Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 13

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 13

Глава 12. Беглецы | Книга Снов (оглавление) | Глава 14. Разбитое зеркало

13. На запах

Тессерон, Вассео 3, 21:20

— Ситуация стабилизировалась, - отметила Вессен. - Четвёртый уровень тревоги, выше пока не поднимаемся. С нашей стороны без потерь.
— Весс, ты устала, - Хорёк-старший похлопал её по плечу. - Отдохни. Они справляются без тебя, ты же сама этого хотела. Да и без нас они бы справились. Пусть не так хорошо. Отдохни.
— Что-нибудь слышно о Лас?
— Пока ничего, - Мира сняла свою гарнитуру. - Осматривают здания, их там много. Я на связи, Весс. Стайен прав, отдохни.
Вессен кивнула, поднялась из-за стола. Сэнье, оставшаяся в столовой, вместе с Вейс, тут же взяла хозяйку за руку, указала куда идти.
— Четвёртый уровень тревоги – это что? - поинтересовалась Вейс, присев на ближайший стул.
— Локальные стихийные бедствия, вооружённые конфликты без использования оружия массового поражения, - пояснила Мира.
— Сколько всего этих уровней?
— Девять. На моей памяти выше шестого не было. Вейс, может, вам тоже отдохнуть?
— Я не засну. Мне страшно, - призналась Вейс.
— Хотите, я снова вызову Тесан?
— Нет, пусть уж отдыхают. Им там тоже досталось.
— Пойду-ка подышу свежим воздухом, - решил Хорёк-старший. Хорёк-младший последовал за ним. Мира оглянулась – Крайен на кухне, что-то делает, громко и мелодично напевая. Вот выдержка! В столовой – никого.
— Посидеть с вами? - вполголоса предложила Мира.
— У вас же дела!
— Будет что-то важное, вызовут. Посидеть?
Вейс долго смотрела ей в глаза.
— Посидеть, - произнесла она одними губами. Мира молча встала и протянула ей руку.

Лас

— Это непереносимо, - Незнакомка поднялась с пола. - Нет, я не читаю мысли. Пока ещё не умею. Но у тебя такое лицо, хоть вешайся!
— Сделай одолжение, - Лас не подняла головы. Незнакомка рассмеялась.
— Вот ещё. Идём, сменим обстановку.
— Никуда я не пойду.
— Лас, не вредничай. Ты хочешь что-то придумать? Я тоже. Но зачем сидеть в этой пещере? Хрустальный дворец подойдёт?
— Лучше Долину роз, - предложила Лас.
— Как скажешь, - Незнакомка подошла к ближайшему зеркалу. - Возьми меня за руку.
— Не прикасайся!
— Я узнаю что-то новое? Ах да, ты же могла что-то придумать... - девушка улыбнулась. - Хорошо, я не притронусь. Видишь, какая я хорошая! Идём?
— Идём, - решила Лас и шагнула в зеркало первой.

Вейс

— Вы так быстро здесь освоились, - заметила Вейс. Мира, старавшаяся весь вечер выглядеть грубой и циничной, оказалась совсем другой – очень тактичной. Помогла Вейс привести себя в порядок, подождала за дверью, пока хозяйка дома переоденется ко сну, только потом вошла и присела – на стул, хотя хотела прямо на пол. Что за привычка садиться на пол!
Мира пожала плечами.
— Для меня вчера ещё была одна война, а сегодня уже другая. Я привыкла, теаренти.
— Вейс!
— Виновата, Вейс. Я с манерами плохо знакома, простите, - Мира зубасто улыбнулась.
Вейс прыснула, не выдержала.
— Знакомы, знакомы, я же вижу. Я видела фото у Вессен на столе – там Хорёк с братом, и вы с ней.
— Это как раз перед тем заданием, - Мира отчего-то помрачнела. - Это не брат, Вейс. Это сам Хорёк в двух экземплярах. Будто мне его одного было мало!
— Вы к нему неравнодушны, - заметила Вейс. Мира чуть не подавилась травинкой, которую держала в зубах.
— Что, заметно? - она посмотрела Вейс в глаза.
— Вы постоянно грозитесь ему оторвать голову, руки и ноги, вышибить дух, называете чем попало, но ни разу даже пальцем не тронули.
Мира вздохнула, отвела взгляд.
— Ну не могу я так, - она посмотрела себе под ноги. Вейс взяла её за руку. - Этот его двойник... у нас у всех были двойники. Они убивали таких, как мы с Весс, а этот оказался просто копией. Я не смогла их отличить! Понимаете? Проклятье, я лучше бы с дюжиной тех двойников воевала!
— Понимаю, - Вейс погладила её по руке. - Теперь понимаю, почему наш Стайен так смотрел на вас. Он вас всё это время не забывал.
— Мне нужно поговорить с ним, - Мира прикрыла глаза.
— Простите, что разбередила всё это!
— Нет, всё хорошо. Вам спасибо, я бы и не решилась, наверное. Нас с ним прихлопнуло в том поезде. Мы пытались вывезти ту проклятую картину в безопасное место.

