Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 8

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 8

Глава 7. Ключ от всех дверей | Книга Снов (оглавление) | Глава 9. Сны разума

8. Призраки грядущего

Лас и Вейс, Неиверин 22, 16:20

— Я пойду к себе, - Вейс закончила причёсывать Лас и чуть отошла, любуясь своей работой. - хочу посидеть немножко, подумать.
— Я тебе мешаю?
— Нет, что ты, - улыбнулась Вейс. - Но ты сама говорила, здесь очень строгие обычаи. Будет ли это прилично?
— Если ты поцелуешь кого-нибудь на улице, или в общественном месте, тебя оштрафуют, - пояснила Лас. - Не забудь Тесан сказать, это и её касается! Женщинам здесь принято носить шапочки и перчатки. Мужчинам – тоже. Я сама скажу Эверану.
— Ареан ничего не сказала такого!
— Здесь мы можем вести себя как хотим. Так, как у нас принято. Но если выходить за пределы дворца, то лучше соблюдать обычаи. Никто не оштрафует, если на тебе нет шапочки, но смотреть будут, как на дикарей.
— Да уж, - согласилась Вейс. - Тесан уже говорила, как на неё смотрели в магазине. Но у меня с собой ничего этого нет!
— Найдём, если нужно. А всё остальное никого не касается, Вейс. На людях нужно соблюдать много правил, я расскажу, если нужно. Многие эти же правила и дома соблюдают, но вообще, дома делай что хочешь. Пока не видят соседи или гости, делай что хочешь. Если вдруг тебе захочется остаться здесь до утра, никто и глазом не моргнёт. Тем более, что мы с тобой почтенные бабушки, - улыбнулась Лас. Вейс молча обняла её. - Молодёжи здесь спуску не дают, а нам с тобой можно делать что угодно.
Вейс молчала, прижимаясь головой к её груди.
— Я тоже хотела бы, чтобы ты была рядом, - Лас погладила её по голове. - Знаешь, Гроза любила говорить, «если для меня прилично, значит, прилично». Ты сразу поймёшь. Если сделаешь что-то неприличное, я сброшу тебя на пол и выгоню из комнаты.
— Да ну тебя! - засмеялась Вейс, ударила Лас кулаками в грудь. - Смейся-смейся! Я ещё научусь обращаться с подушкой!
— Рёбра сломаешь, медведица! Найди мне внуков, прямо сейчас!

* * *

— Здесь в домах есть мужская и женская половины, - поясняла Лас. Вейс как-то сумела отыскать внуков всего за пять минут. Мобильная связь здесь не работала, Хорёк пояснил, что в пределах крепости работают немногие мобильные операторы. - Если вам захочется посетить чьи-то комнаты, и это человек противоположного пола, не забудьте – на входе на мужскую или женскую половину всегда есть слуга или служанка. Если почему-то нет, позвоните в колокольчик и дождитесь, пока появятся и скажите, к кому идёте. Если это очень срочно - найдите охранника.
— Май называет их стражей, - улыбнулась Тесан, - так смешно!
— Если вы не в парке и не в комнатах Светлой, вам запрещается к ней прикасаться. Это касается даже гостей! Она может к вам прикасаться, обнимать и что угодно, но если она не разрешила, сами трогать её не смейте. Даже прикасаться к одежде. То же касается её родственников.
— Строго! - Тесан улыбнулась и получила по шее от Вейс. Эверан слушал с серьёзным видом.
— После полуночи и до рассвета – никаких визитов к противоположному полу. Иначе познакомитесь со здешней темницей. Видели на стенах красно-зелёные знамёна?
— Видели, - согласился Эверан.
— Вход за них вам заказан. Туда – только в сопровождении охранников, если вас пригласили, или кого-то из домочадцев королевы или Светлой.
— А королева сейчас здесь?! - поразилась Тесан. - Бабушка! Уже и спросить нельзя! Я никогда не видела настоящую королеву!
— Видела, - улыбнулась Лас. - Пока мы обедали. Она заходила в зал, но была инкогнито, не в церемониальной одежде. Иначе бы вы сразу всё поняли.
— Как в сказке! - восхищённо заметила Тесан. - Я бы осталась тут! Бабушка, уже и помечтать нельзя!
— Если захотите выйти в город, зайдите ко мне. Я расскажу, как нужно одеваться и как себя вести. Всё, инструктаж окончен!

* * *

— Ты хотела о чём-то поговорить? - Лас подошла к Вейс, когда ты прикрыла за внуками дверь.
— Ласточка, мне это не приснилось? Ну та, с которой мы говорили сегодня, которая в белом?
— Боюсь, что не приснилось. Хорёк потом снял отпечатки пальцев с термоса. Это всё было на самом деле.
— Думаешь, она специально оставила свои отпечатки?
Лас кивнула.
— Чтобы мы знали, что это не сон. Медвежонок, я не знаю, как это случилось. Я не видела её смерть, но я знаю, что она умерла. Мне самой пришлось умереть для этого. И никогда, никогда не называй её по имени, не спрашивай его ни у кого! Мы оставили её без имени. Никто не забывал её, такое не забудешь, но имени у неё больше нет. Она никто.
Вейс кивнула с очень серьёзным видом.
— Ты умерла? Как это может быть?
Лас долго собиралась с мыслями.
— Сегодня вечером. Или когда получится – я хочу, чтобы Стайен был с нами.
Вейс посмотрела ей в глаза, взяла за руку.
— Если тебе тяжело рассказывать, я подожду. Если не захочешь, тоже не обижусь.
Лас кивнула. Взяла Вейс за плечи.
— Хочешь, покажу тебе дворец? Тут столько интересного!
— Я сама, - улыбнулась Вейс. - На кухню меня не пустили, сказали, что у такой почтенной гостьи есть более достойные занятия. Слушай, здесь даже слуги так говорят! Тесан права, как в сказке! Здесь всё, как было двести лет назад!
— Или даже раньше. Тогда прогуляемся?
— Ты обещала показать, много раз. То место, где всё это случилось. Только без внуков, Лас! Только я и ты. Хочу хоть немного спокойствия сегодня!
— Идём, - согласилась Лас. - Это в столице. На «Соколе» - четверть часа лёту, если туда разрешается лететь.
— Не боишься садиться за руль?
— Но ты же не знаешь дороги.
— Ничего, тише едешь – дальше будешь. Расскажешь.

