Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 4

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 4

Глава 3. Тени прошлого | Книга Снов (оглавление) | Глава 5. Волшебный дворец

4. Туман в зеркалах

Лас и Хорёк, Неиверин 16, 1288 В.Д., 22:30

— Вы замечательно выглядите, - заметил Хорёк. - Простите, что спрашиваю – вы в самом деле не пожалели, что съездили? Это не моё дело, но...
— Я очень рада! - Лас сама вела машину. То есть управляла полётом. Пунктир автопилота на карте был только для страховки. Мне нравится летать, подумала она и прибавила скорость. Мне...
Ей казалось, что она заснула. На короткий миг. А когда очнулась, «Сокол» стоял где-то в чаще леса, за окном качались деревья – ветер? - и обеспокоенный Стайен держал её за руку.
— Как вы себя чувствуете, теаренти?
— Что со мной? - Лас оглянулась. Снаружи в салон не проникало ни звука. - Где мы?
— Вы потеряли сознание. Выключились. Всего на пару секунд.
— Это вы посадили машину?
— Нет, она сама. Автоматика. Как ваше самочувствие? Сможете встать?
— Конечно, - Лас расстегнула ремни. - Всё в порядке!
— Давайте я дальше поведу. Поменяемся местами!
Проще всего было выйти и обойти вокруг машины. Но Лас, сама не понимая, почему, не хотела вылезать. Стайен, похоже, тоже. Лас молча добыла флакончик, проглотила таблетку.
— Через двадцать минут будем дома, - Стайен тронул несколько картинок на сенсорном экране. - Я вызываю доктора. Нашего.
— Нет, прошу вас, не надо!
— Лас, - Хорёк посмотрел ей в глаза. - Я знаю, такое с вами бывало редко. Но сейчас случается чаще. Вы нам всем очень дороги, и это не просто слова.
Лас улыбнулась.
— Хорошо, вызывайте. Но я не обещаю, что буду вежлива с ним.
Стайен улыбнулся и взял мобильник. Почти немедленно на сенсоре появилась вспыхивающая красная полоса, пронзительно взвыла сирена.
— Что это? - встревожилась Лас.
— Боевая подсветка, - пояснил Стайен, легонько стукнув пальцами по сенсору. - В нас собираются стрелять. Пристегнитесь.
Лас не стала задавать вопросы. Давно уже отвыкла в таких ситуациях что-то спрашивать. Свет в салоне приугас, лес за окнами встал на дыбы. Лас почувствовала, как кружится голова. Ускорения не ощущалось, его добавляло воображение.
— Можем не уйти, - спокойно проговорил Стайен. - Вы можете обнять меня?
— Что?!
— Лас, прошу, это не шутка. Обнять меня. Прижаться ко мне настолько тесно, насколько можете.
Лас отстегнулась и попробовала выполнить просьбу. Почти сразу же стёкла стали непроницаемо-чёрными, машину чуть тряхнуло.
— Всё, - тихо проговорил Стайен. - Всё обошлось. Можно сесть поудобнее.
— Что это было?! - Лас не могла поверить, что всё, произошедшее за пару минут, действительно произошло.
— Ракета, Лас. Ракета ПВО класса «земля-воздух». Я не знаю, кто её выпустил, будем разбираться.
— Он может пережить такое попадание?! - Лас погладила обшивку передней дверцы. Ей показалось, что автомобилю это понравилось.
— Да, и не такие может. Всё, убираемся отсюда, пока не поздно.

Бабушки, внуки и другие, Неиверин 16, 1288 В.Д., 23:10

Доктор – Аспирант - уже был в поместье. Он, не говоря ни слова, велел Лас улечься и долго водил над ней указкой-диагностом. Странник всё бы сделала руками, как и Доктор.
— Никаких отклонений, теаренти. Вы совершенно здоровы. Возможно, это просто слишком много впечатлений.
— Что прикажете делать? - сухо поинтересовалась Лас.
— Лечь отдыхать. Вы ещё не привыкли к здешнему часовому поясу. Горячие ванны, лечебный массаж, - Лас улыбнулась, поискала глазами Вейс. Та отвернулась, пряча улыбку. - И поменьше волноваться. Завтра жду вас в клинике, как договаривались.
Теаренти, - Стайен подошёл, едва Аспирант покинул поместье. - Я думаю, вас это заинтересует. С вами хотят поговорить.
— А до завтра это не может подождать? - проворчала Вейс.
— Это ненадолго! - заверил Стайен и Вейс только вздохнула. Лас поднялась и прошла вслед а ним, в библиотеку. Стайен оставил телефон на столе и ушёл из комнаты, затворив двери.
Звонок. Лас не успела пошевелиться – телефон сам отозвался и включил видеосвязь. В воздухе возникла Вессен – изображение.
— Лас, простите, что беспокою. Стайен сказал, что у вас было что-то вроде обморока. Это правда?
Лас кивнула.
— Простите, что интересуюсь. А раньше с вами такое было? Можете припомнить, когда?
Лас уже не удивлялась. В этот день её ничто уже не удивит. И припомнила всё, что смогла.
— Поразительно, - Вессен поджала губы. Нервничает. - Видите ли, я тоже не жалуюсь на здоровье, но у меня стали случаться короткие обмороки. И если мы с вами не ошибаемся, то обмороки происходят в одно и то же время. В одни и те же дни как минимум!
Лас стало не по себе.
— Что это значит?
— Ничего. Я пока не знаю. Лас, может, вам нужна охрана? У меня нехорошие предчувствия.
— Нет, не нужна, - заверила Лас. А совсем недавно с радостью бы согласилась на охрану.
— Спокойной ночи вам. Простите мой поздний звонок. - Отбой.
— Лас? - Вейс встретила её за дверью. - Всё, тебе хватит. Быстро спать!

* * *

— Я тебя сильно испугала? - поинтересовалась Лас. Сна не было ни в одном глазу.
— Да, порядком. За руль тебе теперь лучше пока не садиться, - Вейс сидела на краешке кровати, держа Лас за руку.
— Спасибо, успокоила, - проворчала Лас.
— И одной никуда не уходить. Мало ли!
— Я уже договорилась об охране. Будут спать по обе стороны от меня и под кроватью. На всякий случай.
— Да ну тебя! Мне не смешно! Если бы у твоего автомобиля не было бы автоматики, а рядом не было Стайена, ты могла разбиться!
— Если бы, если бы... - Лас повернулась к Вейс лицом. - «Бы» мешает. Завтра, то есть сегодня, я еду на обследование. Ты и внуки тоже.
— А мне зачем?
— За компанию. Мне одной, что ли, страдать?
— То ли убить тебя, то ли обнять... - Вейс засмеялась.
— Сначала обнять. Поздно уже, Медвежонок.
— Что, прогоняешь?
— Нет, просто у тебя ноет спина и немного – печень. Пей свои таблетки и ложись.
— Откуда ты знаешь?! - неподдельное изумление в голосе.
— Оттуда. Можно, я твоей спиной займусь завтра утром?
Вейс погладила её по щеке, рассмеялась и покинула комнату. Лас прикрыла глаза, как ей показалось – на мгновение. Когда открыла, поняла, что Вейс уже там, у кровати, на коврике. В угол её поставить, что ли?
— Вейс! - тихонько позвала Лас. - Медвежонок!
— Да, Ласточка?
— Ты тайны хранить умеешь?
Вейс уселась.
— Ты сама прекрасно знаешь. Нет.
— Перестань. Что было, то было. Я про сейчас спрашиваю.
— Умею, а что?
— Скажи, я найду здесь в библиотеке свои книги?
Молчание. Вейс в замешательстве.
— Ты уже знаешь... - разочарование. - Кто сказал?
— О чём я знаю?
— О сюрпризе. Тесан, Эверан, остальные... кто проболтался?
— Я не знаю о сюрпризе. Так что проболталась ты. Просто скажи, когда ты узнала о книгах?
Вейс расстроена и смущена, какие у неё сильные эмоции! Или какое сильное у меня обоняние...
— Слушай, или встань, или ляг, я не могу так разговаривать!
Вейс встала. Долгое время смотрела на Лас, потом потупилась и поджала губы. Лас молча отодвинулась. Вейс забралась под одеяло, было видно – испугана и нервничает.
— Не трону я тебя, - проворчала Лас. - Я ничего не знаю ни о каком сюрпризе и знать не хочу.
— Спасибо, Лас, - едва слышно.
— Так ты их читала?
— Да, хотя не во всех что-то понимаю. Мне понравилось! Почему ты бросила писать?
— Мне жить не хотелось, - Лас прикрыла глаза. - Хотелось исчезнуть без следа.
Если она меня сейчас пожалеет, я её прогоню, решила Лас.
Вейс нашла ощупью её ладонь.
— Но сейчас всё по-другому, Ласточка?
— По-другому, - согласилась Лас. - С этого вечера по-другому. Мне этим вечером хорошо прочистили мозги. Я вот и думаю...
— Поздно думать, - Вейс сжала её ладонь и отпустила. - Отдыхать пора.
И заснула первой. Прикрыла глаза, прошла минута – и всё, Вейс спит. И хоть стреляй теперь из пушки.

Бабушки, внуки и другие, Неиверин 17, 1288 В.Д., 4:45

— Ты не спишь? - тихонько позвала Вейс.
— Ты и сама знаешь, - Лас тихонько рассмеялась.
— Уже выспалась?!
— Я всегда рано встаю. Просто не всегда спускаюсь за чаем, - улыбнулась Лас. - Займёмся твоей спиной? Или сразу к чаю перейти?
— Ты можешь просто полежать пять минут, а?
— Как скажешь, - Лас повернулась на спину. Вейс сейчас хорошо. Хорошо и спокойно.
Прошло пять минут, потом десять.
— Что молчишь? - поинтересовалась Вейс. Лас всё это время думала о вчерашнем визите к Вессен. И о записи, письме, которую просмотрела пять раз подряд. Ну почему, почему она не связалась со мной хотя бы за год?!
— Тебе не угодишь, - Лас снова рассмеялась. - То молчи, то не молчи.
— Поправляешься на глазах, - Вейс улыбнулась. - Какие планы?
— Нет планов. И не хочу пока придумывать.
— Отлично! - Вейс уселась. - Тогда мы займёмся твоими планами на этот отпуск!
— Валяйте.
— Ты от кого таких слов набралась? От Тесан? «Валяйте»...
— Так говорит современная молодёжь, если ты не знала. Я попрошу Тесан дать мне несколько уроков.
— Отлично! - Вейс прижала Лас обеими руками и поцеловала в обе щёки. - Я даже не буду ругаться!
— Я сейчас страшно разозлюсь, - предупредила Лас, отворачиваясь, чтобы её не поцеловали в третий раз.
— У меня дома это – самое сильное и приличное выражение самых нежных чувств! Ты не заметила?
— У тебя дома... - проворчала Лас, оттолкнув от себя Вейс. Та отодвинулась, спокойно смотрела в её глаза.
— Договаривай, - Вейс казалась самим спокойствием. - «У себя дома делай что хочешь, а у меня...»
Лас прикрыла глаза. Полежала так с полминуты. Открыла. Вейс по-прежнему смотрела в её глаза.
— Извини, - Лас уселась. - Это наш с тобой дом, Вейс. Мы обе здесь хозяйки.
Вейс не меняла выражения лица.
— Я больше так не буду! - добавила Лас почти робко. Вейс по-прежнему смотрела – словно Лас стала прозрачной. Смотрела насквозь.
Лас пододвинулась к ней. Вейс чуть отстранилась. Вот теперь она почти совсем обиделась, подумала Лас. Я чую.
Лас придвинулась (Вейс закрыла глаза) и легонько коснулась губами её щеки. Вейс улыбнулась уголками рта, и это было всё. Лас попробовала ещё раз.
Поцелуй у неё вышел только с третьего раза.
Вейс молча прижала её к себе.
— Совсем не страшно, верно? - прошептала она. - Я просто хочу быть рядом. Как у тебя в замке. Как потом, на Сердце Мира. Ты ведь приходила ко мне, когда я горела, а могла не приходить. Но ты приходила и ухаживала...
Лас отодвинулась и склонила, опустила голову. Я свинья, подумала она. Как они меня ещё терпят?
— Вставай, - Вейс погладила её по запястью. - Всё в порядке. Какая-то морская свинка обещала мне массаж. Моим старым усталым косточкам.
— Если скажешь ещё раз «старые и усталые», я тебя побью, - Лас выпрямилась. Слёз не было на её глазах, как не было и робости. Вейс улыбнулась во весь рот. - Так какие у тебя косточки?
— Старые и усталые!
Лас осталась быстрой, словно молния, реакция её не притупилась за прошедшие годы. Вейс не успела заметить, когда Лас схватила подушку, не успела и увернуться. Страшно подумать, что было бы, если бы то была не подушка – первый же удар опрокинул Вейс. Она попыталась схватить вторую подушку, но тщетно.
— Ты... у меня... забудешь... слово... «старость»! - Лас била по груди и спине. Вейс хохотала, пыталась защититься – куда там!
Лас остановилась неожиданно. Стояла в шаге от кровати, пристально смотрела на Вейс, было видно – может продолжить «избиение» в любой момент.
— Что скажете, теаренти? Какие у вас косточки?
— Ста... - Вейс не успела закончить фразы. Теперь Лас била по-другому. Почти не больно, но обидно – сбивала дыхание, «давала пощёчины», опрокидывала на спину и бок самым неприличным образом. Это длилось минуты три. Сотня ударов. Вейс знала – первый раз двадцать пять ударов, второй – сто, третий -- пятьсот. О четвёртом лучше не думать.
— Какие у вас косточки? - вновь спросила Лас. Она даже не запыхалась, поразилась Вейс, которой хотелось заплакать -- но нельзя, нельзя плакать, нельзя демонстрировать слабость! Эти слёзы -- слабость и ничто более. Это в неё вбили надёжно. Вбили палками, плетью и позже – хлопушкой для мух. Хлопушкой было обиднее всего.
— Молодые, - Вейс с трудом уселась. Выдержала взгляд Лас. Та медленно кивнула, так же медленно поклонилась и положила подушку. Вейс держала другую – так и не смогла взмахнуть ни разу. Но если попытаться сейчас ударить, после того, как признала свою неправоту...
Что сделает Лас, непонятно. Там, где Вейс учили манерам, прежде чем отдать на услужение семье Вантар, за подобное могли забить палками насмерть. Или отсечь вероломно поднятую руку. Или скормить акулам. Вейс обучали не одну, их там было две дюжины. И все они однажды видели, как казнили одну из них, на глазах у остальных. Одну из них, посмевшую замахнуться на учителя, когда тот положил оружие на пол.
— О старости в этих стенах не говорят, - Лас уселась рядом с ней. Даже не вспотела, поразилась Вейс. Но я сумела вывести её из себя. Или не смогла? - Да?
— Да, - робко ответила Вейс и Лас... расхохоталась.
— Спасибо, Вейс, - она наклонилась и поцеловала ту в щёку. Получилось с первого раза. - Прости, если сделала неприятно. Учись обращаться с оружием! Пригодится! А теперь – брысь в ванну! Скоро готовить завтрак! Давай-давай!
Дважды повторять не пришлось.
— Я в форме, - Лас смотрела на себя в зеркало. Умница Вейс. Мудрая и добрая бабушка. Мне пора проснуться и тоже стать доброй и мудрой. Хватит жить в мире сновидений.

