Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 10

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 10

Глава 9. Сны разума | Книга Снов (оглавление) | Глава 11. Зазеркалье

10. Книга Снов

Бабушки и внуки, КрепостьТегар-Тан, Вассео 2, 6:20

Лас молча смотрела, как Вейс выращивает «волшебный мандарин».
— Вот что ты загадала, - покачала она головой. - Эта картина – что-то страшное. Медвежонок, такое никому не удавалось, понимаешь? Никому не говори и не показывай. Ты представляешь, что будет?
— Да ну тебя! - мандарин привёл Вейс в чувство. - Не маленькая! Ты рассердилась, да?
— Нет, - Лас обняла её. - Просто буду теперь беспокоиться.
— Теперь я знаю, что ты чувствуешь, - Вейс смотрела на деревце. - Прости, я не знала! Не знала, что потом бывает!
Лас улыбнулась, вздохнула.
— Вырывать жалко, - вздохнула Вейс, - и оставлять нельзя.
— Бабушка Вейс? Бабушка Лас?
Лас снова вздохнула. Обернулась – Светлая. С хитрым выражением на лице.
— Я давно не сплю! Уже выспалась! Ой, какая прелесть... - девочка захлопала в ладоши. - Можно? Можно попробовать?
— Май, ты умеешь хранить тайны? - Лас обернулась. Никого вокруг - если сесть, то никто из замка не увидит среди живых изгородей. Но толку, ведь камеры всё равно смотрят сюда!
— Конечно! - глаза Светлой загорелись. Она заметила, как озираются «бабушки». - Здесь нет камер! - заверила девочка. - Здесь по-другому охраняют. В парке нет камер, не бойтесь!
— Эти плоды тебе нельзя, Май. Пока нельзя. Потом, когда придёт твоё время – можно есть оранжевые. Только оранжевые! - Светлая кивнула с серьёзным видом. - Вейс, кто попробует? Ты или я?
— Давай я! - Вейс уселась поудобнее на земле, вынула из волос шпильку.
— Сядь к ней спиной, - Лас показала, как.- Прикрой глаза и представь какую-нибудь ягоду или фрукт, который тебе когда-то очень понравился. Хорошо представь, ладно?

* * *

Получилась финиковая пальма. Небольшая, в рост Светлой. С неё удалось собрать чуть не полведра, по словам Вейс, плодов – те просто вырастали заново. А потом случилось странное – пальма высохла на глазах. Стала пустотелой и рассыпалась в порошок.
Лас и Вейс переглянулись. Оторвут мне голову, подумала Лас, и правильно сделают. Их же надо сначала на анализ отдать! Но Светлая, съев пару фиников, пришла в дикий восторг. Удалось уговорить больше пока не есть.
— ...Ох, влетит нам, – проворчала Вейс. Финики кое-как удалось рассовать по карманам и складкам. Они шли по лабиринту, ещё два поворота – и будет вход в замок. - Ох, накажут, и поделом!
— Накажут, - согласилась Ареан, выходя им навстречу из-за поворота. - Май, как это понимать?
Светлая смотрела в глаза бабушки, только губы поджала.
— Теперь Тесан полагается наказание, - добавила Ареан вполголоса. - Что не уследила и позволила тебе бродить по замку одной. Ты забыла, что было вчера?
— Бабушка! Никого уже нет, никаких призраков!
— Выбирай, - Ареан нахмурилась. - Выбирай, кого из вас накажут. В следующий раз накажут обеих, а сейчас – выбирай.
— Меня, - тут же ответила Светлая.
Ареан кивнула.
— После завтрака займёшься уборкой. Занятий это не отменяет!
— Да, бабушка! - Майеринн подбежала к Ареан, прижалась к ней, обхватила. Из замка вышло двое охранников, встали по обе стороны от входа. Ареан потрепала Светлую по голове, улыбнулась.
— Сейчас заходишь в замок и – к себе, и никуда не сворачивать! Только попробуй убежать от стражи!

* * *

— Плохо спали? - Ареан посмотрела с сочувствием. - А... вижу, простите! - мандарин привёл Вейс в чувство, но блеск в глазах и запах «духов», пусть слабый, всё равно остались. - У вас среди вещей должны быть зелёные шапочки. Не забудьте надеть! Вейс! Что вы такое пьёте? Такая бодрая, мне даже завидно!
Лас и Вейс переглянулись и рассмеялись.
— Простите! - Лас поклонилась. Финики едва не высыпались из «карманов». - У нас есть патентованное средство. Поговорим после завтрака, хорошо?

Бабушки и внуки, КрепостьТегар-Тан, Вассео 2, 8:45

— С вами не соскучишься, - вздохнул Хорёк, глядя на корзинку с финиками. - Вы сами-то их ели?
— Ели, - призналась Лас. То ли показалось, то ли на самом деле – от пары фиников пропал голод, за завтраком все трое – Вейс, Лас и Светлая едва притронулись к еде. - Раз она съела, то и мы должны были.
— Маленькие дети, - Хорёк снял шляпу, протёр платком лысину. - Сейчас займусь анализом. Лас, так мы летим в Страну Цветов? Что скажете?
— Летим, - твёрдо решила Лас. - У нас ещё один разговор есть, Стайен. И по поводу картины тоже. Но вначале заедем домой и в тот книжный – я ведь так и не появилась там, кормлю их завтраками.