Лас и Вейс, Тегарон, Площадь Тысячелетия, Неиверин 22, 17:30

— У нас два часа, - предупредила Лас. - Потом – летим обратно. На ужин опаздывать нельзя.
— А далеко до Университета?
— Вон он, - указала Лас. - Двадцать минут ходьбы.
— Пойдём пешком! Какой высокий, даже отсюда видно!
— Самое высокое здание в городе, - согласилась Лас. - Ну что, готова?
Я сама не очень готова, подумала она. Вот боюсь, а чего – не знаю.

* * *

Тегарон, столица королевства Тегарон – город на пяти холмах. Университет стоит на втором по высоте, и, вместе со всеми постройками и парками, занимает почти седьмую часть площади столицы. А с новым спортивным комплексом – так и пятую. Кое-что изменилось, думала Лас, шагая по новомодному «реактивному» асфальту, каким сейчас покрывают скоростные автострады. А кое-что – нет. Вот Университет сам по себе мало изменился. Снаружи. Когда же я была здесь в последний раз?
— Красота какая... - Вейс восклицала это уже который раз. Останавливалась, чтобы посмотреть вокруг, прикасалась рукой к стволу дерева. Она выглядела необычно в традиционной одежде тегарцев, как и сама Лас. Правда, Лас всего через час привыкла и к шапочке, и к перчаткам – а первые три месяца я не могла привыкнуть и меня это жутко злило. Когда почти все разумные люди давно уже нашли средства удобнее и никак не стесняющие, эти варвары всё ещё пользовались средствами двух... уже трёхвековой давности. И сами называли Роан отсталой, косной страной. Как меня это тогда злило и забавляло... Великое Море, какой же я была тогда наивной!
— Я себя так странно чувствую, - шепнула Вейс после того, как минут десять походила в перчатках. Конечно, будешь странно чувствовать. Ткань поглощает часть сигнального секрета, но разрушает не всё, а часть возвращает твоим же рецепторам. Органы чувств реагируют на это специфически – обоняние обостряется, также как и тепловое зрение, естественный гормональный фон переходит в состояние «длинной паузы». Когда никто, будучи в цикле, не может и тебя втянуть в такое же состояние, когда разум не подавляется ничем инстинктивным. Помню, Доктор мне всё это рассказывал. И про достоинства такого способа управления своей животной частью, и про недостатки. А мне нравится моя животная часть, и чтобы освободить её, нужно просто не пользоваться никакими мазями и настойками день-другой... Я никогда не пойму их, думала Лас. Дома, за стенами и занавесками, они точно так же высвобождают себя, а снаружи всё должно быть чинно, ни малейшего намёка на то, что для человека может быть самым естественным, что давно уже не служит одному только воспроизводству себе подобных...
— Лас! - Вейс подёргала её за рукав. - О чём думаешь?
Лас поморгала. Они пришли к главному входу в университетскую больницу. Вон он, бело-зелёный флаг. А тут всё перестроили, только малая часть – старый корпус – остался как есть. Вон там я лежала, вон за тем окошком, и мечтала поскорее умереть, когда мне сообщили, что я теперь никто и ничто, без имени, имущества, прошлого и будущего, что все, кого я любила, умерли или отказались от меня, а все, кто это сделал, даже не знают, что они со мной сделали...
— Не дёргай за рукав, - посоветовала она. - Это не очень прилично.
— Да? - удивилась Вейс. - Почему?
— Я потом расскажу. Вон там я лежала, - Лас указала на окошко. - Там всё изменилось для меня, там я родилась во второй раз.
— А нас туда пустят?
— Пустят. Больница открыта для всех. Но лучше в другой раз, когда времени будет больше. Там можно гулять неделю, и не всё успеть посмотреть.
— Да, наверное, - Вейс уважительно посмотрела на громадный главный корпус. Второй по количеству выпускников ежегодно университет в мире и первый -- на континенте. Вот странно – здесь такие древние порядки, все считают Тегарон архаичным, и здесь же – лучший учебный центр.
— Нам уже скоро возвращаться, - Лас указала на часы. - Пройдём через парк вон туда. Там очень красиво.

