Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 7

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 7

Глава 6. Большой-большой секрет | Книга Снов (оглавление) | Глава 8. Призраки грядущего

7. Ключ от всех дверей

Лас и Вейс, Неиверин 22, 4:20

Лас проснулась не стремительно и словно бы взлетая – как это было чаще всего – а медленно, словно всплывая в липком горячем киселе. Даже потрогала себя, когда проснулась – нет, ничего липкого.
Снилась всякая чепуха. А состояние, которое сейчас, описывалось одним словом: похмелье. Тяжёлое, мерзкое похмелье. Да только откуда ему взяться? Вчера первым делом съели по перчику.
Лас уселась. В голову немедленно ударило тяжёлым молотом, а в горло с размаху вбили чугунный шар. Несколько секунд Лас сидела, обхватив голову руками и об одном мечтала – чтобы не стошнило.
Шорох... и Вейс уселась за её спиной.
Если она меня обнимет, меня точно стошнит, поняла Лас. Даже если просто толкнёт.
Вейс осторожно прикоснулась к её плечу, спине. Затем она одним прыжком оказалась на полу и заглянула в лицо Лас.
— Тошнит? - Вейс осторожно прижала ладонь ко лбу Лас. Горячий. Но глаза не блестят, и жар не лихорадочный.
Лас подтвердила движением ресниц. Только не шевелиться. Ни в коем случае не шевелиться.
Вейс отыскала перчик, поднесла к губам Лас.
— Сможешь? Давай-ка, медленно, вот так. Подожди-ка! Дыхни!
Чистое дыхание. А выглядит Лас так, словно вчера усердно смешивала самогон с пивом и брагой. То есть совсем никакая.
— Разжуй, медленно-медленно, - посоветовала Вейс. - Вот так, умничка, давай подождём немножко.
Помогло минуты за три. Чугунный шар упал назад, в желудок – там теперь жгло и ныло – от жуткого голода.
— Вот, а теперь вот это,- Вейс поднесла к её губам таблетку. - Не кривись, это вкусно! Бабушка Вейс плохого не посоветует! Запей! И ложись, полежи, я сейчас.

* * *

— Что за таблетки? - поинтересовалась Лас. Шар в желудке куда-то делся, осталось ощущение голода.
— Верэйн пил их по утрам, - пояснила Вейс. - Последние несколько недель он иногда выпивал лишнего. Не пьянствовал, что ты, просто ему уже от всего было плохо.
— Ты его любила? - Лас прикрыла глаза. А когда открыла, увидела, что Вейс улыбается. Счастливая, добрая улыбка
— Я его и сейчас люблю, - она погладила Лас по щеке. - Его нет рядом, но это ничего не меняет. Я вот тебе извинюсь! Ты сама-то скажешь или нет?
— Что я должна сказать? - удивилась Лас. Голова уже не болела, совсем. Надо запомнить название таблеток.
— Дорман, - пояснила Вейс и с удовольствием отметила, что Лас покраснела. Это трудно заметить при её тёмной коже, но Вейс заметила. - На вашем языке «Инженер».
— Ладно тебе, ехидна, - проворчала Лас.
— Не отворачивайся! Я не слепая. Так ты скажешь ему, или нет?
— Я уже почти сказала.
Вейс всплеснула руками.
— Почти! Ты бы сама себя послушала! И чего ты ждёшь? Пока он состарится?
— Медвежонок, - Лас уселась. - Ты уверена, что это тебя касается?
Вейс села рядом с ней.
— Не знаю, Лас. После того, как ты поговоришь с ним, даже об этой вашей чепухе, ты потом сияешь весь день. И плачешь ночью. Не притворяйся, что не понимаешь!
— Он знает, сколько мне лет, - Лас закрыла глаза. Я снова как маленькая, я боюсь смотреть в глаза. Открыла их вновь.
Вейс пожала плечами.
— Тоже мне, беда! Ты же знаешь, как выглядишь! Как себя чувствуешь! Лас, это отговорки. Скажи ему. Он сам не скажет, и знаешь, почему?
— Почему же?
— Ты для него живая легенда. Да-да, я слышала их разговоры, краем уха. Что ты так смотришь? Не ты, между прочим, кормила их обедом, а я! Вот и слышала. Я давно уже не подслушиваю. Он сам никогда не скажет.
— Ты так хочешь устроить мою личную жизнь? - улыбнулась Лас.
— Тебе нельзя быть одной, Лас. Ты ещё не поняла?
— У меня есть ты, внуки, да много кто!
— Это другое! Это совсем другое! - Вейс привлекла её к себе. - Поверь мне на слово.
Лас встала, потянулась... бодрость необычайная! И откуда только то похмелье?!
— А не боишься, - Лас подошла к зеркалу, - что он отнимет меня, насовсем?
— У меня? А ты его будешь спрашивать, что ли?
Вейс подошла, встала рядом. Уже не отводит взгляд, Лас сдержала улыбку. Интересно, у кого больше предрассудков, у меня или у неё?
— Нет, не буду, - Лас прижала к себе Вейс, уткнулась в ей плечо. Почуствовала себя глупой, нашкодившей внучкой. Как это Вейс удаётся?
Вейс вздохнула.
— Сто лет прожила, а до сих пор не понимаешь... - Вейс обняла её. Силища! Какой медвежонок – медведица! - Всё, милочка, быстро в душ! Я ещё не закончила с твоим лечением.

