Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 8

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 8

Часть 3. Глава 7. Белая башня | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 9. Кукольный город

3.8. Крылатые псы преисподней

Пятый день Техаон.
Приснилось мне то, что было ночью? Тропинка, которая слабо светится в полумраке. Как мы шли по ней... по странной местности, где было страшно смотреть по сторонам. Как вышли, минут через пять, к скамейке и крохотному розовому кусту.
Думаю, нет. Я вспомнила величественную башню, клятву...
Мне стало спокойнее. Так, словно ничего и не было. Вот и хорошо, Май, оставь сны там, где им положено. А у тебя сегодня – очень плотный график. Что-то вчера забыла. Да, просмотреть ещё раз видеоматериалы, что передал курьер.
Первым делом, ещё до того, как спуститься в «кабинет», я вызвала секретаря. Потребовала, чтобы сегодня произошло две встречи. Он не сразу, но согласился. В кабинет я спустилась уже в самом прекрасном расположении духа. Есть что-то прекрасное в том, что мосты сожжены за спиной. Я хочу сжечь несколько мостов... ради себя, ради всех.
Сегодня в кабинете я встретилась с Хеваином. Бледный он какой-то.
— Доброе утро. Что с вами, Хеваин?
— Нервы, – признался он. – Я и не знал, что привёз с собой. В себе, – поправился он. – Май... Тессегер-Лан – очень странный город. Он показался мне городом спящих. Помните фильм с таким названием? Вот-вот. В точности! Вечный туман, все неторопливые, всё спокойно и размеренно. И кто-то смотрит тебе в спину.
Он налил себе воды.
— Сегодня я посижу в библиотеке. Май... почти всё я смог узнать, не выходя из вашей библиотеки.
— Может, научите меня? Как вы это делаете.
— С удовольствием, – рассмеялся корреспондент. – Знаете, я помолодел лет на двадцать. Я словно... в бою. В положительном смысле. Я не жалею, что остался здесь. «Норвен Экспресс» стала знаменитой на всю страну, меня уже приглашают на работу более десятка газет. Вот так. Я рад.
Я кивнула. Смотреть на его лицо было приятно.
— Мне пора, – я поднялась. – Работа ждёт. Привыкла отдыхать...

* * *

— Ну что, начали? – Гриф вручил Реа радиопередатчик. – Ани, тебе камера. Снимай всё, что увидишь. Лучше всего зафиксируй и особенно не вертись. Ну что – в Горрет?
— Пожалуйста, – пожала плечами Тигрица. – Давай отсчёт.
— Старт!
«Тур», взревев, бросился по склону, по едва заметной тропинке. Чародей и Гриф проводили его взглядом.
— Спутниковое слежение запросил? – поинтересовался Гриф.
— Так мне его и дали. Нет, просто снимаю пеленг. Для начала хватит.
Прошло пять минут.
— Ничего не понимаю, – признался Чародей. – Пеленг пропал. Куда они делись? Ани... Ани, приём. Слышишь меня?
Тихо.
— Слушай, мне страшно, – признался Гриф.
— Сгоняй ко мне, в холодильнике пиво стоит. Думаю, не вредно будет.
Ещё пять минут. Две банки пива долой.
— Пеленг! – заорал Гриф. – Есть пеленг!
— Идиот, – Чародей стряхнул пивную пену с куртки. – Сам вижу. Ани, где вы?
— В двух километрах от Горрета, – голос Саванти. – Мы на восточной дороге. Реа, не гони так – оштрафуют!
Чародей и Гриф переглянулись.
— Ничего необычного? – Гриф.
— Ничего, – Саванти удивлён.
Двадцать секунд.
— Финиш, – Саванти. – Сколько, Гриф?
— Ты всё равно не поверишь. Давайте обратно. Не устали?
— Давай отсчёт, – голос Тигрицы. Очень, очень довольной Тигрицы.
— Старт!
Две минуты... и пеленг исчез.
Через девять минут пятьдесят секунд «тур» с рёвом возник метрах в десяти от дерева, у которого ждали Чародей и Гриф.
Тигрица выпрыгнула из машины, сияя, словно солнце.
— Ну?
Чародей опустился под дерево.
— Разбудите меня, кто-нибудь, – попросил он жалобно. – Тринадцать с половиной минут туда. Девять пятьдесят обратно. Восемьдесят километров по прямой, если автомобиль умеет летать. Гриф, идём, сожжём учебники физики. Может, полегчает.
Саванти молча вручил Масстену банку пива, протянул Грифу, предложил Реа. Та скривилась. Пожал плечами и оставил себе.
— Чародей, – Тигрица произнесла негромко. – Не забывай... я – Воин. Мне положено. Объяснить не смогу.
— Курсограф был включён? – поинтересовался Чародей, когда с банкой было покончено. Саванти кивнул. – Камера? – повторный кивок.
— Ну откуда вы все на мою голову? – простонал Чародей. – Что теперь делать? Я вижу только один выход. Перестрелять вас всех и самому застрелиться.
— Чародей, – послышалось из кармана его куртки. – Ответьте, Чародей.
Масстен поднял ладонь, требуя тишины.
— Чародей слушает.
— Серый код, Чародей. Мы прибыли в Левватен. Отправили разведчика. Легенда – грибник. Детектор сообщает – фаза нуль, порог тринадцать. Что делать?
Чародей вскочил на ноги.
— Тринадцать?!
— Так точно.
— Отозвали?
— Так точно. Следим за крепостью, никакой активности.
— Вызывайте группы захвата. Ждите звонка. Разверните штаб и обеспечьте телемост. Отбой.
Чародей оглядел собравшихся.
— Что там? – Гриф.
— «Бешеные псы» в Левватен. В пороговом состоянии.
— Что это означает? – Реа.
— Их хозяин там же, в крепости.
— Ведьма! – Саванти. – Ведьма!
Чародей кивнул.
— Проклятие... не успею. Сам не успею. Ладно... я побежал, у меня сейчас будет бой. Скрестите пальцы!
— Мас, – позвала Тигрица, – Давай подвезу.
Глаза Чародея округлились.
— Проклятие, – шепнул он. – Можно попасть под трибунал... а можно и в герои. Ладно. Под трибунал пойдём вместе. Гриф, за мной – оружие и снаряжение! Ани...
Саванти набычился.
— Я с вами.
— Ладно, – махнул рукой Чародей. – Дважды не расстреляют. Будешь оператором. Гриф, быстро!
По пути им попалась, разумеется, Тень.
— Что такое? – поразилась она. – Вы нашли её! Я с вами!
Чародей только рукой махнул.
Через восемь минут «тур» нырнул вниз со склона и рёв мотора ненадолго огласил окрестности.

* * *

— Мерстеринн, – я почтительно приветствовала его. – Срочное дело. Прошу извинить, но...
Градоправитель пригласил меня в кабинет, не моргнув и глазом, выпроводил предыдущего посетителя в приёмную. Тот не выразил неудовольствия. Я ещё не привыкла, что ни в коем случае не должна извиняться перед теми, кого мой визит поставил в неловкое положение.
— Это не терпит отлагательства, – начала я. – В Тессегер-Лан у малого дома, у отдельных его представителей, есть собственность. Собственность, приносящая большие доходы. Не учтённые нашей бухгалтерией.
Он приподнял брови.
— Прошу выяснить. Срочно. Куда поступает доход из Тессегер-Лан. Ни в коем случае не контактировать с официальными лицами, представляющими ту... собственность, о которой речь. При необходимости переговоров – только через защищённый канал, обращайтесь к начальнику охраны Университета. Записи всех переговоров – мне.
Он кивнул. Было видно, что он напуган.
— Будет сделано. Я не имел ни малейшего представления, тахе-тари-ан...
— Я знаю. Мерстеринн, вас я ни в чём не обвиняю. Но кто-то пользуется именем малого дома, чтобы осуществлять частные планы. Я прошу – попытайтесь изъять те средства, что не пришли на счёт малого дома в Тегароне или Союзе. Выяснить, кто занимался финансовыми делами. Все изъятые средства...
Он кивнул.
— Будут переведены на ваш счёт.
— Ни в коем случае. На счёт малого дома! Никак иначе!
— Слушаюсь, – он поклонился.
— Прошу вас поверить мне. Кто-то использует имена представителей малого дома, использует бесчестно. Немедленно сообщайте обо всём, что удастся узнать. О каждой детали.
Всё.
Я поступила, как ребёнок... как герой из полицейского боевика. Знаю.
Первый мост.

* * *

Через восемнадцать минут «тур» вырулил перед палаткой временного штаба. Чародей издалека махал своим значком – вполне могли открыть огонь: машина возникла из-за холма, её приближения радар не засёк.
Вид у готовых к бою командиров групп захвата был совершенно неуставной. Выражаясь простым языком – ошалевший.
— Я был поблизости, – объяснил Чародей. – Срочно. Реа-Тарин... Эсстер... в команду номер один. Реа, примешь командование. Ты знаешь замок, ознакомься с планом операции. Саванти... в группу операторов. Гриф, подчиняешься Эсстер.
Чародей огляделся.
— Итак, тем, кто ещё не знает. «Бешеные псы», в самой крепости – «пси», ориентировочно тринадцать-четырнадцать. Никакого прямого визуального контакта. Никакого прямого слухового контакта. Зрительные и слуховые фильтры. Никакого рукопашного боя. К моей команде это не относится, они иммунизированы. Вопросы?
После слов «тринадцать-четырнадцать» вопросов не оставалось.
— Связь с Генеральным Штабом. Запросите данные на спутник противоракетной защиты. Да, под мою ответственность. «Пси» нужен живым. Только живым! Начинаем по готовности всех команд.