* * *

— Волшебство, - прошептала Вейс, когда Лас закончила. - Где тебя этому учили? Я не думала, что этому мог кто-то обучить!
«Этому». Лас сидела, разминала Вейс спину, вспоминала наставления Странника и Доктора, а потом... потом услышала голос Грозы. Голос матери Вессен.
Сложи пальцы щепотью, проведи под левым ухом, половина куан, легонько прижми там... другой рукой надави на основание шеи. Когда проснётся, через две-три секунды, нажми ещё раз и держи. Как только шея станет горячей, отпусти и проведи ладонью по шее, от правого уха до левого. Это поднимет на ноги даже паралитика, и так взбодрит... ух!
Да. Взбодрило на славу. И ещё несколько «наставлений» пришло из глубин памяти... То, что делала Лас, здесь было на грани приличия – даже если никто не видел. А в Роан...
В Роан за это могли казнить на месте. Чушь, говорила Гроза. Предрассудки и заблуждения. Плевать на приличия. Это лечение! Если я захочу приятно провести с тобой ночь, вот тогда я подумаю о приличиях. Если захочу, добавляла потом и падала от хохота. Чтобы Гроза соблюдала приличия? Легче представить мягкий камень или горючую воду. Но никто не обижался. Кроме Лас, никто не обижался. Но и Лас не могла долго обижаться. Не получалось...
— Обучили, - Лас потёрла ладони. - Тебе пока лучше не знать, кто. Как чувствуешь себя?
— Я будто заново родилась! - Вейс уселась, прислушиваясь к ощущениям. Ничто и нигде не ныло. Спина не болела, печень – тоже. Но... кто, о Великое Море, мог обучить Лас такому? Ещё пара таких сеансов, подумала Вейс, и я насовсем разучусь смущаться. - Просто чудо!
Лас погладила её по щеке. Гроза, наверное, специально не сказала – приятно было не только Вейс. Самой Лас это тоже принесло неожиданное удовольствие... тело тоже получало заряд бодрости, и тоже хотелось повторять это вновь и вновь...
Всё. Собраться, Лас! Девушке твоего происхождения об удовольствии нужно думать в последнюю очередь!
Лас отшатнулась, прижала ладони к ушам.
— Отстань, - Лас сосредоточилась, чтобы выгнать, приглушить голос. Мама, ты очень мудра, но в некоторых вопросах ты безнадёжно устарела... прости. - Оставь меня в покое, мама! Это моя жизнь!
Вейс молча смотрела.
— Ты справишься? - поинтересовалась она. Видно было – стоит только попытаться выразить жалость или сочувствие, и Лас придёт в ярость.
— Справлюсь, - Лас прикрыла глаза. - Она тревожит меня всё реже и реже. Всё, я в душ! Приберись пока!

Бабушки и Хорёк, Неиверин 17, 1288 В.Д., 7:00

— Стайен, вы снова что-то «отрегулировали»? - поинтересовалась Вейс. Лас хотела ей помочь, но была изгнана с кухни – сиди вон там и смотри! Пей чай и отдыхай! У тебя отпуск!
Хорёк улыбнулся, поправил пенсне.
— Так, мелочи. Смазал дверные петли, починил замки, настроил камеры... Знаете, у вас всё в отличном состоянии.
— Судя по вашим словам, нет, - Вейс тоже была чародейкой, и её владениями были кухня и огород. И там, и сям ей нравилось работать. По слухам, ей даже предлагали пойти в обучение известнейшие повара обоих континентов – но Вейс отказывалась. Сначала считала, что ей льстят, а потом... потом она встретила Лас, которую давно считала умершей. И вс остальное перестало что-либо значить.
— Не знаю меры! - сокрушённо развёл руками Хорёк. - Если можно что-то подправить, подправлю. Привычка.
— Может, меня чему-нибудь научите? - полушутливо попросила Вейс. Хорёк поднялся, учтиво поклонился и ответил.
— Если у вас есть задатки, с удовольствием. Если нет, так и скажу. Вы обижаетесь на правду?
— Разучилась, - Вейс оглянулась на Лас и подмигнула той. - Да я шучу, Стайен. Мне моих забот и так хватает.
Стайен кивнул и вновь поклонился.
— Теар... - он поперхнулся. - Лас, простите. Можно вас на два слова?

* * *

— Помните вчерашнюю ракету?
Лас поёжилась, кивнула.
— Я читал сводки новостей. Там говорили о плановых учебных пусках. Врут, понятно, но я кое-что узнал. Я узнал, откуда выпустили ракету, и я узнал, когда на той станции взяли нас на мушку. Угадаете?
— Когда у меня и Вессен случился обморок, - предположила Лас. Только не это, подумала она, хотя сама не знала, чего опасается. Только не это! Пусть это будет случайностью! Халатностью, совпадением!
Хорёк покивал в ответ.
— Верно. Я хочу дать вам кое-что. Так, на всякий случай. Разрешите подняться в ваши комнаты?
— Вейс, мы будем наверху! Если что, звони!
Вейс отмахнулась не глядя – иди уже, не мешай!

* * *

— Входите, - Лас негромко рассмеялась. Если в комнату входит незнакомый мужчина, да к тому же варвар, служанка должна всегда находиться позади него... Лас потрясла головой. Мама, да хватит же!
— У вас красиво, - Стайен осмотрелся. - Третья Династия, верно?
Лас расширила глаза. Ни Вейс, ни остальные не опознали в узорах, в расположении предметов, ваз, картин того, что сразу увидел Стайен. Она расставила всё так, как это делали величайшие придворные поэты Третьей Династии. И это помогало. И думать, и не болеть, и вообще жить...
— Вы многое видите, - Лас вежливо поклонилась.
— Разрешите? - Стайен указал глазами на письменный стол. Получив разрешение, положил на него свой чемоданчик и открыл. - Вот это, - протянул Лас чудесную серебряную цепочку. - Носите, если можно, всё время.
— Всё время, пока я не в Стране Цветов, - Лас примерила цепочку. Красиво! И так приятно прикасается к коже... - Что это?
— Монитор, - пояснил Стайен. - Если с вами хоть что-нибудь не так – обморок, например – то на эти вот датчики, - он положил на стол три брелока в виде змейки, обвившей латунное колечко, - поступит сигнал.
Лас захотелось сорвать цепочку и бросить её в лицо оружейнику. Но она сдержалась, прошла ещё секунда – и Лас удивилась, откуда пришла та неуправляемая ярость.
— Спасибо, Стайен, - она поклонилась.
— У меня есть четвёртый, - показал Стайен. - Я хотел бы попросить вас взять вот это, - он положил на стол «Шершень». Пистолет. Обычное оружие полицейских. - Это...
— Нет, - помотала Лас головой. - Не возьму. Я не люблю пистолетов.
Стайен кивнул.
— А это?
И положил на стол кинжал. Лас не поверила глазам. Или ей кажется, или...
— Его украли у вас когда-то. Вас за это едва не лишили имени. Но он нашёлся, теаренти.
Лас колебалась. Кинжал был талисманом. Когда его украли, всё пошло наперекосяк. А может, она просто внушила себе, что это талисман?
— Хорошо, - согласилась она. - Что вы с ним сделали? Ведь сделали что-то?
— Да, - Стайен не стал отрицать очевидного. - Смотрите. Вот видите, это украшение, камушек на гарде? Проведите по нему пальцем. Любым.
Лас повиновалась. Камушек из зелёного стал красным.
— Прошу, - Стайен вынул из чемоданчика толстый стальной прут. Один конец был срезан – словно бритвой. - Попробуйте. Прижмите палец к этому камушку и попробуйте.
Лас догадалась, что будет. Взмах... и отсечённая часть прута падает на пол. Чистый, зеркальный срез. Как бритвой.
— Если отпустить камушек, это будет самый обычный кинжал. Я не стал его оттачивать, - Стайен с поклоном протянул ножны.
— Спасибо, - Лас боязливо провела по камушку. Тот позеленел. Вот так ошибёшься и сама себя перережешь.
— О, нет, - Стайен покачал головой. - Когда камушек красный, вы не сможете пораниться. Я это предусмотрел. Батарейки хватит на пару часов непрерывной «резьбы».
— Вы волшебник! - восхитилась Лас. - Я очень рада! Правда! Это был мой талисман! Но где вы его нашли?!
— Не я, Вессен. Я думаю, она сама вам расскажет.
— Что-то ещё?
— Нет, - Стайен улыбнулся. - У меня просьба. Я хотел бы осмотреть ваш выходной тефан. И то платье, которое вам подарили родственники.
Лас прищурилась.
— Зачем это вам?
— Сниму мерку. Вессен просила. Только я этого не говорил.
Лас рассмеялась.
— Для вас – даже это, Стайен. Но только в моём присутствии!
— Разумеется! Это быстро.

* * *

— Няня, я на работу! - пропела Тесан. - Попробую взять отпуск, если получится! Если нет, буду развлекать тебя по вечерам и выходным! Вери! Ве-е-е-ри! Ты на работу едешь или сачкуешь?
— Тесс, - Лас взяла её за руку. - Я хочу научиться современному языку. Ну, «сачковать», «балдеть» и всё остальное. Раз уж я твоя подруга...
— Лас! - Вейс побагровела.
— Кто-то обещал, что ругаться не будет, - отмахнулась Лас. - Научишь?
Тесан расхохоталась.
— В два счёта, няня! Я вас возьму пару раз к друзьям на тусовку, там и научитесь. Выбора не будет! А вы правда этого хотите?
— Меня там не будет! - сердито возразила Вейс. - Ещё чего!
— Сами справимся, подумаешь, - Лас отступила на шаг, - вы меня убеждали, что я молода, вот я и поверила. Сами виноваты.
— Няня, ты чудо! - Тесан кинулась к ней, обняла... замерла.
— Можно, - улыбнулась Лас. - Теперь можно без разрешения.
Тесан чмокнула няню в щёку и унеслась за дверь. Была - и нету.
— У меня нет слов, - Вейс вздохнула. - Так ты серьёзно? Хочешь казаться молодой?
— Не казаться, моя милая, - Лас посмотрела ей в глаза. - А быть. И не я, а мы с тобой.
— Растормошила я тебя на свою голову, - буркнула Вейс. Лас попыталась обнять её, Вейс не позволила.
— Я отучу тебя ворчать, - пообещала Лас. - Когда мы с тобой познакомились, ты не ворчала.
— Конечно, - буркнула Вейс. - Чуть что – темница, чуть что – плётка. Попробуй поворчи.
— О, замечательная идея. Спасибо. И темницу, и плётку я тебе легко устрою.
— Да ну тебя! - Вейс попыталась выглядеть обиженной, но не сумела, расхохоталась. - Лас! Ну что ты со мной делаешь! - Лас сумела её обнять и прижать к себе.
— То же, что и ты со мной, - шепнула Лас. - Это справедливо, верно?
Стайен – стоял у стола, должно быть, давно – негромко кашлянул.
— Прошу простить, - он поклонился. - Нас ждут в клинике. Ваших внуков я отвезу туда днём, после работы.
— Идём, - обречённо вздохнула Вейс. - Но мы ещё поговорим.

* * *

Лас не успела завязать пояс, как заметила свёрнутый в трубочку клочок бумаги. Улыбнулась – должно быть, выпал из кармана Вейс. Она себе оставляет много поручений и пишет такие вот записки. Правда, и так всё помнит. Лас поднесла клочок к носу, нахмурилась. Тесан и... сама Лас?! Развернула клочок
«Она только притворяется подругой. Ты скоро убедишься».
— Лас! - стук в дверь. Вейс влетела, тоже с поясом в руке. И с клочком бумаги.
«Она просто использует тебя», - прочитала Лас. - Мило. - Поднесла к носу. - Тесан и ты, - вернула клочок. - Что за чушь?
— Я откручу ей голову! - пообещала Вейс. - Это уже не смешно!
— Подожди откручивать, - Лас ещё раз обнюхала обе записки. - Тесан так шутить не станет. Да и писала не она.
— Откуда ты знаешь?
— Оттуда. Ей гореть через четыре дня. Принюхайся, - Лас вручила записки. - А здесь нет даже намёка!
— Да, непохоже, - согласилась Вейс. - Откуда знаешь про четыре дня?
Лас вздохнула.
— Чую, милая моя. У неё через четыре дня, у нас с тобой через десять.
— Перестань, - отмахнулась Вейс. - Нашла тему для разговоров! Идём, нас ждут!

Бабушки и Хорёк, Неиверин 17, 1288 В.Д., 7:00

— Теаренти Вейс, вы первая, - Аспирант в сопровождении двух ассистенток пригласил Вейс за собой. Та посмотрела в глаза Лас, вздохнула и ушла.
Не люблю больниц, подумала Лас. Сколько ни бываю здесь, всегда зябко. Как будто сквозняк в душе... мерзкое ощущение. И так почти везде. И началось это... когда же это началось?
Тишина. Звенящая, натянутая, как струна. Непереносимая. Когда-то я тихонько напевала или зажимала уши, чтобы её не слышать, чтобы из-под неё не прорвались голоса.
— ...Лас! - Вейс тихонько потеребила её за плечо. - Ты что?
Лас выпрямилась. Сидела, скорчившись, прижав ладони к ушам. Вот зараза! Теперь подумает невесть что!
— Думала, - Лас выпрямилась. Посмотрела – ассистентки и Аспирант уже ждут её. - Ты уже всё?
— Я уже всё. Ты так и сидела все эти полчаса?
— Не знаю, Медвежонок. Не люблю больницы.
— Не здесь! - прошептала Вейс и кончики ушей её покраснели. - Перестань!
Лас вздохнула и направилась туда, где её ждали. Она знала, как называют главный зал диагностики. «Пыточной», «склепом», «холодильником», и множеством других приятных слов.

* * *

— Снимите всё, включая украшения, - попросила ассистентка. Приятный голос, подумала Лас. Интересно, она знает, сколько мне на самом деле лет? - Лягте вот так. Руки за голову, пальцы рук в замок. Можете закрыть глаза, если хотите. Вам удобно лежать? Сможете так пролежать пять минут, не шевелясь?
— Да, конечно, - Лас не стала закрывать глаза. Ничего тут страшного. Главное, не заснуть.
— Будет несколько секунд, когда вам захочется спать, - ассистентка подошла к пульту. - Постарайтесь не заснуть, теаренти. Если почувствуете сильную боль, сразу говорите.
И началось.
Знаю, почему «пыточная», подумала Лас. Странник рассказывала. У некоторых от воздействия электромагнитных полей начинаются беспричинные боли. Причём не во время диагностики, что нормально, а потом. Она также рассказывала, почему «склеп». Почему «холодильник», я и так знаю. Ещё полсотни лет назад сверхпроводники требовали охлаждения и комната под прибором была огромным холодильником...
Тупая игла воткнулась где-то у основания шеи. Терпи, Лас, у тебя так всегда. Врачи говорят – нормальная реакция.
Стало жарко. Очень жарко. И почти сразу же – холодно. Палачи, подумала Лас, стискивая зубы. Сейчас смотрят на меня, улыбаются и на своём птичьем языке делают выводы.