* * *

— Что это ты принюхиваешься? - поинтересовалась Вейс. - Ложись давай! - указала на столик, на котором было приготовлено всё -- масло, полотенца и остальное.
— Странный запах, - Лас стремительно присела, опустила голову к самому полу. - Чужой запах. Вот здесь. Что-то неприятное.
— Так ты тоже почуяла?! - удивилась Вейс. - Потом разнюхаешь! Быстро сюда, пока не остыла! Да, вот мне вчера тоже показалось. Когда с чаем зашла, подумала – кто это к нам заходил? Как будто пьяница какой с улицы.
Точно. Пьяница с улицы. Именно так, Вейс. Лас некоторое время полежала, потом вздрогнула. Вейрон! О Великое Море... это от неё был такой запах, пусть даже то была игра воображения! Но откуда?! Её же не было, это призрак, галлюцинация.
— Это была твоя сестра? - Вейс медленно, почти нежно растирала ей спину. А уж как потом надавит... медведица, медведица, тебе нужно сменить прозвище!
— Да, - Лас вздохнула. - Я не хочу о ней говорить.
— Я так не думаю, - Вейс покачала головой. - Расскажи, что тогда случилось. Расскажи, станет легче.
Лас не сразу начала.
— Она работала на очень важном месте. Там всегда крутились большие деньги. Ронни всегда любила авантюры, и вот однажды доигралась. Растратила казённые деньги, а те её приятели, которые посоветовали выгодные вложения, все разом куда-то делись.
— Сколько я уже такого повидала, - вздохнула Вейс.- Сама вот однажды чуть не попалась. А дальше?
— Дальше она начала пить, - Лас прикрыла глаза. Снова открыла. Нельзя, Лас. Это слабость! Не прячь взгляд! Так поступают только низкие люди!
Вейс внимательно слушала, не останавливаясь.
— Дома нам запрещали, - пояснила Лас, - и правильно делали. Здесь, на севере, вы все более крепкие, что ли. Меня опоить совсем легко. Ронни и напивалась быстро, и не могла остановиться. В конце концов мама позвонила ей и велела приехать домой. Ронни испугалась до беспамятства.
— Боялась, что её накажут?
— Да. Это было уже после того, как меня лишили имени. Если мама разозлится, это конец света. А куда потом было Ронни? Её отовсюду бы выгнали, и кто бы её взял?
— Это она так думала?
— Да. Это она говорила. Мы с ней говорили пять минут, и мне стало страшно. Как будто не она это говорила, понимаешь? Мы с ней часто ссорились в детстве, она постоянно меня «сдавала» родителям. Но она умела быть ласковой. Она сидела со мной, когда я болела, возила меня на Сердце Мира, на праздники. Понимаешь? - Лас ощутила, как подступают слёзы.
— Да, понимаю, - Вейс прикрыла её одеялом. - Очень хорошо понимаю, Ласточка.
— Она сказала, что это я во всём виновата. Несла какую-то чушь, я даже вспомнить не могу. Сказала, что я довела её до петли, что это я выдала её маме. Когда она бросила трубку, я была как в тумане. Побежала к друзьям, там со мной стало плохо. Когда меня привели в чувство, Ронни уже покончила с собой. Если бы я не сорвалась там, у друзей, если бы успела им рассказать... - Лас разрыдалась. Вейс пододвинулась, взяла её за руку, молча сидела – гладила Лас по голове и сжимала её ладонь.

* * *

Они сидели в ванной. Сами не понимали, почему там – Лас, уже умытая и почти успокоившаяся, Вейс – задумчивая и печальная. Не хотелось уходить.
— Вчера она появилась в комнате, - Лас посмотрела в глаза Вейс. - Наверное, именно так она выглядела в тот вечер. Пьяная, грязная, уже почти невменяемая. Она была как настоящая, мне даже казалось, что я чувствую тепло. Но она никогда бы такого не сказала, понимаешь?
— Что не сказала? - Вейс взяла Лас за руку. - Плачь, моя милая, если нужно. Не держи в себе.
— Нет, - Лас покачала головой, - не сейчас. Ронни болтала всякие глупости, когда была пьяна. Выдавала наши с Тесан секреты, выдумывала невесть что. Но она даже пьяная так не ругалась!
— Тесан – старшая сестра?
Лас кивнула. - Но она никогда не говорила гадости, Вейс. Понимаешь? Никогда не говорила такие гадости. Я не сразу поверила, что это она. Она никогда бы не сказала такое ни про маму, ни про других.
— Может быть, это была не она?
— Она знала такие вещи... откуда? Кто мог... - Лас прикусила язык.
— То есть кто-то мог, да? Ласточка, может, тебе прилечь? Просто полежи. Я принесу тебе чаю.
Лас кивнула. Её начинала бить дрожь.
— Идём-идём, - Вейс проводила её, уложила. - Музыку включить? Я сейчас.
Не закрывай глаза, Лас. Но глаза всё-таки закрылись, пусть ненадолго.
— Ждёшь свою служанку, Ласточка?