* * *

— Вот, - Лас указала Вейс на место в книге. - Среди комментариев.
«Этот момент всегда вызывает трудности у переводчиков. Считается, что в первоначальном тексте Ведьма переходит в тело своего убийцы и в конце концов полностью подчиняет его себе. Указанные две строки можно перевести так: убей меня, если не боишься, что я из твоих страшных снов стану кошмаром наяву».
Вейс широко раскрыла глаза. Понимание проступило в них. Лас прижала палец ко рту, взглядом указала на Ареан. Та смотрела на мандарины и изумление не сходило с её лица.
— Один мандарин в день – и всё?!
— И всё, - подтвердила Лас. И снова вспомнила медуз. Мерзость какая... - Ни головной боли, ни боли в суставах... не знаю, что у вас, но мне этого хватало.
— У меня «болтунчик», - доверительно сообщила Ареан, держа плод перед лицом. - Всё остальное мелочь, привыкла, но это меня сводило в могилу. Как начну говорить о всякой глупости, не остановить.
— А я просто начинаю на всех огрызаться, - хмуро отметила Вейс. - А остальное мне даже нравится. Надеюсь, остальное не пройдёт так быстро.
И все три бабушки самым неприличным образом расхохотались.
— Пойду, присмотрю, - Ареан вытерла слёзы, поднялась. - Так семена у них всхожие?
— Ещё как, - заверила Лас. - Можете делать варенье, тоже помогает. Только не путать, какие женщинам, какие мужчинам!
— Это будет мой маленький секрет, - пообещала Ареан. - Боюсь, не все одобрили бы такой способ. Приятного вам дня!
— Лас, но ведь ты не веришь в это? Да? - поинтересовалась Вейс, понизив голос, когда за Ареан закрылась дверь. - Что она просто переселилась в тебя?
— Приступы злости, Вейс. У меня они начались почти сразу. И вот это, - Лас, не стесняясь камер, распустила пояс и показала живот. Видишь шрам?
— Прикройся! - Вейс не сразу обрела дар речи. - Видела! У тебя их два? Под сердцем и здесь?
— У меня они кругом. Появляются ненадолго и исчезают. Гроза рассказывала, что... ну, в общем, она иногда делала самой себе больно. Как будто без этого не могла жить.
— Давай уже прозвище, если имя нельзя говорить!
— Пусть будет Незнакомка. Так вот, она просто сидела и резала себя ножом. У неё почти все раны сразу же затягивались. И ничего не оставалось. Могла резать себе горло, живот, ноги и руки – часами. И лицо при этом было тоскливое. Как будто хочет умереть и не может.
Вейс поёжилась.
— Она больная! Я слышала про таких, ну у них ничего не затягивалось, но не могут не делать себе больно! Иначе не понимают, что живы!
— У меня началось что-то такое через несколько дней. Я даже придумала отговорку, что это просто умер кто-то из друзей или родственников. Когда я злюсь или тоскливо, появляются шрамы, а потом пропадают. Откуда это, по-твоему?
— И ты молчала?! Никому не говорила?
— Говорила, - Лас отвернулась.

Семьдесят три года назад

— Почти год молчать! - Странник всплеснула руками. - Ласточка, так нельзя! Зачем было выдумывать что попало, сказала бы сразу!
— Так она жива? - Лас посмотрела в глаза ей и Грозе. - Жива внутри меня?
Они переглянулись.
— Лас, - Гроза взяла её за руку. - Внутри каждого человека всегда живёт несколько... как бы сказать...
— Личностей, - предложила Странник, выключая аппаратуру. Лас потребовала, чтобы провели полное обследование.
— Личностей, - согласилась Гроза. - Лас, это самый старый мотив во всех сказках, мифах и так далее. Кто убьёт чудовище, сам становится этим чудовищем. Автор сказки не придумал ничего нового. Но случилось так, как было написано: Ведьму простили, изгнали в почётную ссылку, она потеряла всю силу и вернуться не может. Понимаешь? Случилось так, как написано в сказке! - Гроза потёрла лоб. - Это просто воспоминание. Но оно очень яркое, и живёт в тебе как личность. Тебе придётся научиться с этим жить.
— Раздвоение личности? Да?
— Нет, - Странник протянула Лас её тефан. - Другая, новая часть тебя самой. Ведёт себя по-другому, думает по-другому. Тебе нужно научиться быть с ней в мире. Ты теперь помнишь о ней больше, чем другие. Но ведь никто не бывает только злодеем.
Лас непонимающе смотрела в её глаза.
— Лас, ты не замечала? Когда ты играешь в любимые игры, ты меняешься. Ты чаще смеёшься, вся открытая, иногда обижаешься, совсем как маленькая. Но когда ты занимаешься чем-то серьёзным, ты другая. Собранная, замкнутая. Разве не так? Вот так проявляются эти личности. В разных обстоятельствах.
Лас кивнула.
— Что же мне делать?
— Жить, - пожала Странник плечами. - Теперь и ты – часть сказки. Но у нашей сказки – добрый конец. Я читала оригинал, я знаю, что там всё плохо. Мы написали свой финал. Знаешь, что? Попроси Грозу, она расскажет тебе о том, чем занималась Ведьма, пока не вошла в силу. Она не только плохое делала. Узнай её получше, станет легче жить.

Бабушки и внуки, КрепостьТегар-Тан, Вассео 2, 9:35

— И ты узнала?
— Узнала, - Лас поставила книгу на место. - Теперь я понимаю, почему она знает кое-что о своей настоящей биографии. Потому что я рассказывала, во сне. Мне казалось, что если я найду её во сне, то смогу договориться. Чтобы она жила в мире со мной и нашла бы себе дело.
— Розы? - предположила Вейс. Видно было, что её осенило.
Лас кивнула.
— Мы с ней обе любим розы. Вот на этом и сошлись. Если бы не картина... мне кажется, нас не случайно к ней подвели. Как будто Вессен сама не всё делает по своей воле.
— Лас, ты расскажешь о ней? Ну то, что она и так знает! Кроме имени!
— Тебе нужно знать, Вейс. Она умеет играть на страхах. Меня одну она уже не испугает. Я видела её кошмары, я научилась жить с ними. Она отняла у меня имя, семью, оставила нищей и осмеянной. Смертью меня не испугать, я готова умереть в любой момент, потому что все когда-то умрут. Но она знает, что если она будет мучить кого-то из близких мне людей, мне будет очень трудно вынести это. И я позвала тебя во сне. Теперь она добралась и до твоих снов. Прости! - Лас обняла Вейс. - Прости, если сможешь!
— Ты же не со зла! Значит, будем вместе искать выход, - Вейс погладила Лас по голове. Я снова ощущаю себя её внучкой, и мне это нравится, подумала Лас. - Не переживай. Я прощаю.
Лас отстранилась, вытерла слёзы.
— Я думала, ты совсем не умеешь плакать, - заметила Вейс. - Всегда каменное лицо, такая вся серьёзная, аж страшно. Только улыбаться иногда и умела. Страх как рада, что ошиблась. Мама говорила, кто умеет плакать по ком-то, тот ещё человек.
— По шее дам!
— Давай, - согласилась Вейс. - Если так будет легче, давай.
Лас дала – легонько. И обняла улыбающуюся Вейс.
— Я люблю тебя, так и знай! Ты старая ворчливая зануда, ты вечно всем недовольна и всегда поучаешь, но я всё равно тебя люблю! Вейс, что с тобой? - Лас отпустила Вейс и та поспешно присела на ближайший стул, едва не промахнувшись.
— Ничего, - Вейс, улыбалась сквозь слёзы. - Думала, что помру, а так это и не услышу.
Лас присела рядом, обняла её и прикрыла глаза. Так и сидели. Сколько – не замечали. Им был всё равно.