* * *

— Тахе-тари-ан Эврин ан эс Метуар эс ан Тегарон на связи, – доложил секретарь.
На экране появилась баронесса. Несмотря на возраст и состояние здоровья, вид у неё был достойным. Весьма достойным Метуар. И... да, Тигрица явно походила на приёмную мать.
— Я согласилась говорить с вами, тахе-тари-ан, только принимая во внимание ваш возраст и положение в малом доме Тонгвер, – ударение на слове «малом» было менее чем подобающим.
— Эврин, – я поклонилась. Равные могут обращаться друг к другу по имени. – Я не займу у вас много времени. Я прошу у вас аудиенции. Если возможно – завтра же. Причины этого я предпочла бы открыть на месте.
Баронесса улыбнулась.
— Майтенаринн. Я знаю, как много вы сделали для графства. Я знаю, как много наших общих врагов сошли со сцены благодаря вам. Но я не могу выполнить вашей просьбы.
— Эврин, – я кивнула. – Мне придётся открыть вам причины моей настойчивости. Я обязана жизнью вашим дочерям. Ситуация такова, что никакая цена не может быть высокой, если вы согласитесь окончить вражду между нашими домами.
— Дочерям? – голос её дрогнул.
— Да, тахе-тари-ан. Я говорю про Реа-Тарин. Я говорю про Эсстер. У нас с ними общий враг. Я в долгу перед ними, следовательно – в долгу перед вами. Я прошу у вас аудиенции.
— Эсстер... Теро... она жива?
— Да, Эврин. Я не осмелилась бы шутить на эту тему.
Она долго смотрела мне в лицо.
— Хорошо, тахе-тари-ан. Завтра. Жду Вас и дочерей. В любое удобное для Вас время.
— Сочту за честь.
Конец связи.
Второй мост.

* * *

— У неё должно быть убежище – такое, откуда есть подземные выходы на поверхность, – Тень обратилась к Реа. – Я должна проникнуть туда первой. Я знаю, Реа. Я не хочу, чтобы крепость была разрушена. Мне нужно немного: или тяжело ранить Ведьму, или получить что-нибудь из её одежды. Тогда я отыщу её в течение суток.
— Имейте в виду, – Тень обернулась к бойцам. – Противник использует зеркала, как оружие. Разрушайте все зеркала, которые увидите. Прочий ущерб должен быть минимальным. Командирам отрядов: периодически опрашивайте всех по имени. Тех, кто немедленно не ответит на личный позывной, обезвреживать.
— Реа, – Тень подошла к ней вплотную. – Я могу не вернуться оттуда. Я серьёзно. Тогда... расскажи всё маме. Сама.
Реа кивнула.
— Обязательно, Эсстер. Но ты вернёшься.
— И ещё. Если Ведьма выйдет оттуда... скорее всего, здесь всем конец. Лучше застрели её – окончательно её так всё равно не убить. Я не хочу, чтобы Чародей разнёс крепость в пыль – ты слышала про спутник.
— Противник использует маскирующие приёмы, – Тень повернулась к остальным командирам. – используйте детекторы движения. Если от меня не будет сигнала в течение пятнадцати минут, начинайте штурм.
Тень обняла Тигрицу и, подмигнув, скрылась в зарослях.
...Ma es matafann ka...
Как много «псов»! Откуда? Кем вы были?
Ведьма, где прячешься? Вряд ли наверху. Солнце тебя уничтожит, уничтожит надолго. Ты не станешь рисковать. Ты не станешь прятаться в кладовых, тупиках, темницах. Тебе нужна свобода манёвра.
Чую... ты ближе.
...Ma es matafann ka...
По-куриному движут головами. Слушают приказы?
Ниже. Ещё ниже.
Запах... ощущение Ведьмы. Ближе. Давно я тебя не чуяла, подруга.
...Ma es matafann ka...
Зал с зеркалами. Нет, не то. Здесь есть окна. Только не это.
Ниже.
...Ma es matafann ka...
Вот. Где-то здесь. Когда-то здесь были жилые этажи. Зеркала... здесь должны быть зеркала. Непременно. Ты любишь их, пусть даже не смеешь взглянуть в них, пока не сбежала из графства.
...Ma es matafann ka...
Здесь? Зеркала. Много. Лужи на полу, ящики, запах сырости. Рядом, Ведьма, ты рядом.
Поехали.
Опустила фильтры на уши... словами ты ещё можешь подчинить меня. Но ничем более.
Жду. Ещё есть время. Покажись. Прояви себя.
Есть движение! Мимикрия, как мило. Новый трюк, подруга. Хвалю!
Прекращать чтение строфы небезопасно. Ладно, как все. Опускаем на глаза визир – тепловое зрение.
Во-о-от она, ты. Что это у тебя в руках? Автомат? Как современно!
Тень нажала три раза на сигнальный контакт. Через десять секунд начнётся...
...Ma es matafann ka...
Щелчок затвора.
А у тебя реакция неплохая – меня не видишь, но стреляешь хорошо.
Перекатываемся, нажимаем на курок.
Ты обезоружена.
— Привет, подруга! – должна «выпасть» из невидимости. Беги ко мне!
Как быстро ты бегаешь!
...Ma es matafann ka...
Кто-то позади. Очередь в упор. Нет, меня здесь нет. Получи.
Удары – прикладом в живот, кулаком – в челюсть, ногой – в живот. Неприятно? Сочувствую.
— Не ждала, Мианнесит?
...Ma es matafann ka...
Одиночные выстрелы. Хватит, поиграли. В ногу.
Слышу стон.
— Вижу, не ждала...
...Ma es matafann ka...
Рана не мешает тебе двигаться?! Ты стала сильнее, недопустимо сильнее.
Ещё несколько выстрелов. Пробегаешь мимо. Ногой в челюсть. Ага, проняло тебя...
— Угадай, зачем я здесь?
...Ma es matafann ka...
Куда это ты?! В зеркало?
Грохот. Сыплются осколки. А это – в тебя. Ползи, ползи...
— Не слышу тебя, Мианнесит. Говори громче.
Добиваем оставшиеся зеркала. Теперь – обездвиживающее. Вот, держи.
— Не слышу. Сейчас подойду.
Трое «псов» вбегают в комнату. Ну, с этими проще.
Куда это ты? Ну-ка... шапочку заберу на память. Извини, не могу удержаться...
— Не нравится? Когда меня била, так нравилось...
Ещё «псы»! Вот надоели.
— Гриф, я на третьем подземном, с объектом. Осторожно.
— Мы идём, Тень.
— Мианнесит... Вот зараза!

- - -

Тень была в недоумении, но недолго. Рядом с Ведьмой, уже оглушённой и отчасти обезвреженной, было небольшое озерцо. Теперь по нему разбегались волны...
Но там по колено воды!
Ушла.
Тень выругалась.
Правда, ни из чего не следовало, что, захвати они Ведьму целой – и дожили бы хотя бы до рассвета. Ведь неизвестно, чему новому она научилась за последнюю неделю. А должна была.
Не поражение, но позор. Вот она, шапочка. В пакет её. Не беспокойся, Ведьма, теперь я буду умнее. Гораздо умнее.
— Гриф, она ушла. Объясню на месте. Вычищайте замок.
— Знаю, что ушла. Активность «псов» упала. Оставь маяк у входа и жди. Не выходи, тут ещё жарко.
— Принято, – Тень опустилась на камни.
Ну ладно. По крайней мере, дала ей несколько раз в челюсть. А насчёт воды... надо было предупреждать. Значит, зеркала и вода. Май, ты должна была это знать, ты читала. Надо было тебя спросить.
Осмотримся, раз уж мы тут.
Сувениров немного, но Масстену они понравятся. Так... оставляем маячок.
— Тень, группа поддержки докладывает: в сторону Левватен движется торнадо, дистанция сто двадцать километров. Мы прокладываем тебе дорогу. Замок забросаем газовыми гранатами. «Псам» всё равно долго не жить.
— Жду, – Тень опустила голову и принялась вслушиваться в продолжающийся бой. Оружие держала наготове.

