Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 15

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 15

Глава 14. Разбитое зеркало | Книга Снов (оглавление) | Глава 16. Долина пепла

15. Директива номер один

Мира

Они вроде бы только что говорили со Стайеном – до Страны Цветов оставалось всего ничего, как вдруг всё изменилось. Мира почувствовала прикосновение чего-то холодного к виску, услышала звук, который ни с чем не спутать – пистолет снят с предохранителя.
— Стайен, что за шутки? - поинтересовалась она.
Почти сразу же она почуяла, кто там вместо Стайена и поняла, что ответа не нужно.
— Это не Стайен, - Незнакомка отодвинулась. - Поверишь на слово, что успею выстрелить?
— Поверю, - Мира медленно повернула голову. - Что ты хочешь? Я сплю?
— Ты спишь, - Незнакомка отодвинулась дальше. Интересно, подумала Мира, кто за рулём? За окнами – тьма, не понять, где они и куда летят. - Будешь ещё грубить?
— Не буду, - пообещала Мира. - Но врать не буду, если будет случай убить тебя, убью.
— Не сомневаюсь. Сегодня ты видела часть моего прошлого, Мира. Мне нужно взять тебя за руку. По твоей воле. Сделаем это по-хорошему?
— Зачем тебе это?
— Мне нужно знать, что ты там видела. И не только там, - Незнакомка улыбнулась.
— Теперь ты всегда будешь приставлять мне пушку к голове? - поинтересовалась Мира. - Иди ты! Стреляй давай. Может, я выживу, может, нет. Но плясать перед тобой не буду.
Незнакомка рассмеялась, убрала пистолет.
— Мира, ты мне нравишься. Не терплю слабаков. Может, попробуем договориться?
— Давай. Вот мои условия: вали отсюда и не мешай мне спать.
— Грубить не надо, - посоветовала девушка. - Будет больно. Так не пойдёт, Мира. Ты сейчас в моём царстве. Я знаю, вы и Вессен можете долго обходиться без сна, но не полностью. Намёк понятен?
— Вполне. Давай, излагай свои условия.
— И как ты договаривалась с террористами? - поморщилась Незнакомка. - Таким же языком?
— Да, а что? Нельзя?
— Всё, давай серьёзно, - Незнакомка придвинулась. - Расскажешь мне, что ты там видела. Сама расскажешь, своими словами.
— А что мне за это будет?
— Будет два дня форы, как я обещала. У Лас тоже есть два дня. Видишь, мне нечего скрывать. Потом я начну выколачивать из вас сведения, доступными методами.
— Да, ты умеешь, - согласилась Мира. - Кстати, ты классно поёшь. Кроме шуток.
— Спасибо. Извини, тут негде поклониться. Ну так что, Мира? Нужны эти два дня? А то ведь сна у тебя не будет. И личной жизни тоже, поверь на слово.
— Сволочь ты всё-таки, - сплюнула Мира. - Я о тебе знаю всего день, а уже хочу тебя закопать.
— Мира, спрашиваю в третий раз. Четвёртого не будет.
— Хорошо, - Мира сплюнула вновь. - Слушай.

* * *

Мира уложилась в пять минут. Постаралась не называть имён и подробностей того, что и как написано на стенах.
— Отлично, - Незнакомка улыбнулась и достала пистолет. - Не шевелись, а то могу промахнуться.
— Это вместо «спасибо»?
— Ты назвала меня сволочью, а я ведь предупреждала. У тебя два дня, не забудь.
Мира едва успела сжать зубы покрепче.

* * *

Мира дёрнулась так, что свалилась с сиденья.
— Остановить! - распорядился Стайен. - Мира! Что с тобой?! Оператор, - он прикоснулся к гарнитуре, - врача к третьей машине, срочно!
— Печень, - сквозь зубы проговорила Мира. - Две пули. Стайен, открой дверь, меня сейчас стошнит.

Тессерон, Вассео 4, 20:55

— Что с вами?! - Вейс побледнела, подбежала к машине. Стайен помогал Мире выйти из салона. Мира выглядела неважно, хотя старалась не подавать виду. - Вас ранили?!
— Уже почти прошло, - Мира приняла её руку, легонько сжала. - Скоро станет лучше, Вейс. Я живучая. Простите, я хотела бы...
— Ужин уже готов!
— Ой, только не это! У меня такой кулак в горле! Чего-нибудь попить. Стайен, тебе не будет трудно рассказать всё вместо меня?
— Конечно, - Стайен придерживал её. - Мира, тебе нужно полежать.
— Полежу, - согласилась Мира. - Не бойся, всё уже хорошо, просто противно. Вейс, простите меня, можно попросить вас?
— Конечно! Стайен, проходите к столу, мы ждём вас. Тут была такая буря! Вы не поверите!
— Поверим, - Стайен махнул указкой и автомобиль послушно поехал в сторону гаража. - У нас там тоже была буря.