* * *

— Теариан-то, сколько ей лет?! - поразилась ассистентка. - То, что я вижу, не ошибка?
— Не ошибка, - подтвердил Аспирант. Камень с плеч. Никакой остаточной активности в районе гипофиза и гипоталамуса. Никакой «короны» в фантомной проекции. Никакой «удавки» или «чёрного треугольника». Иногда новые проходы открывались в странные места, замкнутые на себя - «мешки», так их прозвали. И в одной сотой процентов случаев там что-то водилось. Что-то такое, от чего мы до сих пор не знаем, как спасаться. В этот раз обошлось.
— Ей сто один год, - прочитала ассистентка показания, - все системы организма соответствуют эффективному возрасту тридцать один год. Это тоже не ошибка, теариан-то Денгор?
— Не ошибка, - подтвердил Аспирант. Ты ещё не знаешь, сколько на самом деле лет твоей напарнице, подумал он.

* * *

Накатило неожиданно. Действительно, захотелось спать. Очень сильно. Лас с трудом выдерживала напор жаркой волны, что норовила унести её глубоко-глубоко. И выдержала.
И свет погас перед глазами. Но сознание осталось. Подвешенное в пустоте, в которой гулко и часто билось сердце. Лас попробовала пошевелить руками или ногами – нет ни тех, ни других. Ничего нет, только сознание.
И ощущение, что она не одна в этой пустоте.

* * *

Красный огонь, резкий звук. Аварийный останов. Все графики на мониторах превратились в горизонтальные линии.
— Денгор! - вторая ассистентка. - Пройдите в зал! Срочно!
— Бригаду реанимации – в главный «склеп», - сказал Денгор в трубку уже на бегу. - Синий код! Посторонних не пропускать!
Не сейчас, подумал он. Никакой паники. Не в этот день, Лас.

* * *

Лас очнулась. Она внутри диагноста. Жарко и душно – камера герметична. И почему она стала непрозрачной?
— Вы меня слышите? - позвала она. - Почему так жарко?
И стены вновь стали прозрачными. И Лас едва не закричала от того, что увидела.
Они бродили вокруг аппарата. Ассистентка сидела, скорчившись, в дальнем углу, а вокруг бродили они. Десятки, а может, сотни. Точно такие же, как в ту ночь – белый, праздничный наряд, непереносимая, сияющая красота. Но лицо... на нём была такая улыбка, что Лас едва не сошла с ума, увидев её. У живого существа не могло быть такой улыбки.
— Денгор! Аспирант! Что у вас происходит?!
Щелчок. Камера открывается. Все, кто был поблизости, бросились к распахивающемуся люку – чтобы первыми добраться до...
Лас закричала. Не смогла вытерпеть, не в силах человеческих было вытерпеть такое молча.
Чёрный занавес.

* * *

— Всё в порядке, - услышала она. - Глубокий обморок. Ничего более.
Лас открыла глаза.
— Что со мной?
— Обморок, - пояснил Денгор. Лас видела множество людей вокруг, краем глаза, и чуяла, что они обеспокоены. Были обеспокоены.
— Что тут было? - она попробовала сесть, но Денгор придержал её за плечи.
— Немного полежите, - он посмотрел на что-то над головой Лас. - Сейчас подействует укол, и вы сможете встать.
— Какой укол?! - возмутилась Лас. Ассистентки Аспиранта переглянулись. - Что тут происходит?
— Лас, вы чувствуете голод?
Лас прислушалась к себе, к своему телу. О да, и это не просто голод, это что-то серьёзнее.
Денгор кивнул.
— Всё в порядке. Это просто защитная реакция. Организм потратил очень много энергии.
Стало жарко. Лас только сейчас заметила, что так и лежит, ни во что не одетая.
— Мне жарко, - она посмотрела в глаза Аспиранту. - И хотелось бы одеться, если вы закончили.
— Да, одну минуту, - Аспирант отошёл в сторону, негромко поговорил с теми, что стояли – с тележкой и множеством инструментов – неподалёку и спровадил их. Ещё минута – и в комнате остались только Лас и ассистентка.
— Что со мной было? - поинтересовалась Лас. Что только ни примерещится в этом диагносте! Вот уж страху натерпелась... Ассистентка ей не помогала – не было нужды. Если не считать голода, Лас чувствовала себя великолепно. Как новенькая.
— Обморок, - пояснила девушка. - Вы нас немного испугали, теаренти. Но ничего страшного не случилось. Теариан-то Денгор расскажет подробнее.
— А реанимацию вызвали шутки ради?
Девушка смущённо улыбнулась.
— Простите, сейчас вам всё объяснят. Вот ваши вещи. Проверьте, пожалуйста, что ничего не забыли.

* * *

Витаминный коктейль – жуткая гадость. Лас так и сказала. Но Денгор настаивал – выпить до дна. Лучше всего – залпом.
— Так что со мной было?
— Обморок, - пояснил Денгор. - Примерно такой же, какой описывает Стайен. Длился десять секунд, потом вы уснули. Обычный, глубокий сон. Но за эти десять секунд ваш организм потратил много энергии, мы пока не понимаем – на что. Такое бывает, но редко, особенно поблизости от первой фазы цикла. Три дня, верно?
— Десять, - сухо поправила Лас. - У меня всё по расписанию, уже семьдесят лет. Как часы.
— Странно, - Денгор потёр переносицу. - Вам виднее, теаренти. В общем, вы нас напугали – у нас на мониторах всё улеглось.
— Улеглось?
— Ровные линии, - пояснил Денгор. - Сердце не бьётся, дыхания нет. Но в главном зале на мониторах было всё в порядке. Вы кричали, Лас – вам что-то приснилось? Показалось?
— Показалось, - Лас прикрыла глаза. Тебе бы такое показать, я бы на тебя посмотрела. - Неприятные воспоминания.
— Вот заключение, - Аспирант протянул ей конверт. - Никаких системных проблем. Скажите, предыдущие обмороки случались за одну-две недели до первой фазы?
Лас задумалась. Верно, подумала она. Что и подтвердила вслух.
— У некоторых женщин такое бывает. Обычно всегда есть предвестники – звон в ушах, ощущение эха, жар. За минуту-две до обморока.
Лас неохотно кивнула. Да. Почти всегда что-то такое было, он прав.
— Ничего страшного, - Денгор улыбнулся. - Это бывает. Я могу назначить вам...
— Никаких таблеток, - отрезала Лас. - Я совершенно здорова, и вы это знаете. Один вопрос, Денгор.
— Слушаю.
— У меня всё ещё могут быть дети?
Он кивнул.
— Да, могут быть – репродуктивная сфера в норме. На уровне тридцать одного года. Вам позавидовало бы большинство женщин.
— Не надо так шутить, - Лас поднялась. - Что вы посоветуете?
— Больше витаминов. Больше положительных эмоций. Больше свежего воздуха. Если хотите сесть за руль, следите за предвестниками. Но лучше до завершения второй фазы не садиться за руль вообще. Я могу заказать вам и Вейс столик в ресторане, если хотите. За наш счёт.
— Спасибо, - Лас криво улыбнулась. - Не обижайтесь, Денгор, но за счёт больницы я не хочу ничего.
Денгор коротко поклонился.
— Удачного вам дня. Вейс ждёт вас в машине.
Едва Лас покинула комнату, Денгор набрал номер.
— Чёрная петля, Вессен, - произнёс он в трубку. - Нет, не жертва. Охотница. Нет, ошибки быть не может. Я лично привезу все записи. Конечно, за ней будут наблюдать. Да, за всеми ними. Да, будет сделано.
— Мне очень жаль, Лас, - произнёс он, положив трубку. И отчаянно захотелось напиться. Вдрызг. Так, чтобы не просыхать пару недель. Пошло всё подальше, подумал Денгор. Вот сегодня и напьюсь. Отвезу ей всё и напьюсь.
Он подумал и набрал второй номер. Стайен. Но там было занято. Вессен, подумал Аспирант. Она меня опередила.

Бабушки и Хорёк, Неиверин 17, 1288 В.Д., 13:00

— Я знаю великолепный ресторан, - Хорёк вызвал карту города и указал. - Вот тут. Настоящая кухня Роан, Фаэр. Что скажете?
— Я скажу... - Лас посмотрела в глаза Вейс. - Я бы купила мяса. Много-много, разного-разного. И рыбы. И соусов. Самых злых. Вернулась бы домой и зажарила на углях всё, что можно зажарить. И никаких ресторанов, мы сами всё сделаем.
Вейс довольно улыбнулась и кивнула.
— Сами выберете? - Стайен стёр карту. - Куда прикажете?
— Её – домой, - распорядилась Вейс. - А мы с вами прокатимся до магазина. Лас, ты пока всё приготовишь. Поехали! Я тоже есть хочу, сил нет.

* * *

— Слушайте, вы так и будете в парадном костюме? - удивилась Лас, когда Стайен взялся помогать ей с жаровней. Угли приготовить – тоже искусство, и Вейс вечно ворчит, что всё не так сделано, не тот запах, не тот жар...
— А что?
— Не жалко его? Такое ведь не купить, на заказ делали?
— Не купить, - согласился Хорёк. Взял со стола бутылочку с маслом и, к ужасу Лас, щедро полил им рубашку и брюки. Приправил красным соусом – от которого уже ничего и никогда не отстирать. Потянулся за...
Лас поймала его за руку.
— Хватит! Что за шутки?!
— Минутку, - попросил Хорёк. Впрочем, Лас и сама видела. Пятна впитались, всосались в ткань – они таяли на глазах и пропали меньше, чем через минуту.
— Вот это да! - восхитилась Лас. - Вы это сами сделали?
— Это прототип, - пояснил Хорёк. - Талисман своего рода. Есть уже модели получше.
— Вейс бы такой! А то она вечно ворчит, что не отстирывается.
— Уже, - Хорёк полил соусом кусочек хлеба, положил в рот и закрыл глаза. - Вкуснотища! Где вы такой покупаете?
— Сами делаем, - Лас вытерла лоб. - Этой бутылке уже лет сто. Вейс всё жалко её выкинуть. Что значит «уже»?
— Уже. Я немного поработал над её фартуками. Попросите её, чтобы не стирала в горячей воде. Скажите – специальная пропитка. Так, в сущности, и есть.
— Так-так! - Лас хотела рассердиться, но накатывало веселье. - А у меня вы ни над чем не «поработали»?
— Нет пока. Если нужно, скажите.
— Приезжайте к нам в Страну Цветов! Вейс меня уже замучила – кругом ей пятнышки мерещатся, ничто не отстирывается...
— О, это с удовольствием. А вот и Вейс.
— Опять мне косточки перемываешь? - Вейс поставила кастрюли на стол. - Не стыдно?
— Ты – мне, я – тебе. Чем ещё заниматься женщинам в самом расцвете сил?
— Да ну тебя! - расхохоталась Вейс. - Всё, ставьте на угли, иначе я кого-нибудь съем.
— Я вас спасу, теаренти, - пообещал Стайен. - Отдохните. Я сам.
На пороге дома Лас обернулась – Стайен, седовласый, остроносый, тощий, в роскошном костюме, стоял среди клубов дыма и взмахивал «опахалом». Старым – нет, старинным – куском фанеры. Сейчас разве найдёшь где-нибудь настоящую фанеру!
— Испортит костюм, - с сожалением заметила Вейс. И не поняла, почему Лас расхохоталась.

Бабушки и Хорёк, Неиверин 17, 1288 В.Д., 15:30

— Ужас, как вкусно! - Лас махнула рукой. - Стайен, когда следующая порция?
— Минут через пять, - Хорёк вернулся за стол. Дымом от него не пахло, хотя стоял в самой гуще. Вейс покачала головой.
— «Ужас». Лас, это вульгарно!
— Так говорит Тесан. Можно ей, можно и мне. Стайен, вы можете что-нибудь сказать об этих записках?
— Немного, - Стайен изучил записки под лупой – в пенсне, то есть – и сложил их обратно в банку. - Мне нужно время. Листки из такого же блокнота?
— Или того же самого. И появились, когда Тесан уже ушла, - пояснила Вейс. - Сидите, сидите, я сама схожу.
— Очень, очень странно, - пробормотал Хорёк. - Теаренти, я хотел бы вас попросить. У вас в комнате, на кровати, лежит тефан. Подарок от меня и Вессен. Когда надумаете выезжать в город, одевайте его. Или хотя бы часть его – пояс, например.
— Как вы попали в мою комнату?
Стайен улыбнулся, развёл руками.
— Дверь была не заперта.
— Это не смешно! - резко ответила Лас.
— Дверь была не заперта, - повторил Стайен. - Я оставил бы в библиотеке. Должно быть, вы забыли запереть.
— Я никогда не забываю, - возразила Лас. - Вы можете осмотреть мою комнату? Ну, чтобы...
— Уже. У вас всё в порядке. И в других комнатах тоже.
Лас прикрыла глаза, сосчитала до десяти.
— Спасибо, Стайен. Извините. Зачем мне его одевать?
— Защита, - пожал плечами Хорёк. - От мелких неприятностей.
— Скажите, - Лас понизила голос, - зачем вы просили меня обнять вас? Там, в машине?
— На мне аналогичный костюм, - пояснил Хорёк. - Если бы что случилось...
— Вот как, - улыбка Лас потускнела.
Хорёк встал.
— Теаренти, я был бы рад, если бы вы меня обняли в других обстоятельствах, но я не посмел бы даже намекнуть!
— Намёков и не нужно, - Лас встала. Трудно обнимать человека, который выше тебя на две головы. Но ей удалось.
— Я вам не мешаю? - Вейс поставила на стол новые порции. - Вы как хотите, а я ещё съем!
— Бабушки! - довольный голос Тесан. - Вы где? О, Стайен, добрый день! Ого, уже начали!! А нам что-нибудь оставили?
— Тесан! - укоризненно покачала головой Вейс. - Как не стыдно!
— Какой тут стыд! - Тесан подбежала, обняла няню, потом – бабушку. - Я после этого вашего медосмотра слона съесть готова! Вери! Ве-е-ери! Поторопись, а то я за себя не ручаюсь!
— Переодеться, вымыть руки и только потом за стол, - ледяным голосом распорядилась Вейс. - Марш!
Тесан испарилась, словно её и не было.
— Я прослежу, - Стайен поднялся и ушёл туда, где в глубине сада жарилось мясо.