- - -

— Зря расстраиваешься, – Чародей дал отбой. – Операторы подтвердили: «пси», судя по косвенным данным, уровня не менее пятнадцатого. То, что дали команду на отступление – правильно. «Пси» ушёл, следы пребывания обнаружены, материала, достаточного для поиска, добыли порядочно. Так что даже награду...
— Мас, – Тень была разъярена. – Я покажу, без свидетелей, куда засунуть награду. Она сбежала. Знаешь, что это значит? Завтра утром она сможет выбраться за пределы графства. Я упустила её, я её изловлю. А пока – вот её шапочка. Оставьте мне хотя бы небольшой лоскут. Очень нужно.
— Видишь вон тот хвостик на горизонте? – указал Чародей. – Это торнадо. Его успешно расстреливают. Я не сомневаюсь, что это было бы только первой из неприятностей, если бы мы её схватили. В любом случае, официально мы – герои. На нас смотрят. Отвечай, как положено.
— Так точно, таха-тиа. На службе интересов Союза.
— Вольно, Тень.
Возвращаясь к «туру» Тень изобразила столько непристойных жестов, сколько смогла вспомнить. Так, чтобы камеры за её спиной не смогли их запечатлеть.

* * *

Лас-Таэнин побывала в доме Ривеин, где окончательно привела в порядок сад. Украсила специально посаженную для этого вишню траурными лентами... смерть очищает всё. Имена Ланте и его матери. Долги оплачены, если они и были.
Дени по-прежнему молчал. Там, на горе. Он... или кто-то ещё... стоял всё время за спиной. Она ощущала тепло. Но молчал. Значит, отныне действовать самим, без подсказок.
Кто-то позаботился о том, чтобы дом Ривеин не бедствовал. Лас догадывалась, кто. Последний раз позволила бабушке и внукам обнять себя – и ушла. Испытывая покой и равновесие, которых давно уже не испытывала.
У скамейки (двенадцать цветков на кусте... сколько их всего будет, интересно?) с ней и случилось самое интересное приключение: она заметила тропинку.
Стоило взглянуть чуть в сторону от тропинки, как та... выделялась. Чуть ярче окружающей земли. Чуть более заметна. Лас некоторое время раздумывала, затем пошла по тропинке.
Азарт охотника вёл её: когда птицы замолкли, и сумрак сгустился вокруг, она не повернула назад.
...Долго сидела в беседке. Май была здесь. Реа и кто-то, очень похожий на Май... Тень? Интересно, почему ей не сказали? Тайна? Ну и ладно. Я сама нашла, я не открою никому эту тайну.
Лас долго любовалась на белую башню, а потом – на величественный горный хребет, с живыми огоньками домов, прижавшихся к подножию. На бескрайний лазурный океан. Красиво...
Она опомнилась, только когда начало темнеть. Этот холм неплохо бы украсить, на прощание...

* * *

Ух, как я устала к вечеру. Да... Подошла к зеркалу не без опаски. Зря опасалась, выгляжу превосходно. Спасибо, Тень.
— Не за что, Май, – ответила она из-за спины.
— Ты? – резко обернулась я.
— Если ко мне обращается Госпожа, я обязана ответить, – Тень поклонилась. Вид у неё был уставшим.
— Буду знать. Что случилось, Эсстер?
— Можно, я сяду... Май?
— Конечно, – она уселась в кресло, я села рядом, прямо на пол. – Нет, Госпожа... так нельзя. Прошу... Вы не можете садиться ниже. Спасибо.
Я села напротив, взглянула ей в глаза.
— Май... я упустила Ведьму.
Хорошо, что я сидела устойчиво.
— Ведьму? Ты видела её?!
— Да. В крепости Левватен. Она ушла, не сегодня-завтра объявится на свободе. Но я подпортила ей здоровье, на прощание. Она проявит себя, не сомневайся. Не сможет удержаться. Завтра я ухожу, преследовать её. Помнишь наш план?
— Да, Эсстер. Я буду наготове. Но дай и мне выполнить обещание. Завтра баронесса Эврин согласилась дать аудиенцию. Нам троим. Мне и тебе с Реа-Тарин.
Тень усмехнулась.
— Мне, Реа и тебе, Май. В такой последовательности. Я знаю маму... Хорошо. Но сразу же после встречи, как только она нас отпустит, я ухожу. Прошу, постарайся обойтись без меня. Не обращайся ко мне. Я буду вынуждена вернуться.
«Не думай о злобной чёрной собаке».
— Примерно так, Май. Извини, ты слишком громко думаешь. Если что – телефон у тебя под рукой. Просто набери номер. Если смогу, отвечу.
— Идём к остальным?
— Да, пожалуй... мне так не хватает моих бифштексов...
Мы поднялись.
— Эсстер, расскажи мне сегодня про тётушку, про маму. Про кого успеешь.
Она кивнула.

- - -

— Слушай, Теро, – Реа была недовольна. – Зачем было устраивать это представление? Ходила, поддразнивала её. Ты что, фильмов насмотрелась?
— Я сдала свою одежду – ту, в которой была на операции, – Эсстер казалась самим спокойствием. – У Масстена глаза на лоб полезли. Знаешь, сколько всего Ведьма на меня потратила? А ведь она слаба, всё ещё слаба. Мне пришлось раз десять менять облик, чтобы избавиться от всех её «укусов». Сомневаюсь, что Гриф и его ребята вышли бы из той комнаты, если бы я не вывела Ведьму из равновесия. Я сама рисковала, знаешь ли.
— Понятно, – Реа кивнула. – Извини. Интересно, замок сумеют восстановить?
— А он почти не пострадал, – Гриф появился в дверях, помахал рукой. – Мы уже вычищаем его. Пакостно там, признаюсь. Особенно в той берлоге, где сидела Ведьма. Ужас. Но думаю, дня за два вычистим. Получишь счёт, Май, постарайся не упасть со стула. Шучу...
— Я оплачу его, – спокойно ответила Майтенаринн.
Гриф поджал губы.
— Май, ты что, шуток не понимаешь?
— Я предприняла кое-какие действия. Ведьма использовала моё имя, мой... спектр, чтобы открыть множество счетов в разных банках. Сегодня я забрала средства почти со всех. Гриф, я не маленькая. Я не стала связываться с якобы моими компаниями и лечебницами. Просто забрала то, что Ведьма припрятала. На чёрный день, надо полагать.
Саванти встал. Хеваин – тоже.
— И сколько там?
Майтенаринн засмеялась. Лас вздрогнула, услышав слабый призвук «второго голоса». Но нет, просто Май очень весело.
— Меньше, чем вы думаете. После уплаты налогов – двести пятьдесят миллионов тагари. Я не взяла себе ни монетки, Хеваин. Это всё-таки не мои деньги. Но я найду им применение. Знаете, иногда мечтала быть очень, очень щедрой. Я чувствую, никто из присутствующих не захочет получить деньги просто так. Но Университету, Медицинскому центру, другим учреждениям...
— Спасибо, Май, – Саванти слегка поклонился.
— Никогда не думала, что придётся это произнести. Спасибо Ведьме, не мне.
— Надо посмотреть сегодня парламентские новости, – предложил Саванти. – Хочу посмотреть на физиономию Министра финансов. Графство трижды чуть не «отменили» из-за её жалоб – сколько-де мы тратим на эту архаичную монархию. Если я соображаю в налогах, ты должна была заплатить где-то...
— Шестьсот миллионов. Долг графства перед Союзом составляет... составлял четыреста восемьдесят миллионов. Мелочь, а приятно. Спасибо Ведьме.
— Представляю, как она разозлится, – поджала губы Лас.
— Размечталась, – Тень присела поближе. – Лас, птичка, деньги для неё – ничто. Я уже говорила: Ведьма знает, что такое нищета. Первое время я крала для неё деньги, драгоценности... Тень-воровка. Даже если мы отыщем все её тайники – она улыбнётся владельцу какого-нибудь банка, устроит ему или ей упоительную ночь... всё в рамках приличий, она ведь у нас «недотрога»! А наутро у банка будет новый владелец. Впрочем, сомневаюсь, что она будет утруждать себя финансовыми вопросами. Всё сделают «куклы». Кто-нибудь... – Тень жалобно посмотрела по сторонам. – Скажите, когда у нас ужин?
...Майтенаринн жестом подозвала Реа-Тарин.
— Реа, завтра утром. Я уже говорила. Тень хочет уйти пораньше. Пока ещё доберёмся до владений баронессы...
— Доберёмся быстро, – Реа подмигнула. – Я теперь – самое быстрое такси.
Май не выдержала, рассмеялась.
— Ладно, потом расскажешь. Ну, сыграем, по старой памяти? Тень, присоединяйся!

* * *

Я опять проснулась ночью.
Шестой день Техаон.
Взглянула в зеркало. Очень хочется, непереносимо хочется увидеть, где Ведьма. Но я припоминаю. Я вижу её, она знает про меня. Нет, Ведьма. Не сейчас.
Искушение отступило.
Ладно. Раз не спится – пойду на тренировку.
Я не очень удивилась, встретив в тире их обеих.
— Продолжим? – предложила Тень, не оборачиваясь. Я кивнула.
И мы продолжили. Через час у меня вновь не было ни рук, ни ног. Я старалась, Реа даже похвалила меня.
— Ну что, создаём новую традицию? – Реа кивнула в сторону окна, за которым виднелся парк. – Посмотрим на виды?
Решили создавать новую традицию.
Но как мы удивились, обнаружив в беседке Ласточку!
— Я сама нашла, – объяснила она смущённо. – Я никому не рассказала. Можно, я буду сюда приходить?
Тигрица рассмеялась и ответила.
Рядом с беседкой обнаружилась клумба. Потрясающие цветы.