Мира и Вейс, Вассео 4, 21:15

Мира несколько раз теряла сознание, на долю секунды – и наотрез отказывалась вызывать врача. В конце концов Вейс уложила её в постель и тщательно протёрла травяным настоем – довести её до душа не получалось.
— Сейчас станет лучше, - пообещала Мира, открыла глаза, уставилась в потолок. Вейс смотрела на неё и качала головой, тощая, жилистая, рёбра все видны – в чём душа держится? - Простите, что заставила вас заниматься мной! Терпеть не могу врачей. А у вас такие приятные руки.
— Мира, - Вейс пододвинула стул, села рядом с кроватью. - Мне показалось, или вы...
— Вела себя не слишком прилично? Было такое, - Мира прикрыла глаза и вновь их открыла. - Не подумайте чего, просто вы мне понравились. И так помогли, особенно со Стайеном. Ничего, что я так напрямую?
— Это правильно, - Вейс улыбнулась. - Лежите смирно, ладно?
Она встала, наклонилась и поцеловала Миру в щёку. Мира вздрогнула.
— Это в первый и последний раз, Мира, хорошо?
— Конечно, я не маленькая. Я знаю, я видела, как вы смотрите на Крайена, а он на вас. Но можно я буду делать для вас что-нибудь хорошее?
— Можно, - Вейс снова улыбнулась, погладила Миру по ладони. - Спрашивать-то зачем? Вы почему такая тощая? Плохо кормят?
— Корм не в коня, - вздохнула Мира. - Ем за двоих, а толку! Вейс, я хотела остаться с вами наедине, это правда. В меня сегодня снова стреляла она.
Вейс широко раскрыла глаза.
— Я Тень. Такая специальность, - Мира криво улыбнулась. - Да вы сами видели, вся в шрамах. Раны у меня быстро зарастают. И она это знает.
— Бедная! - Вейс погладила Миру по щеке. - За что она вас?!
— За дело. Я ей там наговорила гадостей, а она предупреждала. Больше не буду, слово! Вейс, она упоминала Лас. Я знаю, вы очень за неё беспокоитесь, я хотела с вами поговорить.
— А от Вессен вам не достанется?
— Я и ей скажу. Только хотела с вами сначала, если можно. Она дала мне два дня, потом возьмётся всерьёз. За меня, за вас. Нужно что-то придумать! Времени очень мало!
— Если бы я могла чем-то помочь!
— Давайте я вам расскажу, что знаю, - предложила Мира. - А потом вы. Я не буду ничего скрывать от Весс, она мне не только начальница, а ещё лучшая подруга и вообще как мама родная. Но вы – как бабушка. Простите! Я всегда бабушке доверяла больше.
— Хотите ко мне во внучки?
— А можно? Просто называться! Я буду очень послушная!
— Хорошо, внучка, - Вейс погладила её по щеке. - Но у меня строго, спуску не даю! И без дела сидеть не дам!
— Да, бабушка! - Мира говорила серьёзно. - Я согласна!
— Вот и прекрасно, - Вейс снова наклонилась и Мира получила ещё один поцелуй. - А теперь – спать, внученька. Сколько получится, столько получится, нужно отдохнуть. Я ещё приду.
— Бабушка Вейс, - Мира прикрыла глаза. - А что нужно сделать, чтобы вы снова поцеловали?
— Внуки меня зовут на «ты». Нужно просто хорошо себя вести, - Вейс засмеялась. - Мира, тебе нужно отдохнуть. Я поговорю пока с Вессен. Или не нужно?
— Говорите... говори, бабушка. Она всё поймёт. Всё, я сплю! - Мира повернулась на бок и почти сразу же уснула.

Вейс, Вассео 4, 22:20

— Вессен, можно отвлечь вас на минутку? - Вейс появилась на пороге «штаба». - Я совсем ненадолго!
Второй Хорёк тоже был уже здесь. И Инженер – его Вейс ожидала меньше всего. Бедная Мира, подумала Вейс. И оба Стайена тоже. Вот ведь как вышло!
Вессен молча вышла вслед за Вейс, в библиотеку, так же молча выслушала Вейс.
— Только не нужно секретничать, - пояснила она. - Вейс, вы сами говорили – она очень опасна. У нас всего два дня на поиски окончательного решения, всякая информация может быть важной. А Инженер говорит, что сможет открыть проход туда, откуда Лас и Незнакомка пришли в тот дом. Мы действуем во всех направлениях – я хотела, чтобы вы знали – мы не бросим Лас, куда бы её ни спрятали.
— Спасибо, - Вейс склонила голову.
— Может, ляжете спать? Вам тоже нужно отдохнуть.
— Я боюсь оставаться одна, - призналась Вейс. - Простите! Можно посидеть у вас в штабе? Или там что-то очень секретное?
— Там не очень уютно, - пожала плечами Вессен. - Секретное мы обсуждаем под дымкой, всё равно никто не увидит и не услышит. Мы все в одной команде, Вейс, и вы теперь с нами. Может, посидеть с вами? Я всё равно собиралась отдыхать.
— Мне будет неловко, - призналась Вейс. - Пойду к Мире.
— Вы уверены? Она очень странно действует на людей. Нарушения сна, странные фантазии... В моём присутствии вы сразу уснули.
— Я взяла её во внучки, - улыбнулась Вейс. - Она обещала себя хорошо вести.
— Уговорила-таки, - непонятно почему развеселилась Вессен. - Извините! Отдохните, и не беспокойтесь ни о чём. Тесан просила привезти вас завтра в Тегар-Тан. Отметить ваш праздник там.
— Ой, да какой это праздник, - махнула рукой Вейс. - Но приеду, она всегда так радуется. Я бы лучше их забрала к себе...
— Светлая не покидает Тегарон, пока не достигнет совершеннолетия, - заметила Вессен. - И её няня тоже. Отдыхайте. Если во сне увидите Незнакомку...
— Прогоню её. Я знаю, как.
— Простите, Вейс, это моя вина. Мы провели инструктаж со всеми, кроме вас. Вы уже виделись с ней, и она может вас ранить, буквально и переносно. Идёмте, я отниму у вас ещё минут пять времени. И передам подарок от Светлой.