* * *

— Вейс, ты чего?
Лас присела перед ней на корточки. От съеденного и выпитого она захмелела – хотя ни капли спирта. Было очень хорошо, невообразимо хорошо. И вот – Вейс, мрачная как туча, вот-вот расплачется.
— Медвежонок! - прошептала Лас. - Ну что случилось? Стайен спас мне жизнь, там в машине. Тесан подбежала ко мне, потому что я стояла ближе. Перестань!
Вейс скользнула по ней взглядом и вновь уставилась куда-то в пространство.
Лас встала у неё за спиной, обняла, склонилась и медленно поцеловала в щёку. Вейс вздрогнула, прикрыла глаза.
— Мир?
Вес взяла её за руку, крепко сжала. Вытерла лицо полотенцем.
— Иди, помоги ему, - кивнула в сторону сада. - Мы с тобой потом поговорим, - и рассмеялась. - Мир, мир.

Бабушки, Неиверин 17, 1288 В.Д., 18:40

— Как вы могли подумать! - возмутилась Тесан. - Зачем мне так шутить? Зачем мне вас ссорить?
— Почему нас? - поинтересовалась Лас. - Почему именно меня и Вейс?
— Кроме вас, никто записок не получал, - пожала плечами Тесан. - Это первое, что приходит в голову! Что вам намекали друг на дружку!
— Я исследую, - Стайен кашлянул. - Посмотрим, что удастся найти. Итак, молодые люди, - он перевёл взгляд с Тесан на Эверана. - Вы хотели кое-чему научиться? Я собирался подкрутить кое-что в «Торнадо». Составите компанию?
— Конечно! - Тесан захлопала в ладоши. - Бабушки? Вы с нами?
— После такого обеда? Ну уж нет, мы погуляем по саду, выпьем чайку, - ответила Вейс. - У меня ни на что больше сил нет!
— У меня тоже, - Лас встретилась взглядом с Хорьком и тот едва заметно кивнул.
— Я так и думала! Но ночную прогулку я вам всё равно устрою! Не спрячетесь!
— Вот юла, - вздохнула Вейс, когда они с Лас остались одни. - Он молодец. Всё понял.
— Идём, - Лас указала в сторону беседки. - Чай я принесу. Идём, посидим.

* * *

— Что случилось, Медвежонок? Что на тебя нашло?
— Я не знаю, - Вейс прикрыла глаза. - Там, в больнице, мне показалось, что тебя не стало. Не знаю, почему. Я поняла, что тебя уже нет. Я хотела побежать, узнать, что случилось, и...
Она прикрыла глаза.
— И заметила. Рядом со мной кто-то стоял. Я почуяла, увидела её тень. Это она, Лас. Она пришла туда, ко мне, и стояла. Мне было страшно, я боялась посмотреть, кто это. А потом я очнулась, мне сказали, что ты сейчас придёшь.
Лас молча прижала её к себе. Бедная Вейс. Наверное, это была одна из них. Хорошо, что ты не посмотрела в её лицо.
— Извини, - Вейс отстранилась. - Лас? С тобой в в порядке?
Лас замерла, глядя в одну точку, лицо её стало пустым.
— Лас! Лас, очнись!

Сорок три года назад

— Ты пришла за мной? - Лас сидела, держа кинжал в руках. Гроза не могла не прийти. Можно было сбить с толку остальных, но не её. Можно было не оборачиваться.
Одно движение. Всего одно движение кинжалом. Гроза может многое, но даже она не успеет.
— Нет, - Гроза закрыла за собой дверь. Замерла. Сделай она хоть шаг, случилось бы то движение. - Когда я прихожу провожать кого-то, у меня с собой фонарь.
Лас оглянулась. Гроза не стала принимать ничей облик, оставалась сама собой.
— Фонарь? Зачем? Стой где стоишь!
— Я устала, - Гроза потёрла лоб. - Можно сесть?
— На пол, - махнула рукой Лас. - Садись на пол. Не подходи! Что за фонарь? Зачем?
— Обычный фонарь. Чтобы освещать дорогу, - пояснила Гроза. - Там темно. И нельзя стоять на месте, чтобы привыкнуть к темноте.
— Тогда сходи за фонарём.
Гроза засмеялась. Невесело и устало.
— Нет, не пойду. Мне и так хорошо.
— Хочешь посмотреть? Тебе ведь это нравится? Повернуться к тебе лицом?
— Нет, - Гроза прикрыла глаза. - Никогда не нравилось. Знаешь, почему я не сошла от этого с ума? Потому что знала: это пройдёт. Взойдёт солнце, прогонит ночь, кошмары рассеются. Так и случилось.
— А потом снова придёт ночь и новые кошмары, - Лас почувствовала, как дрожат руки. Не дай ей себя заговорить. Она всё равно не поймёт.
— Лас, ты же помнишь, как её провожали? Помнишь? Вспомни, что ты там видела?
Лас припомнила. Сочувствие, но без боли. Печаль, но без надрыва. Скорбь, но без отчаяния. Были песни – но светлые. Ни рыданий, ни безнадёжности. Её просто проводили в дальний путь. И пожелали вернуться – когда и если захочет, когда придёт час.
— Вот именно, - Гроза поднялась на ноги. - Я не знаю, что ты сейчас чувствуешь. Наверное, я могла бы узнать, но не стану подслушивать. Я уйду, Ласточка, но я вернусь. С фонарём или без, решай сама. Я не перестану любить тебя в любом случае. И никто не перестанет, что бы ты ни сделала.
Едва дверь за ней затворилась, Лас упала на колени. Кинжал выпал из рук.
— Прости, - прошептала она, сама не понимая, к кому обращается. И упала в обморок - так ей показалось. А может, заснула – от чудовищного перенапряжения.
Гроза пришла через час. Без фонаря. Проводила Лас к остальным – и там тоже не было ничего тёмного - никто не плакал, не убивался. Просто на одном из портретов появилась чёрная рамка, а на одной из стен – белая полоса. Она ушла, но осталась. В этой комнате всегда ощущалось её присутствие – все последующие года.
...Где теперь эта комната? Где все? Моя вахта закончена, сказала Гроза в письме, которое передала Вессен. Завтра я покидаю вас. Мы с тобой последние – ты остаёшься на вахте. Не оплакивай меня. Мы все встретимся, я обещаю. Береги себя, Ласточка! Я не прощаюсь.
В её голосе не было ни печали, ни сожаления, ни скорби. Её просто призвали на последнюю службу. Когда-нибудь это должно было случиться.

Бабушки, Неиверин 17, 1288 В.Д., 19:30

— Досталось тебе, - Вейс крепко сжала плечо Лас и налила ей ещё чая. - Теперь я почти понимаю. И молчала! Ни словечка ведь не сказала!
Ничего не понимаю, подумала Лас. Её всё ещё била дрожь, но становилось лучше. Я что, всё это рассказала вслух?
— Что бы это изменило? - полюбопытствовала она.
— Ты всё-таки свинка! Всё! Всё бы изменило! Вот что, милочка: больше ты не будешь одна. Ни днём, ни ночью!
— А это прилично? - не удержалась Лас.
— Да чихать я хотела! Ты поняла, о чём я, не притворяйся. Всем когда-то нужно одиночество, но надо же и меру знать!
— Вейс, - Лас прикрыла глаза. Слабость накатила и прошла. - Не оставляй меня.
— Размечталась! - Вейс подбоченилась. - Ни я, ни внуки. Ни все остальные. Я тебя из-под земли достану, если что! Всё, вставай. Мы выпьем сегодня за тех, кто ушёл, и споём для них. Всё, как надо. Но жить ты будешь с живыми.

* * *

— Бабушки! - Тесан восторженно хлопнула в ладоши. - Всё-таки пришли! А мы уже почти закончили!
— Нам захотелось прокатиться, - пояснила Вейс. - До ближайшего злачного места. Кто нас отвезёт?
— Бабушка! - Тесан была потрясена. - Ты серьёзно?!
— Ещё как! Мы будем веселиться до утра. Ну, кто о нас позаботится?
— Я, - ответили Тесан и Эверан хором. Рассмеялись. - Стайен, вы с нами? - поинтересовалась Тесан.
— С удовольствием, - и Хорёк надел шляпу. - Завтра мне уже на работу, и надо как следует развлечься.

Бабушки, внуки и Хорёк, Неиверин 18, 1288 В.Д., 4:30

— Ну вы даёте, - в очередной раз заметила Тесан, помогая бабушкам выбраться из машины. - Такое никто не забудет!
— Это точно, - Хорёк был единственным, кто оставался трезвым. Выпил, казалось, больше всех, а трезв как стекло. - Теаренти, вам помочь?
— Нет, вдвоём мы как-нибудь справимся, - заплетающимся языком возразила Вейс. - К тому же, это ужасно неприлично! Лас, фу.... ты меня напоила! Как не стыдно!
— Простите, - у Лас язык не заплетался, но видно было – и она перебрала. - Простите нам это, Стайен. Вы чудо. Я бы вас ещё раз обняла, но она меня убьёт!
— Убью! - подтвердила Вейс. - Сейчас же и убью!
Тесан смотрела на всё это с восхищением. Эверан ещё не вернулся из гаража. Он много пропустил, подумала Тесан.
— Спокойной ночи! - видно было, что Вейс не вполне понимает, кто она и где. - Лас, пойдём! У меня к тебе очень серьёзный разговор!
И они удалились – держась друг за дружку и пошатываясь.
— Завтра им будет плохо, - обеспокоилась Тесан.
— Сделайте холодный чай, добавьте дольку лимона, - посоветовал Хорёк. - Завтра пригодится. Вы сами как, справитесь?
— Не впервые, - Тесан улыбнулась до ушей. - У меня «шлем»! - показала на виски. - Могу пить сколько угодно.
— Вы не очень обидитесь, если я предложу проверить ваш «шлем»?
— Вы и в этом разбираетесь?! - поразилась Тесан. - Знаете, я вам что угодно разрешу! Ну почти!
— Тогда давайте завтра.
Наверху послышались возмущённые возгласы и шум – что-то упало. Или кто-то.
— Как бы чего не вышло... - Хорёк посмотрел наверх.
— Я посижу под дверью, - пообещала Тесан. - Не бойтесь. Они ужасно любят друг друга, только никогда не сознаются. Я постерегу! Отдыхайте!

Хорёк и Тесан, Неиверин 18, 1288 В.Д., 5:20

— Тесан! - Хорёк осторожно потрогал девушку за плечо. Спала прямо на полу у дверей в комнаты Лас. Тесан поморгала, потянулась... зевнула и смутилась.
— Идёмте, - Хорёк помог ей подняться. - Я приготовил поесть. Всё равно мне не спится. Пока никто не видит, можно и «шлем» проверить.
Тесан прыснула, зажала рот ладонями.
— Почему никто не должен видеть?
— Вы поймёте. Сами всё поймёте.
— Давайте! Только сначала поедим. Ох, чего я наслушалась тут за ночь...
— Тесан! - укоризненно протянул Хорёк.
— Ой, не будьте вы как бабушка! Их весь дом слышал, так шумели. Могли бы тишину включить, если бы не хотели. Нужно мне прямо подслушивать!
— Всё, молчу, - Хорёк предложил ей руку. - Идёмте.

* * *

— Вы правда так мало спите? - аппетит у Тесан оказался волчьим. - Час или два? Вам хватает?
— Привык, - развёл руками Хорёк. Его привычка то и дело поправлять пенсне и подкручивать пальцами усики забавляла девушку. - Скажите, бабушка знает, что у вас «шлем»?
— Нет, а что? Не хочу её зря расстраивать. У нас это многие себе поставили. Жуть как удобно!
Хорёк вздохнул. «Шлем», он же «паутина Стайена». О втором названии знают единицы. Первый удачный опыт управления гормональными системами при помощи точечных источников сверхслабых модулированных электрических полей. Вживляется в тридцать две активных точки на голове, не определяется детекторами металла в аэропортах, не боится обследования в диагностах, при частичном разрушении просто перестаёт действовать. Но в некоторых странах ношение «шлема» запрещено, и если обнаружат – то крупный штраф и высылка обеспечены.
И самое главное – стоит очень недёшево. Откуда у Тесан столько денег?
— Идёмте, проверим, насколько удобно, - встал Хорёк.
Тесан оживилась.
— Куда пойдём?
— Где нас никто не услышит.
— Да хоть здесь! Включите тишину и всё. Бабушки до вечера не проснутся!
— Как скажете, - Хорёк добыл «волшебную палочку» (так Тесан называла про себя его указку), три-четыре постукивания – и звуковая защита действует. Теперь ни в кухню, ни наружу звуки не проходят.
Тесан рассмеялась.
— Вы ей всё можете включить или выключить, да? Всё-всё?
— Практически. Так, сядьте в кресло. Расслабьтесь. Держите язык за зубами. Я буквально – чтобы не прикусить. Готовы?
Тесан кивнула – готова. Хорёк ещё одним взмахом указки включил телевизор, вот только вместо новостей на нём появилась... картинка. Тесан, анфас и профиль. И сеточка точек на её голове. Я так и думал, подумал Хорёк. Ставила подпольно. Там это стоит раз в десять меньше
— Где вам его ставили?
Тесан замялась. Четыре пары точек на экране изменили цвет – из пронзительно-синих стали зелёными.
— Что это значит? - удивилась девушка, указывая на картинку.
— Это значит, что вы думаете, что бы такого соврать, - пояснил Хорёк. - Скажите правду. Это была «рекламная акция», верно? Вам что-то втёрли о скидках, и всё такое, и сертификата не дали?
— Откуда вы знаете?!
Хорёк тяжело вздохнул.
— Тесан, вам его поставили нелегально. «Шлем» делает единственная компания, ММТ. Ни у кого больше нет лицензий. А у вас - подделка. Кустарного производства. Показать, чем это опасно?
— Покажите, - Тесан надула губки. Ей обидно. Она в самом деле думала, что это рекламная акция. Подруга посоветовала. Ох и достанется подруге...
— Так... ну, давайте для начала вас развеселим, - Хорёк постучал ногтем по указке, взмахнул ей – и Тесан принялась хохотать. Всё сильнее и сильнее. Когда она уже начала задыхаться, Хорёк взмахнул указкой и Тесан тут же уселась прямо, тяжело дыша, вытирая слёзы и глядя на Хорька широко раскрытыми глазами.
— О Великое Море! Это вы? Это вы заставили меня смеяться?!
— Я, - Хорёк снова вздохнул. - Я могу сделать с вами что угодно. Заставить смеяться или плакать, переживать депрессию и что угодно ещё. Понимаете? У вас подделка. Запрещённая законом.
— Что же мне делать? - жалобный взгляд.
— Моя сестра приглашает вас всех к себе. Бабушек и вас с братом. Там у меня мастерская. Я поставлю вам настоящий «шлем», не подделку. Или просто сниму этот.
— Но откуда?! Как вы...
— А, очень просто. Это я его изобрёл.
Тесан потеряла дар речи.
— Не может быть! Слушайте, это уже слишком! Ну признайтесь, что соврали!
— Провалиться на месте, если вру! - Хорёк выглядел совершенно серьёзно.
Тесан долго смотрела ему в глаза.
— Только бабушке не говорите! - прошептала она умоляюще. - Пожалуйста! Она меня убьёт!
Вот за это точно убьёт, подумал Хорёк.
— Не скажу ни слова. Если хотите, могу его отключить.
— А его можно отключить?! - поразилась Тесан.
— К настоящему полагается сертификат и пульт управления. Его вообще-то включают только на время цикла. Ну или если нужен иммунитет к...
— Да понятно! Чтобы не «угладили»! Я давно уже не маленькая, говорите простыми словами!
— Вот именно. Кстати, вам в нём лучше, чем без него?
— Лучше, - согласилась Тесан. - Теперь не четыре дня, а полдня. И не хожу, как варёная, и на людей не кидаюсь. Хоть здесь не обманули!
— Вы можете дать адрес, где вам ставили?
— Я боюсь, - Тесан посмотрела ему в глаза. - Мне же придётся идти в полицию!
— Не придётся. Вообще не будет никакой полиции. Я прикрою эту лавочку своими средствами.
— Слушайте, ну вы даёте! Я вас сейчас начну бояться! Скажите, сколько вам лет? Мы с Вери поспорили, он говорит – вам за семьдесят, а я думаю, что сорок с небольшим!
— Семьдесят четыре, - приподнял шляпу Хорёк. - Сегодня не ваш день.
— Ладно, - тяжело вздохнула Тесан. - Выключайте его. Сама виновата. Пусть всё будет по-честному.

