Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 17

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 17

Глава 16. Долина пепла | Книга Снов (оглавление) | Глава 18. Бег с препятствиями

17. Паутина грёз

Вейс, Тегарон, Вассео 5, 23:00

— Всё, дорогие мои, вам пора спать, да и мне тоже! - Вейс встала из-за стола, Светлая и Тесан поднялись следом. - Заговорила вас совсем. Большое спасибо за праздник! Мне очень понравилось!
— Спокойной ночи, бабушка Вейс! - Светлая погладила её по щеке. - Ничего не бойтесь!
— Спокойной ночи, бабушка, - Тесан обняла её. - Всё будет хорошо!
— Спокойной ночи, - повторила Вейс, закрыв за ними дверь. Столько лет я училась оставаться одна, почти научилась, и вот разучилась снова. Она взяла с полки медвежонка. Быстрее бы всё решалось. Меня нужно запереть там, где нет зеркал, чтобы мой язык снова никого не подвёл. Никогда себе не прощу то, что назвала ей имя Тесан! Ведь это надо же было!
Вейс долго смотрела на таблетку в руке – взяла, но не проглатывала, словно не могла решиться. Успокоительное. Раньше помогало ей заснуть. Здоровье почти никогда не подводило, но иногда одолевала бессонница. Вроде бы и не ощущала усталости, и хватало часа-другого, чтобы полностью отдохнуть, но хотелось сна – как в детстве, когда можно было спать себе и спать, не беспокоясь ни о чём.
Как в Школе...
Там давали высыпаться. Когда Луна забирала тебя, давали высыпаться, и обращались не так строго. Сегодня Вейс впервые рассказала про камушки из ожерелья. Про некоторые. Никогда не рассказывала про свою бурную молодость, говорила только, что поиски работы забросили её на Крайтеон. И вот сегодня решилась. И Тесан была в восторге... да и Светлая тоже.
...Вейс долго причёсывалась, хотя какая разница, с какой причёской ложиться спать – утром будет не пойми что. Дома у себя она стояла у окна перед тем, как ложиться спать – прежде, чем Лас не разрешила оставаться с ней... Я справлюсь, подумала Вейс. Прижала медвежонка к лицу. Я всегда справлялась. Я справлюсь с чем угодно, Лас, только возвращайся.
Она долго лежала, долго-долго, но в конце концов уснула.

Лас

Лас уселась. Время – красные цифры перед глазами – вновь начало отображаться, едва она проснулась. Как, всего двадцать минут?! Ведь сказано было – два часа.
— Я же просила два часа сна!
— Лас, ты уже отдохнула, здесь это занимает намного меньше времени.
— Сама чувствую, - проворчала Лас. - Ладно, спасибо, и не отвлекай пока.
«Слушаюсь».
Лас открыла Книгу Снов и задумалась, глядя на описание Долины роз. Розы... что-то вертится в голове. Какая-то интересная мысль. Так, нужны книги! А где есть книги? Правильно, в библиотеке.
Лас перелистнула Книгу к оглавлению, и широко раскрыла глаза.
Номером девяносто семь, в самом низу, значилось: «Страна Цветов».
Это ещё что за номер?! Откуда здесь это? Лас вчиталась в описание. Кто это мог добавить?
«Связь с реальностью добавлена автоматически, Лас».
Девяносто третья – Театр. Последняя работа Лас – под номером девяносто два, «Мир озёр». Следующие четыре – работа Незнакомки?
«Да, Лас, это её добавления».
Спросить разрешения, значит, мысль не пришла. А что ты скажешь, Незнакомка, если я просто вырву одну из страниц? Чтобы знала, кто здесь хозяйка? Лас схватилась за страницу девяносто три, но задумалась. Может, не торопиться? В конце концов, если Незнакомке быть запертой здесь, а это, похоже, единственный выход, то зачем ей запрещать подобное творчество? Лучше посетить вначале её страницы и посмотреть, что там к чему.
Но раньше всего – в библиотеку. Лас открыла страницу «Библиотека» и приложила ладонь к ней. В путь!

Вейс

Вейс закрыла глаза в своей комнате во дворце Тегар-Тан, а открыла их в своей комнате в летнем доме в Стране Цветов. Что за...
Она села. Одета – так же, как одевалась, когда шла работать в огород. Ничего не понимаю, подумала она. Где я и почему? Я уже в Стране Цветов, но почему не помню, как сюда попала? Почему улеглась на кровать прямо в одежде?
Вейс схватила телефон – лежит, как и всегда, на столике у кровати. Выключен. Попробовала включить – нет связи. Как же так? Ведь спутники покрывают всё обитаемое пространство планеты, Стайен несколько раз проверял. Ладно, потом! Надежда всколыхнула сердце Вейс, она выбежала из дому.
— Лас? Лас, ты здесь?
Никого. Лёгкий ветерок, кусты шуршат листвой, волны бегут по траве.
Надежда угасла. Лас здесь нет.
— Что со мной? - спросила Вейс, сглотнула. Лёгкий шум в ушах, и ощущения - слух, обоняние и всё остальное – как будто подёрнуты дымкой, всё приглушено, пригашено. Вейс наклонилась, провела ладонью по траве – и снова подивилась, как странно всё воспринимается.