* * *

Вейрон. Всё та же, всё в том же виде. С отвратительной улыбкой на лице.
— Да, жду, - Лас стоило немалых трудов не отводить взгляда.
— О, как мило, я подожду. Посмотрю.
— Ты не Вейрон, - заметила Лас. Призрак, или кто это был, осклабился. - Ты не настоящая Вейрон.
— Да что ты говоришь! - она сделала шаг, опустилась на колено у кровати. - Не отворачивайся! Не узнаёшь? Не узнаёшь сестрицу? - Вейрон взяла Лас за руку и Лас едва не закричала – жаркое прикосновение. Вейрон, или кто это, вся горит. А запахи... хорошо, что желудок пуст. Но есть, что-то есть от Вейрон. Или только кажется?
— Ты не Вейрон. И если ты хочешь, чтобы я тебя слушала, ты будешь слушать меня, - сердце билось с бешеной скоростью.
Отворилась и закрылась дверь. Вейс. Она замерла на пороге. Лас махнула ей – не мешай.
— Ты никогда не говорила такие гадости, - Лас смотрела в лицо ложной Вейрон. - Отпусти! - призрак повиновался. - Прочь от меня!
— Твоя служанка меня не видит, Лас! Позови же её в постель! Она согласится!
— Ты никогда не говорила гадости ни про меня, ни про маму, ни про кого!
— Тебе с ней хорошо, Ласточка? Так же, как было с тем мальчиком, на Сердце Мира?
— И ты никогда не называла меня Ласточкой. Настоящая Ронни не называла! Я всегда была Чайка, птичка, цыплёнок, но не Ласточка!
Призрак отшатнулся.
— Ты не Вейрон, - Лас встала. - Ты хочешь казаться Вейрон. Я люблю Вейрон. Я люблю свою сестру, я люблю маму, и неважно, что они сделали плохого! Слушай! - крикнула Лас. Призрак отступил ещё на шаг. - Слушай меня! Я достаточно слушала твой голос! Ты не Вейрон! Она знала, что я всегда приехала бы к ней, если с ней случилась беда! Она дождалась бы меня! И я никогда не выдавала её маме, никогда в жизни!
Призрак пошёл волнами и рассеялся. Лас с размаху уселась на пол, спрятала лицо в коленях, её била крупная дрожь. И злость. Странная, сильная злость – накатила и схлынула.
— Никогда, - прошептала Лас. Вейс уже была рядом, набросила на Лас покрывало. - Никогда больше не говори её голосом, ты, слышишь?! Никогда!
Вейс села перед ней, обняла Лас, прижала к себе. В комнате вновь ощущался запах – тот самый, неприятный «букет» - застарелый перегар, немытое тело, и прочие «прелести» беспробудного пьянства.

* * *

— Что же с тобой творится... - Вейс отвела Лас в ванную, помогла ей там – ноги почти не слушались Ласточку. - Лас, это снова была она, да?
— Нет, не она. Она хотела казаться Вейрон.
— Я слышала, что ты ей говорила. Тихо, тихо, - Вейс прижала её голову к своей груди. - Она ушла?
Лас кивнула. Зубы стучали – дрожь не отпускала.
— Сейчас выпьешь чая, мы спустимся вниз, возьмём с собой внуков и поедем. Поедем, куда нас вчера пригласили. Ты расскажешь, если захочешь. А если не захочешь, то я расскажу. Что-нибудь хорошее, ладно?
— Вейс, ты чудо, - Лас упала на спину. Ещё чуть-чуть полежать, и всё. - Как ты так можешь?
— Я бабушка, - Вейс улыбнулась, развела руками. - Все бабушки так умеют. И все няни так умеют. Ты устала, Ласточка, вот и всё. Столько времени держать это в себе!

Бабушки и внуки, Неиверин 22, 7:10

— Ой, я так чудесно выспалась! - Тесан встретила бабушек в столовой. - В жизни так хорошо не спала. Няня, что случилось? Ты плакала?
— Плакала, - Лас прижала Тесан к себе, отпустила. - Ничего страшного, всё уже позади.
Тесан перевела взгляд с неё на бабушку и обратно.
— Да, похоже, - согласилась она. - Так мы едем? Няня, а что делать с книжным? Там ведь тоже будут ждать!
— Я позвоню, - Лас потрепала её по голове. - Я им позвоню, извинюсь, и назначу другой день. О, да вы уже всё приготовили!
— Это не мы! - Тесан указала кивком на горничную. - Я так, помогла немножко. Они такие интересные! Мы уже тут все подружились!
— У тебя все подруги, - проворчала Вейс. - Три минуты поболтала и уже подруги!
— Ну да, ну да, а что, плохо? Бабушка, да хватит уже!
— Доброе утро, доброе утро! - Вессен спускалась по лестнице, за ней в паре шагов – Хорёк. Оба выглядели намного лучше, чем вчера. - Вы так чудесно выглядите!

* * *

— До крепости час полёта, - Хорёк указал на карту. - Но по пути много прекрасных видов. Можно отправиться прямо сейчас и посмотреть не торопясь.
— Здорово! - Тесан хлопнула в ладоши. - Я давно мечтала! Слушайте, а магазины здесь есть? У меня уже снимать некуда!
— Найдём, - пообещал Хорёк. - Ближайший магазин в двадцати минутах медленной ходьбы.
— Цивилизация! - восхитилась Тесан. - А то мне такое рассказывали...
— Тесан! - Вейс погрозила ей кулаком.
— Да ладно! Будто я всем слухам верю!
— Уймись на минутку, я умоляю! Давайте, в самом деле, на свежий воздух, - Вейс посмотрела в глаза Вессен. - В четырёх стенах мы и дома можем сидеть.

Долина Аэн-Теран, Неиверин 22, 8:45

Первой остановкой была долина Аэн-Теран. Давным-давно здесь была свалка. Уж никто не знает, почему именно здесь. Но чистить здесь начали ещё на памяти Лас. А когда вычистили и начали раскопки, то нашли древнее поселение. Тех, кто жил здесь ещё до того, как эти земли завоевали Тегар-Тан, предки современных тегарцев.
Теперь здесь музей под открытым небом. Тесан, разжившаяся десятком новых карточек для своего фотоаппарата, была в восторге. Эверан тоже, только он всё же сдержаннее.
— У вас полчаса, - предупредила Вессен. - Потом летим дальше. Смотрите не заблудитесь!
Тесан с Эверан помахали остальным руками и побежали ко входу в музей. Несмотря на ранний час – в Тегароне немногие встают рано, нет здесь привычки встречать солнце – туристов было уже немало.
— Вы хотели сказать что-то? - Лас посмотрела в глаза Вессен.
— Давайте вон там, - указала та рукой. Кафе – пустующее, не так ещё жарко, чтобы зной сгонял туристов под навес.
— Я погуляю пока, - Вейс сжала ладонь Лас. - Простите, если что, - она посмотрела в глаза Вессен. Та кивнула и улыбнулась.
— Стайен, - Вессен прикрыла глаза. - Начни лучше ты.
Стайен начал. Говорил он всего пятнадцать минут, но Лас хватило. Она сама попросила пока ничего больше не рассказывать, дать ей время прийти в себя и обдумать всё то, что услышала.
— ...Няня? - Тесан взяла её за руку. - Всё в порядке? - Она обвела взглядом остальных. - Летим дальше? Вы что такие задумчивые?
— Задумались о смысле жизни, - ответила Вессен.
— Ой, да ну вас! Ребёнку понятно – смысл, чтобы жить. Летим! Няня, потом подумаешь о смысле!