* * *

Мианнесит с трудом добралась до берега.
До рассвета час, не больше. Нужно укрытие, да побыстрее.
Руки и ноги всё ещё непослушны... Тень-предательница... Ладно, новая хозяйка не глупа. Поймёт, что ты точно так же предашь и её. Ведьма засмеялась. Луна зашла, какое счастье. Правда, солнце. Проклятое солнце.
Королева, ты поумнела. С тобой приятно сражаться. Жаль, что так получилось... сама виновата. Силу нельзя держать подчинённой. Под землёй было время подумать. Тебя ждёт сюрприз, Майтенаринн. Возможно – приятный. Но сначала – возмездие.
Миан долго смотрела в своё отражение. Проснись, Королева... воспользуйся зеркалом или водой, подсмотри за мной. Я обязана знать твои планы. Ну же...
Ничего.
Да, ты поумнела. Ну ладно. Надо наказать Тегарон и прекращать войну. Если из-за нашего с тобой, Май, противоборства мир сгорит дотла, будет страшно скучно.
Миан, спотыкаясь, побрела на север. Подальше, подальше от графства. Вскоре поблизости появились волки. Очень кстати. Эй, ко мне... подвезите-ка немного...

* * *

— Глава малого дома Метуар, баронесса Эврин ан эс Метуар эс ан Тегарон, – объявил дворецкий.
Не думала, что баронесса обитает в таком ветхом особняке. Ну да, их замок, которым владела любимая дочь, Эсстер, уничтожила Ведьма.
Только бы Тень сдержалась, только бы не решила менять облик. Я вернула все её одежды – те, что мы с Хеваином обнаружили в моём гардеробе. Вид у Тени был потрясающий. Вовсе она не пугало, придумала тоже...
Самообладания баронессе не хватило. Губы её задрожали.
— Теро... девочка...
Тень подошла шагом, но видно было, чего ей стоило не броситься бегом.
— Мама...
Мы с Реа находились поодаль, склонив головы. Я, как формальный враг дома Метуар, стояла, преклонив колено. Реа улыбалась. Я чувствовала, словно лопнул нарыв – напряжение в этой семье пропадало. Тигрице уже не грозила немилость – за то, что дала мне клятву смерти.
— Реа...
Очередь Тигрицы. Её приветствовали не менее тепло.
Баронесса приблизилась.
— Светлая, прошу Вас, встаньте.
Я послушалась. Мы обменялись поклонами.
— Разрешите пригласить Вас на завтрак?
С удовольствием, Эврин.
...Мы сидели в небольшом кабинете. С моей стороны были секретарь и Хеваин. С камерой. Мы опасались, что баронесса будет возражать, но Эврин неожиданно сама попросила о записи встречи.
— Ваша просьба, Майтенаринн, крайне необычна. Мне составит большого труда убедить малый дом Метуар, что примирение с Тонгвер имеет под собой веские основания.
— Время многое изменило, – я взглянула на Эсстер по левую руку от Эврин. На Реа, по правую. – Крепость и прилегающие территории уже не имеют прежнего значения. Вся вражда была из-за них. Я намерена передать, в качестве жеста доброй воли, спорные территории во владение дома Метуар. На единственном условии. Владеть всем этим должны и ваши дочери, Эврин.
Эврин не сразу нашлась с ответом.
— Я боюсь, Майтенаринн, что теперь вы переоцениваете своё влияние на малый дом Тонгвер.
— Ничуть. Это решённый вопрос.
— Думаю... да, я сумею убедить малый дом в целесообразности примирения. Но меня спросят – за что проливали кровь наши и ваши солдаты?
— Эврин, – я поднялась. – Чтобы понять, что ни земля, ни владения на ней не стоят такой вражды, пришлось пролить очень много крови. Много веков назад наша война лишила дом Тегарон статуса Великого дома. Вероятно, я не очень удивлю вас, если скажу: после формального примирения мы можем помочь дому Тегарон вернуть себе подобающее положение среди Великих домов.
Эврин тоже поднялась.
— Майтенаринн, я не знаю... Вы застали меня врасплох. Насколько я помню, статус Великого дома подразумевает определённый минимум финансов. Мне стыдно признаться, но малый дом Метуар пребывает в нищете. Даже Левватен и его окрестности... Прошу не счесть это оскорблением, но финансовые дела вашего малого дома и Её Светлости...
— Финансовые дела моего дома, не без усилий нашего общего врага, неожиданно поправились, – поклонилась я. – Я не смею предложить вам финансовую помощь. Я осмелюсь предложить её вашим дочерям. Малый дом Тонгвер готов пожертвовать многим, чтобы число Великих домов увеличилось.
Да. Я долго убеждала их вчера, что они готовы пожертвовать многим. Почти всеми теми деньгами, что свалились им на голову благодаря усилиям Мерстеринна... и расследованиям Хеваина. Но как только мои «старцы» услышали слова «Великий дом Тегарон», они тут же со всем согласились. В том числе и с потерей Левватен. Дети... маленькие дети.
— Благодарю Вас, Майтенаринн. За дочерей, за всё. Я дам ответ в течение суток.
Мы поклонились друг другу, я прикоснулась к её щеке. Эврин вздрогнула... но не более. Я могу её понять.
...Мы ждали снаружи, в машине, пока не появятся Реа и Эсстер.
— Я заметил, Май, – неожиданно сообщил Хеваин, который, отсняв окрестности, сел на сидение и задумчиво жевал сухарики. – Думаю, никто больше не заметил. Кроме неё самой.
— Что именно?
— Вы вылечили её. Баронессу. Прикосновением к щеке.
Надеюсь, я не покраснела.
— Она... Хеваин, она была совсем плоха. Даже если бы она прогнала меня...
— Не надо, Май. Я понимаю.

* * *

— Что теперь? – поинтересовалась Лас-Таэнин, когда я закончила рассказ. – Слишком всё просто и хорошо. Ты получила такое состояние, и сразу же его отдаёшь. Практически всё. Я умею считать, Май. Ты отдашь двести двадцать миллионов – столько должен иметь Великий дом на счету, в переводе на тагари. Заплатишь множество мелких взносов: штат Великого дома должен быть совсем другим. Ты уже отдала по пять миллионов Университету, Медицинскому центру, учебным учреждениям, учредила благотворительные общества. У тебя не будет Левватен. Если ты откажешься от поста главы дома, станешь попросту нищей. А ты откажешься, ведь после образования Великого дома Тегарон и Метуар, и Тонгвер перестанут существовать как отдельные дома. Зачем тебе всё это?
— Ласточка... знаешь, есть такая примета – относительно шальных денег. Я не верю, что смогла бы жить припеваючи. Я отдам деньги тем, кто сможет потратить их так, чтобы я могла быть спокойна. Если Её Светлость возглавит Великий дом, нас никто не посмеет тронуть. Ни Союз, ни Федерация. Я прекрасно знаю, что ждало бы нас через год-два. Союз и Федерация поделили бы Тегарон между собой – они этого почти и не скрывают. Тронуть Великий дом не осмелится никто.
Я встала.
— Мне кажется, Лас, что Ведьма чуть ли не специально вручила мне эти деньги. Как только речь зашла о серьёзных вещах – скажем, «Тервеан Сато, бытовая электроника» – всё, никаких шуток. Только моё личное присутствие. А я подтвердила снятие денег, не покидая своей комнаты. Я не имею права брать деньги себе. Я не имею права покидать Тегарон – после этого Тегарона не станет.
— Ты странная, – Лас-Таэнин села так, чтобы встретиться со мной взглядом. – Думаешь, Союз не помешает тебе? Вспомни, как только появилась возможность устранить тебя, приехал сам Генеральный Прокурор.
— И где он теперь? Где тогдашнее правительство?
Лас промолчала.
— Пусть попробуют, – я отчего-то ощутила злость. Не знаю, почему... мне захотелось, чтобы кто-нибудь попытался противостоять мне. – Тегарон – мой дом. Через два года его стёрли бы с карт мира. – Не знаю, как Её Превосходительство посол рискнула доверить мне такие сведения. – Я защищаю свой дом! Лас... я не смогу без тебя, без всех вас. Я не позволю отнять вас. Вы – моя семья.
— Ты пугаешь меня, Май. Но у меня странное ощущение: рядом с тобой – безопасно. Очень страшно, но безопасно.
— Спасибо, Лас, – я сидела, глядя в стену. – Спасибо.