Мира

— Куница, дождитесь прибытия группы поддержки два и отправляйтесь к летнему дому Вейс, - голос Вессен. - Датчики призраков отметили возмущение, сработала объёмная сигнализация.
— Дайте картинку, Госпожа Теней, - Стайен встал рядом с Мирой.
Картинка – в «фантомном спектре», остаточных следах фантомных структур. Живые формы, некробиотика и их фазовые сдвиги, в просторечии – призраки, оставляют подобные следы.
Действительно. И не след – активное движение! Человекообразный силуэт, стоит возле клумбы – наклонился, провёл ладонью по траве, вновь выпрямился.
— Мне это кого-то напоминает, - сквозь зубы проговорил Стайен. - Дай контурное изображение, убери краски, повысь контраст.
Секунд через десять появилась штриховая картинка – несомненно, женщина, стоит, уперев кулаки в бока и смотрит вверх, в зенит.
— Вейс! - воскликнула Мира. - Что происходит, Стайен?! Она же осталась там, в Тегар-Тан!
— Смотри туда! - Стайен указал на предмет позади изображения Вейс. - Увеличь!
Стол. Ещё один такой же стол, ещё одна такая же книга.
Шум и шорох – Мира обернулась – прибыл десантный грузовик. Всё, можно отправляться в домик. Командир спрыгнул, подбежал к Мире и отдал честь.
— Тигр, - представился он. - Получил приказ сменить вашу группу, Куница.
— Принимайте картинку, Тигр, мы уходим. Группа, за мной!

Вейс

Она запрокинула голову и постояла, глядя в зенит – шум в ушах прошёл. И туман перед глазами несколько рассеялся.
— Я сплю? - подумала Вейс вслух. - Или проснулась?
Тихо. Невероятно, невозможно тихо. Скрип камушков под ногами – громкий, как грохот лавины. Вейс оглянулась и обмерла – стол! Там, возле того самого волшебного кустика, где они уснули втроём. И на нём – Книга! Вейс подбежала к столу и утвердилась в мысли, что спит. Книга Снов. Открыта на странице «Библиотека».
— Ничего не понимаю, - прошептала Вейс. - Почему здесь?! Я же просто уснула! Почему я здесь и почему ты здесь?
Она прикоснулась к странице. Настоящая, шершавая бумага, наклонилась – и почуяла запах чернил. Кроме того случая, когда Лас привела их к Книге Снов, не было у Вейс в сновидениях такой ясности ощущений и такого ощущения реальности.
Она перелистнула страницу. Следующая, двадцать третья, называлась «Вантар-Лан». Сердце Вейс забилось как ненормальное. Что там? Что там может быть?!
Она недолго колебалась. Это сон, ведь Книга Снов – сама находится во сне. А значит, бояться нечего.
— В путь! - прошептала Вейс, прикоснувшись ладонью к странице «Вантар-Лан».

* * *

— Таэнин, - госпожа графиня ан Вантар и её младшая дочь были одни в просторном зале. Но теперь здесь была и Вейс – Книга Снов находилась в том же зале, но обе присутствующие в нём явно её не видят. Или для них это – обычный предмет обстановки? Или не до неё просто?
— Таэнин, - повторила госпожа графиня. Я помню вас, подумала Вейс, вы заподозрили, что у меня есть трения с законом, но относились ко мне хорошо – я не сплетничала, не доносила ни на кого, и очень хорошо заботилась о Лас-Таэнин, а она ведь была любимой вашей дочерью. Хотя вы это тщательно скрывали. - Отправляйся одна. По закону, ты должна быть одна и инкогнито. Только через два месяца ты сможешь прислать за служанкой. До тех пор я найду ей занятие.
— Мама, - Лас посмотрела в глаза матери. - Простите и не подумайте, что я жалуюсь, но Лас-Вейрон, моя сестра, уже несколько раз била мою служанку. А повода бить не было.
— Я расспрашивала вашу служанку, дочь моя, - холодно ответила графиня, - и она отказалась подтверждать ваши слова.
Конечно, отказалась, подумала Вейс. Во-первых, я не терплю доносы и доносчиков. Во-вторых, я сама разобралась с Вейрон. Привычными мне способами.
— Она никогда не скажет! Она терпеть не может жаловаться, и вы это знаете! И она честная, честнее некоторых других!
— Лас, - графиня взяла её за руку. - Не годится сравнивать слуг и их хозяев. Я знаю, какой характер у Вейрон, я знаю, что ваша служанка – человек хоть и низкий, но достойный. Обещаю, что с ней ничего не случится.
— Спасибо, мама, - Лас встала на колено и графиня, поднявшись, благословила её. - Простите мне мои слова.
— Удачи, Лас, - графиня помогла ей подняться и обняла. - Будь осторожна, Ласточка!
Вейс не сразу поняла, что они не видят, и не слышат её. А потом бросилась вслед за Лас и не очень удивилась, когда поняла, что может проходить сквозь стены – а сквозь пол не проваливается только потому, что просто об этом не думала.
Лас тогда вызвала меня, подумала Вейс. Прости, Лас, что я тайком... но я очень хочу увидеть это! Увидеть ещё раз!