Ущелье Духов, Неиверин 22, 9:50

— Я туда не пойду, - поёжилась Вейс. - Не люблю такого. Мы тут пока погуляем.
— Зря, - покачала головой Тесан. - Вери, ты со мной? Молодец!
— Минутку, - Хорёк поймал их за руку. - Оденьте на руку, оба. Это просто маячки. И если не хотите опоздать, в пещеры – ни ногой! Ясно?
— Почему? - удивилась Тесан. - Вот же карты! Сказано, что там всё давно уже подписано и заблудится только ребёнок.
— Именно поэтому, - буркнула Вейс. - Давайте уж в следующий раз без могильников. Нет что ли мест поинтереснее?
— Полно, - Хорёк указал на карту. - Но пришлось бы отклониться от прямого маршрута.

Стайен и Вессен

— Весс, - Хорёк жестом указал ей на складные стулья, добыл из сумки-холодильника бутылку минералки. Предложил ей – отказалась. - Я давно хочу спросить тебя. Ты не хочешь прикрыть всё это?
— О чём это ты?
— О том, чем ты руководишь, - Хорёк задумчиво посмотрел в ущелье – солнце висело над ним. Красиво. Вот что значит всерьёз взяться за туризм. Ни кофе, ни овцы, ни даже виноград не приносят Тегарону такого дохода, как туризм. И иммигрировать сюда теперь очень трудно – не пускают. Может, и правильно делают, что не пускают. - Не расскажешь мне, зачем мы всё это создали?
— Риторический вопрос? - Вессен достала из кармана фляжку, отпила. Что-то она расслабилась. Раньше никогда не брала с собой спиртное, тем более не пила вот так, не скрываясь. Правда, она не пьянеет. Не может, с тех пор, как её выучили на Тень.
— Нет, - Хорёк поправил шляпу и пригладил усы – левый, потом правый. - Я не понимаю, зачем нам это. У нас восемьдесят баз. У нас лучшие специалисты, которые все как один думают, что работают на Силы Всемирной Стабильности. У нас свои люди во всех крупных спецслужбах, у нас своя армия, мы можем объявить войну любой стране, начать или прекратить мировую войну. Мы сильнее кого угодно в этом мире. Но я не понимаю, зачем нам всё это. Я про нас с тобой.
— Преступность, которую сократили на восемьдесят процентов. Нет больше «диких пси», нет эпидемий. Нет мировых войн, не предвидится голода. Это плохо?
— Это замечательно, - Хорёк вздохнул. - Я не уверен, что человечеству нужен золотой век, но пока вроде всем нравится. Но я про нас с тобой!
— Ты хочешь в отставку?
— Ты меня не отпустишь, - Хорёк отпил из бутылки. - Весс, я не вечен. Ну да, ну проживу я ещё сто лет. Может, больше, на этих ваших ягодках. Мне есть чем заняться, и даже тысячи лет не хватит, не в этом вопрос. У меня свой автосервис, я уже наизобретал всякого барахла столько, что всем остальным ещё два века догонять меня. Но зачем? Человечеству и так хорошо. Давай уйдём, прикроем эту лавочку – мы открыли восемнадцать реальностей. Давай уйдём в любую на десяток лет, поживём сами по себе и вернёмся. Никто ничего не заметит.
— Двадцать четыре годных и сто одну промышленно годную, - поправила Вессен. - Не следишь за отчётами?
Хорёк махнул рукой.
— Давай отдадим пару реальностей. Ты не хуже меня знаешь, что в ближнем космосе им делать нечего. Там ничего нет, кроме красивых видов. Энергии и сырья и здесь хватает. А дальним владеем пока что только мы. Отдадим пару реальностей, пусть у людей будет другая цель. Они всё равно откроют проходы, пусть через сто лет. Или ты хочешь вечно за ними присматривать?
— Я хочу вернуть их, - Вессен встала и отвернулась. - Просто узнать, что они живы. А потом... потом мы поговорим.
— Они живы, - Хорёк пожал плечами. - Ты и так знаешь. Тебе нужно просто отдать картину. Отпустить её, увезти в другую реальность. Да хоть в Страну Цветов.
— Только, когда я найду, кому можно её доверить, - сухо возразила Вессен.
Хорёк долго смотрел в её глаза.
— Вот оно что, - протянул он. - Ты боишься. Ты боишься отказаться от неё, потому сидишь рядом с ней и дрожишь. Боишься, что картина отыщет другого хозяина.
— Перестань!
— Весс, чем ты занимаешься? Чем ты весь день занимаешься у себя в кабинете? Не говори мне, что делами Ордена. Он давно уже сам по себе, мы специально этого добивались. Чем ты занимаешься, почему картина всё ещё у тебя?
Вессен молчала.
— Она не терпит бездельников. Значит, ты что-то делаешь, но что?
— Это тебя не касается, Стайен, прости.
Хорёк встал.
— Я прощу, Весс. А вот остальные? Знаешь, почему они все с нами, почему смотрят на тебя, как на богиню? Потому что я нашёл им дело. Они осваивают реальности, они думают, что мы готовим место для человечества. Чтобы пришло на готовенькое. Что мы готовим на самом деле, Весс?
Вессен закрыла глаза.
— Мне нужно вернуться, - тихо сообщила она. - Я попробовала. Я снова попробовала перестать, Стайен. Она сразу же ушла – она где-то рядом, как всегда. Но если я не продолжу, она сменит хозяина.
— Так, - Хорёк почесал затылок. - И ты столько лет кормила меня сказками, что-де картина под твоим контролем, но без твоего присутствия может неуправляемо влиять на реальность. Ты собиралась жить вечно?
Вессен промолчала.
— Брось её, Весс. Откажись. Это хоть правда? Если ты от неё откажешься, картина может сменить реальность. Мы сможем увезти её в другую реальность, с глаз долой. Это так?
Вессен молчала.
— Ладно, - Хорёк посмотрел на часы. - Молчи. У тебя в руках ключ от всех дверей, как ты говорила. И ты хочешь ближайший миллион лет сидеть рядом с ним и никого не подпускать. Веселись, сестрёнка.