Мира и Стайен, тридцать три года назад

Мира нервничала. Это было видно – не отходила от чемодана, в котором везли груз. Постоянно проверяла, что оружие на месте, что защитный костюм заряжен.
— Не мельтеши, - посоветовал Стайен, который, наоборот, был совершенно спокоен. Картина, или что это на самом деле, странным образом влияла на вероятность событий. Выражаясь по-простому, мелкие неприятности им не грозили вовсе. А крупные или случатся, или не случатся – в общем, нет смысла нервничать. - Успокойся, Мира. Я уже всё проверил.
— Пошёл ты!
Выдворить всех людей из поезда оказалось простым делом. Мира справилась одна, хотя её это несколько утомляло – морочить голову стольким людям. Но дело своё она знала, Теней не зря обучали на диверсантов. В поезде только машинист и они с Мирой, через час с небольшим они спрыгнут, и дойдут до неприметной базы, которая выдержит осаду чего угодно, если только её не бить со спутника или термической бомбой...
— Мира, я хотел бы повторить... - Хорёк поправил костюм и повторил то, что говорил Мире сутки раньше.
У Миры едва не выпала челюсть.
— Ты другого времени не нашёл?
— Другого может не быть, Мира.
— Стайен, ты псих! Нашёл когда предлагать руку и сердце!
— Мы все здесь психи, Мира. Но ты ведь сама об этом думала.
— С чего ты взял?
— С того, что назвала меня по имени. Если бы не принимала всерьёз, дала бы в челюсть, как раньше.
Мира вскочила (ударившись головой о верхнюю полку – но даже не поморщилась). Долго смотрела в глаза напарнику.
— Я же никто, Стайен. Меня хорошие люди взяли с помойки. Ни прошлого, ни будущего.
— Меня тоже, - пожал тот плечами. - Я остался без семьи и меня тоже взяли хорошие люди.
— Меня обучали убивать, ты же знаешь. Я ни на что больше не пригодна!
— Я так не думаю. Я думаю совсем иначе!
— Ты же от меня слова доброго не слышал!
— Мне достаточно твоего взгляда, Мира. Я люблю тебя.
Он сказал это просто – без улыбки, серьёзно, глядя ей в глаза. Мира почувствовала, что её не держат ноги. Она уселась рядом с Хорьком и положила голову ему на плечо.
— Если выберемся из этого живыми, - она прикрыла глаза, - спроси ещё раз. И я тогда отвечу.
— Спрошу, - Хорёк взял её за руку. - Не сомневайся.
И пронзительно взвыла сирена, все сигнальные датчики замигали красным. Мира преобразилась во мгновение ока.
— Всё, работаем, - она уселась, надела гарнитуру. - Куница на связи, приём.
Хорёк достал свою указку-индикатор, изменился в лице. Хотел что-то сказать, Мира жестом указала – потом.
Слабый голос Вессен.
— Куница, Хорёк, покинуть поезд! Воздушная тревога! У вас три минуты!
— Меньше, - указал Хорёк. Мира уже рассовала всё по карманам, указала Хорьку взглядом на чемодан и выглянула в коридор. Чисто.
Падать с поезда, даже и в защитном костюме, даже и после многих тренировок, неприятно. Правда, Хорёк спрыгнул хорошо, даром, что у него-то почти не было тренировок.
— Туда! - указал он в сторону леса. - Там поймаем машину.
На траву под ногами, на землю упал красноватый отблеск. Мира глянула в небо и чуть не споткнулась. Небо светилось красным – в зените – и оттуда что-то двигалось. Падало, неслось. Ракету запустили, сволочи, подумала она. Плевать им на людей.
— Куница, Хорёк, вход в километре и двухстах метрах.
Пусто. Одинокие здания рядом с железной дорогой – как вымершие. Ни людей, ни животных или птиц – темнота, звёздное небо и красный огонь над головой.
— Мира, включай костюм, - выдохнул Хорёк. - Не уйдём. Включай быстро!
Мира послушно нажала, где требовалось. По обшлагам и воротнику пробежал малиновый огонёк, и... ничего больше. У Хорька, похоже, та же беда.
— Всё, приехали, - Мира остановилась. - Опять немножко не работает, да? - Хорёк ожидал, что она выругается, но Мира даже не скривилась.
— Всё работает, - возразил Хорёк. - Индикация в порядке! Это что-то...
— Куница! - и рация умолкла. Мигала огоньком – идёт сигнал – но молчала.
Указка Хорька потухла, выключилось всё остальное оборудование.
— Это она, - Мира со злостью пнула чемодан. Он тоже перестал мигать огоньками, хотя многослойную капсулу и без фантомной защиты трудно взломать. - Будь ты проклята!
Сияние в небе становилось непереносимым. Мира схватила Хорька за руку.
— Стайен, мне жаль, что так получилось. Мне правда жаль.
Он кивнул, улыбнулся и взял Миру за другую руку.
Я не испугаюсь, подумала Мира. Вот он же не пугается, а я считала его слабаком.
Очень хотелось закрыть глаза. Но она не закрыла.

Вейс

— А потом я увидела, что стою у дома Весс, - Мира посмотрела на Вейс. - С ним вместе, только без чемодана. Как будто никуда и не уезжали. Потом меня снова ударило, как тогда у поезда – я ещё успела подумать, что уже умерла, и так это всё выглядит. И тут снова дом, всё рушится, и вы слетаете с небес в роскошной тачке...
Вейс крепче сжала её руку.
— Досталось вам. Сначала вам, теперь Лас. Скажите, картину правда можно уничтожить?
Мира покачала головой.
— Весс говорила что-то, что картина – это вроде как машина, у неё есть программа. Пока программа не выполнена, машина будет работать. А всё, что она творит, это побочные эффекты. Вейс, я видела, что творилось рядом с картиной. Это в голове не укладывается. Но пока Лас не сказала два слова, картина вроде как ей не опасна.
— «Я хочу»?
— Да. Так говорили все, кому картина попадалась в руки. Она... только не смейтесь... исполняет желания. Ну, простенькие, много ли человеку нужно! И чего-то ждёт в ответ, я так поняла. Если в ответ ничего не делаешь, картина со временем находит нового хозяина и отменяет всё, что сделала для старого.
Вейс содрогнулась.
— А если выполнить программу?
Мира пожала плечами.
— Картина станет просто картиной. Или исчезнет, не знаю. Никто не смог понять, что ей нужно. Простите! Я не хотела вас пугать! Вам нужно отдохнуть, Вейс.
— Нет, всё в порядке, - Вейс прикрыла глаза. - У меня появились идеи. Нужно подумать. Хорошенько подумать...
И уснула. Мира даже не поверила своим глазам. Не сразу отпустила её руку. Смотрела на улыбающуюся Вейс и улыбалась сама. Сто лет, это же надо! А как выглядит!
Уже машинально – привычка – Мира оставила на столе у кровати «камушек», датчик движения, и на цыпочках подошла к двери. Хороший пол, не скрипит.

Мира и Стайен, Тессерон, Вассео 4, 0:20

— Где он? - поинтересовалась Мира. Хорёк-старший обходил периметр – проверял своей указкой оборудование.
Хорёк понял, о ком речь.
— Он там, - махнул рукой в сторону прохода. - В Тегар-Тан, там много дел. Не спится?
— Не спится. Скажи, так кто из вас настоящий?
Стайен выпрямился. Поправил шляпу, улыбнулся. Ну и одет! Одно слово - пижон!
— Оба, Мира. Мы с какого-то момента перестали различать. Сами не могли, хоть бирочку наклеивай.
— Ну так и наклеивали бы!
— Однажды по пьяни потеряли, - вздохнул Стайен. - Ну, не сердись!
— Ты помнишь? - Мира взяла его за руку. - Что я сказала там, в поезде?
— Конечно.
— Даже то, что я согласна?
— Ты не сказала, что согласна, - возразил Хорёк. - Ты хорошо держалась там, в поле.
— Ты тоже. Скажи, что мне делать? Ты тридцать с чем-то лет тут, а для меня всё было несколько часов назад. И для него тоже. Ты меня правда помнил всё это время?
— Каждый день, Мира, - Стайен взял её за руку, указал рукой – идём. И они пошли – к фонтану, в центре сада.
— У тебя был кто-нибудь потом?
Хорёк покачал головой, улыбнулся. Мира схватила его за обе руки, всмотрелась в глаза.
— Не врёшь, - поразилась она. - А ведь клеился ко всем подряд, паразит! - обняла его, уткнулась лицом в грудь. - Скажи, почему так, а? Я вот больше всего хотела выжить. Вот выжила, и что мне теперь делать?
— Скажи ему, - предложил Хорёк. - Просто скажи, что хотела. И всё.
— А ты?
— А я буду приезжать к вам в гости. Надеюсь, ты найдёшь для старичка пару часов, изредка, ну хотя бы раз в месяц?
— Убью! - оскалилась Мира. Тут же расплакалась и обхватила Стайена. - Я люблю тебя! Всё не могла сказать, чтоб тебе провалиться! - Хорёк прижимал её к себе и был счастлив. Впервые за много лет был по-настоящему счастлив. Беспричинно и беспредельно.