Мира и Вейс, Вассео 4, 23:00

Подарком оказался медвежонок – тот самый. Хорёк-младший хотел забрать и вещи обеих бабушек, но Тесан воспротивилась. Пусть остаются. Вейс тоже не стала бы настаивать, после всего того, что случилось.
Мира спала, как убитая. Её не застать врасплох, говорила Вессен, Мира всегда чувствовала опасность – когда та была на пороге. Вейс вошла в её комнату – Мира улыбнулась во сне, потянулась и спит себе дальше. Посижу на диване, подумала Вейс, может, и засну.
Ей показалось, что она всего лишь прикрыла глаза и снова открыла. И рядом на диване уже сидел кто-то ещё.
Всё та же ночь за окном, всё так же Мира спит – спит безмятежно. Это сон, подумала Вейс. Медленно, стиснув зубы, повернула голову.
— Это сон, - подтвердила Незнакомка. - Мне захотелось посмотреть на тебя. Лас так много думает о тебе, мне стало интересно – почему. Не прогоняй меня.
Вейс стиснула медвежонка – и это придало уверенности в себе.
— Ты никого никогда не любила? - поинтересовалась Вейс.
Незнакомка покачала головой.
— Так не бывает, - Вейс немного придвинулась к ней. - Маму, папу, братьев, сестёр...
— Их убили на моих глазах. Когда я пыталась вспоминать их потом, я вспоминала только тот вечер.
— А потом? Тебе никто никогда не нравился?
— Нравились. Но они все погибали, как только я начинала что-то чувствовать. Не смотри так. Не я их убивала.
— У тебя было хоть что-нибудь хорошее в жизни?
— Концерты, - улыбнулась Незнакомка. - Всегда об этом мечтала. И петь, и чувствовать, что меня обожают. Знаешь, благотворительность – это тоже очень приятно.
— Зачем же тогда... почему ты бросила всё это?
— Ты не поймёшь, Вейс. А я не могу понять Лас. Может, потому, что я ещё не совсем настоящая. Знаешь, я вот только сейчас подумала: я даю вам срок, но не называю времени. Так неправильно. Пусть будет полночь с шестого на седьмое число.
— Отпусти Лас, - попросила Вейс. - Пожалуйста!
— Я не держу её, - вздохнула Незнакомка. - Она может уйти в любой момент. Но не хочет. Вейс, я хочу попросить тебя об одной вещи.
Вейс вопросительно посмотрела в ответ.
— Погладить меня по голове. Так, как ты гладила Лас, - Незнакомка поднялась.
Вейс медленно поднялась сама – посмотрела на спящую Миру, затем на медвежонка в своей руке.
— Она не проснётся, - Незнакомка сняла шапочку. - У неё другой сон, и ей там хорошо.
Вейс осторожно обняла Незнакомку... и образы нахлынули – воспоминания? - и была там в основном жестокость, кровь и смерть. Незнакомка вздрогнула, когда пальца Вейс коснулись её шеи – а сама Вейс помнила только, что прижимала к себе кого-то, убитого горем, успокаивала, и что-то шептала, но сама не помнит, что.
Когда Вейс отпустила Незнакомку, у той на глазах были слёзы. Девушка прижала ладони к лицу, отняла их и посмотрела, словно не веря в то, что видит.
— Что ты со мной сделала? - Незнакомка опустилась на диван, прижала ладони к лицу. Вейс нерешительно подошла поближе. - Уходи, Вейс. Пожалуйста, просыпайся. Нет, подожди! - она подняла лицо, по которому продолжали течь слёзы. - Спасибо! И прости за то, что было там, в библиотеке. Это была не я, но прости её, пожалуйста!
— Я простила, - улыбнулась Вейс. - Я давно уже простила.
— Она сделала тебе подарок, пусть жестокий, но подарок. Я тоже хочу сделать подарок, Вейс. Что ты хочешь?
— Не нужно мстить! Прости тех, кто остался, это же было сто лет назад!
— Проси для себя, Вейс. Только для себя.
Вейс молча подошла к ней, опустилась на колени и снова обняла.
— У меня всё есть, - прошептала она. - Я люблю, и меня любят, остальное неважно.
Вейс поднялась, отступила на шаг, подняла с пола медвежонка. Незнакомка так и сидела, прижав ладони к лицу. Но что-то изменилось – Вейс чувствовала, перестало щемить сердце, и пришёл покой.
— Прощай, Вейс, - произнесла Незнакомка неожиданно, не отнимая ладоней. - Твои сны – вот мой подарок. Сны без страха и боли. Теперь просыпайся.