* * *

— Вон там, - указала Лас. - Там был мой самый первый кустик. Вон в том сквере.
— Давай посмотрим! - глаза Вейс загорелись.
— Я не уверена, что он всё ещё там, - Лас отвела взгляд.
Вес вздохнула.
— Как выглядит-то?
— Маленький, совсем как шарик, и очень много маленьких белых цветков. И очень колючий.
В сквере сидели и гуляли студенты – никто не обращал внимания на пришелиц, тут и так весь свет можно встретить, людей всех рас и национальностей. Вейс привстала на цыпочки и помахала Лас – иди, иди сюда! Сердце Лас забилось, как ненормальное. Неужели они его сохранили?
Не только сохранили, но сделали центром клумбы. Даже не клумбы, а цветочной горки. Кустик теперь был на вершине. Как он цветёт... и как пахнет, я уже забыла его аромат!
— Жизнь прекрасна, да? - прошептала Вейс, держа Лас за руку и глядя на выражение её лица. Лас словно попала в сказку, в настоящую сказку, и только сейчас это поняла.
— Прекрасна, - подтвердила Лас. - Идём, Медвежонок, нам пора.
Вейс сжала было её ладонь – что ты, при всех! - а потом успокоилась. Обычаи страны не позволяют прилюдно выражать нежные чувства, но в Университете, особенно в парке, особенно возле этого кустика никого это не оскорбляло.
— Я сюда вернусь, - пообещала Вейс. - Здесь так спокойно...
Лас смотрела на часы – сорок минут, хватит добраться до стоянки не очень быстрым шагом. Быстрым – пятнадцать. Вейс быстро не пойдёт. Тут невозможно не замечать, как прекрасна вокруг природа. А за парком так хорошо ухаживают.
Я не буду смотреть вправо, подумала Лас, когда они проходили мимо единственного в парке ельника. Не буду. Не стану.
Но посмотрела.
И обомлела, как и тогда. Тропинка выделялась среди других – даже при свете дня. Интересно, заметил ли её кто-нибудь?
— Лас! - сообщила Вейс громким шёпотом. - У меня что-то с глазами или...
— Нет, - Лас сжала её ладонь. - Это проход. Наверное, самый первый в мире.
Она видит его. Она видит его, потому что Странник тогда желала – сильно, исступлённо – мечтала увидеть чудо. Наверное, потому проход видит и Вейс – просто потому, что привыкла к проходам. К коридорам между мирами. Никто из «головастых», как их зовёт Вейс, так и не придумал убедительного объяснения, где находятся те миры, хотя уже научились создавать проходы сами...
— Посмотрим? - чувствовалось, что Вейс переполняет любопытство и азарт. Как и меня тогда, подумала Лас.
— Потом придётся очень быстро бежать!
— Пробежимся, не рассыплюсь! Посмотрим?
Лас оглянулась. Здесь всегда малолюдно. Ладно. Это нарушение правил «конспирации», но идут они все куда подальше! Кто здесь видит?
— Идём, - Лас указала на тропинку. - Держи меня за руку и не отставай.

* * *

Вейс закрывала глаза, когда проносилась по проходу на машине. Когда шла пешком, старалась смотреть только на вешки и под ноги – всегда было не по себе, оттого что сдвигались и текли пейзажи вокруг. Как вначале всё было волшебно, а уже после десятого раза куда-то пропало очарование. Когда волшебство творится каждый день, оно утрачивает краски. Обыденность не может быть волшебной.
И вот то же чувство – нереальность, чудо, и азарт гонит, и иголочки вонзаются в ноги...
Они выбежали из густой, едва проходимой чащи на поляну – посреди неё возвышался холм, а на его вершине – каменная беседка. Весь склон был усажен цветами, и какими! Облака плыли низко-низко – Вейс подняла взгляд к небу и поспешно отвела его, стало страшно. Но как красиво!
— Поднимемся, - Лас указала на беседку. - Поднимемся и постоим, ты должна это увидеть.

КрепостьТегар-Тан, Неиверин 22, 20:50

— Её Величество Ареан Тегар-Тан ан Тегарон, - объявили у дальнего конца зала. Лас успела пояснить, в самых общих чертах, как себя вести, хотя не сомневалась – кое-что уже стало рефлексами не только у неё, и внуки не подведут. За Вейс она не волновалась. Вот уж у кого с рефлексами всё в порядке.
Тесан как раз говорила о чём-то со Светлой – азартно, смеясь, вот и пойми, сколько им на самом деле лет! Вейс и Лас стояли поодаль, просто смотрели, держась за руки, а рядом «бабушка Ареан» о чём-то вполголоса беседовала с Хорьком, присматривая краем глаза за внучкой.
Светлая подошла к ступеням, по которым спускалась королева, и встала там – приветствовала главу государства более чем лёгким поклоном, а та встала перед ней на колено – Светлая прикоснулась ладонью к её щеке. Второй человек в государстве, перед которым склоняется первый...
Её Величество тоже походила на свою прабабку. Тот же рост – два с лишним метра – при этом стройность и величие, и красота... Тегарцев считают у нас вытесанными из дерева, и обычно неумело вытесанными, но все, кто королевской крови, даже для нас очень красивы... Овальное лицо, глубоко посаженные глаза, полные губы, и взгляд. Взгляд всё говорит. И глаза, как у Вейс – яркое золото с крупицами изумруда
Никто не подвёл – ни внуки, ни Вейс.
Её Величество подошла к Лас. Та вновь поклонилась.
— Здравствуйте, Лас-Таэнин эр Тегарон, - королева жестом пригласила следовать за ней. - Я и не думала, что смогу увидеть вас своими глазами. Вы великолепно выглядите!
— Здоровый образ жизни, Ваше Величество, - Лас улыбнулось, - и свежий воздух.
Королева рассмеялась.
— Вы так удачно приехали. Завтра я покину крепость, и вернусь нескоро. Я очень надеюсь, что вы задержитесь у нас.
— Я никуда не тороплюсь, Ваше Величество. Я буду счастлива остаться здесь, пока не утомлю Вас своим присутствием.
— Значит, вы готовы остаться здесь навсегда?
И они рассмеялись, все втроём. Вейс робела только первую минуту, а потом... потом уже вела себя как дома.
— После ужина я хотела бы поговорить с вами, - Ареан оглянулась. Светлая и Тесан вновь болтали, может, не вполне в рамках приличий, но увлечённо и весело. - Со всеми вами.
— Мы к вашим услугам, - Лас и Вейс поклонились. Королева улыбнулась им, затем подмигнула – Вейс вздрогнула – и направилась к столу – знак остальным, что ужин начинается.