* * *

— Побудь со мной, - попросила Мира. - Только не смейся! Мне страшно засыпать. Мне все последние дни было страшно засыпать. Такое в голову лезло, никакой дури не нужно!
— У тебя всё ещё осталось?
— Осталось, - Мира вынула из карманов бумажный пакетик, разорвала, втоптала едко пахнущий порошок в землю. - Всё, больше не осталось. Завязала, с этого дня.
— Справишься?
— А ты будешь рядом?
Хорёк снова обнял её. Куда делась Мира-гроза Вселенной?
— Буду. Если только не отправят на задание.
— От меня не скроешься! Слушай, так правда, что ты и он – один и тот же человек?
— Правда, - улыбнулся Хорёк, приглаживая усы.
— Пижон! Вот ты кто, понял? И что, он помнит всё то же, что и ты?
Снова кивок в ответ.
— В голове не укладывается! - призналась Мира. - Неужели я когда-нибудь в это поверю?
— Идём, Мира, - Хорёк поправил шляпу. - У тебя был длинный день.
— Уж длиннее не представить, - проворчала Мира. - Слушай, а что-нибудь со спиртом тут водится? Выпить хочу, сил нет.
— Вот как ты «завязываешь»?
— Не нуди! Тени не пьянеют! Ну, то есть пьянеют, но ненадолго! Найдёшь?
— Найду, - Хорёк подвёл её к дому. - Если сейчас же поднимешься к себе в комнату и ляжешь в постель.
Мира хихикнула, ткнула его в бок.
— Ой, как прямолинейно! Ладно, не смущайся, я не настолько доступная. Всё, жду!
И умчалась – вверх по лестнице.
Тихо. Все спят. Великое Море, ну и денёк! Хорёк вздохнул и снял шляпу. Может, Вейс права и лысина вовсе не портит впечатления? Не носить же парик, в самом деле!

Лас, Долина роз

— Красиво, - Незнакомка смотрела с восхищением на долину. Красота какая... а запахи! И вечное лето... пусть даже только здесь, в самой долине. - Мы с тобой неплохо поработали, да?
Лас молча кивнула. Книга Снов и здесь была на столе.
— Хочешь вернуться? - Незнакомка проследила за её взглядом. - Попробуй. Интересно, что получится.
— Ты можешь оставить меня одну?
— Не могу, - Незнакомка покачала головой. - Прости. Не хочу, чтобы ты убежала. Кто знает, вдруг ты сможешь.
— Если я пообещаю, что скажу тебе, если соберусь уйти?
Картина в её руках засветилась ярче.
— Как интересно, - проговорила Незнакомка. - Хорошо, Лас. Обещай.
— Обещаю и клянусь, - Лас взяла картину обеими руками, - что никогда не уйду в другое место, не предупредив тебя об этом. - Картина на пару секунд засияла, на неё больно стало смотреть.
— Хорошо, - Незнакомка кивнула. - Пока ты выполняешь свои обещания, я выполняю свои. Обещаю и клянусь, что, когда получу свободу, раз и навсегда оставлю тебя и всех, кто тебе дорог, и не появлюсь ни в ваших мирах, ни в ваших сновидениях.
Картина вновь засветилась ярче – и приугасла.
— Пообещай, что не будешь никому мстить! - потребовала Лас.
Незнакомка отрицательно покачала головой.
— Буду. Должна. Давай, я покажу тебе кое-что! Возьми меня за руку. Боишься прикасаться? Тогда просто обними! Да положи ты картину, никуда она не денется!
Лас не сразу решилась выпустить картину. Не делась. Лежала себе на столе и лежала.
Обнять Незнакомку оказалось не меньшим испытанием.
— Я – это ты, - услышала Лас шёпот. - Закрой глаза и не бойся.

Мианнесит, восемьдесят девять лет назад

Она сломала руку. И даже не поняла этого – привыкла жить в состоянии, когда ничего не чувствуешь. То есть совсем – кожа не ощущала прикосновений, только холод и тепло ощущались. Это всё от мази, но уже не было сил сопротивляться. Хозяин чётко сказал – перестанешь петь, скормлю свиньям. И скормит, не врёт.
Приходилось намазываться, раз в сутки. И петь для его и его гостей. Миан возненавидела эти песни, но нельзя было показывать виду. Только у себя в комнате она могла вспоминать настоящее имя. Не прозвище («Мианнесит» означало «Серебряный голос»), а имя. Я Вереан, повторяла она. Я не забуду, что я Вереан эс Немертон эс Фаэр. Я ничего не забуду.
Но вот упала с лестницы. Она поняла, что что-то не то, только когда попыталась взяться за дверную ручку. Тут же сбежалась прислуга, все были в ужасе. Даже хозяин выразил что-то, похожее на сострадание – Миан всё ждала, когда он прикажет скормить её, как обещал, но взамен её повезли в больницу.
...Её оставили одну в комнатке. Ничего там не было – только зеркало, всё остальное заперто в шкафах. После лекарств, которые ей дали, в голове кружилось, и хотелось спать. Но Миан сумела подняться и, на непослушных ногах, добрести до зеркала. У себя в комнатке зеркало было её единственным собеседником. Ни игрушек, ничего – только зеркало.
Миан показалось, что она слышит голоса. Лекарство, подумала она, от него всё это мерещится. Посмотрела себе в глаза. Да, красивая. Всё равно красивая.
Миан подняла здоровую руку и, не вполне понимая, зачем это делает, с силой провела ногтями по щеке. Появились красные полоски, кровь начала стекать по щеке.
Накатила злость. Потом – ярость. Миан ощущала запах своей крови, он опьянял. Зеркало сдвинулось, поплыло перед глазами, и пришлось схватиться за него, чтобы не упасть.
...Её швырнуло во тьму. А из глубины приблизился светлый прямоугольник – и в нём были видны и врач, и хозяин. Миан сделала шаг, под ногами оказалась опора. Прямоугольник приблизился. По ту ео сторону, в другом кабинете, стояли её хозяин и врач.
— ...Вам следовало быть осторожнее с мазью, - врач закрыл папку. - Ещё несколько месяцев – и её здоровью будет нанесён непоправимый урон. Уже сейчас ей потребуется несколько месяцев, чтобы восстановить чувствительность кожи.
— Она – рабыня, теариан-то, - услышала Миан голос хозяина. - Военный трофей, если вам режет слух это слово. Я буду делать с ней, что захочу, имею полное право. Сейчас мне нужно, чтобы она снова смогла петь. Остальное не ваша забота.
...Миан пришла в себя. Стояла возле зеркала, щёку немилосердно саднило. Она провела по ней ладонью – нет царапин! Гладкая, чистая кожа! Кровь – всё, что напоминало о царапинах.
Не может быть, подумала Миан ошеломлённо. Этого не может быть!
Открылась дверь и вошли врач и хозяин.
— Что это с тобой? - хозяин заглянул ей в лицо. - Поцарапалась? - на его лице явно читалось – потеряешь товарный вид -- в тот же день станешь кормом для скота.
— Это из носа, - предположил врач и избавил Миан от необходимости выдумывать. - Вот лекарства, - он протянул хозяину рецепт. - Выздоравливайте! - врач посмотрел в глаза Миан и та увидела в глазах сочувствие.