* * *

Вейс из будущего просочилась сквозь дверь. Лас стояла у окна и плакала – молча, ни звука, с каменными лицом – но плакала, слёзы катились по лицу. Я поняла, что ты плачешь, подумала Вейс, но не очень поняла, почему. Вот теперь я понимаю.
Стук в дверь.
— Войди, Вейс, - Лас вытерла слёзы и некоторое время постояла у окна, чтобы успокоиться.
— Да, госпожа? - Вейс из прошлого замерла в почтительном поклоне.
— Закрой дверь, Вейс.
Вейс выполнила приказ и вопросительно посмотрела в лицо хозяйки.
— Иди ко мне, - попросила Лас. Обняла служанку и снова расплакалась. Вейс из будущего подошла к ним, встала рядом, чувствуя себя неловко. - Вейс, прости, я не могу взять тебя с собой сейчас! Только через два месяца!
— Да, госпожа, - улыбнулась Вейс, осторожно погладила её по голове. - Прошу вас, не плачьте. Я буду очень ждать письма от вас. Будьте осторожны!
— Вейрон тебя не любит, - Лас отпустила её. - Ей в голову может прийти какая угодно гадость! Пожалуйста, будь осторожнее. Я пришлю за тобой, как только смогу.
— Спасибо, госпожа, - Вейс низко поклонилась. - Ваши вещи уже готовы. Я трижды проверила, всё в порядке.
Лас снова обняла её, долго не отпускала. А когда отпустила, долго смотрела в глаза.
— Я нарушаю все правила, - прошептала она. - Но мне кажется, ты моя лучшая подруга. Только не говори никому, тебя за это убьют!
— Не скажу ни слова, госпожа!
— Вейс, попробуй хотя бы раз не обращаться ко мне «госпожа»!
— Я не смею, госпожа, - Вейс вновь склонилась. - Прошу вас, не заставляйте.
— Я не заставляю, - Лас взяла её за руку. - Я прошу.
— Доброго пути, го... Лас, - Вейс произнесла едва слышно. Если бы это услышал кто-то ещё, то дни Вейс были бы сочтены. В отношении слуг правила дома Вантар крайне консервативны. - Удачи вам, госпожа.
...В тот же вечер меня вызвала к себе Вейрон. Формально, с отъездом младшей дочери я «переходила» к следующей. У Вейрон были свои слуги, но я ей была очень, очень интересна...

Вейс, 1205

— Она говорила обо мне? - Вейрон была в скверном расположении духа. А когда она была не в духе, слугам всегда попадало. Жаловаться здесь было не принято, но многое понятно и так – Вейс не сплетничала о хозяйке с другими слугами, вообще не имела привычки делиться чужими тайнами и её любили, даром что говорит с акцентом и выглядит простолюдинкой – что-то такое оставалось во взгляде и манере держаться. Многие секретничали с Вейс, и она ничего и никогда никому не выбалтывала. К тому же была смешливой и доброй, если нарочно не злить.
— Простите, госпожа Лас-Вейрон? - Вейс склонилась в поклоне. Лас долго тренировала её и выучила – так, что теперь не стыдно попасть и на глаза самой королеве. Императрицей её зовут только чужеземцы.
— Просто Вейрон! Я знаю, что ты называешь сестру «Лас»!
— Простите, госпожа Вейрон?
— Так называешь или нет? - Вейрон подошла поближе. Ей явно нравилось, когда перед ней склонялись.
— Госпожа Вейрон, мне строжайше запрещено называть госпожу просто по имени.
— Это не ответ! Называешь или нет?
— Нет, госпожа Вейрон, не называю.
— Лжёшь! - Вейрон хлестнула её плетью по спине. - Лжёшь! Лжёшь! Я видела, как она с тобой говорит, я видела, как ты с ней рядом держишься! Совсем забыла о приличиях, скотина! - и ударила снова.
Вейс стояла, не шевелясь, не издавая ни звука. Смешная вы, Вейрон, вы ведь не работали в каменоломнях, а я работала. И после тамошних плетей ваша – просто ласковое поглаживание.
— Отвечай! Ты обращаешься к ней «Лас»?
— Я обращаюсь «госпожа Лас», госпожа Вейрон. Ваша сестра настаивала, чтобы я обращалась или «госпожа», или «госпожа Лас».
— Лжёшь! - Вейрон, похоже, было всё равно, за что бить, и чего допытываться. Снова удар – на этот раз попало по голове. И вновь по спине, и вновь. Хоть у Вейс кожа и толстая, привыкшая, но раны будут, это точно.
После второго удара по голове, когда Вейрон чуть не выбила Вейс правый глаз, всё случилось само собой. Рефлексы опередили ум, но не было ярости, и в последний момент Вейс опомнилась. Вейрон не ожидала сопротивления, тем более – нападения. Прошло секунд пять, и вот Вейрон уже на коленях, а Вейс стоит у неё за спиной, обмотав плеть вокруг горла Вейрон, держа оба конца плети в руках. Вейрон, похоже, понимала, что успеет крикнуть, но Вейс свернёт ей шею -- или задушит – раньше, чем кто-либо придёт на помощь. Крохотная служанка оказалась невероятно сильной, Вейрон такого и представить не могла.
— Госпожа Вейрон, - голос Вейс оказался спокойным – может, именно это привело в чувство их обеих. - Я не могу признаться в том, чего никогда не делала, и я очень хотела бы, чтобы у вас не было неприятностей из-за меня. Вы много раз говорили, что я каторжница, и вы правы, и ваша матушка тоже об этом знает. Но я давно уже искупила свою вину, и мне очень жаль, что я сейчас подняла на вас руку. Я вас сейчас отпущу, и вы сможете убить меня, но ваша матушка и ваша сестра тогда очень огорчатся.
Она отпустила плеть, отошла на пять шагов, и встала на колени. Вейрон тут же сорвала с шеи плеть, вскочила на ноги. Вейс склонила голову.
— Если потребуется, я отдам жизнь за вас и вашу сестру, госпожа Вейрон, но прошу вас, не заставляйте меня признаваться в том, чего я никогда не делала.
Вейрон подошла ближе и Вейс почуяла, что хозяйка в большом, очень большом смятении.
— Я знаю, что ты не сплетничаешь, - услышала Вейс и не поверила своим ушам. - Может, ты одна в этом доме не сплетничаешь. Уходи, Вейс, и пришли ко мне Фарри. Уходи!
— Слушаюсь, госпожа Вейрон, - такие слова от Вейрон – это, практически, похвала и извинения одновременно. Хотя перед слугами здесь извиняется одна только Таэнин, и ей за это не раз влетало. Вейс остановилась у двери, вновь поклонилась и покинула комнату.
...Фарри – личная служанка Вейрон – невысокая, хоть и не такая крохотная, как Вейс, человек неистребимого оптимизма, последние две недели была в подавленном настроении – Вейрон била её по любому поводу и за любую мелочь. Но в тот вечер Фарри вернулась, явно не понимая, что происходит – госпожа не только не ударила её, но похвалила и даже подарила какую-то безделушку.
— Твоя работа, Вейс! - Фарри подёргала её за рукав. - Расскажи, что ты с ней сделала?
— Ничего, - заверила Вейс, - просто попросила не бить меня без повода. Не вздумай ты так делать! Я слово знаю волшебное, а ты – нет!
— Какое слово? - удивилась Фарри.
— «Пожалуйста»!
— Да ну тебя! - проворчала Фарри под взрыв хохота, остальная прислуга тоже была рада, что средняя сестра повеселела. - Посмотри лучше, какую прелесть госпожа подарила мне!
...Она бы меня покалечила, подумала Вейс из будущего. Покалечила, или даже убила бы, если бы я просто молчала. Вейрон могла быть совершенно бешеной, тем более, что она уже тогда во что-то влипла, и её матушка не раз устраивала ей выволочку. Наверное, я поступила правильно. Но в тот вечер мне стало худо, как тогда на катере. Может, оттого, что смерть снова прошла рядом со мной.