- - -

Седьмое Техаон, день Надежды.
Ночью мы обе сидели в беседке. Смотрели... молчали. Тень была где-то далеко, Реа помогала с подготовкой Левватен, Саванти, все прочие... тоже заняты.
У нас с Ласточкой замечательно получалось молчать вдвоём. Но при этом мы как будто бы рассказывали друг другу много важного. Так казалось мне. Я не читала её мыслей, но похоже, что и Лас-Таэнин что-то узнавала от меня.
На кусте – восемнадцать ослепительно белых цветков. Аромат ощущался шагов за пятнадцать.
Я вспоминала то, что рассказывала Тень.
Тётушка, я была несправедлива. Интересно, что вы почувствовали, когда впервые увидели меня... и поняли, кому предстоит передать диадему Утренней Звезды?
Я... я сама... я уже знаю, кому передам её. Та ночь, визит к Её Светлости. Когда я благословляла её детей. Когда я взглянула на её дочь, только что явившуюся на свет, я увидела, я поняла. Когда она встретит «первую луну», ко мне перестанут обращаться «Светлая». Кем я стану тогда? Что успею сделать?
Тётушка... Вы должны были обучить меня. Чему-то настоящему. Ведьма... она не позволила. Не позволила учить меня, забрала всё у вас, у меня. Кто обучит меня теперь? Я почти ничего не знаю, я так мало умею, я иду на ощупь. А мне предстоит обучить преемницу. Тегарон не выживет без Светлой.
Дядя, ты был прав. Саванти, Лас, вы тоже. Я потеряла всё. Кроме вас, живых и мёртвых. Никому, никому не позволю отнять вас у меня.

* * *

Мианнесит осторожно выглянула из-за кустов. Протянула руку, позволила солнечному лучику коснуться пальцев.
Тепло.
Не жжётся.
Она расхохоталась. Всё, свободна. Свободна!
— Я сумела! – крикнула она, выбегая на открытое пространство. – Сумела, сумела... – взмахнула руками, и вскоре всё вокруг оказалось украшенным множеством цветов. – Ведьма сегодня добрая... спешите, пока я добрая...
Всё ещё смеясь, она велела землянике созреть и торопливо съела несколько горстей ягоды. Насыщало отлично – надо просто уметь выращивать.
Цокот копыт.
Телега. Старая-старая лошадь тащит её. Фермеры. Очень, очень кстати...
Впитать их язык оказалось несложным. Ребёнок бы справился.
— Подождите! – крикнула Мианнесит. – Пожалуйста!
Подбежала поближе, сейчас... привычный жест – и все вы станете «куклами», а лошадь помчит, словно ветер. Недолго это продлится, да и неважно. Не зря торопилась в эти края. Очень полезные вещи есть поблизости, страшно полезные.
И передумала. Интересно, а если по-другому?
— Извините, мне нужно в город. Не поможете ли, добрые люди?
Фермер переглянулся с сыновьями.
— Сожалею, госпожа... Старушка-Гроза совсем слаба. Больная она у нас, а на живодёрню рука не поднимется. Последний раз запрягли её, думаю.
— Ну-ка, ну-ка, – Ведьма подошла к лошади. Та фыркнула, попятилась, оскалившись... – Тихо, тихо... Что у нас тут? Стой смирно.
Фермер потом рассказывал, что незнакомка с серебристыми волосами сделала так и так... лошадь вся будто засветилась изнутри.
— Здорова ваша Гроза, добрый человек, – Ведьма похлопала лошадь по боку. – Подвезёте? Тороплюсь я. Очень тороплюсь.
Фермер не сразу поверил своим глазам. Долго осматривал «старушку», которой теперь едва ли дал бы более трёх лет. Чудо... настоящее чудо!
Фермер глубоко поклонился сам, то же сделали и его сыновья.
Телега только что не летела по дороге.
Громыхнуло... Ведьма запрокинула голову. Инверсный след. Вот это я и ищу... не очень ошиблась, прекрасно.
— Что это? – поинтересовалась она для виду.
— Самолёты, – проворчал фермер, сплюнул на дорогу. – Ави... ависалон. Так, вроде бы. Второй день уже. Столько от них шуму, такую землю заняли. Скот пугают, на поля всякий мусор сыплют.
— У меня там знакомые, – сообщила Ведьма, – не подскажет ли кто, как туда добраться? Нет, я сама... просто покажите. Доберусь.
— Зачем же так, госпожа? Через четверть часа дома будем. Позавтракаем, да старший мой и проводит Вас. Должен же я добром отплатить. Не каждый день колдунью встретишь, да ещё добрую.
— Отчего именно добрую? – улыбнулась Ведьма.
— По вам видно. Вы как огонь. Обогреть можете, или обжечь.
Ведьма кивнула, продолжая улыбаться. Да. Так тоже интересно. «Куклы» никогда не подведут, но с ними скучно – заранее знаешь, что они сделают. Ладно, торопиться некуда, полдень не скоро. А там посмотрим, как выкрутишься, Королева.

- - -

Тень выбежала на поляну с цветами. Чутьё не подводило. Ведьма была здесь не более получаса назад.
— Непохоже на тебя, – пробормотала она. – Непохоже. Но это ты. Интересно, зачем ты сюда шла?
Грохот. Гул. Звук самолёта, пересекающего звуковой барьер.
Только не это!
— Ладно, завтракаем на ходу, – Тень расстегнула рюкзак, вытащила очередную полоску сушёного мяса. Мерзость. Но помогает. Вода... родниковая. Отлично. Что с тобой, Ведьма? Зачем тебе цветы? Стала сентиментальной?
Только бы догнать.

* * *

— Её Светлость Теране Эсстар Тегар-Тан ан Тегарон на связи, – доложил секретарь.
Вид у Её Светлости был, как и ожидала Майтенаринн, удивлённый. Сверх всякой меры.
— Светлая, – Её Светлость чуть отступила в сторону, – совещание ещё не окончено, но мои советники требуют, чтобы вы лично повторили ваше предложение.
— Ваша Светлость, – Майтенаринн сложила руки перед грудью, коротко поклонилась. – Я получила сообщение от баронессы Эврин ан эс Метуар эс ан Тегарон. Баронесса приняла предложение о восстановлении мира между малыми домами. Я полагаю, она уже сообщила Вам и Вашим советникам, на каких условиях это произошло.
— Да, Светлая.
— Ваша Светлость, – Майтенаринн жестом пригласила Мерстеринна и секретаря подойти поближе. – Тщательное изучение финансового состояния малого дома Тонгвер позволило изъять пребывавшие за границей значительные денежные средства. Малые дома Тонгвер и Метуар нижайше просят Вас рассмотреть вопрос о возвращении дому Тегарон статуса Великого дома. Все условия, необходимые для восстановления статуса, соблюдены. Долг графства перед Южным Союзом государств Шеам погашен. Оба малых дома располагают средствами, необходимыми для начала процедуры изменения статуса дома Тегарон и слияния с ним.
— Признаюсь, вы застали меня врасплох, Майтенаринн, – Её Светлость действительно выглядела растерянной. – Предварительное изучение документов подтверждает ваши слова. Однако вам и баронессе необходимо будет лично присутствовать в моей резиденции сегодня, чтобы начать процедуру. Учитывая, что в двенадцать часов вы участвуете в церемониале примирения, я предложила бы вам прибыть в мой замок в четыре часа пополудни. О транспорте я позабочусь. Представители всех пяти Великих домов уже в пути, для ознакомления с материалами.
— Благодарю Вас, – Майтенаринн поклонилась.
— Буду рада видеть вас, Майтенаринн.
Конец связи.
— Тахе-тари-ан, – Мерстеринн подошёл поближе. – Что с вами?
— Нервы... извините, таха-тиа. К подобной речи невозможно подготовиться.
Градоначальник улыбнулся.
— Вы меняете историю так стремительно, что немногие успевают осознать, что происходит. Не беспокойтесь, Майтенаринн, я один из тех, кто успевает. Поверьте. Вас уже ждут, чтобы отвезти в Левватен. К сожалению, я не могу присутствовать при церемониале, я немедленно выезжаю в резиденцию Её Светлости. Удачи вам, – он коротко поклонился и вышел.

* * *

— Здравствуйте, – Тень поклонилась фермеру, который, в окружении соседей, продолжал, уже в который раз, описывать произошедшее с ним на дороге. – Простите, что перебиваю. Здесь побывала моя подруга – в светлом платье, с серебристыми волосами. Мы разминулись.
— Да, конечно, – фермер уважительно склонил голову. – Она ушла на север, в Месстен-Аро, туда, где самолёты. Верно, там её и можно перехватить. – Сейчас... младший мой знает дорогу, он тоже видел Вашу подругу. Если Вы не возражаете против повозки, госпожа...
— О, нет. Я прогуляюсь. Как звать мальчика?
— Асве, госпожа.
— Благодарю. Идём, Асве.
Они вышли за ограду, прошли немного на север.
— Асве, – Тень присела. – Так ты видел, как она колдует?
— Конечно, добрая госпожа.
— А глаза её видел?
— Да, добрая госпожа. Очень красивые – зелёные, с красным ободком. Только у колдуний такие.
— Я тоже умею колдовать, Асве, – Тень подмигнула.
— Правда? – глаза мальчишки загорелись.
— Конечно. Разве отец отпустил бы тебя с первой встречной?
Мальчик подумал, отрицательно покачал головой.
— А теперь я покажу настоящее колдовство. Давай, залезай мне на плечи. Держишься? Молодец. Не упади. Ну, куда побежим? Показывай!