Лас и Вейс

Стоило перебраться за пару холмов, так, чтобы не видеть ущелья, как Вейс успокоилась.
— Не знаю, - она махнула рукой – здесь – и достала из сумки пару складных стульев и столик. - Мне никогда не нравились пещеры. Я их боюсь!
Лас кивнула. Её всё ещё было не по себе от того, что рассказал Хорёк.
— Что случилось? Ласточка, у тебя такой вид!
— Если он сказал мне правду, - Лас вздохнула, - то ничего ещё не кончилось. Всё, что мы делали, всё это ничего не изменило. Всё в любой момент может рухнуть.
— Я так не думаю, - послышался голос из-за их спины.
Лас вздрогнула, голова её закружилась – на мгновение. Ей стало холодно. Вейс обернулась, вскрикнула. Схватила Лас за руку.
— Она! Ласточка, это опять она! Она!
Лас встала, ощущая, что бежать или кричать бессмысленно.
Она выглядела так, как описывала её Вейс. В точности – светлые брюки, лет семьдесят назад бывшие модными. Лёгкая курточка, расшитая золотыми нитками, ослепительно белая блузка под ней. Шарфик и белая же шапочка, украшенная драгоценными камнями. И лицо... глаз не отвести.
— Не смотри ей в глаза, - Лас резко дёрнула Вейс за руку. - Не верь ни одному её слову!
Девушка засмеялась.
— Очень, очень интересно, Ласточка. Почему? Почему ты её обманываешь? Я никогда не лгу, ведь так?
— Ты обещала уйти, - Лас бросило в жар. - Ты обещала уйти и не возвращаться!
— Правда? - девушка неподдельно удивилась. - Я не знала. Что ты так смотришь, Вейс? Я настоящая. Сейчас – настоящая. Можешь потрогать, - и она вновь рассмеялась.
— Не прикасайся к ней, - предупредила Лас. - Стой где стоишь! Зачем ты пришла?
— Я и не уходила. Я всегда с тобой. Ты так обо мне заботилась, я очень тронута... Почему ты бросила? Почему ты меня бросила?
— Лас, о чём она? - прошептала Вейс. Лас ощущала ужас, который не отпускает подругу, понимала – Вейс нужно совсем немного, чтобы потерять самообладание.
— Не верь ей, - сквозь зубы прошептала Лас, пятясь. - Ни одному слову. - Позвонить? Крикнуть?
Девушка уселась на один из стульев, открыла термос с кофе, принюхалась.
— Настоящий, - она вздохнула. - Так нечестно! Ласточка, это нечестно, я тоже так хочу!
— Чего ты хочешь? Почему ты вернулась?
Девушка вздохнула.
— Я не возвращалась, сколько можно повторять! Я всегда с тобой. Я помогла тебе недавно. Уже забыла? Помнишь ту таверну? Если бы я не вмешалась, он прирезал бы вас обеих. А призрак в лесу? Где твоя благодарность?
— Ты хотела разделать его, как барана? Да? Моими руками?
Девушка поднялась на ноги, улыбка пропала с её лица.
— А ты знаешь, что такое война? Я знаю, я видела своими глазами. Видела, что сделали с моими родителями, с друзьями, с другими, кто попался им под руку в тот день. Оставили только меня. И продали в рабство, в семь лет – говорят, я была очень красивая. Я возвращаю долги. Ещё не всем вернула. Хочешь, я расскажу, что успел уже натворить тот грабитель?
— Замолчи.
— О, мы не любим правду! Сказать, скольких он покалечил? Кто из-за него наложил на себя руки? Ты не дала мне закончить с ним. Кому от этого лучше? Кого ещё он ограбит, покалечит, убьёт?
— Замолчи! - Лас уселась, обхватила ладонями голову. - Ты никто, ты голос, ещё один проклятый голос! Ты умеешь только убивать! - Вейс присела рядом, сжимая её плечи.
— Я была голосом, - согласилась девушка. - Но сейчас я настоящая. Лас, я хочу жить. Так, как ты, как она. У меня есть шанс – он лежит у тебя в сумке.
Лас открыла лицо. Девушка – не хотелось вспоминать её имя – указывала на их сумку.
— Ой, какие мы нервные! - она засмеялась и отошла в сторону. - Попроси служанку открыть и посмотреть.
— Она не служанка, - резко ответила Лас.
— Называй её кем хочешь, это ничего не изменит.
— Отойди! - Лас достала кинжал. Нужно сделать всего два шага и наклониться.
Девушка рассмеялась и отвернулась, покачала головой.
Лас потянула сумку на себя, чуть не полетела кубарем. Открыла. Начала копаться в вещах... На самом дне. Что-то жёсткое, шершавое.
Лас потянула – вытащила свёрток.
— Вейс, что это?
Вейс энергично покачала головой – не знаю, не знаю! Лас начала разворачивать... и поняла. Увидела нарисованное, но движущееся море. Картина.
Девушка обернулась.
— Помоги мне, Ласточка. Я хочу жизни. Настоящей жизни! Я всегда говорю правду, ты знаешь! Всегда выполняю обещания! Помоги мне, и голоса уйдут. Я заберу их с собой.
Лас посмотрела на кинжал в своей руке.
— Хочешь умереть, - девушка посмотрела на неё с презрением. - Струсила! Давай, доставь мне удовольствие!
— Лас, - Вейс схватила её за руку. - Не надо! Кто она? Один из голосов? Почему я её слышу? Мы обе сошли с ума?
— Не знаю, - Лас смотрела в глаза неназванной девушке. - И не хочу знать. Я отнесу картину хозяйке.
— Это глупо, - вздохнула девушка. - Это невероятная глупость!
— Идём, Вейс. Возьми меня за руку! Не слушай её!
— Я боюсь, - прошептала Вейс.
— Я сейчас ничего не могу, - спокойно признала девушка, не двигаясь с места. - Видишь, я говорю правду. Мне не нравится быть твоим голосом. И это правда! Но я могу заставить тебя сделать по-моему. Это тоже правда.
— Посмотрим, - Лас отвернулась. - Ты уже солгала, уже нарушила слово. У тебя теперь нет силы!
Девушка рассмеялась. Вейс ощутила, как сотни иголочек вонзаются в её кожу, по всему телу.
— Я не солгала, Ласточка. Я ничего такого не обещала. А силу я верну. До встречи, моя милая!
Лас бежала вниз по холму, Вейс едва поспевала за ней. Вессен и Хорёк смотрели на них с изумлением.
— Возьмите, - Лас протянула картину Вессен. У той широко раскрылись глаза. - Она была у меня в сумке. Я не знаю, как она туда попала.
Хорёк взял Вессен за руку.
— Весс! Подумай! Не торопись!
— Я уже подумала, - Вессен протянула руку, коснулась свёртка. Тот исчез, как и не было. - Спасибо, Лас. Вы предотвратили большую беду.
Лас и Вейс переглянулись.
— Я возвращаюсь, - Вессен достала из кармана телефон. - Стайен?
— Я остаюсь, - махнул рукой Хорёк. - Я там уже не нужен, там всё чисто.
— Простите, - Вессен перевела взгляд с Лас на Вейс. - Это моя обязанность. Приезжайте, когда захотите. Я отвечу на все вопросы.
— На все-на все? - не удержалась Вейс.
— На все, - подтвердила Вессен. Повернулась и направилась вверх, к выходу из ущелья.