Лас, Долина роз

Лас отпустила Незнакомку. Да, она читала и про это. Ведьма частично или полностью утратила чувствительность кожи. Наверное, могла бы это вылечить, но неизвестно, сумела ли. Может, поэтому она стояла у зеркала и наносила самой себе раны, и смотрела, как они затягиваются? Хотела почувствовать хотя бы боль?
— Теперь ты знаешь, - Незнакомка поправила и без того безукоризненное платье. - Теперь понимаешь.
— Нет, не понимаю. Они умерли сто лет назад! Ты... она их и убила! Что ещё ты хочешь?
— Осталось немного. Не все из его рода умерли в тот день.
— Ты сошла с ума? Они здесь при чём?! - Лас заметила, что кричит, осеклась.
— У меня... у неё не осталось детей, извели весь дом, до последнего человека. То же самое будет и с ними, с каждым. А потом я уйду.
Незнакомка обратила внимание, что Лас смотрит куда-то в пространство.
— Что-то вспомнила, Лас?
Вспомнила. Интересно, знает ли об этом Незнакомка? В сказке Майри-Та было сказано: у Ведьмы не осталось детей – то было наказание за всё то, что она сделала. И плата за могущество.
— Ах, да, наш великий сказочник, - Незнакомка рассмеялась. - Жаль, очень жаль, что до него уже не добраться. Ты думаешь, что в самом деле всё стало, как в той сказке?
Лас помотала головой, уселась прямо на землю. Голова шла кругом. Что-то, какая-то мысль, просилась наружу.
— Я пойду, - Незнакомка поднялась на ноги. - Два слова, Лас. Не упусти шанс! Я не хочу делать тебе больно. Веришь ты или нет, это правда.
Она вновь поправила безукоризненно сидевшее платье и пошла – вниз, в долину.

Вейс, Тессерон, Вассео 4, 3:45

Она проснулась так же неожиданно, как и заснула. Наверное, это от стресса – ощущала, что выспалась. Уселась на кровати. Лас нет, подумала она. Они говорят, что она жива. Мне тоже кажется, что она жива, но где она сейчас?
Вейс уткнулась лицом в колени и заплакала. Беззвучно, так, как научилась плакать там, во владениях Вантар. Когда её запирали в карцер за непослушание. Когда Лас, что бывало очень редко, выходила из себя и отсылала вон из своих комнат – и средняя сестра всегда находила служанке-дикарке занятие. Когда, уже в Стране Цветов, Лас проходила мимо, погружённая в себя, и на лице её читалось – никого не вижу и не хочу видеть.
Они и с Тесан поссорились тогда именно из-за этого.

* * *

— Няня! - Тесан редко выходила из себя, но в тот раз взорвалась. Ну да, всего шестнадцать лет, да ещё с таким характером. - Няня, что вы делаете?
— Что я делаю? - поинтересовалась Лас, аккуратно подстригавшая кустик чайных роз. - Что случилось, Тесан?
— Случилось! Бабушка плачет по вечерам, и не только! Разве так можно?!
Вейс, в тот момент тоже плакавшая, на кухне – выскочила в столовую. Лас, миниатюрная, угольно-чёрная – только глаза сверкают – и Тесан, почти на две головы выше няни - бронзовокожая, в пяти шагах - волосы растрёпаны, воплощение гнева! Делай как я говорю, говорила ей Лас, не то встану на табурет и надеру тебе уши!
— Тесан! - голос не слушался Вейс. Внучка просто отмахнулась. Жест, за который ей досталось бы на орехи в другое время. - Прекрати, Тесан!
— Не прекращу! - Тесан подошла к Лас вплотную. Та смотрела на неё бесстрастно.
— При чём тут я? - холодно осведомилась Лас.
— При том! Это из-за вас! Она живёт здесь ради вас! - на глазах Тесан проступили слёзы. - Она любит вас, беспокоится за вас, всё для вас делает! А вы её даже не замечаете!
— Тесан, ты уверена, что это тебя касается?
— Уверена! Так нельзя! За что вы так с ней?! Только потому, что она была вашей служанкой, да?
Лицо Лас окаменело. Вейс хотела прикрикнуть, но силы оставили её. Только и хватило сил, чтобы упасть на соседний стул, не на пол. Эверан возник на пороге – он тоже не видел свою сестру столь взбешённой.
— Я не разговариваю с вами, - Тесан коротко поклонилась. - Вы для меня были самый родной человек, после мамы и бабушки, но я больше с вами не разговариваю. Бабушка, это не моё дело, но ты живёшь ради человека, который тебя в упор не видит! Только розы! Только её проклятые розы!
Тесан разрыдалась сама и выбежала вон, хлопнув дверью. Эверан переводил взгляд между Вейс и Лас и не сразу принял решение. В итоге поклонился – так почтительно, как мог, и тоже вышел из дома.
Ещё через пять минут автомобиль Тесан прошёл по проходу и вернулся в Шамтеран. Чтобы не возвращаться в Страну Цветов ещё два года. Эверан продолжал приезжать, уже один – кто-то должен был привозить продукты,
...Лас оставила ножницы на столе и поднялась к себе. Она не спустилась на ужин в тот день, не спустилась на завтрак на следующий. Только, когда уже встревоженная Вейс начала готовить обед – и подумывала вызвать Аспиранта – Лас спустилась. Не в своём выходном наряде, а в домашнем, который надевала только у себя в комнате.
— Вейс, - Лас с трудом давалось смотреть бывшей служанке в глаза. - Прости, пожалуйста. Тесан права, я веду себя недостойно.
Вейс обняла её. Сердце заколотилось... Лас редко разрешала обнимать себя, только по праздникам – таким, как дни рождения. Лас плакала, теперь Вейс это знала. Плакала всё это время, хотя следов почти не осталось. Вейс отпустила Лас, та отошла на шаг.
— Всё в порядке, госпожа, - Вейс склонила голову. - Я не в обиде. Простите мою внучку. Молодая, горячая. Она многого не понимает ещё.
Лас кивнула и Вейс только сейчас ощутила, что Лас постарела. На несколько коротких минут Лас выглядела на свой полный возраст, на сто неполных лет. Вейс снова обняла её (раньше бы Лас вежливо отстранилась) и расплакалась сама, снова, уже не в силах сдерживаться. Лас погладила её по голове (и тоже чувствовалось, что и хочет, и что-то мешает ей, очень мешает) и молча прижимала к себе.
— Вейс, можно, я помогу тебе здесь?
Неделей раньше такое предложение повергло бы Вейс в изумление. А Тесан сказала бы, что Лас просто подлизывается. Но сейчас...
— Да, госпожа, если хотите.
— По имени, Вейс,. - попросила Лас. - Здесь ты госпожа, не я.
Вейс рассмеялась, подбоченилась – по привычке, хотя Лас не любила этот жест.
— Тогда выполняй распоряжения, Лас. Надевай фартук и выполняй.
...С этого дня Лас как подменили. Она стала не только замечать Вейс, но и говорить – в основном на кухне. Сначала – о всякой чепухе. Уже через три месяца они говорили об очень личном, для обеих, и Вейс поражалась – Лас вроде бы не интересовалась их с внуками жизнью, но знала очень многое.
...Тесан приехала на девяностодевятилетний юбилей бабушки. Держалась подчёркнуто вежливо, но с няней говорила только в присутствии многих других гостей.
— Тесан, - Лас «поймала» её, когда уже праздник оканчивался. - Можно на два слова?
Лас ожидала, что Тесан молча уйдёт, но та последовала за ней в сад. Лас долго шла, пока не остановилась на открытом месте, где сходилось множество тропинок. Тесан молча смотрела ей в глаза.
— Я была неправа, - Лас вернула взгляд. - Вейс очень многое делает для меня. Пожалуйста, прости меня.
Тесан покраснела – от неожиданности, наверное. Няня редко в чём-либо извинялась. И вела себя по-свински с бабушкой, что уж тут говорить! Ну да, последнее время она стала другой, но всё равно ещё ведёт себя немного по-свински!
— Няня, простите... - Тесан опустилась на колено. - Мне нельзя было так говорить с вами. Я тогда совсем вышла из себя. Простите!
Лас обняла её, прижала голову воспитанницы к своей груди.
— Всё будет по-другому, - прошептала она. - Теперь всё будет по-другому. Я сама была неправа.
— Мир? - прошептала Тесан.
— Мир, - улыбнулась Лас.
— Тесан, где... - Вейс вышла из-за поворота тропинки, увидела Лас и внучку, замерла. Она скользнула бы назад, но её уже заметили.
— Бабушка! - Тесан поднялась. - Иди сюда!
Вейс приблизилась, видно было, как ей неловко.
— Мы помирились, - сообщила Тесан. - Няня! Бабушка! Скажите же, что вы тоже помирились! Если нет, я всё пойму!
— Помирились, - Лас взяла Вейс за руку. Та сжала её руку.
— Помирились, - подтвердила Вейс.
— Не плачь, бабушка! - Тесан обняла их обеих. - Всё хорошо! Теперь всё хорошо!
...Но Тесан теперь обращалась к няне только на «вы». Хотя во всём остальном – всё стало, как прежде, в добрые старые времена, когда Вейс впервые привезла правнуков в Страну Цветов. И оба озорника так полюбили Лас, что та сама перестала быть сухой и чопорной, и играла с ними, и учила, и не отходила...