* * *

За ужином говорили – вполголоса, видимо, это не возбранялось. У нас дома за обедом всегда тишина, подумала Лас. Была тишина – там, в Вантар. Стоит только начать болтать с сестрой, как рискуешь получить мухобойкой, а то и просто подзатыльник, смотря сколько тебе лет. А когда уже носишь взрослую одежду, то бить не станут, но потом, потом выговорят и накажут – так, что не забудешь. За столом положено молчать. Вот я и молчу. До сих пор молчу, и Вейс тоже, и внукам не велит болтать.
По правую руку от королевы сидела Светлая, а по левую... Тесан. И её Величество вполне непринуждённо говорила с ней. Вейс то и дело посматривала туда – переживала – но быстро успокоилась. Тем более, что блюда оказались необычайно вкусными. Я знаю, о чём ты думаешь, Медвежонок. Пробраться потом на кухню, найти повара и выведать, как же готовят вот это жаркое! И поделиться своими рецептами, если они интересны. А ведь могут быть интересны, раз тебя приглашали в повара!
— Лас, - Вейс тихонько толкнула её в бок. - Не спи! Давай, поговори со мной! Хотя бы о погоде!
Лас чуть не рассмеялась. Ты чудо, Вейс. Всегда находишь правильные слова. И раздумия, одно неприятнее другого, покинули Лас на этот вечер.

КрепостьТегар-Тан, Неиверин 22, 22:25

Гостиная королевы была не так велика, как можно было представить – но здесь оказалось очень уютно. Светлая первым делом помчалась к книжному стеллажу, и махнула рукой Тесан – иди сюда!
— Они нашли друг друга, - заметила королева с улыбкой. Эверан и Хорёк устроились за одним из столиков, в креслах – пока хозяйка крепости не потребует внимания, можно заниматься всем, что благопристойно. Они о чём-то говорили вполголоса, и вино было, что речь о машинах – так горели глаза у парня.
— Простите, Ваше Величество? - Лас наклонила голову.
— Светлая и ваша воспитанница, - Ареан посмотрела на Вейс, - ваша внучка, тахе-тари. Они нашли друг друга. Отойдём в сторонку, если вы не против.
Они уселись за другой столик. В гостиной уже появились служанки – на случай, если гостям чего-нибудь захочется – и Хорёк этим, естественно, воспользовался. Любит почаёвничать, как доложила Вейс, и что попало не пьёт! Оно и разорение, конечно, но как с ним приятно посидеть и поболтать! Столько всего человек успел повидать!
Королева сделала знак, и минуты через три им принесли бутылку и три бокала.
— Мазиэр двадцать пятого года, - сообщила королева. - Вы знаете, когда его поставили?
— Когда родилась её дочь... когда родилась Ареан, бабушка Светлой.
Её Величество кивком согласилась и подняла тост – за Светлую. Виновница тоста была поглощена книгами и своей новой подругой, и ничего не замечала.
— Майеринн сегодня добилась аудиенции и попросила меня кое о чём, - улыбнулась королева, посмотрев на Светлую. - Я вижу, что её просьба имеет под собой все основания. Она хотела бы, чтобы Тесан осталась здесь, у нас. Настолько, насколько захочет. Хочет, чтобы она была её няней – подругой, если хотите. Разумеется, вам всем всегда здесь будут рады, когда только вы захотите почтить нас своим присутствием.
Вейс потеряла дар речи. Лас тоже не сразу нашлась что сказать.
— Я вижу, о чём вы хотите спросить, - Ареан едва заметно шевельнула ладонью и бокалы вновь наполнили. - Майеринн смотрит глубже, чем можно себе представить. Однажды она заметила нищего – у нас запрещается попрошайничать, наказание очень суровое. Его собирались прилюдно наказать и изгнать из страны. Так она устроила скандал, потребовала, чтобы нищего привели в человеческий вид и привезли во дворец. Сама потом день просидела в темнице – такого больше не было – за непристойное поведение. Но этот человек оказался таким садовником, каких нигде не найти. Вы и сами видели парк.
Вейс поморгала.
— Не беспокойтесь, - королева положила свою ладонь поверх её. - Светлая не ошибается. Я знаю, что ваша внучка – способный ювелир. Если она согласится, мы найдём ей работу по специальности. Мне нужно ваше согласие, тахе-тари.
— Почему именно моё, Ваше Величество? У Тесан есть и мать с отцом, и бабушка.
— У нас, - спокойно пояснила королева, - такие решения одобряет самая почитаемая родственница. Я не могу ошибаться, это вы. Сидите-сидите! - Вейс явно хотела встать и поклониться. - Нет нужды. Вы согласны?
— С ней столько хлопот, - покачала головой Вейс. - Язык без костей, и чудит постоянно...
— Ничего, у нас умеют учить хорошим манерам.
— Но у неё золотое сердце и светлая голова, - признала Вейс. - Я согласна, Ваше Величество.
— Окончательное слово за ней, - королева вновь положила свою ладонь поверх ладони Вейс. - Спасибо вам. Майеринн очень нужна подруга. За долгую жизнь! - подняла бокал королева.

* * *

Они смотрели, как королева говорит с Тесан. Та держалась очень хорошо, и даже сумела сохранить самообладание, когда королева задала ей вопрос. Широко раскрытые глаза – вот всё, что выдало её подлинные чувства.
— Бабушки! - Тесан подлетела к ним, как только королева отошла в сторону. - Это точно сказка! Настоящая! - расцеловала обеих и, вместе со Светлой, убежала куда-то.
— Вейс, - Лас погладила её по щеке. Королева беседовала с Эвераном и Хорьком, слуг рядом не было. Некого смущаться. - Что с тобой?
— Ничего-ничего, - Вейс сумела взять себя в руки. - Это от неожиданности. Лас, разве так бывает?
Лас развела руками и улыбнулась – точь-в-точь как сама Вейс. Та сказала, одними губами – да ну тебя! - и вытерла лицо платком.
— Я ужасно выгляжу, да? - прошептала Вейс. - Лас, но это такая ответственность! Я же места себе не найду!
— Она большая девочка, - Лас взяла Вейс за плечи и вынудила сесть. - Она сама согласилась. Наверное, она ещё не всё поняла. Здесь действительно другие обычаи и законы. Не такая уж это и сказка будет.
— Не порти мне вечер! Сама знаю. Дай порадоваться ещё немножко!