* * *

Вейс обернулась.
— Лас, она ушла? Она ушла?
Лас обернулась, прислушалась к ощущениям.
Я ушла, Ласточка. Но я вернусь.
— Ушла, - подтвердила она. - Стайен, вы расскажете ещё раз, хорошо? Мне и Вейс. А потом расскажу я, и вы скажете, что мне теперь делать.
— Сейчас, -Хорёк посмотрел на часы, - мы сядем в машину и полетим дальше. Туда, где нас ждут. А как малость успокоимся, поговорим. Ну что, я звоню внукам?

Крепость Тегар-Тан, Неиверин 22, 11:20

— Что вы такие смурные? - удивилась Тесан. - Такое хорошее утро... Няня, что случилось? Опять думаешь про смысл жизни? Я могу снова сказать!
Лас рассмеялась. К немалому облегчению Вейс – она и сама лишь недавно сумела прийти в себя после визита прекрасной незнакомки в белом. Какой кошмар! Если Лас живёт с её голосом в голове, то всё понятно. Понятно, почему Лас избегает других людей и не любит врачей. Но почему это всё?
— Нет, я и так помню. Стайен! Вы с нами?
— Во внутренний дворец меня не впустят, - Хорёк поправил шляпу. - Но мне и здесь неплохо. Я и здесь ни разу не был, поброжу, осмотрюсь.
Вот самообладание, подумала Лас. Я бы не знала, что мне делать, расскажи я такое. И ладно. Прочь, все мысли прочь. Вейс права, я чуть не свихнулась, пока сидела одна, среди своих воспоминаний.
— Бабушки! - Вейс схватила брата за руку. - Показывайте, куда идти!
— Я останусь, - Эверан освободился. - Прогуляюсь с вами, Стайен, если вы не против.
— Ты чего? - удивилась Тесан. - Нас же всех приглашали! Так нельзя!
Эверан вздохнул.
— Поздороваешься с ней и иди, - посоветовала Лас. - Если не передумаешь.