* * *

— Лас.... - прошептала Вейс, подошла к зеркалу. Лас затащили в зеркало, это выглядело ужасно... и где же она теперь.
— В безопасном месте, - услышала Вейс голос из-за спины. Резко обернулась.
Она. Та, в белом. Вейс попятилась, стукнулась затылком о зеркало.
Va...
— Это не сон, - Незнакомка присела на соседний стул. - Ты не спишь, Вейс. И я не совсем уже призрак..
— Что вы с ней сделали? - спокойно поинтересовалась Вейс, стараясь дышать ровно. Не испугаюсь. Я не испугаюсь тебя.
— Спрятала в безопасном месте. Я могу показать её тебе, если хочешь.

* * *

Мира только что не мурлыкала. Стайен вовсе не казался стариком – пусть даже поседел и стал стесняться лысины. Его ладонь... прикосновение к её затылку... Мире хотелось растечься. Она прижималась к его груди и ей было хорошо. Так хорошо, как никогда прежде.
— Это на самом деле? - она подняла голову. Сидела в постели в чём мать родила, и чихать ей было на приличия. Знала, что Стайену нравится то, что он видит, а остальное может провалиться хоть в царство Тени!
— На самом деле, - подтвердил он. - Хотя я не очень верю.
Ярко мигнуло что-то на столе. Резкий, неприятный звук.
Mestan va faer, - прошептала Мира. - Ну почему всегда в такой момент?!
— Что случилось?
— Движение! Кто-то появился в комнате Вейс!
Мира спрыгнула с постели, в десять секунд облачилась в свой «леопард», защитный костюм, надела штаны. Ещё пять секунд – пристегнула пояс с вооружением. Хорёк уже держал наготове «Мурену». Боец из него, как из собаки слесарь, но в этом его костюмчике Хорьку даже термическая бомба нипочём.
— Быстро! - скомандовала она. - Всё потом. Я тебя так просто не отпущу! Быстро, поднимай тревогу!

* * *

— Показать? - поинтересовалась Незнакомка. Вейс отрицательно покачала головой.
— Я не боюсь вас, - она только сейчас заметила, что не одета. Вспомнив Лас, молча подняла со стула полотенце, завернулась в него – как Лас заворачивалась в нижнюю часть тефана.
— Я знаю, - Незнакомка кивнула. Никаких эмоций подумала Вейс. Мне жаль её. С ней когда-то плохо обошлись, очень плохо! - Я могу испугать тебя, Вейс, но не хочу этого делать. Хорошо, что ты не боишься.
— Отпустите Лас, - Вейс посмотрела ей в глаза. В полотенце она уже не ощущала себя раздетой. - Зачем вы её держите?
— Лас может дать мне свободу, - Незнакомка разглядывала Вейс, откровенно разглядывала, но Вейс удавалось сохранять самообладание. - Но упрямится. У тебя красивое тело, Вейс, ты знаешь?
— Знаю. Отпустите её! Всегда можно договориться!
Незнакомка рассмеялась и тут... дверь распахнулась, на пороге возникла Мира, полураздетая, но с пистолетами в руках, и – за её спиной – Стайен.
— Не двигаться, - посоветовала Мира. - Руки так, чтобы я их видела! Вейс, назад!
— Мира, нет! Не смотри ей в глаза! - Вейс перевела взгляд с Миры на Незнакомку и поняла, что опоздала с предупреждением.
— Мира, - Незнакомка снова рассмеялась. - Красивое имя. Мы ещё встретимся, Мира. Спасибо, Вейс.
— Нет! - Вейс побелела. - Нет!! Мира! Прости, пожалуйста!
— Всё в порядке, - Мира медленно приближалась. - Руки за голову! Последнее предупреждение!
— Стреляй, - пожала плечами Незнакомка. - Лас и я теперь – одно и то же. Стреляй. Я хочу почувствовать боль. Я не чувствовала ничего почти сто лет.
— Ста... - Вейс схватила Миру за руку, та резко освободилась, не отводя взгляда. - Вейс! Назад! Ста...
— Нет! Не по имени! Не называйте его по имени! - крикнула Вейс. - Пожалуйста! При ней – никого по имени!
Незнакомка запрокинула голову и рассмеялась. Чудесный, чарующий смех.
— На меня это не действует, - Мира приблизилась ещё на шаг. - Руки за голову или я стреляю!
— Стреляй, - Незнакомка встала. Два хлопка – два выстрела. Пули прошли через ноги Незнакомки. Та опустила взгляд. Все посмотрели на её ноги.
Раны исчезли секунд за пять.
Vasset ma faer, - прошипела Мира, подняв линию огня. - А в котелок?
— У Лас сейчас очень сильно заболели ноги, - Незнакомка посмотрела в глаза Миры. - Я пришла поговорить. У меня мало времени, я ещё не совсем настоящая.
— Говори, - распорядилась Мира. - Без резких движений!
— Лас сама не хочет возвращаться, - Незнакомка обвела взглядом всех троих. - Из-за картины. И не хочет сама использовать картину. Мне нужно, чтобы кто-нибудь из вас назвал мне моё настоящее имя. Тогда я стану настоящей, и смогу оставить Лас в покое. И всех вас в покое.
— Размечталась, - Мира сплюнула в сторону. - Что-нибудь ещё?
— Я могу убить вас всех, - Незнакомка смотрела на Миру без каких-либо эмоций на лице. - Медленно или быстро, как захочу. Но я не хочу вам зла. Я хочу стать настоящей и жить своей жизнью. Вы мне неинтересны.
Мира оскалилась.
— Всё? Тогда на колени, лицом в пол, руки за спину.
— Вейс, - Незнакомка посмотрела в глаза Вейс. - Я ухожу. Не заставляйте меня делать вам больно, подумайте. Прикройте голову!
И исчезла. Была – и не стало.
— Что за... - Мира от неожиданности чуть не выстрелила в пустоту и тут взорвалось зеркало.
Вейс успела прикрыть голову. Взорвалось – слишком сильно сказано. Скорее лопнуло, Вейс всего лишь присыпало голову стеклянной крошкой, осколки с весёлым звоном разлетелись по всему полу.
— Никого нет, - заметил Хорёк. - Исчезла.
— Что тут творится? - за его спиной появилась Вессен – тоже с оружием в руках. - Что это было?
— Визит прекрасной дамы, - сквозь зубы произнесла Мира. - Что она такое, чтоб мне лопнуть? Стайен, у тебя что на записи?
— Что и у тебя. Исчезла, и всё.
— Вейс, - Мира повернулась – Вейс почти неодетая, босиком и вся в стеклянной крошке. - Здесь кругом битое стекло. Вам помочь?
Вейс кивнула. Мира шагнула к ней, наклонилась, осторожно подняла её на руках. Какая лёгкая! Как пёрышко! Вейс обхватила её шею руками, сжалась в комочек.
Мира дотянулась до одежды Вейс, схватила охапкой.
— Мы ко мне, - она посмотрела на Хорька и Вессен. - Стайен, займёшься? Мы приберёмся, - сообщила она Вейс. - Сейчас, сейчас всё будет хорошо.