* * *

Светлой в десять вечера уже пора ложиться спать. Но иногда, в особых случаях, делались исключения. Сегодня явно был особый случай.
Хорёк попросил принести ему несколько деревянных брусков и острый нож. Прямо в гостиной он и начал вырезать. Королева вернулась, уже не в церемониальном наряде, и Вейс перестала вздрагивать, когда замечала её рядом. Как и все, королева с любопытством следила за тем, что делает Хорёк. Тот снял, наконец, шляпу и под ней оказались вполне благородные седины и небольшая лысина. Он ужасно стесняется лысины, сообщила Вейс шёпотом.
Три брусочка. Во всех трёх Хорёк вырезал причудливые выемки – в форме цветка, диковинного цветка. Минут пятнадцать состругивал понемножку то там, то здесь, пока не остался доволен. Затем поставил бруски треугольником. Взял нож, поднял его над центром треугольника – и отпустил.
Нож остался висеть в воздухе. Подрагивал, чуть шевелился, но висел.
— Чудо! - восхитилась королева. - Глазам не верю! Как вы это делаете?
— Он волшебник!- Светлая посмотрела в газа королеве, поджав губы. - Вот и всё!
— Да, конечно, - Её Величество погладила девочку по голове. - Но взрослым всегда охота узнать, как это получается.
— Не буду врать, - Хорёк поправил пенсне, - я и сам не знаю. Я умею делать такие вот вещи, но хоть убейте, не смогу объяснить, как это работает.
— Удивительно, как военные не прибрали вас к рукам!
— Я откупился, - Хорёк улыбнулся. - Всё равно я не могу этому научить. Это только мой маленький секрет.
Светлая переводила взгляд с него на королеву и не выдержала, схватила Хорька за руку.
— Скажите, а человечки... они будут меня слушаться? Когда вы уедете?
— Пока совсем не высохнут, - пояснил Хорёк охотно. - Потом вы их вынесете на улицу, чтобы их полил настоящий дождик, потом накормите мёдом – чуть-чуть – и они снова будут ходить по вашей команде.
— Здорово! - Светлая захлопала а ладоши. Ссылка на кухню или кладовку, похоже, не грозила. - Ой как здорово! А вы ещё что-нибудь сделаете?
— Май, - королева взяла её за руку.
— Посмотреть! Вы же сами хотите посмотреть, тахе-ан, я знаю!
— Май, уже двенадцатый час.
— Вот так всегда, - вздохнула Светлая, хотя глаза всё равно горели радостью. - Завтра! Вы покажете мне завтра, да?
— Обязательно, - заверил Хорёк, поклонившись ей. - Обязательно, тахе-тари.
Мелодичный звонок. Королева поднесла телефон к уху.
— Да. Что случилось? Да, выясните, в чём дело, доложить немедленно. Охрану сюда, - распорядилась она. - Посторонний в ваших комнатах, - пояснила она, посмотрев в глаза Лас. - Оставайтесь пока здесь. Майеринн, пройдите к себе, пожалуйста.
Девочка посмотрела на Тесан, потом на королеву. Её Величество кивнула и Светлая, взяв за руку Тесан, направилась к дальней двери.
— Похоже, я знаю, кто это, - прошептала Вейс. - Лас, мне страшно!
— Ваше Величество, - Лас коротко поклонилась, - если там будет девушка в белом – нельзя смотреть ей в глаза, нельзя её слушать!
Королева долю секунды смотрела ей в глаза, после чего взяла телефон.
— Проводите их в мои покои, - приказала она прибывшей охране. - Я передам, - посмотрела она в глаза Лас. - Я скоро к вам присоединюсь.

* * *

Их проводили в малую гостиную – здесь Её Величество обычно вела неофициальные беседы. Охрана встала у обоих выходов и выглядела весьма внушительно. Дворец внутри вовсе не выглядел архаично. Но всё равно здесь мало что изменилось, подумала Лас. Я не была здесь почти сорок лет, а помню каждый коридор, каждую картину, даже запахи почти те же.
— Ложная тревога, - Её Величество появилась минут через десять. - Комнату осмотрели и проверили, но никого там нет. Тахе-тари, таха-тиа, вы можете остаться здесь, - королева указала в сторону бокового прохода. Там обычно останавливались члены королевской семьи.
Лас прикрыла глаза. Очень невежливо, но не могла с этим ничего поделать.
— Это большая честь, Ваше Величество. Но мне пока не спится, не помешаю ли я Вам?
— Я ложусь поздно, - улыбнулась королева. - Отдыхайте, как вам угодно. Выдать им пропуска, - распорядилась она, глядя за спину гостям. - Лас-Таэнин, - она взяла руку Лас двумя своими. - Я очень рада, что увидела вас своими глазами. Государственные дела не позволят мне насладиться вашим обществом ближайшие десять дней. Я очень хотела бы поговорить с вами, без спешки и протокола.
— Я буду рада, - Лас вновь поклонилась. - Да будет путь Ваш счастливым.

* * *

Хорёк повертел в руке пропуск – красно-зелёная карточка.
— Не знаю, как вам, уважаемые дамы, а мне точно не спится. Может, составите компанию?
— Что вы предлагаете? - поинтересовалась Вейс.
— Выпить чаю, поговорить. Здесь есть особая гостиная. Туда можно приходить в любое время суток. И мужчинам, и женщинам.
— Я знаю, - кивнула Лас. - Я приду туда.
— Я тоже, - поддержала Вейс. - Всё равно не засну.

