил мать Ланте, сбежал с тем, что сумел забрать из домашнего сейфа. Глава дома попыталась отравиться, но её выходят. Их торговые дела разрушены, их репутация уничтожена, их нескоро примут в прежний круг повторно.
— Ты ожидала не этого, верно?
Майтенаринн промолчала.
— Май, тебе придётся завершить то, что начато.
— Я не могу... я не смогу подойти к той ленте. Я наказала невиновных.
— Придётся. Ты решила стать правосудием. Твоё право. Дойди до конца. Ты уже вступила в грязь.
— Тень, ты забываешься.
— Нет, Май. Ты сама сделала выбор. Сними ленту. Помнишь, я говорила про лавину? Ты – лавина. Стихия ни перед кем не отчитывается. Никогда.
Майтенаринн кивнула, и более к этому вопросу не возвращались.

- - -

— Заговорщиков на одного больше, – Масстен оглянулся. – А где Реа?
— Где положено. Охраняет Её Светлость. Мы теперь там посменно, – пояснила Тень. – Пока новую охрану не отберём. А пока она там, не будет этих мерзких таблеток...
Она осеклась, увидев, как Майтенаринн невозмутимо протягивает ей две таблетки.
— Вы сговорились! – возмутилась Тень.
Но таблетки выпила.
— Тогда жду обещанного бифштекса с кровью. И крови должно быть много.
Май кивнула. Лас рассмеялась, едва не подавившись.
Чародей откашлялся.
— Итак, это новые «куклы». Способные заражать людей, создавать подобных себе. Условное название – «бешеные псы». Гриф оценивает ситуацию. По его словам, количество «кукол» на территории графства – около двухсот пятидесяти. Если не выявить всех до единой, нас ждёт катастрофа в ближайшие несколько недель. Инкубационный период – около пяти дней, для заражения достаточно единственного телесного контакта и общения с «псом» в течение десяти-пятнадцати минут.
— Нужно схватить Ведьму, – заявила Тень. – Заставить её поговорить с Май.
— Не смешно, – нахмурился Масстен.
— Май, – Тень повернулась к Светлой. – Ты ведь меня понимаешь?
— Думаю, да... – медленно проговорила та. – Но нужно, чтобы Ведьма была не в состоянии ничего сделать. Хоть убейте, не знаю, как этого добиться.
— Зеркала... – напомнила Лас тихо. – Она может посмотреть, повлиять на нас с их помощью?
— Совершенно верно, – улыбнулась Тень очаровательно. – Это первое, что она попытается сделать. Как только выберется за границы графства. И все наши тайны перестанут быть тайнами. Для неё.
— Раз так, – Саванти оторвался от изучения своих ногтей. – Почему бы и Май не использовать зеркало? Узнаем, где Ведьма.
— Она выучила этот трюк гораздо раньше, Ани. Думаю, на этот раз она не станет разыгрывать дуэль.
— Без паники, – нахмурился Масстен.
— Мы в окружении из «псов», – проговорил Саванти. – Противник скоро сможет узнать о наших планах. Никто из нас не в состоянии выйти к ней один на один. Строем идём на кладбище.
— Не люблю ходить строем, – оскалилась Тень. – Ведьма не всемогуща, Ани. Знаешь, что я заметила, когда пыталась повидаться с Королевой? Когда шепчешь стишок, тот самый, Ведьма тебя не видит. Проходит мимо. «Куклы» – тоже. Здорово помогало, помнится. О, а вот и мой бифштекс. М-м-м...
— Прекрасная идея, – оживился Гриф. – Завтра у ребят будет инструктаж. Сейчас соорудим легенду про снятие наведённого воздействия. Лас-Таэнин... Вас не затруднит записать правильное произношение?
— Не затруднит, конечно, – пожала та плечами.
— Тогда всё, – Масстен откинулся. – Хватит о Ведьме. Эсстер?
Тень отвлеклась от наслаждения мясом с кровью.
— Мои ребята будут в восторге... если вы с ними потренируетесь. Могу рассчитывать?
— О да... – мечтательно протянула Тень, прикрыла глаза. – Я потренируюсь... в разных областях.
— Тень! – не выдержала Май.
— Май... ну за кого вы меня принимаете? Я – воплощение приличия. Если не веришь, погляди сама – как только найду не слишком пугливого котика... или кошечку. Ну ладно, ладно. После победы. Уговорили. На какие только жертвы не приходится идти!
Тень вернулась к бифштексу. Подняла взгляд.
— Ещё одну порцию, – потребовала она. – В качестве компенсации.

* * *

— Тень, – Майтенаринн дождалась, пока Лас разгромит Эсстер в «Крепости». Победа придала Лас жизнерадостный вид. Довольная Ласточка вскочила, обняла Тень и убежала – остыть.
Эсстер обернулась.
— Ты честно проиграла? Не поддавалась?
— Конечно. Вы тут все такие чуткие, такие заботливые...
— Прошу, будь чуть-чуть серьёзнее. У меня есть одна мысль, вернуть старый долг. Заодно помогу тебе встретиться с матерью.
— Нет! – воскликнула Тень, мрачнея. Понизила голос. – Прошу, Госпожа, не надо. Я – чудовище, Реа права. Я не знаю, кем я ей покажусь.
— Кем захочешь. Теро... Ведьма уничтожила твой замок, Аратрин. Ты знала об этом?
Тень вздрогнула.
— Когда? Как?
— Как только ты отправила Реа на паруснике. В ту же ночь. От замка не осталось даже пепла. Твои родители успели бежать. Кто-то из слуг – тоже. Ведьма в те дни намного хуже управляла «куклами».
Эсстер замерла. Сумрак сгустился вокруг неё, рассеялся.
— Она обманула тебя – шантажировала уничтожением того, чего уже не было.
— Я повидаюсь с Ведьмой, непременно. Хорошо, Королева, я согласна.

Часть 3. Глава 5. Правила игры | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 7. Белая башня

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100