Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 10

Константин Бояндин - Шамтеран I - Ступени из пепла, часть 3 глава 10

Часть 3. Глава 9. Кукольный город | Ступени из пепла (оглавление)

3.10. Ступени из пепла

Все, кроме Майтенаринн, собрались в беседке.
— Она опять сидела у её могилы, – сообщила Тень, явившаяся последней. – Мне кажется, что она говорит с ней. Или сама с собой. Мне не захотелось подслушивать. Скажи, Ласточка, куст – твоя работа?
Лас кивнула.
— Очень красиво. Чёрные и белые розы, чёрных цветков на один больше. Скажи, ты только розы можешь?
Лас улыбнулась, покачала головой.
— Там, у меня дома... когда у меня был свой дом...
Лас-Таэнин отошла в сторону и поманила Тень рукой.
— Думай, – велела она.
— О чём?
— О том, что бы ты хотела. Сядь, закрой глаза и думай.
Эсстер повиновалась. Ласточка села спиной к спине Тени, извлекла кинжал... что-то прошептала, прикоснулась острием клинка к левой щеке... правой щеке... вонзила оружие в землю и, склонившись, коснулась земли лбом. Замерла.
Все затаили дыхание.
Хеваин отметил, что Тень напряжена... глаза её были закрыты... губы чуть шевелились.
Росток появился из земли.
Выпустил два листика... ещё два, ещё... стал крохотным деревцем, разветвился...
Через пять минут на вершине холма, рядом с беседкой, возвышался дуб. Карликовый – чуть-чуть выше самой Тени. В цвету. Ласточка поднялась, отряхнула колени, осторожно извлекла кинжал, очистила его, вернула в ножны.
— Эсстер, – шепнула она. – Всё. Оглянись.
Тень обернулась, долго смотрела на дерево, затем обняла Лас и долго не отпускала. Что-то шептала. Лас улыбалась, иногда кивала.
Эсстер уселась под деревцем, прижалась к нему, прикрыла глаза.
Лас-Таэнин отошла в сторону.
— Думаю, ей лучше побыть одной.