Бабушки, Неиверин 18, 1288 В.Д., 13:30

— Лас, ты как? - слабый голос Вейс.
— Как огурчик, - Лас уселась на кровати. - Ты хоть помнишь, что вчера вытворяла?
— А сама? Там надолго запомнят твой танец с кинжалом! Как тебя не арестовали, не понимаю! Ох! - Вейс схватилась за горло. - Мне плохо...
— Сейчас, - Лас соскочила на пол, добежала до окна. Там, в горшке, рос перчик – красный, огненный, жгучий на вид. Сорвала один стручок.
— Вот, - протянула его подруге. - Медленно разжуй.
— Ты издеваешься, да? - слёзы навернулись на глаза Вейс. - Смерти моей хочешь?
— Это только выглядит как перец. Смотри! - Лас откусила половину стручка и медленно разжевала. Проглотила. Вейс смотрела широко раскрытыми глазами. - Ешь давай!
Вейс повиновалась. На лице её возникло изумление.
— Вкусно! Что это такое, Лас? Ты где взяла?
— Вчера вырастила. Перед тем, как мы уехали. Знала, что пригодится. Поправилась? Тогда бегом в душ!
— Я не дойду, - Вейс прикрыла глаза.
— Ох уж эти бабушки! - Лас протянула ей руку. - Идём.

* * *

Вейс понемногу ожила. То ли перчик, то ли душ, то ли массаж помог – кто знает.
— М-м-м... - промурлыкала Вейс, когда Лас закончила. - Я тоже многое упустила... Можно, я немножко полежу? Всё равно давно не утро.
— Конечно, - Лас уселась на пол, глядя на Вейс. Мне хотелось, чтобы она сделала мне что-нибудь такое. Но я никогда не попрошу. Не смогу. Глупо, понимаю, но не могу. Ох, мама, мама... что же ты со мной сделала...
— Слушай, мы идём сегодня на свидание? - поинтересовалась Вейс. - Нас ведь вчера пригласили.
— Мы согласились – придётся идти.
— Я этого не переживу! Придумай что-нибудь! Я старше его на восемьдесят лет!
— А кто тебя тянул за язык?
— А ты? Ты пойдёшь?
— Конечно. Я ничего не обещала. Просто встретиться и поговорить. Я девушка строгих правил.
Вейс зарычала. Звучало неубедительно.
— Ничего, это полезно для здоровья, - Лас посмотрела ей в глаза. - Разве нет? Все врачи так говорят.
— Если ты будешь делать мне массаж, - Вейс закрыла глаза, - мне никто больше не нужен.
Лас усмехнулась, покачала головой.
— Буду. Но на свидание мы всё равно пойдём.
Вейс обречённо вздохнула.
— Лас, можно я тебя спрошу?
— Конечно.
— Это очень личное.
— Пожалуйста.
— Только не обижайся!
— Спрашивай уже, - проворчала Лас.
— Почему у тебя нет своих детей? У тебя ведь всё в порядке, я знаю. И ты хотела, я тоже знаю.
Лас посмотрела Вейс в глаза, вздохнула.
— Прости. Мне не нужно было спрашивать.
— Я трижды собиралась. Было три человека, которым я доверила бы себя и детей.
— И что?
— Как только мы с ними всё решали, они погибали. Через день-два.
Вейс уселась. Побледнела – белее снега.
— Лас, прости! Я не знала!
— Ничего, Медвежонок. Пятьдесят человек зовут меня няней. Разве это плохо?
— Отчего они погибли?
— Не знаю. И больше не хочу пробовать. Наверное, не в этом моё счастье.
Вейс отвела взгляд и помотала головой.

Бабушки и внуки, Неиверин 18, 1288 В.Д., 15:00

— Вот это да! - прошептала Тесан, глядя как Вейс и Лас спускаются по лестнице – бодрые, энергичные и улыбающиеся. - Я бы так не смогла. Ничего себе!
— Старая школа, - вздохнула Лас. - Десятилетия упорных тренировок. Чем, по-твоему, мы занимаемся в Стране Цветов?
— Лас! - Вейс схватилась за голову. - Ну и кем нас будут считать?!
— Я говорила про здоровый образ жизни. А ты о чём подумала?
— Да ну тебя! - Вейс в сердцах оттолкнула подругу и прошла на кухню. - Тесан, это ты приготовила? Умничка!
— Мы уже завтракали и обедали, - пояснил Стайен, возникая на пороге библиотеки. - Мне пора покинуть ваш гостеприимный дом, теаренти. Дела. Можно вас на минутку? - Хорёк заметил, как помрачнела Вейс. - Вас обеих. Тесан, вы не подвезёте меня?
— Да, с удовольствием! - Тесан расцеловала обеих бабушек и выбежала из дому.
— Лас, меня попросили обеспечить вашу безопасность. Пока мы не выясним, кто запустил ту ракету, вот, - он протянул ладонь. На ней – две брошки. - Экстренная связь. Телефон у вас всегда с собой?
Лас кивнула.
— Отлично. Моё кодовое имя - «Хорёк». Если будет сигнал – а вы сразу поймёте – просьба делать в точности то, что я скажу.
— А моё кодовое имя? - поинтересовалась Вейс. - Не подскажете? Кем вы меня называете?
— Вы у нас «Сойка», теаренти, - приподнял шляпу Хорёк.
— Хорошо хоть не «сорока», - проворчала Вейс. - Что за ракета? Что вы уже успели натворить?
— Когда мы возвращались, на «Сокол» навели ракету, - пояснила Лас. - Мы не смогли уйти.
Вейс потеряла дар речи. Правда, всего на несколько секунд.
— Великое Море! Кто это сделал?! Зачем??
— Мы выясняем, - Хорёк продолжал протягивать брошки. - Возьмите.
Лас забрала обе.
— Если «Сокол» выдержал попадание ракеты, - медленно проговорила Вейс, - то может быть, на нём и ездить?
— Именно об этом я и прошу. Если выезжаете куда-нибудь – то пусть это будет «Сокол». Я немного модернизировал остальные два автомобиля. Подстраховался. Но «Сокол» мощнее во всех смыслах.
— Если смогли навести ракету, - Вейс посмотрела в глаза Хорьку, - то смогут и вторую. Ну и что нам теперь? Зарыться под землю? Улететь на Луну?
— От термической не зароешься, - махнула рукой Лас. - Она права, Стайен. Если очень захотят убить, то убьют.
— Можно вернуться, - Вейс явно была напугана. - В Страну Цветов. Туда никому чужому нет дороги, ведь так?
— Я не буду бегать, - Лас выразительно посмотрела на неё. - Я ни от кого не собираюсь бегать! И закапываться в нору тоже не буду.
Стайен кивнул.
— Согласен, всё не предусмотришь. Но от известных неприятностей я постараюсь вас уберечь. Простите, если напугал! Я позвоню, когда будут новости.
И отбыл.
— Ну что, идём обедать? - Лас протянула брошку Вейс. Та молча оттолкнула руку. - Не вредничай! Это просто на всякий случай!
— Мне теперь кусок в горло не полезет! Кто желает тебе зла, Лас? Кому ты мешаешь?
Лас пожала плечами.
— Не хочу гадать. У меня были «поклонники», но не настолько, чтобы запускать по мне ракету. Всё, я иду есть. Нас ждут в семь вечера! Я не дотерплю!
Вейс махнула рукой и пошла вслед за Лас.

* * *

— Я не поеду, - угрюмо сообщила Вейс, после того, как обед закончился.. - Говори что хочешь, думай что хочешь. Я не поеду.
— Мы просто посидим в ресторане, - Лас взяла её за руку. - Ничего больше не будет. Посидим, послушаем комплименты, поговорим о всякой чепухе. Какая-то морская свинка хотела меня развлекать!
Вейс безнадёжно махнула рукой.
— Ладно, ладно. Но я теперь от тебя ни на шаг! Поняла?
— Ни на шаг, - Лас улыбнулась. - Я очень рада! У меня появились планы, Медвежонок. Хочу побывать кое-где. Где давно не была. И нас с тобой всегда рады видеть – там, куда я ездила в гости.
— У меня тоже есть планы. Тогда по очереди! Сначала, куда ты хочешь – потом куда я! Чтобы всё честно!
Лас кивнула. Ох и трудно же с тобой будет, Медвежонок... но зато спокойно, очень спокойно.
— Меня колотит, - Вейс залпом допила остатки чая. - Лучше бы я не знала ни про какую ракету!
— Я знаю одно средство. Сейчас мы поднимемся ко мне...
— Лас! - Вейс покраснела.
— ...и ты меня причешешь. Так, как ты умеешь. Меня это очень успокаивает. А ты о чём подумала?
— Да ну тебя! - Вейс вскочила из-за стола и подбежала к окну. Стояла и глядела куда-то в сторону города. Постояла-постояла и глубоко вздохнула. - Да, ты права. Как всегда. Это очень успокаивает.

Лас и Вейс, Неиверин 18, 1288 В.Д., 16:20

— Я тебя о многом хочу расспросить, - призналась Вейс. Она быстро успокоилась.
— Расспрашивай. Обещаю, что отвечу, если смогу.
— А ты? Почему меня не спрашиваешь?
— А ты и так сама рассказываешь.
— Укушу! - пообещала Вейс. - Неужели ты не поняла, что мне приятно, когда ты хоть капельку мной интересуешься!
Лас долго молчала.
— Извини... - начала было Вейс. Она не успела заметить, как Лас сделала это – прошла какая-то секунда, и вот Вейс лежит на спине, а Лас сидит сверху на её коленях, прижимая обе руки. Не пошевелиться.
— Медвежонок, меня бесит, когда ты извиняешься ни за что!
Вейс улыбнулась.
— Я не буду! Я постараюсь!
Лас прикрыла глаза.
— Медвежонок, я много про тебя знаю. И я умею слушать, ведь так?
— Отпусти, - попросила Вейс, продолжая улыбаться.- Платье помнёшь!
Лас отодвинулась и села, как и прежде. Вейс уселась у неё за спиной, осторожно обняла, прижалась щекой к её плечу.
— Ты меня сорок лет не замечала, Ласточка. Не спорь, я же права. Я понимаю, себя уже не переделать. Я не обижусь.
Лас едва заметно кивнула.

* * *

— Ты сказала про перчик, - вспомнила Вейс. Причёска давно была готова, Вейс сидела на полу и любовалась свое работой. - Что вчера его вырастила. Это как?
Лас некоторое время думала. Вам лучше не рассказывать про ваш дар, Лас-Таэнин. Вы же сами понимаете, почему. Идите вы все, подумала Лас. Надоело!
Вейс отшатнулась.
— Лас, ты чего? Я тебя обидела?
Она почувствовала, подумала Лас. Я стала много злиться. Я позволяю эмоциями управлять мной.
— Вейс, ты ни при чём.
— Я всегда ни при чём, - проворчала та. - Так что с перчиком?
— Идём, - решилась Лас. - Идём за мной.
— Куда это?
— В сад.

* * *

— Невероятно, - Вейс смотрела на вишнёвый куст. Который вырос, зацвёл и дал урожай на её глазах, минуты за три. - Этого не может быть!
— Может, - Лас сорвала вишенку, попробовала. Вкусно! - Ты о чём думала?
Вейс поморгала.
— Я просила тебя думать о чём-то, очень чётко. Почему вишня?
Вейс покраснела, потом рассмеялась. Расхохоталась.
— Ой, Лас, неужели это правда?
— Так, - Лас поднялась на ноги. - Что я сейчас съела?
— Не знаю! Это просто вишня!
Лас смотрела на улыбающуюся Вейс.
— Ты не любишь вишни, - проговорила она. - Я же помню. Так о чём ты думала?
— Это из сказки, - Вейс вытерла слёзы. - Кто съест хоть ягодку, тот не сможет ответить неправду. Лас, так это правда?! Я могу представить что угодно?
Лас пожала плечами.
— Да, - признала она неохотно. - До сих пор было так.
Вейс помрачнела.
— Так значит, твои розы...
— Это всё честно, - Лас посмотрела ей в глаза. - Я их сама вывела. Вот этими руками, никакого колдовства.
Вейс отвернулась.
— Не вздумай извиняться, - Лас взяла её за руку. - Теперь ты знаешь.
— Лас, они тебя используют, - Вейс посмотрела ей в лицо. - К тебе несколько раз приезжали там, в Стране Цветов. Незнакомые люди. Ты всё время пряталась, чтобы я не видела, чём вы говорите. Скажи, ты ведь выращивала для них что-то?
Лас кивнула. Язык не повернулся сказать неправду.
— Лекарства, Медвежонок. Это всё лекарственные травы.
— Откуда ты знаешь?!
Лас отвела взгляд. Она может быть права. Но я ведь доверяю им! Им доверяли мои друзья!
— Лас, что с тобой? - Вейс схватила её за руки. - Лас!
Чёрная пелена. Упала с небес и поглотила весь мир. Лас не успела даже испугаться.