* * *

— Бабушки? - Эверан появился в библиотеке. - Вот вы где! С вами всё хорошо?
— Лучше не бывает, - Вейс вытерла слёзы и поднялась первой. - Тебе на работу?
— Да, вначале перевезу вещи, потом и на работу. Вы ведь собирались в Тессегер заглянуть? Подбросите? Заодно обе машины сюда пригоню.
— Конечно, - Лас поднялась. - Я очень рада за тебя, Эверан! Удачи тебе на новом месте!
И, как всегда делала Вейс – расцеловала внука в обе щёки. Тот отчётливо смутился – за няней такого не водилось.
— Со мной всё хорошо, - улыбнулась Лас. - Даже очень. Всё, мы скоро подойдём к стоянке, жди нас там! Ты не видел Тесан?
— Она там, в кладовках, - пояснил парень. - Порядок наводит.
Бабушки переглянулись.

* * *

Тесан и Светлая трудились в «кладовках». Первый подземный этаж – тоже сошёл бы за темницу. Немного сырости и плесени - и будет темница. Но – сухо, чисто , хотя и пыльно, и не везде порядок. Тесан и её подопечная наводили порядок.
— Бабушки! - обрадовалась девушка. - Вы так хорошо выглядите! Я ужасно рада!
— Работаешь? - Вейс посмотрела, как Светлая прибирает в дальнем шкафу. Девочка оглянулась, помахала им рукой и вернулась к работе.
— Я не могла бы просто сидеть, - Тесан понизила голос. - Я же тоже виновата. Она сказала, что скоро вернётся, а я не проследила.
Вейс молча обняла внучку.
— Не заставляй меня краснеть! - предупредила она. - Всё, моя милая, мы поехали.
— Вы вернётесь? - Светлая подбежала к ним.- Возвращайтесь! Я буду ужасно скучать!
— Вернёмся, - пообещала Лас и погладила девочку по голове. - У тебя глаза прабабушки, ты знаешь?
Светлая схватила Тесан за руку, улыбнулась и кивнула.
— Спасибо, что пригласили, - Вейс поклонилась. - Мы рады будем вернуться.

Бабушки и Хорёк, Тессегер-Лан, Вассео 2, 12:30

Сказать, что Лас встретили радостно – ничего не сказать. Они ждали, я обещала и не приезжала, а они всё равно ждали, подумала Лас. Может, мне действительно нужно было написать такую книгу? Другую сказку?
— ...Мы всегда рады вас увидеть, - хозяин магазина сиял. - Звоните когда захотите. Приезжайте, когда захотите – мы всегда рады. Скажите, - он жестом предложил улыбающейся Лас присесть. - Я отниму у вас только минутку. Вы собираетесь написать что-нибудь ещё? Это только между нами.
— Собираюсь, - подтвердила Лас. - Теперь собираюсь.
— Замечательно! - хозяин поднялся. - Вы торопитесь, я знаю. Ещё раз спасибо, что почтили нас визитом и – возьмите! - он протянул карточку. - Я и мои коллеги будут рады получить от вас любую весточку!

* * *

— И как вам слава? - поинтересовался Хорёк, медленно поднимая «Сокола» в воздух. - Всё взяли? Ничего не забыли?
Лас пожала плечами. Вейс посмотрела на неё и усмехнулась.
— Мне было приятно, - согласилась Лас. - Чего смеёшься, Вейс? Мне понравилось, что меня читают. Нужно ещё что-нибудь написать, может, тоже хорошо получится.
— Вы сияете, - отметил Хорёк и улыбнулся уголками рта. - Всё взяли?
— Всё, всё, - проворчала Вейс. - Едемте уж, чего кружиться по городу.

Бабушки и Хорёк, Страна Цветов, Вассео 2, 14:50

Первое, что сделала Лас, когда вышла из машины – зажмурилась, подняла руки над головой, улыбнулась. Замерла. Уселась на траву – приветливую, вечно зелёную и мягкую траву – улеглась на спину.
Хорёк вопросительно посмотрел на Вейс.
— Идёмте, - та потянула его за рукав, отвела подальше, понизила голос. - Она так всегда. Я уже не спрашиваю, пусть чудит, как ей нравится. Помогите с вещами!
— Я перенесу вещи, - сообщила Лас, не двигаясь и не открывая глаз. - Вейс, кончай ворчать и займись лучше обедом! Так, как ты, никто не готовит!
— Вейс, займись обедом, - проворчала Вейс, жестом приглашая Хорька за собой. - Всяк сверчок знай свой шесток. - Но глаза её улыбались.
— Дружно живёте, - отметил Хорёк, входя в дом. Внутри оказалось свежо и чисто – Инженер сдержал слово, за домом присматривают. Вейс, надевавшая фартук, оглянулась.
— Не обращайте внимания. Я люблю поворчать, а её мясом не корми, дай поехидничать. Привыкли уже. Если вам делать нечего, подите сюда. Я всем занятие найду. Вон котовья миска, Принц где-то возле дома трётся. Еда в холодильнике, в красной банке. Найдите его, пусть полакомится!