* * *

— Беспорядок тут у меня, - Мира немного прибралась, пока Вейс была в душе. - Прилягте!
Вейс отрицательно покачала головой.
— Со мной всё хорошо. Я её правда больше не боюсь. Простите, что назвала вас по имени! Она теперь сможет приходить к вам во сне, Мира! Я скажу вам, как её прогнать!
— Выпейте, - Мира протянула ей фляжку. - Может, не самое вкусное, но помогает. Один глоточек.
Вейс глотнула и закашлялась. Протянула фляжку Мире. Огляделась... приоткрыла рот, улыбнулась.
— Вы сказали ему? Сказали?
Мира улыбнулась в ответ, поправила волосы.
— Сказала. Спасибо вам ещё раз. Ничего, будут и другие ночи.
Щёки Вейс тронул румянец. Мира рассмеялась, уселась с ней рядом.
— Простите, не хотела вас смущать. Вейс, кто она такая? Вы можете рассказать?
— Вам всем, ладно? Мира, она очень опасна! Она правда может убить нас всех!
— Посмотрим, - Мира обняла её за плечо, тут же отпустила. - Простите, привычка! Я сейчас уйду, отдыхайте.
— Ничего, - Вейс положила голову ей на плечо. - Не уходите! Хотя бы минутку!
— Не уйду, - Мира прижала её к себе, прикрыла глаза. Вейс вот-вот свалится. Она боялась, очень боялась этой таинственной девушки в белом, и держалась из последних сил. Через минуту Вейс уснула.
Мира осторожно уложила её, прикрыла одеялом. Тихо, стараясь не шуметь, взяла со стола рацию.
— Она спит, - сообщила, понизив голос. - Я останусь с ней. И... - мысль пришла в голову неожиданно. - Весс, найдите в доме все стеклянные зеркала и спрячьте. В каком-нибудь чулане, стопкой.
Подняла голову, посмотрела на зеркало в собственной комнате.
— Непорядок, - подошла, осторожно сняла его, положила на пол и засунула под стол.
— Вот теперь порядок, - уселась на пол у кровати, посмотрела на спящую Вейс. Улыбнулась. Положила оба пистолета на пол рядом с собой, откинулась. Вейс «под луной», наверное, поэтому к ней так тянет. Да ещё такая красивая!
— Дисциплина, Мира, - Мира с трудом отвернулась. Достала из кармана таблетку, проглотила. - Дисциплина, майор.
— Куница, - донеслось из рации. - Мы обнаружили тот дом, ждём ваших указаний.
Мира сжала зубы, наклонилась, несколько раз ударила лбом о пол.
— Через три минуты выйду на связь, - ответила она. Посмотрела на Вейс, вздохнула. Война, чтоб ей провалиться. Рядом с Вейс было так... мирно и спокойно. Я чувствую себя её внучкой, подумала Мира. И, чтоб мне лопнуть, это классно!