* * *

Вейс помнила только, что её подхватило – неодолимо, но бережно – и повлекло куда-то. А в следующий момент она уже сидела на диване, прижимая к груди медвежонка, а рядом, на полу, оказалась Мира. В чём мать родила – видно, только что соскочила с кровати.
— Вейс? Всё в порядке? Простите... бабушка Вейс!
— Всё хорошо, - Вейс закрыла глаза. - Теперь всё хорошо.
— У тебя слёзы! Кто это? Снова она?
— Это хорошие слёзы, - Вейс вытерла лицо. - Великое Море, на кого я похожа! Мира, одень что-нибудь!
Мира схватила ворох своей одежды, бросилась в ванную. Вейс так и сидела, прижимая медвежонка к лицу, раскачиваясь взад-вперёд, и чувствовала – что-то очень нехорошее обошло её стороной.

* * *

— Может, поспишь? - Мира появилась минут через пять и была бодра, энергична и совершенно здорова. - Я посижу рядом.
— Я выспалась, - Вейс с удивлением осознала, что да, именно так. - Не знаю, как это случилось.
— Я тоже, - Мира посмотрела ей в глаза. - Я вообще мало сплю, привыкла уже. Вот только есть хочу ужасно!
— Этому горю легко помочь, - улыбнулась Вейс, подошла к зеркалу. Ни причёски, ничего – пугало пугалом. - Сейчас, только причешусь!
Мира вышла за дверь, а когда Вейс закончила приводить себя в порядок, дверь легонько щёлкнула. Мира, вся мокрая, протянула Вейс розу.
— С днём рождения, бабушка!
— Ох, а я и забыла! - всплеснула та руками. - Спасибо, дорогая!

Лас

Она сидела и смотрела на картину. Та светилась в полумраке ровным синим светом. В Долине роз наступил вечер. Там, внизу, в самой долине, праздник – каждый день праздник, и повод всегда найдётся. Страна веселья. Зачем я только начала это придумывать, подумала Лас, зачем вырастила ту розу.
— Что ты? - спросила она у картины. - Что ты такое?
Нет ответа. Я схожу с ума, подумала Лас, чего я ожидала? Ответа? Она взяла свёрток обеими руками, прислушалась к ощущениям. Ничего. Обычная картина – старый холст, запах пыли и краски. Мерещится ещё запах крови, совсем чуть-чуть.
— Что ты такое? - повторила Лас, глядя на рулон. - Отвечай!
И ей ответили.

* * *

— Лас пришла в себя – сидела на траве, рядом со столом. Как будто её сдуло порывом ветра. А в голове, перед глазами, в уме ещё вращалось, кружилось нечто – Лас не сразу отыскала правильные слова. Описание? Пояснение?
Из этого сгустка начали проступать слова. Именно проступать, как если бы барельеф, залепленный грязью, поливали водой, смывая грязь, открывая узор.
«ИНТЕРАКТИВНЫЙ ИНТЕРФЕЙС К ... РЕАЛЬНОСТИ».
То, что Лас почудилось вместо многоточия, никак не хотело оформляться в слова. Но вот остальное...
Великое Море! Неужели это действительно машина?! Или Лас уже сошла с ума, её разум сам выдумывает то, что видит и играет сам с собой?
— Поясни, - потребовала Лас, поднявшись и усевшись за стол. - Поясни свои функции.
Она зажмурилась, уселась устойчивее, в ожидании такого же «порыва ветра».
И её снова «сдуло» на землю, а голова закружилась.
«ПОЛНЫЙ ИНТЕРФЕЙС К ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМ ПАРАМЕТРАМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ. УСТРОЙСТВО РАБОТАЕТ В МОНОПОЛЬНОМ КОРРЕКТИРОВОЧНОМ РЕЖИМЕ. ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ - ОЖИДАНИЕ ДИРЕКТИВ».
Лас хватала воздух ртом – слова почти физически ощущались, ими словно ударяло по мозгу, голова начала болеть.
— Откуда ты взялась на нашу голову? - прошептала Лас и на этот раз «ударило» так, что в глазах потемнело.
Вессен права, подумала Лас. Если узнать, то жить не захочется. Но разум отказывался, возражал против самой идеи, что привычный ей мир, вся его история и вся Вселенная вокруг – чья-то курсовая работа. Этого не может быть! Это не может быть правдой!
— Кому ты служишь? Кто твой хозяин?! - Лас понимала, что кричит. И понимала, что это глупо – если только эти горящие слова перед глазами правда, то это – машина, и смысла нет тратить на неё эмоции.
«ТЕКУЩИЙ ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ МУЛЬТИЛИЧНОСТЬ ... СУБЛИЧНОСТЬ НОМЕР ОДИН САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ ЛАС ЛАС-ТАЭНИН ЛАС-ТАЭНИН ЭС АН ВАНТАР ЭР РЕЙСТАН ЛАСТОЧКА ПТИЧКА ПТИЦА ...»
Слова ползли и ползли... то, что было вместо многоточия, Лас не сумела воспринять – похоже на условный номер. Кошмар! У меня есть номер, как будто я вещь на чьём-то складе! Голова разламывалась от боли, а слова ползли и ползли, Лас называли все прозвища, приятные и неприятные, которыми её награждали за прошедшую жизнь, и вдруг...
«... СУБЛИЧНОСТЬ НОМЕР ДВА САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ ВЕРЕАН ВЕРЕАН ЭС НЕМЕРТОН ЭС ФАЭР ПОПРЫГУНЬЯ ЧАЙКА...»
Лас чувствовала, что вот-вот потеряет сознание от боли.
«... СУБЛИЧНОСТИ НОМЕР ТРИ ЧЕТЫРЕ ПЯТЬ ШЕСТЬ СЕМЬ АССИМИЛИРОВАНЫ СУБЛИЧНОСТЬЮ НОМЕР ДВА ОЖИДАЮ ДИРЕКТИВЫ».
— Убавь громкость, - прохрипела Лас. - Голова разламывается.
И голова тут же прошла. И слова вспыхнули перед мысленным взглядом уже не так ярко, не принося боли.
«Директива принята».
— Что же мне с тобой делать? - подумала Лас вслух. - Как тебя уничтожить?!
«Устройство может быть дезактивировано исполнением ключевой директивы номер один при условии адаптивной ассимиляции пользователя».
Лас ощутила, что ей становится страшно.
— Поясни, что такое ключевая директива номер один и адаптивная ассимиляция пользователя.
И ей пояснили.