* * *

— Вессен, - Стайен вошёл без стука. И не удивился, застав у Вессен Аспиранта, Инженера и их помощников. - Сигнал с монитора. Птица.
— Аспирант, останьтесь, остальные – подождите в библиотеке, - Вессен умеет приказывать, не повышая голоса. - Кто у нас в том районе? - поинтересовалась она, когда остальные вышли.
— Сейчас выедут, - Стайен достал телефон. - Через минуту к ним приедет «скорая».
— Что показывает монитор?
Стайен молча махнул рукой. В воздухе возник экран, по нему зазмеились линии. Аспирант присвистнул.
— Пси-активность, как я и опасался. Три с половиной, – он указал на график.
— Боюсь, это не так, - Стайен посмотрел на брелок. - Пиковый показатель – семь. Сейчас угасает, минуты через три упадёт до нормы.
— Это «чёрная петля»?
— Нет, выброс неоформленный, стихийный.
— В её поместьях есть датчики? Здесь, в Стране Цветов? - поинтересовалась Вессен.
— Есть. Ничего особенного. Птица никогда не была «пси». Всё в пределах нормы, до полутора во второй фазе.
— Стайен, пусть приедут ко мне. Пусть посмотрят на картину, - Вессен встретилась взглядом с Хорьком. - Пусть приедут все, правнуки тоже.
— Позвони им сама, - Стайен пожал плечами. - Позвони и пригласи. Или она уже не родственница, а «объект»?
Аспирант поднялся и молча вышел из комнаты.
— Ты прав, - Вессен прикрыла глаза. - Родственница. И последняя, кто помнит те события. Пожалуйста, присматривай за ними. Я не хочу, чтобы с ней что-нибудь случилось.
— С удовольствием, - Хорёк потрепал Вессен по щеке. - С удовольствием, сестрёнка.

* * *

— Мы не вызывали «скорую», - резко ответила Вейс. Неприязнь к врачам она подцепила от Лас, несомненно. Бригада, явно ошеломлённая такой встречей, не торопилась уходить. В кармане Вейс зазвонил телефон.
— Вейс, это я, Стайен. Это я вызвал «скорую».
— Как вы узнали?
— Я потом объясню. Пусть её осмотрят.
— Входите, - разрешила Вейс. - Она там, в саду

* * *

Лас вопросительно посмотрела на медиков.
— Всё в порядке, теаренти, - заверил её старший. - Мы не нашли причин для беспокойства. Но вам лучше немного полежать.
Вейс проводила их и вернулась – бегом. Обняла Лас.
— Так всегда, - пояснила Лас шёпотом. - Ну почти всегда. Я уже привыкла.
— Я видела твои глаза, - Вейс не сразу отпустила её. - Лас, это убивает тебя! Видела бы ты своё лицо! И руки – холодные, я испугалась до смерти!
— За всё нужно платить, Медвежонок.
Вейс поджала губы.
— Лас, а если я загадаю что-нибудь невозможное? Ну... чтобы выросли ягоды, от которых у тебя отрастает хвост? Или становишься невидимкой? Что будет?
— Попробуй, - улыбнулась Лас. - Я не знаю.
— Ты снова упадёшь в обморок? Да? Снова будешь как мёртвая? Я так не хочу!
Лас вздохнула.
— Ладно, - Вейс протянула ей руку. - У меня в голове всё перевернулось! Идём в дом, попробую прийти в себя.

* * *

— Я не следила за тобой, - Вейс налила им обеим ещё чая. - Но я немножко догадываюсь. Два часа каждый день ты сидишь в розарии. Час или полтора гуляешь по лесу – или уезжаешь куда-нибудь гулять. А остальное время? Тебя не было дома по семь-восемь часов. Иногда все десять. Сидела в своей тайной комнате и играла? Смотрела кино? Что?
— Спала, - Лас потянулась – на Вейс накатила и схлынула дрёма при виде этого.
— Что?!
— Спала и видела сны. Нет, не в поместье. В каком-нибудь месте, где тепло.
— Ты меня разыгрываешь? «Сокола» не было в стойле всё это время. Ты куда-то улетала, и там спала?
Лас кивнула.
— Я не понимаю, - призналась Вейс. - Зачем? Почему не дома?
— Я покажу тебе. Просто покажу и ты поймёшь.
Вейс долго не отводила взгляда.
— Половина седьмого, Ласточка. Нам пора. Может, всё-таки не поедем? - жалобно попросила она.
— Поедем, Медвежонок.. Не бойся, я не дам тебя в обиду!
— Я поведу, - решила Вейс. - И не спорь.
— Медленно и печально? - скривилась Лас и тут же получила подзатыльник.
— Как умею, так и поведу. Бегом в гараж!

Лас и Вейс, Неиверин 18, 1288 В.Д., 21:30

— Ну как? - обе они сидели на скамеечке. После карусели долго кружилась голова. Лас наклонилась и потрясла Вейс за плечо. - Ещё раз? Или хватит на сегодня?
— У-у-ух! - Вейс попыталась встать, но ходить твёрдо всё ещё не могла. - Ласточка, не позволяй мне пить! Так нельзя!
— Ешь, - Лас протянула ей очередной «перчик». Это не её изобретение. «Перчик» придумала Гроза, после того, как Доктор однажды не просыхал почти неделю. Докторская, говорил он с важным видом, это повод как следует отдохнуть, расслабиться и оторваться. Отрывался он долго. Когда стало понятно, что это – процесс самоподдерживающийся, Гроза явилась как-то утром к Ласточке и попросила об одной ма-а-а-аленькой услуге. А поскольку нет лучше закуски к самогону, чем рыба-луна с острым перчиком, так и появился на свет перчик. Фирменный салат от Ласточки, «Вечная трезвость».
Но только у меня сохранились семена, подумала Лас. Потому что один горшочек я припрятала. Помню, как ругался Доктор – в пьяном виде он неизменно терял бдительность и удавалось подсунуть ему перчик, как он ни старался следить.
— М-м-м! - Вейс с удовольствием прожевала плод, откинулась на скамейку. Головокружение, сырость в голове и шум в ушах прошли минут за пять. Ещё пять минут – и, если не принюхиваться, то и не скажешь, что она пила. А ещё один перчик и ещё десять минут – и можно снова за руль.
— За руль! - всплеснула руками Вейс. - Вот я глупая! Кто бы повёл машину?!
— Ничего, вызовем Тесан, или Эверана, или всех сразу.
— Точно! - и Вейс расхохоталась, прижав Лас к себе. Вот оно, побочное действие. Смешливость. Это ему от меня, сказала однажды Гроза мстительно, после того, как Доктор одним пасмурным утром слабым голосом попросил «этой красной пакости», чтобы пойти на лекцию. Эту лекцию студенты долго не забудут. Гроза не поленилась пойти туда, приняв облик одной из студенток, и всё записать. С тех пор Доктор никогда не пил накануне важных мероприятий. А через пару месяцев стал почти что трезвенником.
Страж порядка, который сопровождал их – на почтительном расстоянии – с момента, как пьяные в дугу бабушки вышли из ресторана, улыбнулся и покачал головой. Лас посмотрела на него и подмигнула. Полицейский сделал вид, что не заметил.
Хорошо отдыхаем, подумала Лас. Идут все заботы в Бездну! Вейс права. И Вессен права. И все они правы, я слишком долго спала у себя в розовых кустах, пора и жить начинать. Ещё не поздно.
— Ещё по стаканчику? - предложила Вейс. Ей понравилось. Ещё бы, когда не будет никакого похмелья, и когда можно пить всё, что хочешь в любом количестве...
— Во-о-он там, - указала Лас. - Там мы ещё не были.
Вейс содрогнулась. Тёмные аллеи, редкие фонари. Тессегер-Лан – город безопасный, а на время празднеств тут и полиции больше, чем обычно
— Ну ладно! Ой, Ласточка, спасибо, что вытащила меня. Я не думала, что будет так весело!
Она болтала и болтала – второе побочное действие перчиков. Лас, которую по той же причине тянуло поддерживать светскую беседу, едва сдерживалась. Неужели я тоже была таким же треплом?! Ужас. Доктор, как я тебя понимаю!
— ...А теперь в-о-он туда! - указала Вейс и залилась счастливым смехом. Лас запустила руку в карман – оставалось всего пять перчиков. Пора и честь знать.
— Сейчас, вызову Тесан, - она отвела Вейс в сторонку (та смеялась, и повторяла вновь и вновь только что услышанный анекдот) и достала телефон. Но не успела нажать на кнопку.
— Не шевелитесь, теаренти, - мужской голос. - Это ограбление. Телефон и деньги на землю.
Что-то острое уткнулось в спину Лас. Она замерла. Незнакомец не знает, что у неё кинжал, но как достать оружие? И кричать, звать на помощь бессмысленно – вон Вейс, скорчившаяся от веселья, уселась прямо на асфальт, хорошо хоть не грязный, и смеётся из последних сил, уткнув голову в колени.
— Деньги у меня в левом кармане, - указала Лас спокойно. И почувствовала, как жар накатывает на неё – откуда-то из солнечного сплетения. Удушающий, горящий жар.
«Не сопротивляйся, - голос Грозы. - Сделай вид, что ты подчиняешься. Не пугайся, это может толкнуть его на насилие. Просто делай всё, что говорят. У тебя будет шанс. Прикрой глаза и слушай своё тело».
— Я возьму деньги и уйду, - он пьян, подумала Лас, разум работал как часы. Несмотря на жар во всём теле. - Не дёргайтесь – не трону. - Острие оружия кольнуло сильнее. Да, я мелкая и кажусь слабой. Я не противник тебе. Не обращай на меня внимания, забирай деньги и уходи.
Рука полезла в её карман.

* * *

— Вессен, - Хорёк вновь вошёл в кабинет без стука. На этот раз она там одна – совещание кончилось, все разъехались. - У меня две новости, плохая и хорошая.
— Прекрати! Не тяни кота за хвост!
— Лас. Скачок активности, пси-пять. И на этот раз все признаки «чёрной петли».
Вессен вскочила на ноги, набросила на себя походную куртку.
— Едем немедленно. Вызывай всех, кто рядом с ней. В полицию я позвоню сама. Где она?
— Тессегер-Лан. По пути покажу.

* * *

«Ты чувствуешь его, - говорила Гроза. - Чувствуешь противника. Забудь о оружии. Ты знаешь, где у него уязвимые места. Тебе нужно попасть в любое из двенадцати. Не нужно даже хорошо целиться. Сильный и резкий удар. И у тебя появится две-три секунды, чтобы ударить второй, последний раз».
— Спасибо, теаренти, - смешок. - Больше не гуляйте по тёмным улицам. Я...
Лас ударила. К этом моменту она стала пружиной, смерчем, стрелой. Ударила сильно, в повороте, знала – попадёт или в живот, или чуть ниже правого плеча.
Время потекло медленно. Лас видела, как отшатывается, раскрывается мужчина. На две головы выше Лас и раза в два тяжелее. Видела, как ненависть и ярость проступают на его лице. Его ударила эта пигалица! Да сейчас он кишки из неё выпустит!
Он был открыт. Бей, куда хочешь. Лас не нужно было двух секунд, она всё ещё поворачивалась, и оставалось только выбрать точку.
Низ живота, пришла мысль. Горячая, мстительная и обжигающая. Низ живота, там, где «пояс смерти». Нет, не насмерть. Это слишком быстро! Не нужно насмерть!
Лас ударила, ощущая жгучий восторг, упоение тем, что делает. Ярость придала ей необыкновенную ясность и чёткость мыслей, обострились все органы чувств.
Он так медлителен и неуклюж. Кто угодно увернулся бы от удара. Да ему и не закончить удара – от жуткой боли нападавшего сложило пополам, он неминуемо ударился бы лицом об асфальт...
...если бы Лас не толкнула его в бок. Он оставался в сознании. Да, правильно, в сознании. Он должен видеть. Он должен видеть всё, что ты будешь с ним делать.
Лас медленно надвигалась, оскалившись. Видно было, что больше всего мужчине хочется позвать на помощь. Лас запрокинула голову и расхохоталась. И всё же неведомым ей чувством она понимала, что нож всё ещё у него в руке, и что если ударить вот так, можно даже не глядя, то оружие выпадет из раскрывшейся руки.
— Лас? - низкий, медленный голос Вейс. Не мешай. Я сама. - Лас?!
Он отодвигался, и крик не мог вырваться наружу, горло словно замёрзло. Лас, улыбаясь до ушей, медленно достала кинжал – так, чтобы мужчина его видел.
— Урок анатомии, мой дорогой, - пропела она. - Приступим?
— Лас, - Вейс попыталась схватить её за руку. - Не надо! Что ты делаешь?! Не...
Лас легонько ударила, совсем легонько. Нет нужды калечить её. Пусть перестанет мешать, вот и всё. Вейс охнула, отшатнулась, уселась с размаху на асфальт.
— Откуда начнём? - Лас склонилась над грабителем. - Я думаю, отсюда, - указала острием ему на живот.
Теаренти! - знакомый голос. А, это Хорёк. Посмотри, посмотри. Только не мешай.
Теаренти, оставьте его. Он того не стоит.
— Лас! - крикнула Вейс изо всех сил. - Ласточка, не надо!

* * *

Лас пришла в себя. Ей было жарко, ужасно жарко. Кинжал в руке. Чистый – никого не ранила. Она смутно помнила последние несколько секунд – помнила хриплый голос, неприятное прикосновение руки, смрад перегара...
Грабитель отполз в самый угол – дальше отступать некуда – и там скулил.
Лас медленно вложила оружие в ножны. И только теперь услышала свистки и топот ног. Полиция. У меня всё в порядке, подумала она. Я никого не ранила. Разрешение на оружие с собой. Всё позади, я просто разозлилась.
— Что происходит? - голос полицейского.
— Небольшое недоразумение, - Лас улыбнулась стражу порядка. - Теариан уже извинился. Никто не пострадал. Он просто споткнулся.
Полицейский посветил фонариком.
— Это верно? Вы споткнулись? - удивительно, но у грабителя хватило самообладания энергично кивнуть. Видимо, понял, что визит в участок ему будет дорого стоить. Только бы ушла эта страшная, непонятно откуда взявшаяся девушка, только бы не слышать больше её смех и не видеть её глаз...
— Мы пойдём, - Лас протянула руку Вейс, та вцепилась в неё и обхватила Лас. Судорожно всхлипнула. - Всё в порядке? Можно идти?
— Да, конечно, - полицейский посветил фонариком. - Теариан, вам лучше покинуть это место. Немедленно. Иначе я арестую вас за нарушение общественного порядка.
— Держитесь, - Стайен поддержал Лас. Вейс почти не могла идти. - Ваша машина за углом. Я отвезу вас домой.