Мира, Тессерон, Вассео 4, 4:20

— Куница, тут сильное эхо, - сообщил оператор. - Мы вычистили пять домов, это шестой. Восемнадцать единиц выдохшейся некробиотики.
— Пришлите записи, - Мира смотрела и ей становилось не по себе - дома баррикадировали снаружи – старались, чтобы что-то не вышло изнутри. Но почему не призвали на помощь власти? Почему об этом городе нет записей за последние несколько десятков лет? Городок небольшой, но ведь просто исчез – и никто не заметил.
— Пересылаю. Надеюсь, вы не успели позавтракать.
Разговорчики, подумала Мира. Её всё ещё преследовало ощущение нереальности. Совсем недавно они стояли, держась за руки, и ждали сошествия небесного огня. И он сошёл, и всё кончилось. И... ничего не кончилось, просто куда-то делись тридцать три года.
Пришёл первый ролик. Мира смотрела и ощущала, как комок подступает к горлу. Да, оператор не зря предупредил.
— Они такие свежие? - поинтересовалась она.
— По нашим данным, события произошли восемьдесят четыре года назад. В домах остались выпуски газет, календари. Мы знаем дату катаклизма с точностью до недели.
— Они активны?
— Да, Куница. Мы взяли два экземпляра для изучения, остальные обезвреживаем.
У Миры мурашки побежали по коже.
— Где вы собираетесь их изучать?
— На основной базе района.
— Скажите, рядом с «объектами» были зеркала? Из стекла?
— Так точно.
— Наши потери?
— Потерь нет, Куница. В здание проникли «пчёлы», есть картинка. Переключитесь на третий канал.
Мира переключилась. И снова порадовалась, что ничего не ела. «Пчёл». Автономных роботов-наблюдателей, было три, они осмотрели весь дом – куда смогли пролететь. Неизученным оставался только подвал, сейчас группа готовится к штурму. Хорошо работают! Где они такому могли научиться? Судя по записям – всё грамотно. Мира вспомнила, как выглядел бункер после визита Фаланги и поёжилась. Гостиная в доме выглядела примерно так же. Месиво – чистильщицам не позавидуешь. Хорошо, что не передаются запахи.
— Я могу управлять «пчёлами»?
— Мы запустим ещё одну. Следите за каналом, там будет сигнал. Готовность двадцать минут, Куница, если необходимо, мы отложим операцию.
— Продолжайте отсчёт. Есть картинка, принимаю управление.
Мира не сразу освоилась. Так, пропускаем гостиную, посмотрим, что рядом. Это кухня, тут не лучше, это, похоже, библиотека, хорошие были книги, что тут сказать, а здесь что? Кабинет? Зеркало! Мира осознала, что других зеркал рядом нет. Всё в пыли, и чётко видны следы. И... мда, тут кого-то тошнило. Вряд ли этих. Мира «полетала» по комнате, «заглянула» в зеркало, естественно, ничего особенного не заметив. А это что? Там, в углу, у забранного ставнями окна?
— Оператор, комната рядом с гостиной, где зеркало.
— Мы видели платок, видели следы визита. Мы собираем все личные предметы для исследования. «Закрытая комната», гости появились в комнате и ушли, но ни окон, ни дверей не открывали.
— Продолжайте отсчёт, - Мира ещё немного «полетала», но, похоже, здесь она только как связной, всё и так схвачено. Ай да Весс, сумела подготовить такую прорву народа!
Вессен появилась, выглядела уже почти совсем хорошо.
— Привет, мамочка, - Мира не забыла вначале снять гарнитуру. - Хорошо выглядишь, старуха.
Вессен испарилась... и возникла за спиной у Миры. Мира не успела даже пошевелиться, как Вессен уже завела ей руку за спину и прижала Миру лицом к столу. Подержала так немного.
— Ну как, я в форме? - поинтересовалась Вессен, медленно отпуская руку. - Мира, никакой больше «старухи». Сразу в лоб!
— Убедила, - Мира осторожно потёрла пострадавшую руку. - Вижу, ты времени не теряла. Весс, мне правда жалко за твой дом. Построим новый, не дрейфь! Теперь у нас два Хорька, построим вдвое быстрее.
— Пошла ты, - Вессен рассмеялась, ткнула Миру кулаком в бок. - Приходи в себя, дочка. Другое время на дворе.
— Время другое, война всё та же. Полковник, можно взять пару дней отпуска?
— С Хорьком? Или с обоими?
— Всё-то ты видишь, - Мира сплюнула в сторону.
— Кончай быть верблюдом. Я же не слепая, Мира. У него в комнате твоих портретов штук двадцать.
— Правда? - Мира понизила голос. Вессен взяла её за руку.
— Правда, правда. Мне тебя тоже очень не хватало! Обоих я тебе не отдам, забирай кого-то одного.
— А в дочери-то возьмёшь? Я ж теперь вообще никто, ни хаты, ни ксивы...
— Мира, говори на нормальном языке.
— Ни дома, ни документов. Осталось съездить на могилу бабушки и повеситься там от горя.
— Бабушка твоя жива и в здравом рассудке. Но если хочешь ко мне в дочери, то поехали. Как дым рассеется, поедем и оформим. Дом Метуар тебя устроит?
— Ещё как, мамочка! - Мира вскочила и обняла её. - Слушай, я до сих пор не могу поверить!
— Если Стайен-старший не против, - Вессен с улыбкой прижимала её к себе, - поезжайте вместе. У младшего дела. Я ему специально побольше заданий дала, чтобы пришёл в себя.
— Весс, - Мира отпустила её, шмыгнула и вытерла слёзы кулаком. - Вейс на пределе. Её нельзя оставлять одну.
— Ты её так нежно несла – успела влюбиться?
— Да, а что? Нельзя? Не возьмёшь в дочери, пойду к ней во внучки! Уболтаю, не сомневайся!
И они обе рассмеялись.
— Весс, кроме шуток, - Мира уселась за стол. - Ей нельзя быть одной. Днём ладно, она без дела не сидит, а ночью...
— Побуду с ней, - кивнула Вессен. - Мне пока нельзя возвращаться.
— Проклятая картина, - произнесла Мира сквозь зубы. - Весс, знаешь, если бы знать, что удастся её уничтожить, я бы второй раз сдохнуть не пожалела!
— Следи за языком, - Вессен перестала улыбаться. - Иначе познакомишься с моей темницей, дочка. Хватит уже умирать, пора жить. Ты не спала толком, давай, вздремни.
— Вейс там одна! И штурм вот-вот начнётся!
— Переключу на меня. Мира, отдыхай, это приказ. Завтра и послезавтра можешь ехать со Стайеном куда хочешь. Если он не против.
— Ты куда? - Мира поняла, что в самом деле хочет спать.
— Посижу с Вейс. Зеркала мы убрали, если что.
Мира дошла до дивана и едва успела подложить под голову подушку. Стайена бы сюда... а всё остальное убрать...
И провалилась в чёрную бездну.

Мира

Мира осознала, что стоит у железнодорожной насыпи. E руин поезда – видно, недавно случилась катастрофа, поезд сошёл с рельсов. Посмотрела на себя – в боевом облачении, «леопард», поверх – пулестойкая куртка и такие же штаны. Как в тот раз.
— Что за... - Мира огляделась. - Где я?
Никто не ответил. Мира присмотрелась – какое-то движение. Поезд выглядел ужасно, всё всмятку, в кашу. Неужели кто-то выжил?
Мира принялась спускаться по насыпи. Точно, человек, пытается подняться, выбраться из-под обломка вагона. Что это? Сон? Но почему всё так по-настоящему?
— Сейчас, - Мира добежала до места. - Минутку, я...
Человек сбросил с себя кусок обшивки и поднялся на ноги. И слова застряли у Миры в горле.
У мужчины недоставало части головы – срезало как бритвой. Но он стоял и смотрел на Миру.
— Проклятие, - пистолеты сами легли в руки. Рефлексы никуда не делись. Мира заметила тень за спиной и отреагировала мгновенно, как на тренажёрах – присесть в развороте, не терять первую цель из виду, приготовиться открыть огонь.
Когтистая лапа рассекла воздух там, где долю секунды назад была голова Миры. Мира выстрелила – и только потом поняла, что именно видит. Но пугаться было некогда – тот, с неполной головой, уже шёл к ней, и его пальцы оканчивались теперь когтями.
Выстрел. Дважды покойник падает. Откуда когти, как он вообще может быть жив с такими повреждениями?
Движение по всему периметру. Мира принялась забираться по насыпи. Сон это или нет? Что тут происходит? Привычным жестом провела по воротнику, но рация молчит. Эфир пуст. Выскочила на гребень, перевела дух. Пока чисто, нужно делать ноги.
— Отлично, - послышалось из-за спины. Мира тут же повернулась, поймав обоими прицелами новую цель. Та, в белом. Которая не так давно сидела в комнате Вейс.
— Где я? - поинтересовалась Мира. - Что тут творится? Это сон?
— Это сон, - согласилась девушка. - Но для тебя это – реальность.
— Что?! - Мира оглянулась. Другие покойники, не менее резвые, уже карабкались следом. Мира трижды выстрелила, тремя преследователями стало меньше. - Кто ты? Что тебе нужно?
— Я уже сказала, что мне нужно. Мира, даю тебе два дня, чтобы принять решение. Потом посмотрим, сколько ты сможешь обойтись без сна.
— Это видела? - Мира изобразила парный непристойный жест обеими руками. - Не надо меня пугать, девочка.
— Хорошо, - у незнакомки в руке появился пистолет. Из ниоткуда. Мира выстрелила первой... хотела выстрелить, но оба пистолета обратились в пыль, высыпались из рук. - Придётся поучить тебя манерам.
Выстрел. Мира ощутила удар, посмотрела – на груди её куртки красовалось отверстие.
— В следующий раз выстрелю в голову, - девушка в белом говорила ровно, без эмоций. - Вон отсюда!
Наплыв.