* * *

Лас права, подумал Хорёк. Так, как Вейс, готовят немногие.
— Вы замечательный повар, - отметил Хорёк. - Кроме шуток. Я привык дома, Крайен сами знаете как готовит – как для императоров. Сравнивать не буду, но очень, очень вкусно! Вы не думали открыть своё дело?
— Какое там дело, - Вейс махнула рукой. - Врать не буду, приглашали. Только для меня не это самое важное, - Лас отвела взгляд, улыбнулась. - Почему спрашиваете?
— Крайен говорил, что с удовольствием взял бы вас к себе. Что у вас талант, и нехорошо его не использовать.
Вейс отчётливо покраснела.
— Я... мы с ним... - махнула рукой. - Говорила я с ним. Он мне тоже предлагал, теми же словами – открыть своё дело. Но я готовить умею, в остальном ничего не смыслю!
— Не соглашусь, - Хорёк снял шляпу. - Да вам и не нужно будет заниматься всем остальным. Найдутся люди. Каждый должен заниматься тем, в чём хорошо соображает, верно? Крайен поможет. Он просто так не хвалит, знаете ли.
Вейс посмотрела в глаза Лас.
— Соглашайся, - посоветовала та.
— А ты?
— А я перееду к вам. Обожаю вкусно кушать!
— Да ну тебя! - Вейс махнула поварёшкой. - Умеете уговаривать, вы оба. Тогда сама будешь здесь на хозяйстве! И чтобы Принц горя не знал!
— Буду, - пообещала Лас. - Не беспокойся, справлюсь.
— Что творится, - покачала головой Вейс. - Я точно чокнулась, как вы все. Пойду позвоню ему, прямо сейчас. - И ушла, расстёгивая на ходу фартук.
— У вас есть прямая линия туда? - удивился Хорёк.
Лас кивнула.
— Инженер построил. Говорит, три года потратил, чтобы придумать, как.
— Мне это не удалось пока, - покачал головой Хорёк. - Странно. В отчётах об этом ни слова.
— Я попросила, - Лас взяла егоза руку. - Я попросила его придержать немного, не говорить. Я не хотела, чтобы сюда стали звонить кому не лень. Извините! - Лас склонила голову.
Хорёк вздохнул.
— Ладно. Между нами – сколько ещё инструкций он нарушил?
— Много, - признала Лас. - Я его просила. Но ничего страшного!
— Любовь – страшная сила, - Хорёк встал. - Не беспокойтесь, постараюсь не доводить до взысканий. Но...
— Больше не буду! - пообещала Лас, ощущая, что краснеет.
Хорёк вновь улыбнулся – едва заметно – сжал её ладонь и более об этом не говорил ни слова.

Бабушки и Хорёк, Страна Цветов, плато Аф-фари, летний домик, Вассео 2, 17:00

Вейс сияла – Крайен обрадовался, и просил немедленно приехать, как выпадет случай – поговорить обо всём. Лас и Хорёк тоже были довольны. Увидеть довольную всем Вейс удавалось до сих пор не всем.
— Завтра, - она посмотрела в глаза Лас. - Завтра я поеду, хорошо? Он сказал, в любое время, если что – он отложит все дела. Лас, ну и что ты хотела показать?
— Идёмте, - Лас взяла сумку, которую не открывала с момента, как они выехали из поместья. - Это недалеко.
Они шли по тропинкам, проходили мимо клумб и горок – Хорёк любовался и качал головой – столько труда вложено, ведь подобное по всей планете! Красота!
— Вот, - Лас указала на кустик – небольшие, пурпурные розы, источавшие сладкий, почти медовый аромат. - Посидеть возле кустика минутку, потом отойти. И минуты через три заснёшь, - она расстегнула сумку, вынула оттуда три коврика. - Чтобы не спать на голой земле, - пояснила она. - Я обычно брала палатку, но сегодня дождя не ожидается.
— И... что? - удивилась Вейс. - Заснуть, и что?
— Увидишь сама. Стайен, будете пробовать?
— Не опасно - засыпать под этой розой, если она снотворная?
— Нет, - Лас улыбнулась. - Всё предусмотрено. Если останетесь слишком близко к ней, то через полчаса проснётесь. Правда, голова будет болеть.
— Может, уйти в дом или сесть в машину?
— В дом - не добежите. Здесь нечего бояться, - пояснила Лас. - Насекомых и всё остальное куст отпугивает. Но если опасаетесь – давайте, подгоните сюда «Сокола».

* * *

— Мне немного страшно, - призналась Вейс. Глаза слипались... слипались... слипались... Внутри «Сокола» было удобно, но на свежем воздухе точно было бы приятнее.
Лас взяла её за руку.
— Ничего страшного. Досчитай до десяти.
Стайен забрался в салон и захлопнул за собой дверь. Глаза его блестели – так действует роза? Вейс это показалось необычайно смешным, но нельзя было отвлекаться от счёта. Восемь... девять...
Десять.
Вейс открыла глаза. Никакой сонливости, бодрость и энергия, хотелось прыгать, бегать, плясать.
Она сидит в кресле. Старинном, плетёном кресле – у бабушки было такое. Огромный зал, полупрозрачный пол, сияющий всеми цветами радуги потолок. Письменный стол – массивный, дубовый – неподалёку.
— Всё в порядке? - услышала она. Повернула голову налево – Лас. Довольная, как никогда.
— Какая прелесть, - Вейс восхищённо озиралась. - Лас, где это? Где мы?
— Это сон, - пояснила Лас. - Вставай, тут много интересного!
Вейс поднялась. Одета в то же, в чём была там, в Стране Цветов. Пол музыкально отзывался на каждый шаг. Вейс посмотрела под ноги – из чего этот пол, из стекла? Радужные полотна свивались и танцевали глубоко под ногами.
Лас взмахнула руками и исполнила первую фигуру Fann Levien, танца полёта. Первый сложный танец, которому её выучили, первый, который она исполняла на дне рождения у мамы и потом уже – там, на Сердце Мира, для избранника. И ещё потом, много-много лет спустя, для Ареан, бабушки нынешней Светлой. Всё остальное время – только для себя. И только здесь.
Лас двигалась, и музыка сама собой звучала – невидимый оркестр играл слаженно и виртуозно. Лас остановилась и музыка притихла, через пару секунд умолкла.
— Здорово! - Вейс рассмеялась, бросилась к Лас. - Станцуй! Станцуй ещё раз! Ну пожалуйста!
— Присоединяюсь, - они обе оглянулись. Теперь в зале было три кресла и стол. Из третьего кресла поднялся Хорёк. Поражённый – видно было по лицу. - Я не могу составить вам компанию... суставы не слушаются. Вы замечательно танцуете, Лас!
— Здесь вы здоровы! - Лас подошла к нему. - Вам нужно просто представить, что вы здоровы. И суставы послушаются! Вы знаете Fann Levien?
— Знал когда-то, - Хорёк снял шляпу, поклонился. - И правда, всё в порядке!
— Тогда станцуем вместе, - засмеялась Лас. Подняла руки, стремительно опустила их и оказалась облачённой в праздничный, зелёный с золотом, тефан и лёгкие зелёные туфли. - Просто представьте! Представьте свою новую одежду и взмахните руками!
— Чудо... - прошептала Вейс, глядя на них. Хорёк во фраке выглядел лет на тридцать – если бы не седые волосы, и не подумаешь! Он поклонился партнёрше, протянул ей руку...
И музыка подхватила их.