КрепостьТегар-Тан, Вассео 1, 0:15

Вейс гостиная понравилась – чем-то напоминала её дом. Окна зашторены, кресла, столы, телевизор в углу – единственный, который ловит все мыслимые каналы. Может быть даже единственный телевизор в крепости.
Лас гостиная тоже понравилась. Было в ней что-то от маминого кабинета – она любила сидеть там, в те счастливые два года – когда уже всё понимаешь, но пользуешься всеми привилегиями детей – входить куда хочешь, если родители не против, и заниматься чем хочешь – если всё, что положено, уже выполнено.
— У меня есть некоторые данные по этим отпечаткам, - Хорёк откинулся на спину кресла. Вошла служанка. Вот кому несладко – иностранцы могут и всю ночь требовать заботы.
До Лас не сразу дошло значение его слов. А когда дошло, она побледнела – посерела.
— Лас, - Вейс сжала её ладонь. - Что такое?
— Что вы узнали? - едва слышно спросила Лас. Гроза и Умник сказали, что стёрли всю память о ней. Что теперь ни полиция, ни спецслужбы не отыщут ни её имени, ничего – словно её и не было.
— Не очень много. Лас, может быть, вы расскажете Вейс, что случилось с вами и вашими друзьями семьдесят четыре года назад? Или я могу рассказать, то, что знаю сам.
— Расскажите вы, - Лас поднялась. - Нет, я просто устала сидеть. Я послушаю.

* * *

Хорёк дождался, когда служанка уйдёт, посмотрел на остальных – кому чая? - и, пожав плечами, налил только себе. Добыл из карманов четыре небольших деревянных бруска – на каждом были вырезаны причудливые узоры. Поставил все четыре на стол, несколько раз передвигал, пока не остался доволен.
— Это зачем? - поинтересовалась Лас.
— Небольшая предосторожность, - пояснил Хорёк. - Да, так вот. В тысяча сто девяносто седьмом году, предположительно летом, на одном из курортных островов Империи познакомились девять детей. Они пробыли на острове, в компании друг друга, всего два или три часа. Объявили штормовое предупреждение, но не все успели вовремя убраться с острова, трое детей из девяти остались, пережидать. Среди них была объявленная Светлая Тегарона, в то время ещё не получившая диадему.
Далее известно только одно. Все без исключения дети, встретившиеся в тот день, обладали скрытыми пси-талантами. Эти таланты начали спонтанно пробуждаться и как минимум трое детей обладали ранее неизвестными возможностями. Таланты развивались спонтанно, бесконтрольно, дети с тех пор уже не общались, хотя некоторые из них жили поблизости друг от друга.
Лас почувствовала, что руки начали дрожать. Отошла от стола ещё на шаг и... всё стихло. Как отрезало. Лас оглянулась – Хорёк рассказывает, Вейс внимательно слушает, поглядывая краем глаза на Лас. Лас поднесла ладони к ушам – что такое? Почему не слышно? Хорёк выглядел туманно и нечётко, словно глаза устали, Вейс – тоже. Хорёк посмотрел на Лас и поманил её к себе ладонью.
— Некоторая защита, - пояснил он. - Чтобы нас затруднительно было услышать или прочесть по губам.
— Это очередные ваши «кубики»? - догадалась Лас.
— Они самые, - Хорёк улыбнулся и приподнял шляпу.
— Мы уже видели вашу лысину, - не выдержала Вейс. - Она вас не портит. Снимите уже шляпу! И продолжайте!
Хорёк кивнул, отпил глоток из чашки, посидел пару секунд, прикрыв глаза и продолжил.
— Достоверно известно одно. Одна из участниц событий, в совершенстве владевшая «чёрной петлёй», подчинила или вынудила иным образом слушаться остальных. Многих членов их семей. Сейчас очень трудно собрать достоверные факты, источники были тщательно вычищены...
Лас скрыла улыбку.
— ...но кое-что всё же можно отыскать. Финалом стал катаклизм в Тессегер-Лан – предполагаю, что «тёмная королева», так мы условно называли ту, что владела «петлёй», вызвала стихийные явления, с которыми не сумела справиться. Она пропала без вести, как и большинство жителей города в тот день. Город был практически стёрт с лица земли, сейчас на его месте находится единственный на западе Шеам действующий вулкан. После «тёмной королевы» остались тысячи людей, сидевших на её «петле». Многих удалось вернуть к нормальной жизни, но некоторых так и не удалось вылечить. Среди них были массовые самоубийства – год, три и пять лет спустя событий.
— Ужас, - прошептала Вейс. - Лас? Что-то не так?
Теперь это можно назвать катаклизмом, подумала Лас. Нет, я не буду рассказывать им всё. При Хорьке не буду. Гроза права, понять это могут только те, кто там был, кто это пережил. А я последняя. Может быть, я запишу это, если захочу, чтобы сохранилось. А может, и нет.
— Нет, почти всё верно. Я могу сказать одно. Мне пришлось умереть там, чтобы умерла эта ваша «тёмная королева».
— Можете пояснить?
— Могу, - Лас уселась. - Налейте мне тоже. У «тёмной королевы» было слабое место. Один из нас обнаружил, что «тёмная королева» не видит и не слышит человека, не может обнаружить его присутствие, если читать некоторые стихи. Не смейтесь!
— Ни в коем случае, - Хорёк смотрел серьёзно. - Что это были за стихи?
— Некоторые стихи Майри-Та, но особенно – последнее стихотворение Сагари. Оно действовало безотказно, но от него начиналась депрессия. Очень сильная, и усталость в целом.
— Сагари был соперником Майри-Та, если я не путаю?
— Не путаете. Майри-Та был придворным поэтом дольше всех, при нём сменились три королевы. Он сказал как-то, что никто из тех, кто бросит ему вызов, не переживёт его. Так и было. Сагари победил его в состязании, и почти восемь лет Майри-Та был в тени его славы, но затем, всего за год, на Сагари обрушилось множество несчастий. Считают, что он покончил с собой, перед этим написал стихотворение. Говорят также, что на стене комнаты в башне, в которой его нашли, он написал имя Майри-Та. Говорят, что кровью, но это уже легенда.
— Интересно, - Хорёк поправил пенсне. - Интересное совпадение.
— Какое совпадение? - Вейс и Лас спросили одновременно.
— Дети играли там в «Колдунов». Когда нужно угадать, какого персонажа загадал другой ребёнок. Есть два главных персонажа, остальные рано или поздно присоединяются к ним. У кого больше угаданных, тот и победил.
Лас подтвердила. Она запрещала играть своим воспитанникам в эту игру. От одной мысли становилось страшно.
— У нас в такое тоже играют, - удивилась Вейс. - кругом играют, все детишки, и что?
— В тот раз персонажами были герои сказки, «Колдунья и зеркало», - пояснил Хорёк. - Сказку опубликовал, переработав, Майри-Та. Вот о каком совпадении речь.
— Я об этом не думала, - Лас поднялась на ноги. В ту сторону мы даже не пытались искать. Но что бы это дало? Майри-Та тоже покончил с собой, как и многие придворные поэты того времени – словно проклятие лежало на Империи. Смерть Майри-Та унесла с собой и проклятие. Ни болезней, ни безумия среди правителей, ни опустошительных войн – ничего уже не было.
— Значит... - Вейс посмотрела на Лас. - Эта, в белом, и есть «тёмная королева»? Да? А та, вторая? Их же было две! И всё время с разными лицами!
Сказать или нет? Лас прикрыла глаза. Решиться нелегко. Хорёк, наверное, и так знает.
— Это была Гроза, - Лас посмотрела на Вейс. - Тогда она была в подчинении. Делала всё, что ей приказывала «тёмная королева». Ни ту, ни другую убить было невозможно. Практически невозможно.
Вейс побледнела. Губы её задрожали.
— И она вернулась! О Великое Море, что же теперь будет?!
— Вряд ли она вернулась, - пояснил Хорёк. - Это действие «портрета». Той картины, которая была в сумке у Лас. На которую вы обе смотрели. Я уверен, потому что уже видел, как «портрет» вызывает к жизни воспоминания. Они весьма материальны, пока рядом с картиной. Но это всего лишь фантомы, иллюзии.
— Рассказывайте про картину, - потребовала Вейс. Взяла со стола колокольчик, позвонила.
— Минутку, - Хорёк сдвинул один из деревянных брусков. - Теперь можно звонить.