- - -

— Я записал всё, что смог, – Хеваин помахал тетрадью. – Жаль, что этого никто никогда не узнает. Я стараюсь для своей газеты... но это никому нельзя показывать. Понимаете, настоящую сказку – нельзя просто так.
Все остальные кивнули.
— Я расскажу вам ещё одну сказку, – Хеваин уселся поудобнее на камне. – Масстен, Гриф... вы так и не смогли понять, откуда у Май взялись странные предметы, которым не время существовать. Верно?
— Верно, – согласился Масстен. – Но мы знаем теперь, что такое может существовать... с десяток корпораций будет молиться на Май, пока солнце светит с небес.
— А между тем всё просто. У нас с вами, Чародей, разные методы. Вы часто полагаетесь на озарение. Я привык просеивать факты. Факты, которые просто валяются под ногами. Я расскажу только про один такой. Помните номер телефона, которым Май разоружала мины?
— Яттан сто пять.
— Верно. Знаете, что это такое?
Чародей пожал плечами.
— У спецслужб много телефонов во всех сетках.
Хеваин засмеялся.
— Смотрите. Вот, я купил в Тегароне телефон – в центральном магазине. Все настраивают телефоны на сигнальный код – чтобы первый же нашедший не мог позвонить. Возьмите... Заблокируйте его.
Чародей повиновался.
— Теперь я беру его... видите? Зажглись огоньки. Сейчас я могу набрать только один номер. Угадайте, какой.
Чародей выглядел так, словно только что постиг единственно важную истину.
— То есть...
— Видите? Я набираю «Яттан сто пять». – Хеваин прижал телефон к уху. – Красный, синий, зелёный, синий, белый. Что? Да... Семь пять три один один два три. Спасибо. – Набираю его дважды... Всё, телефон разблокирован.
Гриф вскочил на ноги...
— Не может быть...
— Может. Я просмотрел список видеофильмов, которые Май глядела... тайком... то есть, якобы тайком, сами понимаете. Ничего особенного. Простенькие боевики, полицейские фильмы, фантастика. Помните пояс Хельта, начинённый МТ-12? Такой же был у Май в вентиляции. Знаете, откуда взялась МТ-12? Есть такой фильм, «Стальная башня». Посмотрите. Эпизод с поясом – в точности такой, каким его описывает Май, когда рассказывает о визите Хельта. Я не успел посмотреть все фильмы – их очень много.
Хеваин помолчал. Все ждали продолжения.
— Ручаюсь, если посмотреть другие фильмы... почитать книги, которые она читала... Вы понимаете, о чём я?
— «Сделала это правдой», – повторила Реа глухо. – О небеса... действительно.
— Думаю, что однажды, когда Ведьма дала ей в очередной раз лишнюю таблетку... или наоборот, не дала вовремя, неважно – Май проснулась, по-настоящему, ненадолго. Поняла, что гибнет. К тому моменту она поссорилась со всеми, помощи ждать было неоткуда. Тень всегда следила, чтобы никто не приблизился к Май. Только один человек мог бы ей помочь. Единственный в мире. Май не знала, что его давно нет в живых. Она успела позвать его на помощь. Изо всех сил. Прежде, чем уснула вновь.
Лас прижала ладонь ко рту.
— Я думаю, что, даже если бы Хельт эс Тонгвер вообще никогда не существовал, он всё равно бы пришёл на помощь. Она попросила – один лишь раз попросила для себя, как потом просила для других. И он пришёл. Как герои всех фильмов, книг, которые нравились Май. Вот что испугало Ведьму до полной потери самообладания. Она настолько растерялась, что Тень тут же сумела ускользнуть. Дальше мы знаем если не всё, то основное. Вот вам обещанная сказка.
Хеваин встал, прошёлся по траве.
— Она может делать что-то правдой... нет, она, конечно, не всемогуща. Только то, что человеку действительно нужно. Да и не всякий рискнёт подойти к ней, вы же знаете. Некоторые из нас испытали, что такое дар Светлой. И каждый такой дар убивает её.
— Лас, – Хеваин взглянул в её сторону. – Не сомневаюсь, что за вашу жизнь вы сможете вырастить прекрасные, неповторимые деревья, кусты, цветы. Много. Все они будут кого-нибудь радовать.
Лас кивнула.
— Саванти сможет вылечить любую рану.
Хлыст попытался что-то сказать, но махнул рукой. Кивнул.
— Реа... Вам лучше избегать наших военных. Они пойдут на всё, чтобы вы научили их вашему новому умению.
Тень подошла к собравшимся. Слушала, мрачнея.
— Да... Вы правы, она никогда не делает ничего наполовину, – заметила Реа тихо. – Она всегда выкладывается. Полностью. Я видела, как вымотали её последние три дня. Сомневаюсь, что те, кого она исцелила, до конца жизни подхватят что-нибудь серьёзнее лёгкой простуды.
Хеваин кивнул.
— Позавчера, когда мы нашли её с мёртвой Ведьмой, Май выглядела лет на шестьдесят. Вчера вечером, я заметил, на лице её появилось несколько новых морщин. Совсем небольших. Но она не сможет не помогать тем, кто придёт. Я знаю. Вы тоже знаете.
Тень опустила голову. Лас закрыла лицо ладонями.
— Боюсь, что через несколько месяцев мы увидим конец этой сказки, – заключил Хеваин. – Печальный конец. – Он сам выглядел постаревшим.
Лас плакала. Беззвучно. Реа, побледневшая, присела перед ней, прижала её к себе.
— Я не знаю, насколько точно я угадал. Сегодня день её рождения. Я прошу всех... придумаем что-нибудь. Мы сможем. Я не хочу увидеть конец сказки.
— Есть идея, – шепнул Саванти. – Простая. Думаю, что... Ну вот, опоздали.