Бабушки, внуки и Хорёк, Неиверин 18, 1288 В.Д., 23:20

— Она спит, - Хорёк уселся в кресло напротив. Тесан и Эверан готовили ужин. Разумеется, они не знали о том, что чуть было не случилось у таверны. Хорёк дал Вейс какие-то таблетки и Лас проводила её наверх. Оставила там колокольчик для прислуги. Здесь давно нет никакой прислуги, но колокольчик очень кстати – вместо селектора. - Не беспокойтесь. Она вряд ли вспомнит, она была в шоке.
— Что со мной было? - поинтересовалась Лас. - Я сама мало что помню.
— Вы разозлились, - Хорёк снял шляпу. Вот самообладание! - Вы разозлились, сбили его с ног и чуть не зарезали. Вы в порядке? Может, вам тоже успокоительного?
— Нет, - Лас улыбнулась. - Со мной всё хорошо. У меня провал в памяти, Стайен. Я не помню, что я там сделала. Помню, что очнулась с оружием в руках. Я никого не ранила?
— Нет. Но вы сильно напугали его. Он, простите, обделался прямо там.
— Это я и так поняла, - Лас поморщилась. Да уж, забудешь теперь ту вонь. Мерзость какая.
— Лас, - Стайен взял её за руку. - Это очень важно. У вас раньше были приступы ярости? Когда вам кого-нибудь хотелось убить?
— Были, - согласилась Лас. Тесан и Эверан о чём-то весело болтали во весь голос. Вот точно трещотка! - Но я теряла самообладание только раз или два в жизни. Получается, теперь ещё раз?
Хорёк устало потёр лоб.
— Вот таблетки, - он поставил баночку на столик. - Не торопитесь с ответом. Я знаю, что вы не любите лекарства. Это нормализатор, «кошачья мята». Если хотите, я свожу вас в любую аптеку и мы купим его там.
— Посмотрите мне в глаза, - потребовала Лас. Рассмеялась. Вазочка с той самой вишней так и стояло посреди стола. Интересно, внуки её ели? Эверан точно не любит «эту кислятину». - Вы не принесёте мне пару ягодок? В горле пересохло.
Хорёк кивнул и принёс всю вазу. Лас съела парочку ягод. Ужас как вкусно. Мне нечего скрывать, подумала она.
— Угощайтесь, - она указала взглядом. - Сладкая, как мёд.
Хорёк из вежливости взял и удивился – действительно, сладкая.
Лас прикрыла глаза. Шум в голове прошёл. Быстро действует!
— Это на самом деле «кошачья мята»?
— Да, - Хорёк улыбнулся. - Теаренти, я редко обманываю. В крайнем случае говорю не всё.
— Зачем она мне? У меня ещё неделя впереди.
— Привести в порядок нервную систему. Нормализовать гормональную. Это лучше, чем визит к психологу или эндокринологу. Денег они возьмут много, а пропишут ровно то же.
— Вы не договариваете, - заметила Лас. - Что со мной было?
Хорёк долго смотрел, прежде чем ответить.
— Были все признаки «чёрной петли».
Лас похолодела. Только не это! Только не снова! Мы обезвредили всех её марионеток, они снова стали людьми! Давным-давно!
— Он?!
— Нет, теаренти. Вы.
По спине Лас поползли мурашки.
— Вы шутите!
— Увы! - Хорёк съел ещё одну ягоду. - Очень вкусно. Я знаю, что у вас не было таких способностей. Но ошибки быть не могло, я перепроверил. Вы владеете «чёрной петлёй». Стихийно, неумело, но владеете.
— Что теперь? - глухо поинтересовалась Лас. Она видела, куда привозили тех, с кого снимали «петлю». Где держали тех, кто применял её. Из этой больницы редко выписываются.
— Ничего, - пожал плечами Хорёк. - Теперь вы знаете. Это не преступление, «петлёй» сейчас владеют несколько человек. Просто...
— ...быть теперь на виду и сообщать о каждом своём шаге.
Хорёк развёл руками.
— Все «пси» стоят на учёте, теаренти. Особенно с такими мощными способностями. Не я придумал эти правила.
— А Страна Цветов? Я могу уехать? Или там тоже жить под наблюдением?
Теаренти, - Хорёк взял её за руку. - Страна Цветов ваша. Вы там хозяйка. Вы можете уехать туда, когда хотите. Я только забочусь о вашей безопасности.
— Вы – да, - согласилась Лас. Встала, прошла к окну и обратно. - Это можно убрать как-нибудь? Обезвредить?
— Пока ещё не удавалось. Знаете, что? Вессен ведь приглашала вас в гости. Приезжайте. Возьмите внуков, возьмите Вейс, и приезжайте. Там у меня полно разной аппаратуры. Я сделаю все измерения и скажу вам.
Лас кивнула.
— У меня к вам необычная просьба, Стайен. Можно, я вас обниму?
— Да, конечно, - улыбнулся он. Лас обхватила его. Замерла.
— Идёмте, - она вытерла слёзы. - Я что-то расклеилась. Не будем пока говорить ни Вейс, ни внукам.
— Вам решать, теаренти. Я – не скажу.
— Всё готово! - Тесан возникла на пороге. - Няня! С тобой всё в порядке?
— Да, я чуточку устала. Мы сегодня слишком много выпили.
— В следующий раз поеду с вами! Бабушка никогда не умела выбирать хорошие вина!
Если бы ты знала, что и сколько мы пили, подумала Лас.
— Ужинать будете? - уже тихо поинтересовалась Тесан. - Бабушка спит. Я оставила ей порцию, не беспокойтесь.
— Будем! - Лас взяла её под руку и повела в сторону кухни. - Стайен? Вы с нами?
— С удовольствием! - Хорёк надел шляпу. Убедившись, что его никто не видит, взял пару вишен и положил в карман.

Лас, Неиверин 19, 1288 В.Д., 0:45

Лас подошла к горшочку на окне. Сосредоточиться... чтобы «поторопить» растение, крови не нужно. Просто сосредоточиться. Ещё несколько перчиков не повредит. Похоже, их потребуется много-много.
Семян ещё порядочно. А что? Дать Вейс, пусть сама и выращивает.
Лас всегда нравилось смотреть. Как расцветают кустики, как покрываются цветками. Теперь – снять концентрацию и опылить. Поработаем пчёлкой! Лас взяла кисточку – всегда с собой – и опылила все три кустика. А теперь – ягодки! Сосредоточимся...
А как чудесно пахнут! Всё, спасибо, теперь постойте до утра. Будет не только полезно, но и вкусно.
Лас вернулась к зеркалу. Медленно сняла пояс, шарфик. Посмотрела себе в глаза.
Что со мной? Кто я теперь?
Ответа нет. Лас прикоснулась к зеркалу – холодная, благородная латунь. В такое никто не мог пройти. Только в стекло или в воду. Вот почему у меня везде только латунь. Моя б воля, и здесь тоже была бы только она. Я боюсь? Нет, просто я устала. Устала ждать всякий раз, кто шагнёт из глубины.
В ванной комнате – тоже латунь. Вейс ворчит, что я старомодная. Ты просто не видела, Вейс. Не видела, что может выйти из зеркала. И никогда не проходила сама, не знаешь, как это страшно.
Лас не стала запирать двери. Едва она улеглась, постучалась Вейс – уже умытая, успокоившаяся. Лас молча похлопала по подушке рядом со своей. Уже через минуту Медвежонок свернулась калачиком у неё под боком и лежала, тихонько всхлипывая. Я напугала тебя, думала Лас, прижимая её к себе. Спи. Я больше не буду. Очень постараюсь.
Как уснула – не заметила.

Хорёк и Вессен, Неиверин 19, 1288 В.Д., 1:20

— Я знаю, что ты здесь, - произнёс Хорёк негромко. Тепловое зрение – в нём Вессен удаётся заметить, даже когда она уходит в тень. - Все уже спят.
Вессен проявилась в дальнему углу комнаты. Чем-то встревожена. И ещё – её что-то недавно насмешило.
— Слушала нашу с ней беседу? - хотя и так знал, что нет.
— Вот ещё, - Вессен откинула капюшон. На улице моросит. - Ты сказал ей?
— Сказал.
— Как она это восприняла?
— Спокойно. Я думаю, они приедут к тебе, сегодня или завтра. Там я её обследую, в мирной домашней обстановке.
Вессен уселась в кресло, в котором сидела Лас.
— Если хочешь спросить, что нам теперь делать, - Хорёк снял пенсне, - то я не знаю. Ничего. Мы же знали, что у кого-то это должно было проявиться.
— Не знали, - Вессен ответила несколько резко. - Только предполагали.
— Вот и дождались. Всё исследуем, и поговорим с ней. В конце концов, это ей передали полномочия, верно? Не тебе, а ей.
— Она всё бросила и сбежала, - Вессен взяла из вазы вишенку. - Интересно. Это с их огорода? - Стайен кивнул. - Вкусно! Обожаю вишню, - Вессен положила косточку в карман. - Она всё бросила, Стайен. Она не справится.
— С чего ты взяла? Поговори с ней.
— Я уже поговорила. Она ещё не осознала, что то время кончилось. Она сорок лет пряталась у себя в теплице! Ты хочешь доверить всё такому человеку?
— Она потеряла очень близкого человека.
— Хватит, Стайен, - Вессен встала. - Она сейчас плохо себя контролирует. Совсем отстала от жизни, ничего не знает о том, чем мы занимаемся и зачем. Я не могу доверить ей ничего важного. Пока не могу.
Стайен пожал плечами.
— Извини, - Вессен сжала его плечо. - Мы все потеряли друзей и близких. Если Лас захочет вернуться в строй, я помогу ей. И приду на помощь, если нужно.
— Ты меня убеждаешь или себя? - поинтересовался Стайен.
— Себя. Она свалилась как снег на голову. Я уже и забыла про неё.
Попробую, подумал Стайен. Кажется, я понял, что это за вишенки.
— Весс, - он посмотрел ей в глаза. - Та картина. Ты же знаешь, как она опасна. Почему ты не избавишься от неё?
Вессен отвела взгляд.
— Это единственный ключ. Я хочу снова увидеть их, моих друзей. Ты сам знаешь! Ты сам всё видел!
— Это опасно. Может, не так, как раньше – как ты собираешься их вернуть? У нас больше нет Странника. Она, может быть, смогла бы найти их. Зачем искушать судьбу?
— Пока есть шанс, - Вессен подняла взгляд. Там было много боли, Хорёк давно столько не видел, - я не уничтожу её. Разговор окончен.
Хорёк развёл руками, встал и отвернулся.
— Стайен, - позвала она. - Извини. Мне неприятна эта тема. Лас хочет встретиться со своими друзьями. Не понимает, что в этой жизни такого уже не будет. А я своих ещё могу встретить. Не спорь!
— Я не спорю, - Хорёк протянул ей руку. - Я один из твоих друзей, если не забыла. И я погиб там, тогда, вместе с этой проклятой картиной. У меня к ней свои счёты.
— Да, - Вессен поднялась, обняла его. - Я всё помню. Но не сейчас. Дай мне ещё раз попробовать.
Хорёк вздохнул.
— Думаешь, Лас может что-то сделать?
— Она, или Вейс, или правнуки. Я чую.
— Идём, - Хорёк погладил её по голове. - Выпьем чего-нибудь, отдохнём. Прокатимся куда-нибудь.
— Прокатиться – это идея. Ты выяснил, кто запустил ракету?
— Никто. Сбой программы, представляешь? Случайность.
Вессен долго смотрела ему в глаза.
— Поехали. Куда-нибудь к океану. И чтобы никого рядом не было.

Лас и Вейс, Неиверин 19, 1288 В.Д., 3:30

Вейс проснулась – точнее, всплыла из сна в дрёму – ох, как въелась эта привычка! Хозяйка пошевелилась во сне – просыпайся! Вдруг ей что-то нужно! Встала с кровати, дивана, кресла – может вызвать в любой момент. Училась и засыпать в любой момент, и просыпаться от правильного шума.
Лас слезла с кровати. Вейс улыбнулась во сне – понятно, зачем слезла. Но минуты через две сон слетел – Лас куда-то делась.
Вейс вскочила. Набросила ночную рубашку, обежала... в общем, самые очевидные места. Никого. Выскочила в коридор – никого. Только бы не наткнуться на Стайена, сраму не оберёшься, в таком виде бегать!
Вейс проклинала себя, что так и не обучилась пользоваться системой слежения. Ну мерзко это, мерзко – подсматривать! Что ни говорите! Но вот сейчас она дорого бы дала, чтобы понять, где Лас.
Единственная комната, которую она не осматривала – напротив. Та комната, где Лас когда-то начали сниться страшные сны. Настолько страшные, что пришлось обращаться к докторам.
Вейс толкнула дверь, ощущая, что сердце бьётся всё чаще и чаще.
Лас. У зеркала. В чём мать родила – должно быть, тефан сполз с неё – вон она, нижняя часть, под ногами.
Она смотрит в зеркало, поняла Вейс. Ну что за глупость! Именно в зеркале Лас начала видеть разные неприятные вещи.
— Лас! - голос не слушался. Этот кошмар вчера... почему Лас стояла с кинжалом в руке? Почему у неё было такое страшное лицо? Вейс запомнила это выражение. Ей тогда захотелось сорваться с места и бежать, бежать подальше. Но краткий миг – и вот лицо Лас стало обычным, привычным, приятным.
— Тс-с-с... - Лас не отводила взгляда. - Иди сюда. Не шуми.
Вейс пошла, как завороженная. Великое Море, Лас, ну как тебе не стыдно так стоять! А если кто пройдёт по коридору?
Вейс встала рядом с Лас, взяла ту за руку.
— Идём, - шепнула она. - Ещё рано. Нам...
— Смотри, - Лас сжала её ладонь. - Ничего странного не видишь?
Вейс не сразу осмелилась посмотреть в зеркало. У неё тоже были неприятности с зеркалами. Там, в Сердце Мира.
Странно. В зеркале не отражается комната. То есть, отражается что-то другое. Тёмная комнатка, вся завалена каким-то хламом. И... картина! Да, как будто шагах в пяти от зеркала висит картина. Вейс всмотрелась – скала, прибой, Луна и зыбкая дорожка к ней на воде.
И человек. Стоит на скале, смотрит на всё это. Великое Море, изображение движется! Ползут облака, движутся волны...
— Она стояла и смотрела, - голос Лас стал глухим. - Могла стоять так часами. Потом весь день была злая и раздражительная...
— Лас, - Вейс потянула её за запястье. Отвести взгляд от картины было трудно. - Ты о ком?
Лас повернула голову в её сторону. И снова Вейс примерещилось чужое, невыразимо ужасное лицо со страшной, оскаленной улыбкой. В глазах потемнело, Вейс услышала собственный крик и тьма сомкнулась над ней.
Она пришла в себя уже в комнате Лас. Лежала на спине, Лас сидела рядом, держа её за руку и спрятав лицо в ладони.
— Прости, - прошептала Лас. - Не знаю, почему я пошла туда. Мне казалось, что я вижу сон. Сон про то, как я встаю и иду туда. И тут ты вошла... Что ты видела?
Вейс вздрогнула.
— Я не хочу это вспоминать, Лас! У тебя что-то было с лицом! Я посмотрела и мне стало плохо!
— Сначала плохие сны, - Лас выпрямилась. - Потом приступы злости. Теперь ещё это. Со мной что-то происходит, Медвежонок. Мне кажется, я теряю себя. Превращаюсь.
Вейс похолодела. Она поняла, кого имеет в виду Лас.
— Нет! Это невозможно! Почему ты так думаешь? Ты просто устала. Ты столько лет старалась никого не видеть! Вот и доигралась! Если бы мы не привозили тебе внуков, ты давно бы уже спятила там!
— Тс-с-с, - Лас прижала ладонь к её губам. - Не кричи, Медвежонок. Со мной что-то не в порядке. Я хочу понять, что. Стайен предложил помочь. Обследовать, своей аппаратурой. Съездишь со мной?
— Конечно! Он головастый, и ему я верю! Не то что остальным!
— Тогда сегодня же. Не хочу откладывать. Можно и внуков взять, их тоже приглашали.
— Они там всё на уши поднимут, - проворчала Вейс. - Ладно. А сейчас выбрось всё из головы! Расскажи мне лучше что-нибудь.
— Расскажу. Принеси мне перчик, с окошка. Полезно для ума.
— Что? - не поняла Вейс.
— Пройди к окошку и отодвинь штору. Сама увидишь.