* * *

— Я родился в год тех самых событий, - пояснил Хорёк. - Моя матушка бежала из Тессегер-Лан. У нас там была танцевальная школа. Может, поэтому я и стал танцором, вначале.
Лас улыбнулась. Представить себе Хорька профессиональным танцором она не могла.
— Расскажу основное. Меня в конце концов взяла в штат «Госпожа Теней». Та, которую Лас называет Грозой. Вессен – её единственный ребёнок. Так вот. Мы исследовали интересные явления – вспышки «пси»-способностей. Вспышки происходили циклично, раз в месяц, причём очень хорошо совпадали даты. Перехожу сразу к фактам, расследовали мы это долго, с приключениями. Нашёлся человек, который ежемесячно ездил по континенту. Работал себе антикваром, и раз в месяц ездил к кому-нибудь из коллег. День или два спустя его визита в тех городах обязательно объявлялся деструктивный «пси».
— Мы взяли антиквара под наблюдение, - продолжал Хорёк, вновь надев шляпу. Страшная вещь – привычка, подумала Лас. - В конце концов увидели и картину. Ту самую. Она висела у него, в самом углу, и продавать он её не собирался. Картина казалась живой, но кто пытался её выкрасть – погибали при странных обстоятельствах. Однажды Госпожа Теней почувствовала себя очень странно вблизи от картины и тут случилось необычное – антиквар словно сошёл с ума, набросился на неё. Когда его успокоили, он сказал, очень чётко, «она нашла другого хозяина». Он умер от кровоизлияния в мозг через пару часов. А ещё через несколько часов все до единого его магазины, дома, вся его собственность была уничтожена. Пожары, наводнения, удары молний. В течение недели происходили несчастные случаи с его родственниками.
— Я теперь не смогу заснуть, - поёжилась Вейс. - И этот страх у вас там висит? И вы нас к нему подводили, ведь специально, да? Зачем?
— Я закончу, хорошо? Картина нашлась. Нашлась у совершенно ничем не примечательного человека – клерк, работал в банке. Но после того, как картина оказалась у него – а это мы выяснили тем же образом, снова пришлось исследовать вспышки активности – клерк сменил работу, выучился, и в конце концов он связался с правительственными службами. Картину засекретили, создали проект по изучению её возможностей. Вессен была одним из добровольцев. Картина провоцировала, в определённых обстоятельствах, «пси»-способности. Порождала вполне определённые. Министерство обороны решило исследовать потенциальные возможности.
— Я так и думала, - проворчала Лас.
— Всё кончилось, увы, очень печально. Картина выбирает себе человека. Пока человек выполняет некие действия – они разные в разных случаях -- картина не покидает его. Человек этот не болеет, ему во всём везёт. Стоит перестать делать то, что «ожидается» - картина находит нового владельца. Произошла небольшая война внутри ведомства. Куратор проекта попытался использовать картину для создания своей частной армии. Немногие выжили. Из тех, кто приобрёл особые способности, остались только мы с Вессен.
— И вас оставили в покое?! - удивилась Вейс. - Не поверю!
— Картина, - пожал плечами Хорёк. - Вессен утверждает, что картина утратила большую часть своих свойств, но продолжает оберегать хоязина. Я не очень понимаю, откуда она это взяла, но исследования показали – картина теперь стала более предсказуемой, что ли.
— Но что это такое? Откуда она? - не выдержала Лас.
— Вессен утверждает, что это – инструмент настройки нашей реальности. Ну, как бы вам объяснить... вот это – Хорёк указал на бруски, прочие наши «фокусы» - ваши таланты, Лас, и остальное – это в обычных условиях не происходит. Нужно чуть-чуть изменить реальность, в малой области – подкрутить кое-что, как винтики в аппарате.
— Понимаю, - кивнула Вейс. - И эта картина...
— ...помогает подкручивать. Так вот. У меня есть неопровержимые данные, что как минимум пять из девяти детей или их ближайшие родственники хотя бы раз видели картину. Антиквар не боялся, что её украдут. Он повесил её, в конце концов, так, чтобы она украшала его магазин.
— Теперь понятно, - Лас поднялась. А я отсиживалась у себя и думала, что всё пройдёт. - Откуда эта картина?
— Вессен говорит, её специально сюда доставили. С её помощью управляли нашей реальностью. Она даже говорит, что видела того, кто управлял – и что теперь картина ему не подчиняется.