* * *

— Это Хрустальный Дворец, - пояснила Лас, после того, как они немножко пришли в себя. - Я прихожу сюда танцевать, петь и смотреть на море.
— Впечатляет, - Хорёк, не с первой попытки, но вернул свой любимый костюм и вынул – по привычке – свою указку. Хмыкнул, усмехнулся, спрятал её обратно. - А что за книга?
Вейс тоже только сейчас заметила – на столе, помимо хрустального же графина и трёх стаканов лежала книга – толстая, старинная на вид, в истёртом кожаном переплёте.
— Откройте там, где закладка, - предложила Лас.
— «Хрустальный дворец», - прочёл Хорёк. - Какой интересный почерк. Ваш? Вы знаете каллиграфию? «Затерянный среди просторов Великого Океана, остров Тар-Сиэн манит многих путешественников, но немногим дано отыскать его, и единицам разрешает подняться во дворец его хозяйка, которую никто никогда не видел в лицо. Палаты дворца её полны тайн и чудес, тут оживают добрые воспоминания, каждый шаг отзывается музыкой, бедам и болезням заказан вход сюда...» - он посмотрел на Лас поверх пенсне. - Красиво! - пояснил он. - А другие страницы?
— Прочитайте, - улыбнулась Лас. - Там всё написано.
— «Острова Бурь», - Хорёк открыл книгу в другом месте. - Постойте, так что – каждая страница...
— Это новое место. Новый мир, - пояснила Лас. - Я строила их, придумывала каждый в подробностях. Коснитесь страницы ладонью, скажите «в путь!», и вы окажетесь там.
Вейс схватила Лас за руку.
— Только всем вместе! - заявила она. - Лас, я и представить не могла... ты всё-таки свинка! Ну могла же сказать!
Лас кивнула.
— Попробуем? - предложил Хорёк. - Книга большая, можно коснуться всем вместе.
— В путь!
Мир вокруг расплылся и собрался вновь.

Острова Бурь

Под ногами – каменистая почва. Вершина горы – низкой, но с крутыми склонами. Над головой – крыша. Беседка, деревянная беседка.
И ветер. Сильный, тёплый, но не сбивающий дыхание. И книга – та же или такая же – на столе неподалёку.
Они стояли лицом к северу. И там, далеко внизу, ярилось море. На берег обрушивались волны, каждый высотой в дом – трудно было оценить масштаб. Лазури снизу, аквамарин сверху.
— Здесь постоянно бури, - пояснила Лас. - Если спуститься с горы, найдёте домик. Там всегда можно укрыться от ветра и отдохнуть.
— А если заблудиться? - поинтересовалась Вейс. Ей здесь нравилось. Ветер нёс вкус и запах моря – свежесть и бодрость с привкусом соли.
— Хлопните в ладоши, скажите «ves etean», и вы вернётесь к книге. С ней не может ничего случиться. Она не горит, её не унесёт ветер, никто не порвёт. Рядом с ней безопасно.
— А чтобы вернуться... чтобы проснуться? - поинтересовался Хорёк, придерживая шляпу. «Ves etean» - «начало пути».
Вейс хмыкнула. И с удовольствием посмотрела на лицо Хорька, когда Лас написала слова на листке и показала.
— Ну вы даёте, - покачал головой Хорёк. - А если не смогу сказать?
— Сможете,- заверила Лас. - Можно ещё представить место, где вы заснули и просто пожелать оказаться там. Или прочесть, можно не вслух, то, что на первой странице книги.
— Я бы вернулся, - Хорёк держал шляпу обеими руками. - Мы ведь там сейчас спим?
— Там безопасно, - Лас посмотрела ему в глаза. - Стайен, я прихожу сюда уже сорок лет. Почти каждый день. И ничего со мной не случилось.
— Я возвращаюсь, - решил Стайен. - Подожду вас в машине.
Поклонился и... исчез.
— Волшебство! - Вейс схватила Лас за руку. - А спать здесь можно?
— Можно, - улыбнулась Лас. - Но сразу же проснёшься обратно – там, где уснула.
— А что ещё можно?
— Представь, что ты умеешь летать, - Лас вывела её из беседки. - Просто представь. Что нужно только пожелать подняться, и ты поднимешься. Держи меня за руку.
Вейс вскрикнула, когда они с Лас поднялись над землёй – стремительно, плавно. Беседка осталась далеко внизу, а над головой, совсем рядом, неслись, разрываясь и смешиваясь, белёсые облака.
— Лас, мне страшно! - Вейс зажмурилась, вцепилась в руку Лас. - Мне правда страшно!
— Представь, что мы опускаемся, - Лас понимала Вейс – ей самой первые двадцать раз было не по себе. - Просто представь. И всё.
Приземление было мягким и плавным. Хоть Вейс и боялась, но головы не потеряла.
— Покажи мне ещё что-нибудь! - Вейс взяла Лас за руки, заглянула в глаза. - Покажи! Только не надо летать, не сейчас!
— Идём к книге, - Лас махнула рукой.