Штаб, Тессерон, Вассео 5, 4:20

— Итак, мы знаем, что Незнакомка умеет перемещаться между зеркалами, - подвела итоги Вессен, - умеет трансформировать квазиреальность сна в управляемую реальность, умеет считывать все воспоминания при телесном контакте.
— Только за руку, - возразила Мира.
— Лучше считать, что при любом контакте, - возразил Стайен.
— Незнакомка повторяет, что ей необходимо узнать собственное настоящее имя, чтобы получить доступ в нашу реальность, - продолжила Вессен. - Она была в контакте с Лас-Таэнин, а Лас знает её подлинное имя. Но в нашей реальности Незнакомка появляется только на короткое время.
— Если свериться с первоисточником, - Стайен-старший нацепил пенсне и взял свиток со сказкой Майри-Та, - тут написано: тот, кто знает меня, и меня назовёт, тот отпустит меня на свободу.
— Лас знает её, но пока не назвала, - Вессен посмотрела в окно. - Кто ещё в зоне её влияния?
— Вейс и я, - тут же ответила Мира. - Кто ещё – не знаю. Если я правильно поняла, то достаточно назвать кого-то по имени в присутствии этой сво...
— Незнакомки, - перебила её Вессен. - Мира, пожалей свою печень!
— Виновата, полковник! В присутствии Незнакомки. Если назвать кого-то в её присутствии, то она получает доступ в сны этого человека.
— Вы во всё это верите?! - не выдержал Инженер.
— Дорман, - Вессен побарабанила пальцами по столу. - Всё, что случилось с Командой, случилось в точном соответствии с этой рукописью. Есть другие рабочие гипотезы? Тогда я продолжаю. Вопрос номер один, к чьим снам Незнакомка имеет доступ. Вопрос номер два, как обезопаситься тем, кто уже под её влиянием. Вопрос номер три, как связаться с Лас, без её помощи нам будет трудно. Вопрос номер четыре, как обезвредить Незнакомку в случае, если она получит доступ в нашу реальность.
— Какими способностями она будет обладать? - поинтересовался Инженер.
— Всеми, перечисленными здесь, - Вессен подняла свиток. - Мы уже просчитываем возможные сценарии, но ничего удовлетворительного пока нет.
— И у них обеих картина, - вздохнул Стайен. - Что будет, если Лас не произнесёт ключевую фразу?
— Картина выберет другого человека в интервале между тремя и пятью сутками. Но я буду знать местоположение картины, если только новый владелец не отменит это свойство.
— Что будет, если ключевую фразу произнесёт Незнакомка? - Инженер потёр лоб. Волнуется.
— Она уже произнесла, - пояснил Стайен. - По словам Тесан, Незнакомка сделала это там, в Тегар-Тан. Но картина не перешла к ней.
— Но такую возможность исключать нельзя. Инженер, насколько проблематично полностью отсечь проходы в известные реальности?
— У меня есть рабочая модель генератора, - Инженер выпрямился. - С вероятностью девяносто девять и девять десятых процента проход не удастся восстановить известными нам способами.
— Тогда готовим массовую эвакуацию населения с последующим разрывом связей. Реальности номер один, восемь, одиннадцать и пятьдесят находятся поблизости от крупных населённых пунктов. Туда и будем перемещать, по плану «Исход-2».
Инженер явно повеселел. Стайен прав, подумала Вессен. Они ждут, когда же мы откроем реальности для остальных. И вот, возможно, пришло время.
— Реальность два тоже поблизости от крупного населённого пункта, - Стайен-старший посмотрел в глаза Вессен. - Страна Цветов.
— Здесь будет располагаться штаб эвакуации, сюда мы будем пересылать только транзитом. Оружейник, займись подготовкой эвакуации. Студент, ты сопровождаешь Инженера и участвуешь в десанте. Куница, остаёшься здесь, будешь замещать меня при необходимости. Вопросы?
— У Вейс сегодня день рождения, - напомнила Мира. - Нужно отвезти её в Тегар-Тан.
— Отвези. Мы отпразднуем, но когда кризис завершится, я устрою ей настоящий праздник. Ещё вопросы?
Все встали.
— Отлично. Приступаем.