— Я не могу в это поверить, - произнесла Вейс. - Хотя... - она махнула рукой. - Ещё одна такая неделя и я поверю во что угодно. Так картину можно уничтожить?
— Я не уверен, что её можно уничтожить. Но её можно убрать отсюда. В другую реальность. Например, в такую, как Страна Цветов. Мы не знаем толком, что картина может. Я исследовал её все эти годы и не уверен, что узнал о ней всё.
— Только не в Страну Цветов! - возразила Вейс.
— Стайен, - Лас взяла его за руку. - Картину можно уничтожить?
— Вессен утверждает, что да. Правда, есть опасения. Например, такое: это аннулирует всё то, что было изменено картиной. Например, мои и её способности. Может быть даже то, что только косвенно относится к картине. Это могут быть и ваши способности.
— Я бы не стала раздумывать, - твёрдо заявила Лас. - Я бы отдала всё это.
— Могут быть и другие последствия. Я тридцать лет изучаю картину и пока могу сказать одно: она перестала провоцировать таланты. Не делает из людей «пси». Волшебников, как сказала бы Светлая.
— Тогда спрятать! Спрятать подальше! Так, чтобы некому было там искать!
— Поверьте, мы рассматривали многие сценарии. Много лет. Нам тоже нравится этот мир. Привыкли, знаете ли. Вессен охраняет картину - по крайней мере до неё не могут добраться любители повоевать.
— Хватит, - Вейс дрожала. - Мне никогда не было так страшно! Хватит!
Лас встала у неё за спиной, обняла за плечи.
— Стайен, зачем вы рассказали про картину? Вы хотите меня убедить, что всё, что с нами было, случилось просто потому, что кто-то повидал эту проклятую картину?
— Нет, я...
— Это волшебство, - Лас погладила Вейс по голове. - Думайте, что хотите, это настоящее волшебство. Я знаю, я видела. Я не желаю слышать никакие объяснения, понимаете?
— Лас...
— Это была жизнь! Понимаете? Настоящее волшебство – там, где жизнь. А у вас всё шло на войну! Эта ваша картина – не знаю, что это на самом деле. Ей здесь не место
Хорёк посмотрел на неё поверх пенсне.
— Я с вами полностью согласен, Лас. Во всём.
Лас сжала зубы. Я снова злюсь, подумала она. Ещё немного и я бы начала кричать.
Не держи это в себе, Лас. Заставь его! Пусть расскажет тебе ещё. Ты поймёшь, что он лжёт. Он сам хочет картину, для себя.
— Заткнись, - прошипела Лас сквозь зубы. Хорёк вопросительно посмотрел на неё, Вейс вздрогнула. - Простите, Стайен. Это я не вам. Зачем вы рассказали нам о картине?
— Видите ли, - Стайен откинулся на спинку. - Тридцать лет и три года всё было отлично. Мы побеждаем преступность, уже нет эпидемий, террористы прижаты к ногтю, нет крупных войн, мы открываем новые реальности. Всё отлично. Картина под надёжным присмотром. Но что-то начало меняться, и мне не нравится – как.
— Что же?
— Вессен. Она пропадает где-то. Последние полгода – особенно часто. Уходит к себе в кабинет, и что делает там – непонятно. Когда я встречаю её потом – сонная и раздражительная. Я заметил, что она чаще появляется в винном погребе. Она не может опьянеть, но пытается. Вот это мне очень не нравится.
— А по утрам хмурая и неразговорчивая? - Вейс вновь вздрогнула.
— Точно. С вами то же самое?
— То же самое, - Лас долго не могла решиться. - Я тоже хочу рассказать. Нет, показать. У меня, в Стране Цветов. Только вам двоим, - Лас сильнее сжала плечи Вейс. - Тридцать три года, вы говорите?
Хорёк кивнул.
— Что ещё, Стайен? Только ли Вессен вас беспокоит?
— Не только. Мы следим за газетами, телевидением. За последние пару месяцев вырос интерес к потустороннему. Мистика разная – призраки, восставшие мертвецы, тому подобная чушь. У всех «пси», которых мы наблюдаем – приступы раздражительности, всплеск их талантов. Что-то будет, Лас. Ведь и вы не зря сюда приехали. Вас что-то подтолкнуло, так?
Лас посмотрела на Вейс, встретилась с ней взглядом.
— Пожалуй, - согласилась Лас. - Что вы предлагаете?
— Отдохнуть, - Хорёк поднялся. - Уже пятый час. Через три с половиной часа проснётся Светлая, и покоя не будет. Отдохнуть, побродить, подумать. А потом поехать к вам, в Страну Цветов. И ещё раз подумать. У нас огромное количество специалистов, но они не могут ничего предположить. Как и я, чуют – что-то будет.

Глава 7. Ключ от всех дверей | Книга Снов (оглавление) | Глава 9. Сны разума

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100