- - -

— Привет, Май! – Тигрица вышла встречать их. – Ещё два с половиной часа. Проголодалась? Идём, я всё устрою. Думаю, твоей свите найдётся, чем заняться... Нет-нет, всё готово. Мебель ещё не всю расставили, но в остальном – всё.
Майтенаринн подняла взгляд. Флаги обоих малых домов развеваются над главной башней крепости. Впечатляет. Как новенькая! Гриф постарался на совесть.
— Есть новости? – Май понизила голос, когда Реа провела её в небольшую комнату – где было накрыто на двоих.
Тигрица кивнула.
Майтенаринн ощутила, как усиливается сердцебиение.
— Ты... думаешь, удастся её похитить?
— Я бы не стала рисковать. Но несколько минут для общения с ней у тебя будут. Держись поблизости от этой комнаты, Май. Тебе нужно зеркало? Вон там, за занавеской. На всякий случай – в соседней комнате ещё одно. Я спущусь вниз, к машине – Тени может потребоваться помощь.
Телефон.
Реа взглянула на него.
— Это она, – пояснила на словах. – Всё, я выезжаю.
Они обнялись.
— Будь осторожна, Королева.
— Удачи, Воин. Возвращайтесь побыстрее.
— Май, баронесса... мама прибывает примерно через час. Если я не успею, придумай что-нибудь. Чтобы не волновалась.

- - -

Чудесная вещь – «мимикрия». Никто не обращает на тебя внимания, не удивляется твоему присутствию, не помнит о тебе спустя несколько секунд. С людьми так просто! Обмануть технические средства – вот что такое подлинное искусство маскировки, – думала Ведьма. А им пока владеем плохо...
— Тахе-тари, – командир лётной группы был сильно недоволен. – На стоянке посторонним делать нечего. Немедленно вернитесь на зрительское место.
— Прекрасные машины – Ведьма с нежностью смотрела на «Шершней». – Вы действительно покажете сегодня, на что они способны? Можно подойти к ним поближе?
Командир ощутил, что ему не хочется прогонять незнакомку совсем уж категорично.
— Да, тахе-тари... но без разрешения командующего я не могу...
— О, какие пустяки! Мы с ним – хорошие знакомые. Если найдётся телефон...

- - -

— Приехали, – Тень замедлила бег, затем медленно присела и позволила Асве спрыгнуть. Глаза того горели восхищением.
— Здорово! Вы тоже колдунья, добрая госпожа? Тоже добрая?
— Разумеется, – Тень сняла с шеи ожерелье. – Вот, подаришь маме. Я так давно не видела свою подругу, это – от нас обеих. Не потеряй!
— Ой... спасибо!
— Смотри, не вырони.
Асве кивнул, старательно спрятал ожерелье за пазуху.
— Вон она, – мальчик указал рукой. – Смотрите! Вон она, Ваша подруга!
— Точно. Глазастый! Ну, беги домой... сам доберёшься? Вот, возьми на дорогу, вдруг кто-нибудь попадётся. Спрячь получше! Деньги всё-таки.
— Ага!
И умчался. Только его и видели.
Мальчик не ошибся. Теперь – застать Ведьму в относительно безлюдном месте. Только бы не успела превратить в «куклы» большинство персонала. Правда, присутствия «кукол» пока не ощущается вовсе. Ведьма, что с тобой? Что тебя так изменило? Надеюсь, ты не раскаялась во всём, что сделала? А то мне будет как-то неудобно...
Эсстер проверила, всё ли необходимое под рукой, поправила рюкзак и направилась ко входу. Публика прибывала. Сегодня должны состояться показательные выступления военной техники трёх стран.
— Тигра? – Тень дозвонилась не сразу. – Это я. Жми в Месстен-Аро, подъезжай к гражданской стоянке, к востоку от города, туда, где военная база. Да. Она здесь. Нет, авиасалон... Всё. Жду.

- - -

Теперь – где-нибудь отсидеться до полудня. «Программа» начнёт действовать без четверти двенадцать. Сил мало, не удастся «взять» все машины. Да и зачем? Боевое снаряжение – только у «Шершней». Всё равно, мало не покажется. Если получится, сегодня Тегарон останется без Её Светлости. А если Майтенаринн растеряется – то и без неё. Правила не нарушаются – сама Ведьма не поднимает руку на Королеву. Ничто на свете не вынудит пилотов признать, кто на самом деле отдал им приказ. Они уже забыли незнакомку с серебристыми волосами.
Новые технологии, говорите? Вот тебе новые технологии, Королева. «Куклы» и «псы» – это уже пройденные этапы. Теперь – «озарение». Сегодня – первая демонстрация. Чисто, никаких следов, мозг не разрушает, не нужно самой продумывать программу поведения. Только общие указания.
Служебные помещения. Отлично. Задержимся у двери... теперь сюда никому не захочется войти. Отдохну немного. Осталось недолго, чуть больше часа.
Мианнесит закрыла глаза.
Если выживешь, Королева – значит, ты действительно равна мне. Тогда и будем договариваться. Пора. Так бездарно потеряла всех остальных, самой обидно.

- - -

Май нервничала.
Успела позавтракать, несколько раз выходила в соседние комнаты. На неё почти не обращали внимания. Даже репортёры, которые были повсюду. Не время ещё.
Звонок!
— Королева... тихо, только не по имени! Отлично. Да, это я. Постарайся держаться поближе к зеркалу. Жди сигнала.
— Прошу не беспокоить меня, – Майтенаринн подозвала секретаря. – Прошу проследить, чтобы ближайшие полчаса меня не отвлекали. Только в случае неотложных вопросов.
Секретарь кивнул.
Майтенаринн вернулась в комнату, заперла за собой дверь.
Отдёрнула занавеску.
Большое, в рост человека, зеркало.