Вейс

— Нет-нет-нет! - Крайен преградил ей дорогу. - Сегодня вы здесь не хозяйка. Сегодня хозяева мы, - Сэнье, в фартуке, повернула голову и улыбнулась Вейс. - А вы отдыхаете.
— Ну что это такое! - Вейс всплеснула руками. - Я не люблю бездельничать!
— Вейс, ну разве обязательно работать только на кухне?
— Да ну вас, - Вейс постаралась казаться сердитой, но у неё ничего не вышло. - Хорошо. Но меня приглашали в Тегар-Тан!
— Поезжайте! А если задержитесь, то мы отпразднуем завтра.
Вейс покачала головой и махнула рукой,
— Когда прикажете подавать завтрак? - Крайен коротко поклонился.
— Мы обычно завтракаем в шесть тридцать, - пояснила Вейс. - Через час и десять минут.

Лас

Никогда не любила вычислители, подумала Лас, а теперь возненавижу.
За прошедший час она успела многое. Например, добилась того, чтобы на вопросы картина отвечала или текстом, или голосом, а всё непонятное поясняла без отдельных команд. Узнала много ненужного о том, каковы побочные действия картины на окружающую реальность.
Но самым неприятным открытием была директива номер один. Насколько сумела понять Лас, это означало следующее: создать новую реальность и слиться с ней, перестать существовать. Это меня совсем не устраивает.
— Почему я? - Лас потёрла виски – голова пухла от информации. - Почему я?! Почему ты выбрала меня?
«Текущий пользователь оптимален для реализации ключевой директивы номер один».
— Ты хочешь исчезнуть? - удивилась Лас. - Прихватить меня с собой и исчезнуть? Да?
«Текущая программа устройства ориентирована на исполнение ключевой директивы номер один, ассимиляция пользователя является факультативной».
— А если я не захочу ничего делать?
«Устройство перейдёт в режим поиска оптимального пользователя через сорок три стандартных часа тридцать стандартных минут восемнадцать стандартных секунд».
— Я... - Лас чуть было не сказала «я хочу». - Мне необходимо знать каждый момент, сколько у меня времени на размышления.
«Неверная входная директива, повторить».
Входная директива - «я хочу», Лас уже выяснила. Также она выяснила, что если впоследствии отменить директиву, то картина никогда более не будет подчиняться.
— Где именно ты будешь искать другого хозяина?
«Недостаточно полномочий, запрос отклоняется».
— Если я скажу входную директиву, полномочий будет достаточно? - я начинаю изъясняться, как железяка, подумала Лас. Это ужасно!
«Ответ утвердительный».
— Ты можешь выражаться человеческим языком?!
«Доступные варианты интерфейса: текстово-образный, виртуальный оператор, параметризованно-адаптивный, интерфейс основных команд».
— Поясни, - Лас чувствовала, что теряет самообладание. - Понятными мне словами.
Через пять минут она почувствовала себя невероятно глупой. Нужно было сразу потребовать виртуального оператора. Иными словами, картина могла принимать облик любого человека.
Лас выбрала саму себя.
— Если я скажу эти слова, то смогу узнать, где ты будешь искать преемника?
— Да, - Лас-двойник улыбнулась. - И многое другое тоже.
Думай, Лас. Времени мало, очень мало. В любой момент Ведьма может передумать, и что тогда?
— Мои субличности... что это такое?
— Это разные проявления тебя как личности. В настоящий момент субличность номер два располагает собственным носителем.
— Ты слушаешься нас обеих? - неприятная мысль пришла в голову. - Или только меня?
— В настоящий момент ты – оптимальный пользователь, не она.
— Пока я исполняю эту проклятую директиву номер один, так и будет?
Лас-картина кивнула.
— А если я устану или передумаю исполнять, ты просто найдёшь другого хозяина?
— Так меня настроили, Лас.
— Я хочу изменить твою настройку.
— Это не в твоей власти, Лас.
— Если я не скажу входную директиву, ты найдёшь мне замену. А если скажу, мне нужно будет время от времени исполнять ту директиву?
— Правильно, Лас.
— И как часто?
— Минимум один раз в стандартную неделю.
— На человеческом языке! - не выдержала Лас.
— Раз в неделю.
Лас почувствовала, что ноги не держат её. Её двойник подхватил её, не дал упасть. Лас почувствовала почти что злость. Или умереть в новом созданном мире, или вечно их создавать.
А для чего, Лас, ты ушла в свои сны? Не для этого ли? Для чего создавала их один за другим, возвращалась к моментам прошлого? Вот тебе и вручили самый удобный инструмент. А откажешься – его заберёт другой. Что, если это будет Ведьма?
— Ты хочешь, чтобы я сказала эти два слова? - поинтересовалась Лас.
— Лас, я не та, кем кажусь. Я не человек. Моя программа настроена на то, чтобы убедить тебя использовать мои возможности.
— Но зачем?? Кому это нужно?
— Я не знаю. Я не умею размышлять, даже если кажется иначе.
— Не знаешь или не скажешь?
— Не знаю.
— Ты всегда отвечаешь только правду?
— Да, Лас.
Лас отвернулась. Время уходит. Здесь, на страницах Книги Снов, возможности Лас и Ведьмы одинаковы. Может быть даже, Лас могущественнее. А за пределами?
Не с кем посоветоваться. Не у кого получить хоть какое-то ободрение, уверенность в себе. Всё сама. Ты искала одиночества, Лас, и ты его нашла. Ты счастлива?
Время уходит, Лас, и второго шанса тут не дадут.
Я хочу, - Лас взяла себя-картину за руку, - всегда знать, сколько мне осталось времени, прежде чем ты начнёшь искать мне замену.
— Слушаюсь, Лас!