* * *

История с лекцией привела Вейс в восторг. Она хохотала так, что Лас на всякий случай «включила тишину». Теперь звуки снаружи сюда проникнут, а отсюда – нет.
— Лас, так свои розы ты правда выращивала без... без вот этого?
— Конечно. Так гораздо интереснее.
Вейс лежала и думала. Мысли приходили одна заманчивее другой. Неужели до неё они никому не приходили в голову? Ну вот самая очевидная...
— Скажи, а кто-нибудь пытался научиться этому же? Ну... не знаю, вырастить какое-нибудь волшебное яблоко, чтобы съесть – и научиться!
— Пытались, - пожала плечами Лас. - Мы сами пытались. Много чего. Кое-что получалось, но в основном ничего не случалось. А однажды я угодила в реанимацию после таких опытов и мы стали осторожнее. Но кое-что у нас получилось. У меня в сумке лежит чёрная коробочка. Во-о-он там. Принеси, пожалуйста.
Внутри коробки оказались семена. У Вейс немедленно загорелись глаза.
— Вот это – те самые перчики, - протянула пакетик Лас. - В этом климате должны давать четыре урожая в год. Можешь открыть собственное дело! Представляешь перспективы?
Вейс засмеялась, махнула рукой.
— Да ну тебя!
— А почему нет? Волшебный салатик бабушки Вейс – любое похмелье нипочём.
— Бабушки Лас, - перестала смеяться Вейс.
— Если совсем честно, то бабушки Эсстер. Это она придумала.
— Кто это?
— Гроза, - Лас потёрла виски. Их немилосердно заломило... и тут же прошло. Никаких имён. Если рядом посторонние – никаких имён! Я заставлю вас быть осторожнее, говорила Гроза. - Та девушка, рыжая, с которой мы сначала не ладили.
Грозы давно нет с нами, а её «предупреждение» до сих пор действует. Почему так?
— Спасибо, - Вейс сжала её ладонь. - Я совсем плохая стала, ты же только что рассказывала про неё.
— Укушу. Ещё раз скажешь про себя плохо – укушу, а в следующий раз - побью. И не подушкой.
— Ласточка, ты чего? – засмеялась Вейс. - Это же шутка!
— Медвежонок, - Лас посмотрела ей в глаза. - Не надо говорить про себя плохо. Чтобы я не слышала от тебя «я плохая», «я выжила из ума» и остальное!
Вейс внимательно смотрела в её глаза.
— Хорошо, Ласточка, я постараюсь.
— Будешь получать по шее, если не справишься!
— Ладно-ладно, не злись! А это что?

* * *

...Вейс не верила, что у неё перед глазами такое богатство. Конечно, она не собиралась это продавать. Сад и огород и так приносят немало денег, ей хватает. Хотя... даже не ради денег... вот эти перчики – это же состояние! Почему такого никто не выращивает?
— И это только у тебя есть? Вот эти семена?
— Да. Я выращиваю всё это и все семена всхожие. Привезла тебе в подарок.
— Мне?!
— У одной милой девушки скоро день рождения, - улыбнулась Лас. - Извини, что я не утерпела. Вот, это всё тебе. Там на дне инструкции, что и как выращивать. Ну или меня спросишь.
— Лас... - Вейс обняла подругу так, что у той хрустнули рёбра. Точно, медвежонок! Расцеловала в обе щёки – Лас улыбнулась, прикрыла глаза. - Ты прелесть! Это королевский подарок!
— Только будь осторожнее, Медвежонок. Так, дай-ка руку. Приложи вот сюда, к крышке. Теперь закрой и открой.
Вейс так и сделала. Семена, как и прежде. Десятки пакетиков. И не все ещё рассмотрели.
— Теперь смотри.
Лас открыла коробочку. Пусто.
Вейс поморгала.
— Куда всё делось? Фокус?
— Фокус, - кивнула Лас. - Если откроет кто-нибудь, кроме тебя, то внутри будет как будто совсем другая коробочка. Я здесь обычно хранила всякую чепуху. Здорово, да?
Вейс покачала головой.
— А я думала, что сказки кончились... кто это придумал? Я его знаю?
— Знаешь, знаешь.
— Неужели Хо... ой, прости, Стайен? Я так и думала. Что-то я про такие коробочки никогда не слышала.
— Не услышишь ещё лет пятьдесят, - Лас потянулась. - Хорёк не торопится делиться своими изобретениями. Может, он и прав.
Вейс закрыла коробочку.
— Я потом досмотрю, - она прикрыла глаза. - Не то с ума сойду. Это же надо... Ты волшебница, да? Ну скажи!
— Я волшебница, - улыбнулась Лас. - И ты тоже. И почти все люди.
— Да ну тебя! Ты же поняла, о чём я.
— Так получилось. Я с детства мечтала вырастить какой-нибудь чудесный цветок. Или дерево. И меня научили, до сих пор никто не понимает, как.
— Тебе всегда бывает плохо? Кода что-нибудь придумывают... ну, ты поняла!
— Не всегда. Но если это опасно для меня, я сразу чувствую.
— Лас... можно? Один только раз!
Лас засмеялась.
— Для тебя хоть тысячу раз! Только не вызывай больше «скорую». Они всё равно ничем не помогут.
— Это не я вызвала, - Вейс поджала губы. - Это твой друг Хорёк.
Лас уселась, прикоснулась пальцами к цепочке. А я и забыла про неё. Что ещё она делает? Хорёк даже садовую метлу может заставить летать, а кирпич – принимать радио. Ну уж нет! В этой комнате – нет!
— Дай-ка коробочку, - Лас сняла цепочку и положила внутрь. Закрыла. - Вот так.
— Лас... ты думаешь...
— Если я захочу, скажем... сделать кому-то массаж... - Лас томно посмотрела на Вейс, та захохотала и отвернулась. - То ему об этом знать необязательно.
Вейс уселась у неё за спиной, положила голову на плечо.
— Ласточка... только не теряйся. Не убегай от меня Я всегда должна знать, где ты.
Ласточка вздрогнула. Эти слова...
— Я что-то не то сказала?
— Будешь знать, - Лас погладила её по щеке. - Я не убегу.

Бабушки и внуки, Неиверин 19, 1288 В.Д., 6:50

Тесан выглядела сумрачной и подавленной. Готовила завтрак, но ни смеха, ни шуток – как подменили.
Лас первой поняла, в чём дело – почуяла – а Вейс...
— Тесан? Ну-ка, подойди... - Вейс погладила её по голове, тихонько рассмеялась. - Уже горишь вовсю! Что-то ты рано. Всё, сидишь сегодня дома, никакой работы! Поешь – и баиньки! И никаких гулянок!
— Сама знаю, не маленькая, - проворчала девушка. - Сейчас начнёт отварами поить, - тихонько пожаловалась она няне, когда бабушка отошла к плите. - Ненавижу! А потом ещё спать – я что, ребёнок?
— Сейчас я тебе помогу, - улыбнулась Лас. - Посиди пока в столовой. Вейс! Поднимись ко мне на минутку! И найди мне горшки и землю!
Тесан недоумевающе поморгала. Сажать цветы? Вот прямо сейчас?
— ...Где-то здесь, - Лас перебирала пакетики. - Ага, вот он. Принесла горшки? Отлично. Теперь смотри и не мешай.
К моменту, когда в горшках выросли, зацвели и дали плоды посаженные семена, Вейс потеряла и дар речи, и способность удивляться.
— Волшебница, - прошептала она. - Эх, мне бы научиться! Хоть чуточку! Лас, это что – мандарин?!
— Мандарин, - согласилась Лас, вытирая руки. - Выглядит и пахнет, как мандарин. Запомни: жёлтые плоды – для мужчин. Оранжевые – для женщин. Путать нельзя! На каждом деревце вырастают и те, и другие. Можешь сделать варенье, оно тоже действует.
— Ты могла бы сделать состояние! - сумела проговорить Вейс. - Даже на одних перчиках и вот этом!
— Я и так богата, Вейс. У меня есть розы. У меня есть деньги на всё, что мне нужно.
— Извини, не удержалась! Всё, идём, девочке нехорошо. Все эти гулянки до добра не доведут,я же говорила!

* * *

— Съешь, - Лас села за соседний стул, протянула девушке мандарин – ярко-оранжевый, а запах какой! Сразу слюнки текут!
Тесан скривилась.
— У меня знаешь какой комок в горле! Даже думать о еде противно!
— Съешь, - Лас очистила плод. - Не спорь. По одной дольке, осторожно.
Тесан посмотрела на няню странным взглядом. Хитро улыбнулась – ты что-то скрываешь, няня! - и положила дольку в рот. Зажмурилась.
— Вкуснотища... оставлю Эверану, а то он всегда как маленький, обижается.
— Нет, - Лас взяла её за руку. - Ему это нельзя. Потом объясню. Я найду, чем его угостить, не бойся.
Тесан с удовольствием съела остальное. Посидела, прислушиваясь к ощущениям.
— Не тошнит! Няня, ты прелесть! Откуда у тебя это?
— Секрет, - Лас потрепала внучку по щеке. - Всё, беги к бабушке, обрадуй!
...Бабушка долго и недоверчиво осматривала внучку – даже принюхалась к её вискам и ладоням самым неприличным образом (Тесан это повергло в буйный восторг).
— Поверить не могу! Ну что, милочка, тогда иди сюда и помогай!
Пока готовили, Тесан подробно и охотно рассказала, и про свои страдания во время «охоты» (как только ни называют цикл, подумала Лас, я уже слышала сотню названий), и про то, как ей надоели бабушкины старинные средства.
А что средства? В Империи веками применяли одни и те же средства. Те, кто богаче – травяные отвары с корнями золотолистника, втирать в кожу головы и рук. Кто беднее, ловили медузу, «глаз Соари», высушивали – обязательно в тени! - смешивали получившийся порошок с растительным маслом и втирали в виски и запястья. Тут главное – тщательно высушить, иначе от порошка будут тяжёлые и неприятные видения. Галлюцинации, по-научному. Да и жжётся тот порошок будь здоров, потом несколько дней видны отметины...
Хотя мама Лас предпочитала как раз медуз. Кому что нравится. Лас с детства не терпела медуз.
А если нет ничего под рукой – тогда селишься у берега моря и купаешься там каждые три часа. А потом возвращаешься в укрытие и ждёшь там – ждёшь, пока горящее в крови буйство не заставит вновь меркнуть рассудок...
У Вейс в ходу были другие отвары. Хорошо действовали, но горькие – не передать словами.
— Значит, ты сегодня на работу? - поинтересовалась Вейс.
— Вот ещё! - Тесан, уже бодрая и весёлая, показала ей язык. - Мои законные четыре дня! Никуда не пойду! Няня, я с тобой! Если ты в город, я с тобой!
— Мы не в город. Мы сегодня в гости. Все четверо.
— А меня кто с работы отпустит? - поинтересовался Эверан. - Ладно. Не вам же одним веселиться! Что-нибудь придумаю.
— Вечно я за вас краснею! - поджала губы Вейс. - Вери, сбегай за овощами! Огурцы бери из дальнего парника!
Эверан вздохнул, горестно пожал плечами и – удалился.
— Няня, расскажешь? - Тесан обняла её – так, чтобы бабушка не видела. - Ну пожа-а-алуйста! Откуда этот мандарин?
— Ты тайны хранить умеешь?
— Няня! - Тесан поджала губы. Умеет. Ведь никогда и никому не рассказывала про «страну чудес» - Страну Цветов. Хотя, казалось бы, та ещё сорока! Молча сидеть не обучена.
— Всё-всё, молчу. Расскажу. Заходи как-нибудь вечером, расскажу.
— А я вам не помешаю?
— Тесан! - Вейс всё-таки услышала. - Прекрати немедленно!
— Уже, - буркнула Тесан. - Я что, слепая? Ты раньше что делала? Ходила весь день и ворчала на всех! А теперь ходишь довольная, поёшь песенки и даже по шее почти не даёшь!
Лас расхохоталась, самым неприличным образом.
— Да ну вас обеих! - Вейс старалась казаться оскорблённой, но улыбка её выдала. - Хочешь по шее – иди сюда.
— Да пожалуйста! - Тесан подошла и получила по шее. Обняла бабушку и произнесла громким шёпотом – так, чтобы слышала няня.- Бабушка! Я уже знаю, откуда берутся дети! Правда-правда! А ещё ты мне говорила, что если люди любят друг друга, то никого не касается, чем они там занимаются!
— Я тебя! - Вейс попробовала догнать внучку, но не смогла. Плюхнулась на ближайший стул, умирая от смеха. - Ну как мне с вами жить?
— Ве-е-е-есело, - пропела Тесан, - весело, бабушка! Вери, входи, не подслушивай, это неприлично!
— Кто бы говорил, - Эверан явно слышал если не всё, то многое, раз улыбался до ушей.
У Лас зазвонил телефон. Она жестом заставила всех умолкнуть, поднесла к уху. - Да. Да, Стайен, всё в порядке. Нет, совершенно здоровы. А можно? Хорошо, мы сразу же выезжаем!
— Нас приглашают, - она посмотрела в глаза по очереди, всем остальным. - Стайен просил передать, что хочет вас, негодники, чему-то научить. Говорит, вы способные.
— Ур-р-ра! - Тесан подпрыгнула чуть не потолка.
Вейс безнадёжно махнула рукой.
— Лас, ну и что мне делать? Воспитываешь-воспитываешь... как об стену горохом!
— Бабушка, - Тесан подбежала к ней, посерьёзнела. - Я только дома такая! Ну нельзя же везде быть такой серьёзной, я же от скуки умру!
— Всё, - Вейс звонко шлёпнула её пониже спины. - Марш на кухню и неси завтрак!

Глава 3. Тени прошлого | Книга Снов (оглавление) | Глава 5. Волшебный дворец

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100