* * *

Стража провела их в парк. Столько столетий прошло, а здесь всё ещё в ходу холодное оружие. Правда, церемониальное. Прогресс добрался и сюда – и так комично наблюдать, как стражник, с мечом в руке, в кирасе и шлеме с плюмажом, говорит по рации.
— Какая прелесть! - у Тесан загорелись глаза. - Вери, смотри, настоящий лабиринт! А это и есть семь фонтанов?
— Спокойно, - Вейс поймала её за руку. - Тебе уже не пять лет!
Тесан махнула рукой и отправилась в поход по лабиринту. Условный лабиринт – есть прямой проход к воротам внутреннего дворца. Плутать необязательно. Наверное, здесь он для того же, для чего каменный лабиринт на Сердце Мира, подумала Лас. Её Величество любит ходить по тропинкам лабиринта, когда нужно принять важное решение.
Эверан тоже оживился. После пещер он выглядел не очень весёлым. А может, что-то чувствовал – Вейс не могла забыть лица и одежды безымянной незнакомки. Та же самая. Даже её запах, прелестный, привлекательный аромат... О чём она говорила? При чём тут картина и почему она исчезла? И ответит ли хоть кто-нибудь на эти вопросы?
— Добрый день! - Светлая выскочила из-за ближайшего куста. Должно быть, притаилась там и ждала гостей. - Вы уже здесь! Бабушка сейчас придёт. Через минутку.
Все поклонились ей – учтиво, безупречно.
— Мир вам, - поклонилась она в ответ. - Вы видели что-то плохое? - девочка подошла к Лас и Вейс. Посмотрела им в глаза. - Так странно, - она прикоснулась ладонью к щеке Лас. - Вы здоровы! Я ничего не чувствую, я в жизни не видела такого здорового человека! Правда-правда!
— Я верю вам, Светлая, - Лас поклонилась. Что же мне делать? Светлая распознаёт любую болезнь, телесную или душевную. Если и она ничего не видит, что же мне делать?
— Я чувствую... - Майеринн внимательно посмотрела в глаза Лас. - Вы сердитесь на кого-то. Очень сильно сердитесь!
— Да, Светлая, - Лас призналась с трудом. Но лгать ей... станет только хуже.
— Не сердитесь! - попросила девочка. - Это трудно, я знаю, правда-правда! Но сердиться ещё хуже! Поверьте!
— Майеринн, - новый голос. - Майеринн, спокойнее, прошу тебя.
Девочка стремительно повернулась и глубоко поклонилась вновь пришедшей -- пожилой женщине. После чего развернулась и бросилась со всех ног вглубь лабиринта. На ходу, Лас заметила, показала язык. Лас скрыла улыбку.
— Здравствуйте, Лас, - женщина улыбнулась. Видно было, что она в возрасте, но прошедшие года не тронули её красоту. Они по-прежнему так похожи, подумала Лас, потрясённая. - Здравствуйте, няня.

* * *

Ареан – так звали бабушку Светлой – и остальные две бабушки сидели на скамейке у самого малого из фонтанов.
— Помните, мама говорила вам, что вы всё равно вернётесь сюда? - Ареан с улыбкой смотрела, как внуки Вейс играют со Светлой. - Что если у вас беда, или придёт тоска, вы всё равно вернётесь, хотите того или нет?
— Вы так на неё похожи, - улыбнулась Лас. - Да, я помню. Скажите, когда вы узнали, что я здесь? Смотрите телевизор?
— Вас показывали по телевизору? - Ареан чуть наклонила голову. Лас стало стыдно. Хвастаюсь, как маленький ребёнок. А вроде бы и не хотела! - Простите, няня. Мы не смотрим телевизор. Нет, это Май, - она кивнула в сторону лабиринта. - Прибежала позавчера и потребовала, чтобы вам всем разрешили войти сюда. Что вы всё равно приедете в Тегарон, и она хочет на вас посмотреть.
— Она нас всех немножко напугала, когда появилась из ниоткуда, - Вейс смотрела, как резвятся все трое. Вот вроде же взрослые люди! Но краснеть отчего-то не хотелось.
— Её за это уже наказали, - Ареан усмехнулась. - Сладу нет. Вереан жалуется, что я её балую.
— Её мама, - пояснила Лас, посмотрев в глаза Вейс.
— Она всё-таки ребёнок, - пояснила Ареан. - Она очень быстро учится, очень старается, но я не хочу отнимать у неё детство. Его и так немного.
— Здесь нет других детей?
— Ей не со всеми интересно. Вы же понимаете. Вереан говорит, Май гораздо способнее её самой.
Светлая подбежала к бабушкам, Тесан и Эверан – по пятам.
— Ну ты бегаешь! - восхитилась Тесан. - Не угнаться! Ой! - и поклонилась Ареан. - Простите! - толкнула брата локтем в бок – тот замер, увидев ещё одну бабушку, не зная, что делать.
— Бабушка, смотри какие она делает брошки! - Майеринн протянула ладони.
— Прелестно, очень мило, - искренне восхитилась Ареан. - Тесан, вы сами это сделали?
— Это моя курсовая, - согласилась Тесан. - Вам нравится, да? Только делать долго, целый день трачу на каждую. Зато сейчас ручная работа самая модная! Штамповка уже всем надоела!
— Тесан! - Вейс покачала головой.
— Извините! - Тесан покраснела. Светлая рассмеялась, привстала на цыпочки, что-то шепнула девушке на ухо. И обе убежали назад, в лабиринт.
Тахе-тари, - видно было, что Эверан не сразу вспомнил, как нужно обращаться. Он вновь поклонился. Видно было, что Вейс довольна - «старые порядки» не в ходу в Тессегер-Лан, на поклоны молодёжь уже смотрит как на пустую формальность.
Тахе-тари, - он посмотрел в глаза Ареан. - Там, во внешнем дворце, есть ещё один человек. Если можно, я хотел бы покинуть вас. Мне необходимо поговорить с ним.
— Может быть, пригласим его сюда? Друзья моих друзей – ваши друзья. Но нужно, чтобы Лас за него поручилась.
Лас ответила не сразу. Вейс сразу начала доверять Хорьку, а к Вессен относится подозрительно. Да. Это не случайно. Бабушка Вейс за версту чует хороших людей.
— Я готова поручиться за Стайена эр Метуар, - Лас поднялась на ноги. Ареан кивнула, жестом подозвала стражника и что-то негромко ему сказала.