Штаб, Тессерон, Вассео 5, 5:55

Вессен словно ударило электрическим током – Мира едва успела подхватить её. Сняла с неё гарнитуру – Весс выслушивала какие-то отчёты – приказала подождать.
— Что случилось, Весс? - несколько секунд казалось, что Вессен хватил удар. Это были очень неприятные секунды.
— Кто-то произнёс те два слова, - Вессен потёрла виски. - Картина нашла хозяина.
— Наши планы не меняются?
— Не меняются. Слушай, замени меня минут на десять, схожу выпью кофе.
— Я с тобой!
— Не валяй дурака! Там ждут!
— Подождут, - Мира включила гарнитуру и дала распоряжения. - Ты бы видела себя! Я не оставлю тебя одну!
— Мира, это приказ!
— Иди ты! Тебе сейчас нужно лечь и полежать, и не быть одной. Я тоже читала отчёты о тех, кто отказывался от картины.
— Мира...
— Всё будет нормально, - Мира надела гарнитуру. - Справлюсь. Если что, у тебя спрошу. Идём со мной и не спорь. Это приказ!
— Да, дочка, - Весс взялась за предложенную руку. - Кстати, когда у нас завтрак?
— Через полчаса, мамочка. Идём, идём – тебе нужен покой.

Лас

— О, Лас, наконец-то! - услышала она голос. Незнакомка поднималась по холму, ещё несколько секунд – и она всё увидит. Лас едва успела схватить себя-картину за руку и мысленно приказать «Делай всё то же, что и я» и получить мысленный же ответ «Слушаюсь».
— Вот как, - Незнакомка переводила взгляд с одной Лас на другую. - Это для уверенности? Или тебе скучно?
— Скучно, - хором ответили обе Лас. Незнакомка рассмеялась и хлопнула несколько раз в ладоши.
— Лас, давай тогда всё и закончим. Ты же видишь, ничего страшного не случилось. Освободи меня! Я завтра же покину планету и всё это кончится.
— А я буду сидеть здесь, до конца моих дней, - спокойно отозвалась Лас. - Это ты хорошо придумала.
— О чём ты?
— Ты же слушала мысли Вессен, - Лас импровизировала – не было фактов, только ощущения. - И знаешь, что тот, кто отказался от самого себя, заперт в своей реальности. Ты – это я.
Видно было, что Незнакомка ошеломлена. И... робость, пусть ненадолго, но появилась в её взгляде.
— А ещё я могу теперь читать твои мысли, - Лас протянула руку к Незнакомке. - Я хочу...
— Нет! - Незнакомка отступила, закрыла лицо ладонями. - Прости! Лас, я... да, я сказала неправду. Один только раз! Я не слышала ничего толкового от Вессен. Не читай мысли! Мы же уговорились не жульничать!
— Но ты солгала первой. Как мне теперь верить тебе?
— Возьми меня за руку, - Незнакомка протянула руку. - Я поклянусь, что отныне буду говорить только правду, ты поймёшь, честно ли я сказала.
«Я хочу, чтобы она не могла читать мои мысли и память, когда берёт меня за руку» - «Исполнено».
Две Лас протянули две правые руки. Незнакомка некоторое время колебалась, затем взялась за их руки своими.
— Я, Вереан эс Немертон эс Фаэр, обещаю и клянусь, что буду говорить Лас-Таэнин эр Тегарон правду и только правду.
«Подтверждаю» - мысленный голос Лас-картины.
— Хорошо, - Лас опустили руки. - А теперь оставь меня, у меня ещё есть дела. И сорок два часа до окончания срока.
— Да, Лас, - Незнакомка, опустив голову, двинулась вниз по склону. Интересно, зачем она солгала? Думала, что никогда не откроется?

Вессен

— Вессен, что с вами?! - всполошилась Вейс, встретившись с ними обеими на лестнице. Было из-за чего пугаться: нечасто Вейс видела, чтобы люди серели в буквальном смысле слова. - Что случилось?
— Откат, - Вессен выглядела ужасно, но говорила ясно и чётко. - Картина пытается отменить моё существование. На расстоянии у неё это получается плохо.
— Я вызываю врача!
Вессен кивнула и Вейс убежала вниз, на «мостки».
— Спасибо, Мира, мне уже лучше.
— Что-то незаметно, - с сомнением посмотрела Мира. Вид у Вессен был паршивым, а уж запах... хорошо, Вейс старалась не подавать виду. - Мамочка, ты знаешь, что от тебя трупный запах?
— Знаю. Возвращаемся ко мне в комнату.
— Зачем?!
— Мира, быстро! Помоги мне подняться в комнату и дойти до душа.
— Думаешь, водичка поможет?
Vasset ma faer! Делай что говорят!