* * *

— ...Это они? - тихо спросила Вейс. Она потеряла счёт местам, которые Лас показывала ей. Сейчас они стояли в парке – лето, тёплый вечер, аромат хвои в воздухе. Шагах в сорока от них компания собралась на пикник. Вейс сразу узнала тех, кого Лас показывала в своей тайной комнате. Вечерело, но огонь освещал лица.
— Это они, - согласилась Лас. - Я иногда приходила сюда. Когда совсем уже не могла не думать.
— Лас, они настоящие? Они живые?
— Они живые. И здесь идёт время, и всё сохраняется. Они помнят, о чём говорили с тобой, что было, у них тут другая жизнь.
— Значит, на самом деле они не умерли, - прошептала Вейс. - Ты их собрала здесь, да?
— Это воспоминания, - Лас посмотрела в глаза подруги. - Здесь они не стареют. Они уезжают иногда отсюда, я не знаю куда. Не интересовалась. Но всегда возвращаются. По выходным они здесь.
— Лас, давай вернёмся, - Вейс поёжилась. - Не спрашивай, пожалуйста. Просто давай вернёмся.

Бабушки и Хорёк, Страна Цветов, плато Аф-фари, летний домик, Вассео 2, 17:30

Они проснулись там же, где и были – в машине.
— Всё в порядке? - Хорёк перевёл взгляд с Лас на Вейс. Они спали, обнявшись, и Лас выглядела внучкой, а Вейс – её бабушкой. Нехорошо подсматривать, подумал Стайен, но куда деваться!
— Ой, - спохватилась Вейс, - а времени прошло всего ничего! Я думала, мы там полдня провели!
— Время идёт по-разному, - согласилась Лас. - Там быстрее, здесь медленнее. Стайен? Всё в порядке?
— Всё, - согласился тот. - Мне нужно подумать, Лас. Вы меня удивили, в хорошем смысле. Мне нужно хорошенько подумать.
— Останемся здесь? - предложила Вейс. - Я слетаю за продуктами.
— Слетаем вместе, - предложила Лас. - Стайен, а вы?
— А я погуляю. У вас все пурпурные кустики такие? Или он один такой?
— Их несколько, - признала Лас. - Этот ближе всего. Не сидите под ним!
— Не буду, - пообещал Хорёк, вздохнул и направился в сторону дома.

* * *

— Сядь, - приказала Вейс, когда они вошли в дом. Уселась на колени Лас, обхватила, прижалась щекой к плечу. - Ты сошла с ума, - прошептала Вейс. - Зачем, Ласточка? Зачем тебе это?
— Мне было одиноко, - Лас прикрыла глаза. - Я думала, что схожу с ума. Голоса, она, всё остальное. И как в подлиннике сказки, они уходили один за другим, а я оставалась. Знаешь, что стало с той, которая осталась последней?
— Что? - Вейс крепче прижалась.
— Сошла с ума. Состарилась, сошла с ума. Все забыли её, никто не пускал на порог, обращались хуже, чем с собакой. Так и умерла, в подворотне, в грязи. Такая вот сказка, Вейс. Мастер думал о плохом в тот момент. Это единственная его сказка с таким страшным концом. Её переделали, и издали, и весь мир считает, что это единственная его сказка.
— Мастер? Майри-Та?
— Да. Я его так зову. Я прочитала все его произведения. У него случилось в жизни что-то очень плохое. И он озлился на весь мир. Он редко показывал подлинные чувства. Заносчивый, да, высокомерный, вспыльчивый. Но он мог быть очень добрым. И всё равно постоянно думал о чём-то плохом. Никто не знает до сих пор, о чём.
— Бедняжка, - Вейс подняла голову, погладила Лас по щеке. - Теперь я понимаю. Ты так и будешь делать эти свои сны? Дописывать ту книгу?
— Нет, - Лас покачала головой, вытерла слёзы. - Пусть будет то, что уже написано. Хватит снов. Ещё немного, и я бы осталась там насовсем.
— Стайен ждёт, - вздохнула Вейс и снова прижалась щекой к плечу подруги. - Ладно, подождёт.

* * *

— О, будем жарить мясо! - обрадовался Хорёк. - Замечательно. То, что надо! Обожаю, чтобы своими руками, на настоящих углях. Вессен вечно ворчит, когда я устраиваю себе пикничок в парке. А мне нравится. Позволите?
— Да, конечно, - Вейс с улыбкой помогла ему надеть фартук и расставила на столе всё необходимое. - Приготовить жаровню? Или сами?
— Я сам, - Хорёк снял шляпу и небрежным движением отправил ту в полёт – попал точно на вешалку. Бабушки рассмеялись. - Можете пока приготовить салат и что мы там собрались пить?
— Ой, я сейчас! - засуетилась Вейс, и бросилась в дом. Почти сто лет прошло, думала Лас, идя за ней следом, а она всё такая же. И мне это нравится.

* * *

От запаха свежего хлеба текли слюнки. Только сейчас Лас поняла, как голодна. Вейс сама готовит хлеб. На Сердце Мира не едят хлеб – такой, какой любят на севере. Только лепёшки. А у Вейс получается нечто невообразимо вкусное. Хорошо ещё можно почти не следить за фигурой – сколько ни ем, так и буду тощей, подумала Лас. А вот Вейс страдает, что нельзя съесть лишнюю булочку... и толстеть не хочет, считает, что это вовсе неприлично.
— Ещё минутка, - заявила Вейс и выпрямилась, отряхнула руки о фартук. - Лас, прости, что спрашиваю. Она появляется там? Незнакомка?
— Если представишь её, может появиться, - согласилась Лас. - Но ты знаешь, как её прогнать. В этих снах она не имеет силы.
— А остальные? Лас, они тоже воспоминания?
— Я не уверена. Многие – да. Некоторых я придумала, некоторые сами появились.
Вейс посмотрела в её глаза.
— Ласточка, обещай мне, что не будешь возвращаться туда одна. Пожалуйста!
Лас долго думала.
— Обещаю, - согласилась она.
— Ты не сошла с ума, - Вейс взяла её за руку. - Не успела. И я страх как рада! Всё, давай неси, всё уже готово.