- - -

Майтенаринн легко взбежала по песчаному склону.
— Все здесь! Здорово. Давайте, собирайтесь, через час начало. Гостей понаехало, жуть. Лас, Реа, поможете мне... принимать знаки внимания?
— С удовольствием, – Лас наклонила голову.
— Разумеется, – Тигрица улыбнулась, сверкнула зубами.
Май словно ударилась о стену.
— Что тут у вас...
Она посмотрела в глаза Лас-Таэнин. Та успела восстановить спокойный и невозмутимый вид.
— Я же чувствую!
Хеваин выдержал её взгляд.
— Вы словно оплакиваете кого-то...
Саванти улыбнулся, «подмигнул» стёклами неизменных очков.
— Да вы что?!
Май попятилась...
— Я знаю, как я выгляжу! Что вы тут выдумали? Что завтра я стану старухой? Рассыплюсь в пыль? Вот ещё!
Все молчали.
— Даже если и стану, – продолжала Майтенаринн спокойным голосом. – Две предыдущие недели того стоили. Разве не так?
Лас не выдержала, отрицательно помотала головой.
— Госпожа...
Голос из-за спины Май.

- - -

— Моя просьба, Госпожа, – Эсстер склонила голову. – Если можно...
Май улыбнулась.
— Разумеется. Эсстер...
Она протянула обе руки Тени. Тень взялась за них, закрыла глаза.
— Тень, ты свободна... – негромко произнесла Майтенаринн. – Никто не подчинит тебя, если ты сама не захочешь служить. Но я прошу – хватит убийств.
Эсстер открыла глаза. В них стояли слёзы. Тень улыбнулась, показала все зубы.
— Просите?
— Приказываю.
— Ура! – неожиданно крикнула Тень, отпрыгивая в сторону... она исчезла по пути, но вновь проявилась в конце прыжка. – Я свободна! Спасибо, Май! А теперь... Моя очередь делать подарки!
Она подошла к улыбающейся Майтенаринн, сосредоточилась...
Спустя несколько секунд перед Майтенаринн стояла... она сама. Но другая. Русая, выглядящая на двадцать с небольшим лет.
— Май, такой ты была, когда я тебя впервые увидела... как Тень. Прошу, не шевелись... ничего не говори... Терпи! – неожиданно повысила голос Тень. – Будет больно, очень больно!
Она положила руки Май себе на плечи.
Опустила свои ладони на плечи Светлой.
Взглянула ей в глаза.
Небо потемнело, звёзды проступили на нём, чужие звёзды. Тьма сгустилась вокруг Майтенаринн и Тени. Послышался раскат грома.
— Я Тень... мне служит мрак... мне солнце – враг...
Май чувствовала, что её лицо горит... что вся она горит... что с неё сдирают кожу...
— Я смерти не подвержена от века...
Тень перед ней неуловимо менялась. Кожа её посветлела, волосы тоже меняли цвет...
— Я Тень... всё, что с собой забрала я...
Морщинки у уголков глаз... Морщины на лбу... Ссохшаяся кожа... Май с трудом заставляла себя не отводить взгляд.
— Не сможет... возвратиться к человеку...
Как слабы стали руки, что держат её за плечи...
— Я Тень, и только я себе судья!
Тень оттолкнула Майтенаринн, упала, свернулась на траве бесформенной грудой.
Тучи расходились.
Майтенаринн в ужасе смотрела на выглядывающую из рукава куртки Эсстер иссохшую кисть – кисть скелета.
Кисть медленно осыпалась пылью.

- - -

Май отступила на шаг...
Прикоснулась к своему лицу. Взглянула на остальных.
Те видели, не веря своим глазам... Такой Майтенаринн вошла в Университет в первый день Выпуска.
Сумрак опустился на поляну. Ночь. Беззвёздная ночь, душная и тяжёлая.
Тьма понемногу рассеялась.
Эсстер поднималась на ноги, с отвращением вытряхивая из рукавов оставшуюся там пыль. Закашлялась... долго не могла справиться с кашлем.
— Фу-у-у... Как только ни умирала. От старости – впервые. До чего мерзко! Никому не советую.
Май смотрела на хитро улыбающуюся Тень широко раскрытыми глазами.
— Май, знаешь... – Тень потупилась. – Я не могу забрать у тебя старость навсегда... только, пока подлинная Тень не призовёт меня. А я передумала жить вечно.
Майтенаринн рассмеялась.
— Думаю, мне хватит. Спасибо, Тень... Эсстер.
Тень поклонилась и отступила, встала среди остальных. Лас тут же пододвинулась к ней, схватила за руку.