- - -

Мианнесит вскочила на ноги.
Что-то не так.
Где-то рядом, совсем рядом. Ах ты, проклятая... Тень-предательница... я...
Стальным обручем схватило горло.
Страшная вялость... в голове зашумело... Нет... только... не...
Тень вышла из соседней комнаты, на ходу сбрасывая облик Мианнесит. Потирая горло.
— Болит, – пожаловалась она. – Не умею делать уколы. Ну, привет, подруга!
Тень коротко замахнулась, удар отбросил Ведьму на пол. Она пыталась подняться... не могла. Пыталась произнести хоть слово – одно только слово, и ты умрёшь, Тень, умрёшь навсегда. Нет. Горло отказалось служить.
Тень откашлялась.
— Великая вещь – анестезия! – объявила она, отбрасывая пустой шприц в сторону. – Прекрасная идея. Жалко, времени мало. Идём, милая, с тобой хотят поговорить.
Тень схватила Ведьму за руку, поволокла в другое помещение. На ходу достала телефон, что-то шепнула.
Зеркало. На стене.
— Я знаю, ты меня слышишь, – обратилась она к принявшей безучастный вид Мианнесит. – Веди себя хорошо и больно не будет.
Зеркало засветилось.
По ту сторону его появилась Майтенаринн.
— Привет, – кивнула Тень, прижимая Ведьму лицом к стене. – Сразу хочу попросить... есть люди, которые понимают все пожелания – абсолютно все – буквально. Знаешь, таким не стоит желать доброго здоровья и прочих глупостей. Договорились, Май?
Ведьма вздрогнула.
Майтенаринн кивнула.
— Вот и прекрасно. Ну, красавица... – Эсстер подтащила не сопротивляющуюся Мианнесит поближе, заставила её повернуть голову в сторону зеркала.
Ведьма закрыла глаза.
— Ой, не играй со мной, – пропела Тень. – Взгляни Королеве в глаза, добром прошу.
Ведьма держала глаза закрытыми.
Тень извлекла нож с клинком в форме полумесяца, с зазубринами на внутренней стороне серпа. Только что принадлежавший самой Ведьме. Прижала лезвие плашмя к щеке пленницы.
— Узнаёшь? Милая вещичка, до сих пор помню. Всеми потрохами помню. Открой глаза, красавица, иначе изуродую – навсегда. Помнишь Правила? Если Тень отняла у тебя красоту, только Тень её сможет вернуть. Во-о-от, умничка. Говори, Май.
— Ведьма, – Майтенаринн выглядела снисходительной и спокойной, – ты ввела новые Правила, не раз нарушала прежние. Я получила право ограничить тебя в возможностях. Да не допустит зеркало, чтобы я потребовала лишнего! – зеркало засветилось ярче, веки Мианнесит задрожали.
— Спокойно, – шепнула Тень, – слушай внимательно, подруга.
— Ведьма, Мианнесит, ты навсегда лишаешься власти над зеркалами и отражениями.
Ведьма вздрогнула, словно её ударили кнутом.
— Ведьма, Мианнесит, ты навсегда лишаешься второго, «медового», голоса.
Мианнесит стиснула зубы. Тень пристально следила за её лицом, прижимая к горлу Ведьмы её же нож.
— Ведьма, Мианнесит, ты не сможешь более подчинять людей ни словом, ни жестом, ни прикосновением.
Глаза Мианнесит загорелись ненавистью и страхом.
— Ни одна из «кукол», ни один из «псов» тебе более не служит, Мианнесит, Ведьма.
Ведьма не отводила взгляда от глаз Королевы.
— Ведьма, Мианнесит, поднять руку на тех, кто служит мне, отныне то же самое, что поднять руку на меня.
Зеркало потускнело, пошло трещинами и осыпалось пылью – тихо, почти беззвучно.
— Молодчина, Королева, – Тень взглянула Ведьме в глаза. – А теперь – подарок от меня лично.
Тень осторожно подняла Ведьму, усадила в кресло. Лицо Ведьмы стало пустым.
— Не притворяйся, что не слышишь... ой, неужели я дозу превысила? Как жаль. Ну ничего, сейчас тебе полегчает. Глазки у тебя совсем стеклянные, бедняжка...
Тень присела, сняла с Ведьмы нарядную шапочку, опустила ладони на её голову.
Ведьма почти не могла двигаться, но тут попыталась отстраниться, на лице её отразился ужас.
Тень озадаченно взглянула ей в глаза.
Рассмеялась.
— О, «недотрога»! Ведьма – и «недотрога». Помнишь, в аналогичной ситуации, ты сказала мне что-то... что-то очень умное. А! Вспомнила. Ты сказала, «этого всё равно не избежать». Я тоже умная, Мианнесит. Этого всё равно не избежать.
Ведьма закрыла глаза, отчаянно пытаясь уклониться...
Из уголков глаз её показались слёзы.
— Ну надо же! – восхитилась Тень. – Так переживать! Ладно, подруга, тогда по-другому. Но это гораздо неприятнее.
Она расстегнула верхние пуговицы на платье Ведьмы. Опустила пальцы на её шею и затылок... резко нажала. Мианнесит выгнулась, хватая воздух ртом, словно рыба на берегу, и вновь обмякла. Взгляд её стал вполне осмысленным.
— Я предупреждала, – подняла палец Тень. – Голова кружится? Скоро тебе будет хорошо. Нертфеллин – отличное средство от скуки, сама убедишься.
Тень выглянула в окно. А, вот и Реа. Очень кстати.
— Эсстер, – голос Реа из телефона. – Я на месте. Тут полно охраны. Все обеспокоены, на сегодня салон закрывается. Штормовое предупреждение. Идёт торнадо.
— Твои верные слуги в пути, – пояснила Эсстер. – Переходим к подарку.
Тень присела перед Мианнесит, взяла её за виски.
— Не смей закрывать глаза...
Сумрак повис в комнате.
— Я Тень, мне служит мрак, мне солнце – враг...
В глазах Ведьмы появился отблеск страха.
— Мне власть дана над царством сновидений...
Страх, постепенно перерастающий в ужас.
— Я отниму благословенье сна...
Паника... почти непереносимая, на грани безумия.
— У спящих, что в немилости у Тени!
Тень выпрямилась.
— Приятных снов, Ведьма. Посмотрим, насколько тебя хватит.
Тень неторопливо надела рюкзак.
— Знаешь, – она присела, глянула в лицо Ведьме, – я хотела повторить несколько твоих коронных номеров, – Тень повертела в руке нож Ведьмы. – В память об Аратрин. Но вспомнила, что я переживала боль и смерть сама. А за тебя будет страдать и умрёт кто-то другой. Жаль!
— Тень, – голос Реа, – торнадо! Уходи немедленно!
— Увидимся, – Тень потрепала Ведьму по щеке, подошла к двери. – Во сне. Да! – хлопнула себя по лбу. – Чуть не забыла! Ты в немилости у Тени, Мианнесит, Ведьма. В ба-а-альшой немилости. Пока!
Мианнесит закрыла глаза. Голова кружилась, кружилась... её несло куда-то... ей было почти всё равно. Ведьма едва не взмолилась о смерти, о смерти для себя.
Взглянуть в глаза подлинной Тени – что может быть страшнее?

- - -

— Думаешь, вы её достаточно напугали? – поинтересовалась Реа.
«Тур» мчал во весь опор. Над головой, далеко вверху, едва не смыкались стены каньона, облитые по краям лёгким лунным светом.
Тень покачала головой.
— Её напугала Королева. Она высказала несколько очень разумных пожеланий. Ведьма теперь гораздо слабее. Хотя чувствую, она восстановит силы. Тем или иным способом.
Она помолчала. Ночной пейзаж вокруг завораживал... где же они едут? Что это за мир?
— Я думаю, Реа, Ведьму заставило задуматься то, что Королева была доброй. Не стала унижать, не заставила просить пощады. Ну ничего, этим займусь я сама. Посмотрим, сколько Ведьма выдержит без сна.
— Не думала, что ты так кровожадна, сестра.
Тень показала нож Ведьмы.
— Я расскажу, как-нибудь, как меня наказывали за шалости. Ты врач, тебе не станет плохо. Но не сегодня. Праздник, всё-таки.

- - -

Торнадо снёс дом, где располагался медпункт, запасной узел связи и один из входов в бомбоубежище. И сразу же ушёл на запад, по пути рассеялся. Ну и прекрасно, могло быть и хуже.
— Таори, господин распорядитель, – голос дежурного. – Звено «Шершней» готовится к старту. Вы отдавали приказ?
— Что за... – распорядитель авиасалона выглянул в окно. Схватил микрофон. – Третий канал. «Шпага один», «Шпага один», что происходит? Отменить взлёт, я повторяю – отменить взлёт!
Самолёты достигли начала полосы, развернулись...
— Мы можем их остановить?
— У охранников – только «Кобры». Тяжёлое вооружение в ангарах. Истребители будут через десять минут. Торнадо...
— «Кобры» не помогут. Немедленно сообщить в Генеральный Штаб. Готовьте группу перехвата. Сообщить всем приграничным районам – у нас ЧП. Объявляю оранжевый код, предположительно – захват самолётов. Даём санкцию на перехват и уничтожение.
«Шершни» стремительно набирали скорость.
— Сообщить всем, кто поблизости: Федерации Никкамо, провинция Матаррие. Тегарон, канцелярии Её Светлости и базе ПВО, Меален. Генеральному Штабу Союза. Видеомост со всеми, срочно.

- - -

— Вот прекрасный повод, – тихо произнесла Министр внутренних дел. – Принимайте решение, тахе-тари Президент. Захваченные «Шершни» объявили, что действуют от имени группировки «Во имя будущего». Цель – подавление отвратительного очага суеверий и регресса. Они намерены уничтожить крепость Левватен, замок графини Теране. Всё живое в них. Нам даже не потребуется вводить войска. Пусть Тегарон справляется сам. Мы чуть-чуть опоздаем... и всё.
Госпожа Президент думала, глядя на перемещающиеся по карте точки.
— Решайте, – повторила госпожа Министр. – Сегодня они подпишут документы, и пять Великих домов их поддержат. Мы пятьдесят лет вытесняли Великие дома – чтобы эта девчонка разрушила все наши труды?
— Хорошо, – Госпожа Президент подняла взгляд. – Видеомост. Министра безопасности, Министра чрезвычайных ситуаций. Постарайтесь лишить Генерального Прокурора мобильности. Парламент должен узнать обо всём только по завершении операции.

- - -

— Сейчас начнётся, – шепнула Реа Лас. Её Светлость лично освободила Лас-Таэнин от двух дней строгого траура - чтобы впоследствии наказать четырьмя дополнительными. Ласточка не возражала. – Все уже наготове... Стой, что-то не так. Подожди меня здесь.
— Реа, срочно, – голос Масстена из «клипсы»-рации. – ЧП. Сообщение с Месстен-Аро. Три «Шершня», полный боекомплект, движутся в сторону крепости. Контакт через пятнадцать минут. Через восемь минут крепость будет в зоне досягаемости их ракет.
— Эвакуация?
— Не успеем. Я почти добрался до Меален, моя группа движется к вам, но они не успеют. Только два спасательных вертолёта, они поблизости. Срочно эвакуируйте тех, ради кого всё происходит.
— Не поможет, Чародей, – возразила Тигрица. – Собьют. Чем вооружены?
— «Адские псы», у каждого по одному. Точечные, термо, пять килотонн. По две «Солнечных стрелы», визуального наведения, три килотонны. Стандартное стрелковое вооружение.
— Попытаемся скрыться в горах. Эсстер, слышишь? Немедленная эвакуация!
— Май должна уметь открывать путь через зеркала. Чихать на конспирацию! Действуйте!
— Май, сможешь открыть путь через зеркало?
Майтенаринн кивнула.
— У нас...
— Я слышала. Да, смогу. Но надолго ли, не знаю.

- - -

— База Меален?
— Чародей? Мы в курсе. Мы уже готовы. Через две минуты четыре спутника будут в зоне покрытия. Что у тебя?
— У меня плохие предчувствия, Авари. Меняем волну. Только закрытый канал. Вот код сигнала, это наша видеочастота. Я отправил двух парней вести прямой репортаж. Записывай!
— Но Штаб...
— Авари. Штаб не отвечает на запросы! Мы можем остаться без Светлой и без Её Светлости. Решай, с кем ты. Если с ними – я отключаюсь, работаем независимо. Если с нами – делай, что говорю. Сохрани хотя бы записи.
— Я с вами, – Авари быстро переключил каналы. – Всё, не отвлекай.
— Спутник двенадцать готов.
— Спутник тридцать готов.
— Спутники пятнадцать и четыре готовы.
— Предупредительная подсветка, – Авари дал увеличение.
— Спутник тридцать, задача решена.
— Пуск.
Секундная стрелка ползёт. Медленно, медленно...
— Пять секунд истекли.
— Задачу нейтрализации «Шершней», динамический режим.
— Спутник двенадцать, восемьдесят процентов, задача решена.
— Спутник пятнадцать, семьдесят процентов, задача решена.
— Держать наведение. Повторить подсветку!
Точки движутся, движутся...
— Нет реакции. Сбиваем?
— Без приказа Штаба не имеем права. До боевого пуска или критической дистанции перехвата.