Вейс, сон

Вейс поспешила к Книге Снов. Воспоминания, заключённые на этой странице, невероятно сильны. Зачем Лас сделала то? Также, как и Лас, тосковала по прошлому, когда не было ещё никакой крови, и страха, и непонятных событий, которые перевернули всю жизнь?
Я вернусь сюда, подумала Вейс. Обязательно вернусь. Но не сейчас, сейчас зреет что-то другое, и нужно поторопиться. Она перелистнула страницу назад, туда, где Библиотека, и прижала ладонь к листу. В путь!

* * *

Говорить следовало чётко и ясно, и, похоже, Вейс что-то напутала. Она оказалась не в библиотеке, она вновь стояла поблизости от летнего домика, подарка Лас и внуков. Но теперь она была не одна – вокруг Книги Снов стояли солдаты, и смотрели на неё странным взглядом, и держали оружие наготове. Вейс оглянулась и не поверила своим глазам. Мира! Стайен-старший! Но почему они полупрозрачные?! Мира махнула ей рукой, что-то крикнула, указывая на книгу – но ни звука, всё тот же шелест и скрип камушков под ногами, и всё. Вейс показала на уши – не слышу – и обернулась к Книге Снов. А на странице, которая про библиотеку, вдруг появилась, на глазах Вейс, карандашная надпись.
«Вейс, уходи, не лезь не в своё дело».
Лас в беде! И это пишет кто-то, из-за кого Лас в беде! Почерк не Лас, и сама Лас написала бы совсем по-другому, другими словами!
Вейс приложила ладонь к странице и на этот раз произнесла чётко и ясно.

* * *

Вейс не очень удивилась, когда поняла, что находится в той самой библиотеке Сердца Мира, Крайтеона, где она проработала в общей сложности три года. Она перед столиком, где оставляли заказы, и дежурная с той стороны смотрит на неё беспристрастно.
— Мне нужна Лас-Таэнин эс ан Вантар, - Вейс подбежала, говорить старалась размеренно, чётко. - Вы не видели её?
Не слышит. Не видит и не слышит. Понятно, это сон, но это неправильный сон. Что-то не так, что-то по-другому в этом мире.
— Лас! Лас, это я, Вейс! Ласточка, где ты?!
Куда она могла пойти? В хранилище? Вейс «просочилась» сквозь решётку -- пробежала несколько шагов, остановилась. Нет, вряд ли. Если этот мир подчиняется, Лас просто сидит в читальном зале, и ей туда всё приносят, ведь так удобнее, верно? И она бросилась в читальный зал.
Лас выбежала ей навстречу. С двумя книгами в руках. Бросила книги, обняла Вейс, прижала ту к себе. Вейс понимала и чуяла, что это – настоящая Лас. Должна быть настоящей!
— Вейс, Великое Море, как ты сюда попала?! Ой, прости, что за вопросы! Ты не встретила там её?!
— Я сплю! Я сейчас сплю в Тегар-Тан, Ласточка! Она была там, приходила сегодня вечером. Говорят, стащила какую-то книгу и ушла вместе с ней.
— Майри-Та, - догадалась Лас. - Теперь всё понятно. Она снова обманывает. Я думала, она будет ждать, как обещала, но она уже действует. Вейс! Слушай, это очень важно. Найди том четвёртый сочинений Майри-Та, там, где гражданская лирика, ищи стихотворение про грозу! «Был полон мир гнетущей тишиной»! Слушай, как оно звучит в оригинале, - Лас продекламировала. - Запомнила? Выучи его! Выучи хотя бы первую строфу! Незнакомка не сможет прочесть его, она хотя бы раз запнётся, понимаешь?
— Понимаю, - Вейс держала её за руки и не хотела отпускать. - Она пообещала не трогать меня, Лас, не приходить во сне.
— Она ищет, Вейс, что-то очень важное для неё! Почти что нашла! Если она подумает, что всё нашла, она может нарушить любые обещания, я тоже перечитала сказку!
— Лас, - Вейс смотрела ей в глаза. - Что я могу сделать для тебя?
— Она ищет кого-то, Вейс. Я не очень поняла, кого. Кто-то остался, кто знал её в лицо, знал её по имени. Если она никого не отыщет, она возьмётся за меня. Тогда я уничтожу Книгу Снов и запру нас с ней здесь.
— Лас, не вздумай!!
— Вейс, у меня мало времени. И у тебя тоже. Просыпайся, милая, найди стихотворение! Ты всегда должна знать, с кем говоришь! Не беспокойся за меня, береги остальных. Просыпайся!