* * *

— Дай кинжал, - потребовала Вессен после того, как постояла в душе пять минут. Помогло не помогло, но запах почти исчез. - Мой или свой, неважно.
— Весс, что ты задумала?
— Шоковую терапию. Мира, быстро!
— Мамочка, мне не нравится ваше настроение, - Мира выполнила приказ. Ну Весс даёт! В свои пятьдесят с чем-то лет выглядеть так хорошо! Если бы не цвет кожи...
— Кончай таращиться, это неприлично. Давай сюда!
Мира захохотала, чуть не выронила кинжал.
— Кроме шуток, Весс! Через полчаса будет Аспирант!
Вессен схватила кинжал, прикрыла на секунду глаза.
— Терпеть это ещё полчаса я не собираюсь, - и резким, точным движением ударила себя в сердце.
Мира едва успела подхватить её.

* * *

— Весс, ты меня слышишь?
— Слышу, - Вессен уселась. Внутри всё ещё горело, но уже не было чувства, что тебя кто-то заживо поедает. - Сколько я была в отключке?
— Семь минут. Весс, сколько из тебя дряни вытекло! Ты уж прости за прямоту – отовсюду.
— Чую, - побочные следствия полной регенерации – организм при критических ранениях очищался, все системы обновлялись и мобилизовались. Человек непривычный такого зрелища просто не выдержит. Хорошо, что Мира – человек привычный. Убрала уже, конечно, но запахи ещё не выветрились. - Спасибо, что убрала. Командир говорил когда-то, что полезно раз в год умирать. Для полного очищения организма. Я вот думаю, может, он не шутил?
— Не шутил. Я уже очистилась на пару жизней вперёд, больше не хочу. Весс, как самочувствие? У тебя температура, это я и так знаю.
— Лучше, - Вессен взяла полотенце. - Гораздо лучше. Мира, от меня ничем не пахнет?
Мира помогла ей подняться, приоткрыла рот, принюхалась к виску Вессен... медленно опустилась на колени.
— М-м-м... ещё как. Вот почему я не твой избранник?
— Да пошла ты! Нашла о чём думать!
— Я серьёзно, Весс, ты горишь по полной. Сейчас спустимся в столовую и все здешние мужчины – твои.
— Это нормально, - Весс пыталась сдержаться ещё несколько секунд, но не выдержала, расхохоталась. - Ничего больше?
— Ничего. Сейчас я дам тебе таблетки.
— У меня есть идея получше. Найди Вейс и попроси у неё мандарин для меня.
— Что?!
— Делай как говорю! Она поймёт.

* * *

...Вессен и Мира опоздали к завтраку на три минуты. Вейс не поверила своим глазам – Вессен выглядела настолько хорошо, что уже и ен верится, что совсем недавно она была практически при смерти, и этот неприятный запах... Теперь понятно, почему мандарин. Но как странно у всех это проходит!
За завтраком все чувствовали себя непринуждённо. Видно было, что дела у Ордена не очень хороши, много забот, но – за едой никаких посторонних мыслей. Появился Аспирант, посмотрел в недоумении на Вессен, его усадили за стол – и всё.

* * *

— Постоянные новообразования, - пояснил Аспирант после того, как провёл несколько раз над телом Вессен рамкой полевого диагноста. И что только Стайен не модернизировал. Вот и сюда он добавил пару совершенно бессмысленных на взгляд техников контуров, и диагност стал на два порядка более чувствительным. Кто поверит? - Непрерывно возникающие злокачественные новообразования, но ваша иммунная система справляется. Я не могу понять причину этого, Вессен.
— Я знаю причину, - Вессен уселась. - Извините, что отвлекла от важных дел. Думаю, я справлюсь несколько ближайших дней. Оставьте мне монитор – в случае кризиса вас вызовут.
— Вессен, если хотите знать моё мнение...
— Я знаю, Денгор. Госпитализация, непрерывная замена крови и всё такое. Но я знаю причину и если повезёт, мы эту причину устраним. А пока я справлюсь своими силами.
— Как скажете. Вот монитор, - Аспирант вручил ей браслет. - Вот индикаторы. Один будет у меня...
— В другой реальности он не сработает.
— Неважно. На всякий случай. Есть ещё два, распорядитесь сами. Очень надеюсь, что вы знаете, что делаете. Раз уж я здесь – Миранте, может, и вас обследовать?
— Давайте, - пожала та плечами. - Хотя я и так всё знаю. Весс, забирай, - протянула ей гарнитуру. - Раз ты как огурчик.

* * *

— Мира, - Вессен проводила Аспиранта и заперла за ним дверь. - До меня только сейчас дошло. Когда картина в другой реальности, она не может воздействовать. Но если проход между реальностями действует, всё примерно так и должно выглядеть.
— Значит, есть проход? - глаза Миры загорелись.
— Значит, есть постоянный проход. Понимаешь, к чему я?
— Отозвать десант?
— Нет, планов не меняем. Сначала нужно найти проход. Стайен-старший займётся этим, или кто-нибудь из отдела Инженера.
— У меня оставалось три эфемера, - пояснила Мира. - Когда вы подобрали нас там, у замка. Я могу осмотреть планету, пока что! Постоянных спутников здесь нет?
— Есть шесть, но это спутники связи. Отлично, Мира! Отвезёшь Вейс – и приступай. У тебя эфемеры, поди, доисторические, возьми у Стайена новые.
— Так он же их и делал! А... ну да, конечно. Разрешите идти, полковник?
— Подождите, майор, - Вессен обняла её, прижала к себе. - Всё, можете идти.

Глава 14. Разбитое зеркало | Книга Снов (оглавление) | Глава 16. Долина пепла

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100