* * *

— Моё почтение, тахе-тари, - Хорёк приподнял шляпу. - Простите, не могу должным образом поклониться. Суставы уже не те.
— О, сейчас я найду вам доктора, - Ареан улыбнулась. - Она это любит. Май! Ну-ка сюда, поздоровайся.
Светлая примчалась со скоростью метеора.
— Мама рассказывала о вас! - выпалила Майеринн, с улыбкой ответив на поклон Хорька. - Она говорит, вы настоящий волшебник.
— Настоящая волшебница вы, тахе-тари! - улыбнулся Хорёк.
— Но она же правду говорила? Да? Вы волшебник?
— Немножко, - Стайен подмигнул ей. - Самую малость.
— Покажите! Я вижу, у вас суставы болят! А я вас за это вылечу! Совсем-совсем!
— И у кого набралась, - покачала головой Ареан, когда Светлая увлекла Хорька за собой. - Но я не хочу её одёргивать каждые пять минут. Пока она здесь, со мной, ей можно всё. Лас, вас что-то гнетёт, я вижу. Может, останетесь? Вам всегда рады здесь.
— Странные вещи произошли за последние несколько дней. Некоторые из них – неприятные. Мне кажется, всё это случается там, где я. Я не хотела бы, чтобы и в вашем доме творилось такое же.
— Это – особый дом, - Ареан взяла Лас за руку. - Вейс...
— Да, конечно, - Вейс улыбнулась, встала.
— О нет. Я хотела попросить вас остаться, ведь Лас вам полностью доверяет. Лас, я хотела извиниться. Вереан была отмечена с рождения, все знали, что следующей Светлой будет она. А пока Светлая не получила диадему, в её дом нельзя входить никому, кроме кровных родственников.
— Я знаю, - согласилась Лас. Я и тогда знала. Но можно было выдворять меня хоть чуточку вежливее.
— Наши законы иногда слишком строгие. Вы не сердитесь?
— Нет, - Лас улыбнулась. - Я и сама была неправа. Сейчас это так глупо всё выглядит.
— Вот и замечательно! - Ареан поднялась. - Май узнала о вашем прибытии. Не спрашивайте меня, как. Она первая сообщает все новости, мы только диву даёмся, откуда. Она сказала, что у вас сейчас слишком много теней, и что здесь вам будет спокойнее.
— Она говорит, что я здорова, - Лас посмотрела в глаза Ареан. - А со мной что-то неладно. - Вейс взяла её за руку.
— Светлая не ошибается, - Ареан кивнула. - Значит, это не болезнь. Что бы ни было с вами, это часть вас самой, норма, простите, если я вас огорчаю.
— Что такое «слишком много теней»?
— Знаете, мы сами иногда не всё понимаем. Она ведь не объясняет. Попросишь объяснить – дуется или даже злится. А ей лучше не злиться, особенно в таком возрасте. Идёмте! Что-то она притихла, это не к добру.

* * *

Светлая и Хорёк сидели на скамейки, на разных концах. А между ними по скамейке маршировали человечки – вырезаны из дерева, сразу видно, под скамейкой немало стружек.
Глаза Светлой горели восхищением.
— Бабушка! Смотри! Он их просто вырезал из веточек, и они ожили!
Лас и Вейс сами замерли в восхищении. Вот это да! Как это Хорёк сумел?
— Смирно! - приказала Светлая и человечки, все три, замерли. - Вперёд шагом марш! - принялись маршировать.
— Как вы это делаете? - поразилась Ареан. - Это правда? Вы вырезали их из дерева?
— Виноват, - Хорёк встал, приподнял шляпу. - Сухого дерева я не нашёл. Пришлось срезать живую веточку. И простите, что не сдал вот это, - показал перочинный нож. - У меня склад в карманах, обо всём и сам не помню.
— Ничего страшного, - Ареан взяла его за руку. - Вы знаете, что вас теперь отсюда не отпустят?
— Не отпущу! - подтвердила Светлая. Поймала взгляд бабушки, погрустнела. - Ну хоть один день! Ба-а-абушка!
Ареан посмотрела в глаза Хорьку, тот посмотрел в глаза Лас.
— Лас? Вы никуда не торопитесь?
Никуда, поняла Лас. Всё так стремительно понеслось... нет, я не тороплюсь. Нужно посидеть и подумать, в спокойствии, если оно будет.
— Я не тороплюсь, - она поклонилась. - И я буду рада погостить у вас, если вам это не в тягость. Мы будем, - она оглянулась и Вейс кивнула.
Светлая запрыгала на месте и захлопала в ладоши.
— Очень мило, - заметила её бабушка. - А теперь возвращайся, надевай фартук и бегом на кухню! До конца дня ты работаешь там! И не забудь сказать, что тебя направили мыть посуду и мести полы!
— Да, бабушка, - Светлая поклонилась и, уже не улыбаясь, направилась к дальнему входу. Но ни слезинкой, ни гримасой не выдала своих чувств.
— Строго вы с ней, - покачал головой Хорёк.
— Всему есть предел, - Ареан смотрела на марширующих человечков. - Расскажете, как вы это делаете?
— Я не уверен, что смогу объяснить, - Хорёк потёр переносицу, - но расскажу. Лас, мы остаёмся?
— Остаёмся, - Лас посмотрела на Вейс.
— Я буду очень рада! - призналась та. - Я о таком сто лет мечтала! - и она с Лас рассмеялись. - Вот только внуки у вас тут всё вверх дном перевернут.
— Ничего, - Ареан улыбнулась. - Гостям можно почти всё. А что не так – в темницу. Знаете, час в темнице хорошо приводит в чувство.
На этот раз рассмеялись все бабушки. Тесан и Эверан делали вид, что не слышат.
— Извините, пожалуйста, они ведут себя совсем как дети!
— Рядом с Май все ведут себя самым естественным образом, - пояснила Ареан. - Не нужно извиняться. Идёмте, я провожу вас в ваши комнаты и немножко расскажу о правилах.

Глава 6. Большой-большой секрет | Книга Снов (оглавление) | Глава 8. Призраки грядущего

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100