Мира

Вейс возникла рядом с ещё одним столом, на котором лежала ещё одна Книга Снов, так её называет Стайен. На этот раз не было ошибки – Вейс, в той самой одежде, в которой Мира видела её там, в Вантар-Лан. И Вейс тоже заметила их.
— Вейс! - крикнула Мира. - Подходите сюда! Держитесь подальше от книги!
— Она не слышит, - пояснил Стайен. - Мы в разных фазах. Я даже не уверен, что она видит именно нас. Проклятье, такой момент и нет под рукой аппаратуры!
Вейс покачала головой, поднесла ладони к ушам – на слышу – и повернулась к книге. Приложила ладонь к странице – и исчезла.
— Да, слушаю, - Стайен поднял руку к уху. - Да, это я. Все активны? Только... сколько? Девяносто восемь? Да, оставьте маркеры, и пока не лезьте. Много там было? Забирайте всё! Да, и стол тоже, если сумеете. Да, отходите и готовьте периметр. Конец связи.
— Это Стайен-младший, - пояснил он Мире. - Студент. Они вошли в тот проход. Говорит, там каменный мешок, комната без дверей, и в ней сто восемь зеркал, из них девяносто восемь спящих проходов.
— Я перестаю понимать, - призналась Мира.
— Книга Снов стыкуется с нашей реальностью, - пояснил Стайен. - Не знаю, что причиной, но по-моему, происходит именно это. Мы должны быть готовы.
— Оттуда что-то может выйти?
— Лас не создавала ничего страшного. Там у неё страна чудес, где всё прекрасно, все счастливы и живы, понимаешь? Но когда мы там были, страниц было девяносто две.
— Сейчас девяносто семь, - произнесла Мира сквозь зубы.
— Девяносто восемь, - поправил Стайен. - Оттуда может выйти кто угодно, если эти страницы добавила не Лас. Госпожа Теней! Летний дом Вейс, здесь происходит то же самое. Мы...
Книга пропала, вместе со столом. И в тот же момент с карты эфемера пропали все окружающие стол и книгу пятнышки проходов.
— Мы на связи, - Стайен опомнился быстро. - Стол и книга только что пропали, проходов больше нет. Оставляю эфемер, проведём тщательный осмотр. Госпожа Теней, просьба узнать, где сейчас Вейс и что с ней происходит.
— По-моему, Вейс проснулась, - заключил Стайен. - И всё это ей приснилось. Я про здешний стол и книгу и всё остальное.
— Мы ей тоже приснились?
— Я же говорю, Книга Снов стыкуется с нашей реальностью. Но мы пока ещё в разных фазах. Она нас видела, но не слышала, помнишь?
— Уровень тревоги один, - объявила Мира. - Оставляем датчики и ждём распоряжений. Выполнять!
Она сняла гарнитуру и взяла Стайена за руку.
— Слушай, если ты тоже снишься, то не вздумай меня будить! Понял?
— Мира, всё потом! Нутром чую, что-то надвигается.
— Паразит, - Мира надела гарнитуру. - Хоть бы раз приласкал при всех! Нет, Госпожа Теней, это я не вам. Ждём приказа. Спит? Проснулась? Да, поняла. Поняла, выполняем!
— Они построили первичный периметр, - пояснила Мира. - Вейс в Тегар-Тан, по словам Весс, только что проснулась.
— Я так и думал, - Хорёк потёр переносицу. - Куда теперь?
— Назад, к той поляне. Ты умеешь открывать проходы?
— Во сне – умел. Посмотрим, как это получится сейчас.