Бабушки и Хорёк, Страна Цветов, плато Аф-фари, летний домик, Вассео 2, 21:10

— Я вас расстроила? - Лас обратила внимание на то, как Хорёк поджимает губы. Чудесный вечер – после такого пиршества уже ничего не хотелось, даже прогуливаться. Хотелось сидеть, смотреть на звёздное небо и думать о приятном.
— Нет, не беспокойтесь. Я о другом думаю. У нас специальное отделение изучает сны – и там много интересного нашли, но чтобы так... Понимаете, я всё помню. Каждый момент. Звуки, запахи, всё. Кстати, ещё раз спасибо за танец, это было великолепно.
— С вами – особенно! - Лас пожала протянутую руку.
— Обычные сны редко такие отчётливые. То есть что я говорю – никогда такими не бывают. А у вас потрясающее ощущение реальности. Вы не боялись однажды перепутать, что есть что?
— Иногда, - согласилась Лас.
— Наверное, нет смысла спрашивать, как вы это сумели?
— Роза, - Лас откинулась на спинку кресла. - Я попросила такую розу, чтобы она помогла видеть любые сны. Так оно и случилось.
— Думаю, Вессен тоже нужно это увидеть. Не возражаете?
— Если захочет, - пожала плечами Лас. - Помните наш разговор? Если я долго не возвращалась в эти сны, по утрам я была хмурая и огрызалась на каждую мелочь.
— Это точно, - заметила Вейс.
— Это наводит на мысли, - кивнул Хорёк. - Мне нужно поговорить с Вессен. Но не сейчас, конечно. Завтра – я отвезу Вейс к нам, Крайен ждёт её, и поговорю. А ваши планы?
— Я бы осталась здесь, - Лас посмотрела на небо. - Подождала бы вашего возвращения.
— Лас, только не одна! - Вейс схватила её за руку. - Не здесь! Давай отвезу тебя в Тессегер, если хочешь побыть одна! В Тегарон, тебя же там ждут, ты знаешь!
— Боишься, что я приду и усну под кустиком?
— Да, - Вейс смотрела ей в лицо. - Придёшь и уснёшь. Именно так ты и хочешь.
— Хорошо, - Лас согласилась. - Отвезёте меня в Тегарон.

Лас и Вейс, Страна Цветов, плато Аф-фари, летний домик, Вассео 2, 22:40

— Мы так и не сыграли ту партию, - неожиданно вспомнила Вейс. Первые несколько дней в Стране Цветов никто не засыпает в привычное время – спят всего час-другой и при этом высыпаются. Стоит пожить здесь дольше, как привычный ритм сна возвращается, но лишь отчасти – человек спит не более шести часов, а многим хватает и четырёх. Возвращаешься в Шамтеран – в течение месяца возвращаешсья к тамошнему режиму.
Объяснить это никто не может. Просто факт – без объяснений. Так же, как никто не может объяснить, почему здешние формы жизни «совместимы» с людьми и теми формами, что привезли с собой. И такое наблюдается во всех найденных обитаемых, «не технических» мирах. В технических вообще нет жизни. Даже простейших. И это тоже не могут объяснить.
Здешние сутки на сорок три минуты дольше, чем на Шамтеране. Помнится, Умник и Доктор долго препирались – добавлять эти минуты или «удлинить» каждый час. Доктор считал, что психологически удобнее удлинить. С точки зрения Умника секунды разной длины – абсурд, ведь всю технику придётся перенастраивать. В конце концов победил Доктор. Умник с проклятиями занимался настройкой всевозможных устройств и не стеснялся в выражениях по поводу Доктора – тот смотрел на эту суету поверх своего пенсне-невидимки, и довольно поглаживал лысину. Это ещё что, говорил он, в других реальностях есть и вдвое более длинные сутки. Привыкай.
Год удлинять не стали. Год здесь длиннее на одиннадцать дней и пришлось смириться, что привычные месяцы начинаются и кончаются когда хотят. Зато к здешнему календарю привыкаешь быстро.
Лас не выдержала, прыснула, вспомнив, как и Умник, и Доктор пришли к Вейс, как к арбитру, и та им заявила, что её интуиции всё равно, что какой длины, она и так чует, что когда ставить и вынимать, а вот пока она тут с ними лясы точила, у неё подгорел пирог. И в наказание оба спорщика его съедят. И ведь съели.
— Что смешного? - удивилась Вейс.
— Я не об этом. Хочешь сыграть прямо сейчас?
— Да, а что? Я не устала. Если не хочешь, давай завтра, перед отъездом.
— Давай сейчас, - согласилась Лас. - Может, отложим? Ты же у нас вроде как «горишь»?
— Ты тоже, - парировала Вейс. - Я же чую. Давай без этих отговорок!
Лас пожала плечами, потянулась. Вейс наотрез отказалась спать в той же кровати. В «такое время» неприлично. А то, что «жар» и так попадает в воздух, и им всё равно придётся дышать обеим – неважно. Лас давно не называет обитателей Севера варварами, отвыкла, ведь среди них и живёт, но не зря, не зря их так назвали.
Вейс сбегала за доской – похоже, в гараж.
— Какое построение?
— «Лестницу», - предложила Лас. Самое нейтральное, где уравниваются случайности во время дебюта.
— Прикажешь тебе в постель подать? - съязвила Вейс. - Вставай давай. Может, тебе кофе? Я бы выпила.
— Кофе можно, - согласилась Лас и снова потянулась, - мне с корицей.
Вейс фыркнула и вышла за дверь. Через десять минут вернулась, поставила чашку на столик у кровати Лас, сама вернулась к письменному столу.
— Как допьёшь, подходи, - она поставила книгу на подставку и включила лампу. Взяла свою чашку.
— Мне и здесь неплохо, - заметила Лас. - Давай, открой страницу, узнаем, кто первый ходит. Если сумма чётная, то я.
— Вслепую?! - поразилась Вейс. - Ты умеешь?
— Умею, умею. Открывай страницу!
— Твой ход, - сообщила Вейс через десяток секунд. - Не ожидала! Ну, посмотрим!
— Десять-один, на восток, - сообщила Лас и уселась. Кофе с корицей у Вейс получается великолепным – нигде больше не пила такой вкусный. - Чудесный кофе, Медвежонок.
— Не заговаривай зубы, - посоветовала та. - На здоровье! Восемнадцать-пять, на юг.