- - -

— Май, – Саванти вышел вперёд, преклонил колено. – У нас для тебя много подарков. Тень опередила нас всех, но... Я хочу попросить тебя. Оставайся всегда такой, какая ты сейчас.
— Воин по-прежнему с тобой, Королева, – улыбнулась Реа. – Помни об этом. Оставайся такой, какая ты сейчас.
— Я мало что умею, – Хеваин вышел вперёд. – Но всё равно рад помочь. Оставайтесь такой, какой я вас вижу.
— Оставайся такой всегда, Май, – Лас подняла голову.
— Будьте всегда молоды, Светлая, – Чародей встретился с ней взглядом. – Мы всегда рядом.
— Всегда, – подтвердил Гриф. – Оставайтесь с нами такой, какая вы сейчас.
— Если потребуется, только позови, – кивнула Тень. – Мне скучно без приключений.
Майтенаринн долго смотрела на остальных.
— Спасибо, – голос её дрогнул, – пусть будет так, как вы хотите. Оставайтесь и вы такими же... вы нужны мне, все нужны. А теперь... кто-то говорил о подарках?
— Май, – Лас подошла первой, – вот. Думаю, тебе понравится. Это Сагари. Весь. Я научу тебя, как читать... правильно читать. Он приснился мне недавно и просил передать, что у тебя ужасное произношение. Будь его воля, две недели ты бы сидела на хлебе и воде, чтобы не смела так обращаться с Ронно.
Реа ткнула Тень в бок, захохотала. Тень присоединилась к ней.
Май поклонилась, приняла книгу.
— Слушайте, давайте остальное потом! – Саванти оглянулся, – после официальной части. Соберёмся в «чайной». Её Светлость пообещала... – Саванти понизил голос, – что соблаговолит почтить нас, недостойных, личным визитом. А? Что мы сейчас тут будем...

* * *

— Лас, – по пути в Левватен Майтенаринн внимательно просмотрела всю книгу. – Но здесь нет последнего стихотворения... А я помню его. Хотя подожди... как же звучит третья строка...
Лас-Таэнин пожала плечами.
— Я тоже помню. Но только первые две строки. Наверное, оно более не нужно... если я правильно понимаю. Если ты меня понимаешь.
— Тогда прочти то, что здесь последнее. Прямо сейчас. Прошу.
Лас кивнула.
— Заодно поупражняемся в переводе.
«Ver sae, en il ka maeri tan,
Un Sien to, ahn kalier en gaen...»
Майтенаринн слушала. И медленно шептала то, как это звучало бы на её родном языке.
«Вся тяжесть мира мне легла на плечи,
Всё бремя непонятной красоты,
Всё ляжет прахом, дрогни я беспечно,
Зачем такое допустила Вечность, -
Ведь где-то там есть ты!»
Голос Лас звучал тихо, едва перекрывая мурлыканье мотора. Горы по обеим сторонам дороги. Фейерверк – их уже заметили с башни...
«Сожгу всё то, что собирал годами -
Гордыню, страсти, зависть, боль и страх,
По пеплу их взойду – за облаками,
Прочь от меня, сквозь бури, мрак и пламя
Бежала ты в слезах».
Сколько знакомых лиц! Лас, ещё одну строфу, остальное – потом.
«Что мне сказать? Один последний взгляд
Прошу, даруй мне, – и в обратный путь
Я поспешу – но нет пути назад,
Ступени жарким пламенем горят,
И некуда свернуть».
Лас закрыла книгу, задумчиво глядя в сторону.
— «Зачем такое допустила Вечность»? – повторила Майтенаринн, улыбаясь тем, кто бежал встречать их.

Часть 3. Глава 9. Кукольный город | Ступени из пепла (оглавление)

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100