Тесан, Тегарон, Вассео 5, 23:20

У себя в комнатах Майеринн таинственным образом превращалась из талисмана страны и целителя в обыкновенную девочку, у которой почти не было настоящего детства и настоящих игр, а только учёба, церемонии и всё такое.
— Давай ещё раз! - попросила Светлая громким шёпотом, после того, как сыграла десять «партий» в «нож-бумагу-камень». Ей так понравилась эта незатейливая забава, что Тесан только диву давалась, а каких ещё игр она не знает – игр, которые знают все дети по всему свету?
— Май, мне попадёт! Завтра будет время, ещё наиграемся!
— Все вы так, - проворчала Май и отвернулась. - Ты как бабушка!
— Ну перестань, что ты в самом деле! Ты же знаешь, что я права!
Май, не глядя, протянула руку – за спину – и Тесан осторожно взяла её обеими своими.
— Спокойной ночи, - Майеринн вздохнула. - Спокойной ночи, няня.
— Спокойной ночи, моя дорогая, - Тесан улыбнулась, отпустила её руку и поправила одеяло. Я начинаю говорить, как няня, подумала она. Теми же словами, с той же интонацией, как будто мне тоже сто лет! Ужас просто!
Через пять минут Светлая уже спала. Положено сидеть с ней ещё хотя бы десять минут, потом уже можно уходить к себе или куда нужно. За окном продолжало моросить, а в остальном было спокойно. Странная история с зеркалами, подумала Тесан. Было приказано – убрать все стеклянные, заменить на металлические. Но четыре зеркала оказались стеклянными, причём те, возле которых постоянно ходит или Вейс, или сама Тесан. Уже идёт расследование, почему это случилось, но пока что нет виноватых – все стеклянные зеркала на месте, в кладовках, откуда взялись эти четыре – никто не знает.
Тесан тихонько вздохнула, ещё раз поправила одеяло и присела. Немного посидеть, да и самой пора спать. Хороший получился день рождения, и даже визит Незнакомки его не испортил по-настоящему.
Кто же ты такая? Откуда и что тебе нужно от нас всех?

Тесан

Она открыла глаза – задремала? - Светлая безмятежно спала, дыхание ровное, спокойное. Спи, малышка. Тесан поднялась. Голоса за дверью или ей показалось?
Она отворила дверь. Нет, не показалось. Но что они тут делают, кто их сюда впустил?! Тесан пробежалась до коридора, выглянула за угол. Точно, одногруппницы! В тех самых одеждах, что на выпуске, но почему здесь, в Тегар-Тан?!
— Янни? Риона, Эмеан?! - Тесан была изумлена. - Откуда вы здесь?!
— Ой, Тесс! - они вскочили на ноги. - И ты здесь! Мы сами понять не можем, - призналась Янни, рослая, выше всех на потоке – играла в баскетбол, чем и прославилась. - Я помню точно, что заснула у себя дома, и вот я тут...
— Я вспоминала вас, - призналась Тесан смущённо. - Вчера о вас говорили. Но не думала, что вы...
Движение дальше по коридору. Тесан подняла взгляд – из-за поворота вышла она, та самая, в белых одеждах, помахала рукой и пошла себе дальше, дальше, прочь по коридору.
— Девочки! - Тесан повернулась к остальным. - Великое Море, что я наделала! Это сон! Как только проснётесь, позвоните мне! Это важно! Позвоните моей бабушке, если не дозвонитесь до меня!
— Тесан, что случилось? - Риона, родом, как и сама Тесан, из Тессегер – белокожая, стройная, спортивного сложения. - На тебе лица нет... Что случилось?
— Долго объяснять! Просыпайтесь! Пожалуйста, просыпайтесь!
— Проснулись уже, - хором ответили все трое её собеседниц и, одна за другой, они все превратились в Незнакомку. - Очень, очень трогательно, Тесан. Спасибо тебе, дорогая. Я не люблю делать больно хорошим друзьям и их родственникам. И больше не приду к тебе в сон, обещаю! - и она, все три её копии, рассмеялись. - Спи, Тесан. Спи крепко! Мне нужен всего час времени!

Незнакомка

Она отошла от зеркала, продолжая смеяться. Да. Так всё просто. Даже и часа не потребовалось, чтобы найти, о ком часто думают те три подруги Тесан, прийти в их сны, и услышать имена других... других и других. Хорошо, что в Тессегер-Лан тоже ночь!
Теперь она, Незнакомка, может входить в сновидения двух сотен человек. Ещё немного, ещё чуточку постараться, ещё одна ночь – и их станет намного больше. К тому моменту, как кончится указанный срок, Незнакомка будет везде -- везде, где есть зеркала, где знакомые ей по именам люди посмотрят в них.
И тайны откроются. Все до одной. Извини, Лас, я должна. Я не имею права проигрывать.

Вейс и Тесан, Тегарон, Вассео 6, 1:20

Тесан вскочила со стула. Голова тяжёлая, смех Незнакомки всё ещё отдаётся. Девушка убедилась, что Светлая спит и на цыпочках подошла к двери. Там она столкнулась с бабушкой, нос к носу.
— Ба... - Вейс прижала палец к губам. Тесан прикрыла дверь за собой и повлекла бабушку прочь, в коридор. - Бабушка! Я только что видела! Её, во сне! Она обманула моих подруг, заставила меня назвать их по имени! Я теперь очень беспокоюсь!
— Сейчас я позвоню Мире и ты скажешь, кто это, - Вейс взяла её за руку. - Тесс, милая, идём в библиотеку! Это очень важно. Я сейчас говорила с Лас.
— С Лас?! - поразилась Тесан. - С няней? Она тебе приснилась?
— Нет. Она настоящая. Она у себя в Книге Снов, но она там настоящая.
— Я не понимаю! - призналась Тесан. - Я уже почти ничего не понимаю!
— Быстро в библиотеку, я там постараюсь объяснить!