* * *

Всё зависело от того, поймается ли Медвежонок на ловушку. И как она притворялась, что играет плохо, и – главное – где и зачем так выучилась? И почему не участвовала в турнирах?
После того, как игра вступила в эндшпиль, они начали разговаривать. По правилам Федерации Аффаран, так звучит на Старом Ронно название игры, пока не пройдёт хотя бы полсотни ходов, категорически запрещается отвлекать партнёра. В былое время за попытки невовремя заговорить могли дисквалифицировать навсегда, а если играли в присутствии коронованных особ, то можно было и головы лишиться.
— Лас, ты почти пять месяцев носила медальон, - вспомнила Вейс. Кофе уже был выпит, и сварен снова, и снова выпит, и сварен в третий раз. - Такой, в виде морской звезды. Серебряный. Очень старый. Пять-тринадцать, прыжок на север, вилка.
— Не хочу носить, - призналась Лас. - Уже не хочу. Пять-девять на юг, твой камень в плену. - Вейс не пошла в ловушку. И это плохо. Вейс играла всю партию очень остро, делала неожиданные, оригинальные вылазки и сумела забрать у Лас почти семь камней. Эндшпиль будет трудным.
— Это подарок?
— Не приведи Матерь получать такие подарки. Но да, наверное. Только очень своеобразный подарок.
— От родственников?
— От старшей сестры. Когда мамы не стало, она возглавила дом. Я написала ей официальное письмо – прошение о возвращении имени. В ответ она прислала медальон.
— Я не понимаю, - призналась Вейс. - Что это значит?
— В медальоне яд.
Вейс чуть не уронила чашку.
— Ч-что?
— Яд, что тут непонятного? Такие присылали неугодным вассалам, когда не было прямого повода приказать им покончить с собой. Намёк.
Вейс долго не отвечала, Лас ощущала всей собой, что Вейс сейчас смотрит на неё.
— За что она так?
— Мама оставила приказ – никогда не возвращать мне имени. Тесан возглавила дом и просто выполнила её волю. Она потом вызвала меня, инкогнито, на разговор – в другой стране. Мы с ней долго так встречались – ей было очень жаль, что со мной так поступили. Но она не могла пойти против воли матери, дом Вантар в тот момент был в немилости.
— Хорошо, что ты его сняла, - отозвалась Вейс минут через пять. - Лас, я забираю у тебя три камня и через пять ходов занимаю вход в крепость – видишь?
— Вижу, - Лас уселась. - Сдаюсь, Медвежонок. Слушай, где ты так научилась? И зачем, если не играла?
— Играла, - Вейс почему-то обиделась. - Просто под псевдонимом. Это не запрещается. Я не гроссмейстер, лень было пять лет в турнирах играть, но чемпионом провинции я была три раза.
Лас покачала головой.
— Вот не думала! Ты ужасно умная, Медвежонок! Я серьёзно!
— Я знаю, - проворчала Вейс. - Я всё про себя знаю. Это моя дочка ненаглядная выдала однажды, «вы, мама, так и останетесь огородницей». Ну я и подумала, что надо сдачи ей дать. А потом поняла, что мне игра эта нравится, и что хорошо получается всё просчитывать. Тренер как узнал, сколько мне лет, только ахнул. Пришлось взять псевдоним, чтобы молодёжь не смущать.
— И как дочка?
— Приехала извиняться, - Вейс улыбнулась. - Я не в обиде. Мне и играть интересно, и огород люблю, и готовить обожаю. Мне всё равно, кто что там думает. Но иногда нужно манерам учить, да и времени на всё нет.
Она подошла к кровати Лас и присела на краешек.
— Мне не спится, Ласточка. Я пойду прогуляюсь. Составишь компанию?
— Мы играли на желание, - напомнила Лас. - Когда будешь загадывать?
— Успею. У меня есть неделя, чтобы сказать, да?
— Десять дней, - поправила Лас. - У нас было десять дней. Да, пошли прогуляемся.

* * *

Хорёк оказался в парке. Сидел на складном стуле, рядом с ним на треноге стоял телескоп. Хорёк любуется небесными видами.
— Красивые у вас звёзды, - пояснил он, не оборачиваясь. - Мне вот тоже не спится. Лас, у меня неприятные предчувствия. Вессен последние два дня вела себя очень странно. Я подозреваю теперь, почему. Я хочу уговорить её приехать сюда, пожить здесь. Вы не против?
— Приезжайте, конечно, - Лас и Вейс остановились возле треноги. Хорёк оторвался от окуляра, улыбнулся им. - Приезжайте все! Слушайте, а хотите кофе? Нам не вредно столько, а вы сегодня не пили.
— С удовольствием, - Хорёк поднялся. - Лас, Вессен просила передать, - он протянул карту памяти. - Это видеозапись. Не знаю, зачем нужно передавать, когда она может просто пригласить вас к себе, но – выполняю просьбу.
— Она просила посмотреть немедленно?
— Нет, когда вам захочется. Это личное, я не знаю, что там такое. Да она и не торопила. Это меня и настораживает.
— Слушайте, хватит уже о плохом! - не выдержала Вейс. - Если бы что стряслось, нам бы позвонили. Ведь вы не бросили бы сестру, если с ней было плохо, так?
— Не бросил бы, - согласился Хорёк. - Всё, умолкаю. Давайте пить кофе! Кстати, раз о еде заговорили – с теми финиками всё в порядке. Очень сытные, вот что я скажу. Пока не можем понять причину, нужны длительные исследования. Взрослому человеку достаточно семи-восьми фиников в день, чтобы покрыть все суточные потребности.
Лас и Вейс переглянулись и рассмеялись.
— Наверное, она очень не любила кашу по утрам, - предположила Лас и на этот раз рассмеялись все трое.

Глава 9. Сны разума | Книга Снов (оглавление) | Глава 11. Зазеркалье

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100