- - -

Зарница на северо-востоке.
— Что это? – поразилась Тень. – Гроза?
— Предупредительная подсветка, – поправил Гриф. – Чародей успел связаться с Меален. Может, сумеют сбить. Быстро, быстро вниз! Уходим! Май, проход готов?
— Да... держу открытым. В комнату отдыха, в Университет.

- - -

— Спутник восемь в зоне покрытия. Спутник восемь готов.
— Пуск, пуск, пуск! Три «Адских пса»! Скорость семьсот, контакт через сто двадцать, сто двадцать пять, сто сорок секунд! Азимут двенадцать, высота сорок!
— Динамическую задачу уничтожения ракет. Держать наведение на «Шершней».
— Спутник четыре, задача решена.
— Спутник восемь, задача решена.
— Спутник тридцать, задача решена.
— Залп по команде «Пуск».
— Отставить, – в комнату вошёл представитель Генерального Штаба. – Приказ Штаба, огонь не открывать. В крепости никого нет. Огонь – только при угрозе населённым пунктам.
— Но...
Пистолет уставился в лицо Авари.
— Выполнять.
Микрофон был включён. Чародей и все остальные в Левватен слышали каждое слово.

- - -

— Нас подставили, – мрачный голос Чародея. – «Шершни» взяли курс на замок Её Светлости. Дистанция поражения через семь минут. Воздушный флот отозван, коммуникация с замком подавлена. Графиня Теране в ловушке.
— Есть шанс сбить «Псов» отсюда?
— Практически нет.
— Есть! – Эсстер. – Пошли, Тигра. Май, одолжи-ка...
Майтенаринн протянула ей второй «Скат».
— Вы сошли с ума!
— Мас, это наш дом! Май, уводи всех, спаси Её Светлость. Мама, прошу...
— Я остаюсь! – резко заявила баронесса. – Ничто не заставит меня потерять дочерей ещё раз. Действуйте. Не забывайте, кто вы.
Эсстер, Реа и четверо охранников уже бежали по лестнице, на башню.
— Я с ними, – Хеваин. – Чародей, я буду снимать до конца. Транслируй! Сделай всё, чтобы это увидели!
Зеркало погасло; почти все успели уйти. Вопросов никто не задавал. Остались Майтенаринн, баронесса с двумя телохранителями, Лас и секретарь Светлой.
— Они справятся, – Майтенаринн приподняла верхнюю губу. – Не сомневайтесь, Эврин. У вас прекрасные дочери.
— Рада слышать, – Эврин опустилась в кресло. – Если бы не возраст, я бы поднялась вместе с ними. Спасибо, Майтенаринн...
— За что?
— Я боялась умереть в нищете, от болезни, в постели.
Майтенаринн кивнула, собралась с силами.
— Чародей, я ухожу в замок Её Светлости. Уведу, кого смогу, в Университет. Готовьте прямой эфир!
— Поторопись, Май. Шесть минут.
Майтенаринн замерла перед светящимся прямоугольником.
— Я вернусь, Эврин. Очень скоро. Лас, остальные, вперёд!
Баронесса кивнула.

- - -

— Восемьдесят секунд до контакта.
Пальцы... чуть-чуть продвинуть... совсем немного.
— Вы совершаете убийство, – сообщил Авари спокойно.
— Не ваше дело. Не шевелиться!
— Семьдесят секунд до контакта.
Легонько нажать. Вот так. Громкая связь.
— ...Авари! Что происходит?! В замке Светлая, баронесса Метуар, её дочери! Вы что, с ума сошли?
Пистолет чуть-чуть отошёл в сторону. Отлично.
— Это что за...
Авари провёл приём безукоризненно. Наклониться, ударить ногой в голень, выкрутить руку с пистолетом...
Выстрел. В комнату вбегают охранники.
— Все слышали! – распорядился Авари. – Государственная измена. Покушение на руководителей государства. Арестовать его! Операторы, возобновить задачи! Пуск по готовности!
— Вас... всех... – прохрипел представитель Штаба.
— Заткните его. Уничтожить ракеты!
— Мы зацепим крепость.
— Подсветите их! Помехи во всех диапазонах! Мас, уходите, мы не можем сбить ракеты. Уничтожение самолётов!
— Задача решена. Пуск!
Авари расстегнул верхнюю пуговицу.
— Сообщите Генеральному Штабу, Её Светлости о произошедшем. И да поможет нам Всевидящая... – прошептал он.

- - -

Они поднялись на башню; охрана отставала на несколько шагов. Последним прибыл Хеваин.
— Тень, Тигрица, самолёты уничтожены. Удалось замедлить «Псов». Они появятся с севера, правая сторона ущелья. У вас будет не более двух попыток. Дистанция безопасного поражения – километр.
— Готова, – Тень опустила на глаза визир, дала увеличение, подключила прицелы «Скатов». – Жду.
— Готова, – Тигрица поставила два штурмовых ружья в режим автоматического залпового огня, повернулась к охране. – По сигналу «Стена» бейте по стенам ущелья, у поворота на восток. Чародей, отсчёт.
— Тридцать секунд до визуального контакта.
Тень любовалась пейзажем... даже сквозь визир им можно любоваться.
Я Тень, мне служит мрак, мне солнце – враг...
— Двадцать пять секунд.
Скольжу, сгибаюсь, вверх лечу, как птица...
— Двадцать секунд.
Когда от света ускользаю я...
— Пятнадцать секунд.
Ничто по резвости со мною не сравнится...
— Десять секунд.
— Стена!
Белые кольца... унеслись и пропали.
Стены ущелья вздрагивают.
— Пять секунд.
Правая стена окутана пылью, огромные глыбы отваливаются от неё...
— Первый!
Реа уже была наготове.
Выстрел... одно, два, три, четыре, пять белых колец... ружьё перегрето, бросить. Второе. Одно, два, три, четыре...
— Первый «Пёс» разрушен, детонации не произошло!
Тень замерла.
— Второй!
Второй успел «понять», что необходим манёвр. Поднялся почти вертикально вверх, чтобы зайти на цель с другой стороны... Тень выстрелила трижды, с обеих рук. Уворачиваясь, «Пёс» столкнулся с падающей глыбой.
Белая вспышка.
— Детонация! Не смотреть, не смотреть! Третий «пёс» через двенадцать секунд, с северо-востока!
Белый огонёк тускнеет. Обрушивается волной белого огня. Жар ощущается даже отсюда. Камень в ущелье почти мгновенно вскипает. Там будет глубокий кратер...
— Вот он... – шепнула Тень. – Иди сюда, пёсик, иди...
«Скат-Т4» мигнул зеленоватым огоньком – сигнал наведения. «Пёс» тут же «вильнул», сделал грациозный пируэт, ушёл вниз и влево. Засёк наводку!
Белые кольца. Мимо.
— Тигра, подсвечивай, не стреляй!
Ушёл «Пёс», ушёл от всех трёх пуль.
Подсветка, выстрел. Пируэт, поворот, вновь уставился на меня рылом. Подсветка, выстрел. Поворот, вниз-вправо-вверх. Руки болят. Не смогу так долго и так быстро...
Белые кольца... нет, он слишком проворный.
Подсветка, выстрел. Другим пистолетом – две реактивных вниз и влево.
Ушёл. Чуть-чуть промахнулась, не так уж ты умён.
Подсветка, выстрел. Другим пистолетом – вниз, в него и влево.
Есть.

- - -

Выстрелом «Адскому псу» повредило двигатель. Он попытался выйти на цель... и свалился в штопор.
Скрылся за горой.
Несколько секунд... земля содрогается от удара.
— Барахло, не ракета, – Тень сплёвывает в сторону. – Спасибо всем... помогите мне встать...
— Эсстер, – Реа шепчет ей на ухо, – ты ничего не забыла?
Тень удивлённо оглядывается.
— Верни своё лицо... ты так и была Королевой всё это время.
Эсстер рассмеялась.
— Кто-нибудь, скажите, что мы победили! – потребовала она.

- - -

— Противник уничтожен, – раздался голос Чародея. – С нашей стороны потерь нет. Её Светлость Теране Эсстар Тегар-Тан ан Тегарон выходит в эфир через пятнадцать секунд, общесоюзная волна вещания два, канал тридцать пять Федерации Никкамо, канал «Юг Четыре» Империи Роан.

Часть 3. Глава 7. Белая башня | Ступени из пепла (оглавление) | Часть 3. Глава 9. Кукольный город

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100