* * *

Мира вскочила с дивана. Жарко, голова кружится. Посмотрела на «леопард»...
Дырка. Напротив сердца. И кровь, льётся кровь.
— Чтоб мне... - Мира расстегнула костюм трясущимися руками. Перед глазами потемнело, накатила и схлынула слабость. Мира обнаружила, что сидит на полу, верхняя часть «леопарда» валяется у дивана, и пол под ней в крови. И дыра – там, на груди, напротив сердца.
— Сволочь! - Мира упала на бок. Перед глазами всё потемнело. Мерзость какая, вот так, когда попадают в жизненно важные. В душ, или хотя бы в другую комнату, запереться, чтобы остальные не видели, как это происходит.
Ей удалось доползти до лестницы, прежде чем чернота накатила – и не схлынула.

* * *

Её поддерживали за голову.
— Мира, можешь пошевелиться?
Она открыла глаза. Попробовала пошевелиться.
Вессен. Испуганная, одежда вся в крови.
— Пуля, - Мира закашлялась. - Пуля вышла?
— Вышла, - Вессен помогла ей сесть. - Кто это был, Мира? Почему никто ничего не слышал?
— Весс, ты мне не поверишь, - Мира бесцеремонно отобрала у Вессен платок, вытерла лицо. - Это во сне. Меня застрелили во сне.
— Это она, та, в белом?
— Она самая. Мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит?
— Пошли в душ, - Вессен помогла ей подняться. - Потом поговорим.

* * *

Они опоздали. Когда спустились обратно – нужно прибраться, в комнате словно зарезали поросёнка – там уже стояла Вейс. С широко раскрытыми глазами, прижимая ладони ко рту.
— Вейс, - Вессен взяла её за плечи. Вейс вскрикнула. - Простите, не хотела вас пугать. Уже всё позади. Все целы.
— Что тут было? - Вейс не могла оторваться от жуткого зрелища.
— Меня чуть не убили, - хмуро пояснила Мира. - Наша общая знакомая. Нет! - Мира прижала палец к губам. - Не нужно, Вейс. Вы же не нарочно! Я сейчас тут приберусь.
Вейс неловко уселась, прямо на пол.
— Она до нас всех доберётся, да?
Вессен придерживала её.
— Не знаю, Вейс. Сейчас придём в себя и подумаем. Подумаем все вместе. Отдохните, мы сами!
— Вот ещё! - Вейс поднялась и твёрдым шагом направилась на кухню. - Принимаю заказы, кому что. Через десять минут уже не принимаю. Тряпки и порошок в кладовке слева.
Мира посмотрела ей вслед в восхищении.
Минуты через две в гостиной появился Хорёк. Весь мокрый – попал под дождь?
— Так, - он оглядел собравшихся. - Все целы?
— Все, - буркнула Мира. - Колись, где тут у вас вёдра. Я напачкала малость.

Вантар-Лан, Вассео 4, 8:45

Сэнье и Крайен занимались хозяйством. И были счастливы, по всему видно. Остальные, включая Вейс, собрались в «штаб-квартире», бывшей гостиной. Всё убрали, но Мире всё ещё чудился запах крови.
— Дом осмотрели, - Вессен начала первой. - Найден платок, монограмма и маркеры крови позволяют предположить, что его оставила там Лас.
— Крови? - Вейс прижала руку к сердцу. - Она ранена?
— Она рассекла губу, - пояснила Вессен. - Ранка небольшая, похоже. Следы на полу позволяют предположить, что Лас и Незнакомка появились в кабинете и покинули его, не заходя в другие комнаты. Нет оснований думать, что Лас погибла.
— Я навёл порядок в комнате, - Хорёк положил на стол несколько листков бумаги. - Ваша гостья оставила отпечатки пальцев, Вейс. Это очень странно – только отпечатки, маркерного следа нет. Это она, отпечатки совпадают.
— Маркерный след есть в том доме, - пояснила Вессен. - Уже изучаем полицейские и медицинские архивы.
— Пуля, которой пытались убить Миру, - Хорёк положил на стол пластиковый пакет с пулей, - выпущена из полицейской «Осы», модель тысяча двести шестого года выпуска, эту модель прекратили выпускать в тысяча двести восемнадцатом году. Изучаем, другий сведений пока нет.
— У меня есть некоторые сведения по личности Незнакомки, - пояснила Вессен. - Часть архивов собрана моей матерью, остальное я собирала сама.
— Там есть её имя? - поинтересовалась Вейс, ощущая, как забилось сердце.
— Есть, - подтвердила Вессен. - Но я думаю, вам не стоит его знать. Пока что не стоит.
Вейс кивнула.
— Я расскажу краткую биографию, - Вессен похлопала по папке ладонью. - Потом с радостью выслушаю идеи. Инженер сейчас в том доме, там уже всё вычистили, изучает зеркало. Как всё закончим, передадим находки тамошней полиции.
— Весс, - Мира сплюнула под ноги. Спохватилась. - Простите, Вейс! Больше не повторится! - Вейс улыбнулась, положила свою ладонь поверх её – всё в порядке. - Вы правда решили забрать пару мертвецов для исследований?
— Как всегда в таких случаях. Всё уже отработано.
— Весс, сожги их. Или что вы там с ними делаете. Избавься!
— Согласен, - Стайен постучал указкой по столу, потёр переносицу. - Пока мы не выяснили больше, не стоит ставить опытов. Нутром чую, тут нечисто. Ты говоришь – вы с Командой нашли и устранили всё, что она сделала, так почему же не нашли этот город? Двести одиннадцать единиц некробиотики! В семидесяти километрах от столицы!
Вейс вздрогнула. Мира взяла её за руку.
— Не пугайте без необходимости, - Мира посмотрела в глаза Вессен. - Я тоже чую, это не к добру. Охота их препарировать – спрячь пока. Подальше и понадёжнее.
Вессен перевела взгляд с Хорька на Миру. У Миры фантастическое чутьё на неприятности.
— Хорошо, - согласилась она. - Сейчас распоряжусь.
— Вы уверены, что хотите слушать? - шепнула Мира на ухо Вейс.
— Да, хочу, - та ответила не сразу. - Я хочу знать, чем мы ей так помешали. Лас в беде, я должна знать всё.

Лас

— Я поговорила с ними, - Незнакомка подошла к столу, за которым так и сидела Лас. - Лас, я не могу больше тянуть. Я даю вам всем двое суток, потом начинаю действовать.
Лас даже не повернула головы.
— Ты упрямая, - Незнакомка подошла к столу. - Мне это нравится. Надеешься до последнего? Или что-то уже придумала?
Лас посмотрела ей в глаза.
— У меня всегда есть последний выход, - она не изменилась в лице. - Больше я тебе ничего не скажу.
— Наверное, это прозвучит странно, - Незнакомка присела – так, чтобы их глаза оказались на одном уровне, - но я желаю тебе удачи. Ты помогла мне выжить, я такое не забываю, даже если меня предают. Пока! - Незнакомка поднялась, помахала рукой и направилась вниз по склону.
Лас сидела, сжимая рулон в руке, и думала. Но мысли приходили всё больше невесёлые.
Вейс, подумала она. Вейс, мне тебя очень не хватает. Прямо сейчас. И внуков, и всех-всех остальных. Вот сейчас я это поняла.

Глава 12. Беглецы | Книга Снов (оглавление) | Глава 14. Разбитое зеркало

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100