* * *

— Вот это стихотворение, - указала Вейс. - Видишь? «Был полон мир гнетущей тишины...» Лас сказала, выучить его, хотя бы первую строфу!
— Бабушка, но... - Тесан вчиталась. - Это не Ронно! Буквы похожие, но я ничего не понимаю!
— Это Старый Ронно, придворные поэты пишут только на нём. Я знаю его, запоминай и повторяй вместе со мной.
— Бабушка, но зачем это?
— Незнакомка не сможет прочесть это стихотворение. Лас сказала, она будет запинаться. Понимаешь? Если ты попросишь кого-нибудь во сне повторить стихотворение, и это окажется она, она не сможет этого сделать!
— Да, теперь поняла! Тогда прочти ещё раз!

Мира

Мира приняла звонок, посоветовала Вейс не беспокоиться и тут же вызвала Вессен. Передала ей то, что успела услышать.
— Она обошла нас, - заметил Стайен. - Всё, теперь мы не можем проследить, за кем она будет наблюдать. Итак, её обещание – ложь, она всё это время выполняла свои планы. Госпожа Теней, пора переходить к следующему этапу операции. Проходы открыты, мы можем начать эвакуацию и расселение в любой момент.
— Вы готовы ко всему, кроме этого, так? - Мира первой выпрыгнула из грузовика, дала сигнал – за мной.
— У нас восемьдесят основных типов сценариев, - пояснил Стайен. - Но чтобы противостоять тем, кто навещает тебя во сне, и может ходить между зеркалами – такого не было. И не вполне понимаю, как к этому готовить.
— Придётся придумывать, - Мира дождалась отмашки – периметр активен, можно продвигаться. - Включай свой костюм и держись рядом со мной.
— ...Что тут делать? - поинтересовалась Мира парой минут спустя. - Что нужно? Волшебное слово?
— Я присылал подробное описание. Прижать ладонь к странице с описанием места отправления и сказать «В путь».
— Куница, - один из бойцов указал. - Смотрите, вон там!
— Вижу, - проворчала Мира. - Похоже, всё теперь немного по-другому? Все помнят ключевую фразу? Отлично, и чтобы никто не произносил без команды!
Над одним из проходов – мест, отмеченных светящимися колышками – возникла дверь. Вместе с дверным косяком. Единственное необычное в ней то, что косяк висел в воздухе и ни к чему не был прикреплён.
— Похоже, нам туда, - пояснил Хорёк. - Книга открыта на «Библиотеке». Ты давно была в библиотеке?
— Давно, - Мира дала знак – вперёд! – и её отряд направился к двери.
— Чисто, - пришёл к заключению Хорёк. - Можно открывать.
Мира указала ему – отойди – и махнула остальным. Дверь открывается на себя – и вот пятеро бойцов готовы открыть огонь, если из открывшейся двери кто-нибудь покажется.
— Вперёд!
Один из бойцов резко распахнул дверь, остальные замерли, готовые открыть огонь...
За дверью оказалась библиотека. Дверь выводила в коридор, слева была стойка, за которой сидели две женщины со скучающим видом, коридор двигался прямо, выводил в читальный зал. На глазах присутствующих из зала вышла женщина – тефан, отметила Мира, фасона примерно сто-стодвадцатилетней давности. Уроженка архипелага Крайтеон. Значит, библиотека – где-то на архипелаге? Обе женщины за стойкой, несомненно, с островов.
Женщина шла прямо на дверной проём – Мира чувствовала, как все напряглись – и в последний момент просто исчезла.
— Они не видят прохода. Запускаем «пчелу», - распорядилась Мира. - Уровень тревоги три.
«Пчела» легко и без помех преодолела дверной проём.
— Связь с «пчелой» не нарушена, - отметил Хорёк. - Отлично, ну-ка, подведите её к стойке.
— Они не замечают «пчелу», - пояснила Мира. - Попробуйте взять пробу материала. Да, прямо на стойке.
Вот это они заметили. «Пчела» испаряет крохотный кусочек вещества, снимает всевозможные спектры и проводит элементный анализ. Обе женщины встали, когда облачко дыма поднялось над стойкой, одна из них нажала на кнопку под стойкой. Через полминуты появились два охранника, осмотрели место возгорания -- и огляделись в недоумении.
— Круто, - усмехнулась Мира. - Полетайте возле них. Да, возьмите пробы спектра. Посмотрим, что это за люди.
Через две минуты и это было выполнено, а охранники ушли.
— Дайте мне Комиссара, - потребовала Мира. - Комиссар, это Куница, у нас четыре спектра, предположительно – уроженцы Крайтеона, предположительно, начало предыдущего века. Нужны данные по ним. Принимайте записи.
— Не думаю, что будут данные, - хмыкнул Стайен. - Но посмотрим. Что теперь?
— Атмосфера в норме, факторов опасности нет, - Мира махнула рукой. - Росомахи один и два, вперёд, остальным прикрывать.
Двое бойцов перешагнули порог, отработанным движением «осмотрели» пространство вокруг себя, и не только глазами. Ни одной враждебной цели.
— Попробуйте привлечь их внимание, - предложила Мира. - Слева за стойкой «Авеар один», справа от неё «Авеар два». Начните с Авеар один. Первую «пчелу» дальше по коридору, запускайте «пчёл» два и три.
Росомаха-один помахал рукой перед лицом женщины, та не обратила внимания. Костюмы блокируют все личные запахи и не имеют собственных – одно из первых, самых полезных, изобретений Хорька. Он наверное, и счёт потерял свои открытиям, подумала Мира отчего-то.
— Не реагирует, - доложил Росомаха-один.
— Прикоснитесь к её руке – осторожно.
Вот это женщина заметила, вздрогнула, потёрла руку, оглянулась – никого не увидела. И более не забивала себе этим голову.
— Такое ощущение, что мы не воспринимаемся только зрением, слухом и обонянием, - предположил Хорёк. - Что дальше?
— Возьмём сувениры и закроем дверь, - решила Мира. - Росомаха-один, определить координаты, Росомаха-два прикрывает. Я вхожу, остальным прикрывать проход.

* * *

Сувениров набрали порядком, в том числе личных предметов.
— Куница, - голос Росомахи-один, - читальный зал прямо и налево, посмотрите на картинку.
Мира посмотрела. Незнакомка. Всё в том же белом платье – никогда не переодевается, что ли? Сидит за столом и сосредоточенно читает.
— Отступаем, - приказала Мира. - Росомахам отходить к проходу, отозвать пчёл два и три, «пчелой» один следить за Незнакомкой. Молчание в эфире.
Отступили, как в учебнике, чётко и быстро. Оставалось только уйти сквозь проход, всем троим, но...
— Мира, а ты тут что делаешь?
Мира замерла – Росомахи, ожидавшие её у входа, держали под прицелом кого-то за её спиной.
— Росомахи, на выход, - приказала Мира, молниеносно обернулась. - Я могу задать тот же вопрос.
Незнакомка покачала головой.
— Встречаю гостей. Ух, какие вы грозные! - улыбнулась она. - Расслабьтесь, мальчики! Она ведь так к вам обращается? Расслабьтесь, ваше оружие против меня не поможет.
— Росомахи, на выход, - приказала Мира, целясь Незнакомке в голову. - На выход!
— Они тебя не замечают, - пояснила Незнакомка. - Не суетись. Вот, возьми, - она протянула прямоугольный лист картона. Мира брать не стала, Незнакомка пожала плечами и положила билет на стойку. - Зря. У каждого читателя должен быть читательский билет, его необходимо сохранять на всё время пребывания в библиотеке.
Она засмеялась и, повернувшись, направилась назад, в читальный зал.
— Росомахи, на выход! - приказала Мира. На этот раз её послушались немедленно.

* * *

— Росомахи один и два, на обследование, - приказала Мира. Такой злой Хорёк её давно не видел. - И я тоже. Оружейник, ты с нами. Тигр, моя группа переходит в ваше подчинение, пока мы не вернёмся из «бани».
«Баня», комплекс обеззараживания и полевой диагностики, уже был развёрнут в полукилометре от периметра, там же, где временный лагерь. Быстро они, подумала Мира, и грамотно. Весс времени даром не теряла. Ещё бы понять, чем мы с такой заразой воевать будем. Сходили тайком, ничего не скажешь.
Как только Росомахи вышли из-под душа и отправились в соседнюю палатку, с диагностическим оборудованием, Мира затащила Стайена за собой, в душевую.
— Обними меня, - приказала она, раздеваясь. - Прямо сейчас! Как там, в поезде!
— Слушай, ты нашла время!
— Тебе жалко, что ли? Не видишь, меня трясёт!
Стайен, ошеломлённый, выполнил просьбу. И долго не мог отпустить Миру... весь его возраст куда моментально делся, а в голове появились и остались мысли, несовместимые с проходящей военной операцией.
— Всё, хватит, - Мира оттолкнула его, - остальное потом, - она скрылась за занавеской, а Стайен, мысленно проклиная себя, вышел из «бани» наружу.
— Оружейник, - Тигр вызвал его, едва Стайен отошёл на десяток шагов. - Нужна ваша консультация, пройдите к штабной палатке.

* * *

— Не дуйся, - Мира, отпустив Росомах один и два, отвела Стайена в сторону. - Я почти умерла там, понимаешь? Она смотрела мне в глаза, и я поняла -- всё, сейчас мне крышка, вот прямо сейчас. И она очень хорошо показала мне, как именно. Стайен, и как мы с такой будем воевать? Она что, всемогуща?
— Лас несколько раз говорила странную фразу, «она это я», или что-то такое, - заметил Стайен. Вессен всё ещё принимала решение, продолжать ли вылазки на другие «страницы», или нет. - Если принять за рабочую гипотезу, что в пределах Книги Снов обе её субличности одинаково сильны, то да, она практически всемогуща. Пока реальности не состыковались окончательно.
— Весело, - Мира сплюнула под ноги. - План действий?
— Вессен хочет, чтобы мы посетили ещё несколько страниц, потом подготовились к обезвреживанию проходов.
— Если это получится, мы закроем Лас и Незнакомку внутри?
— Возможно. У них могут быть другие способы перемещаться между реальностями. Мира, картина где-то внутри. Если я не ошибаюсь в Лас, она не захочет возвращать её сюда. Пока картина у Лас и ждёт её распоряжений, никто не сможет заморочить Лас голову, понимаешь? Даже Незнакомка. Мы отстаём от событий на шаг, а хочется опережать. - Зазвонил его телефон. - Да? - Он махнул Мире – не отвлекай. - Слушаю. Да, Вейс, это я. Да, говорите, я слушаю. - Стайен умолк на минуту. - Вы нашли стихотворение? Отлично, Вейс, огромное вам спасибо! Да, мы немедленно приступим. Сейчас же.
— Идём, Мира, - позвал он. - Пора поговорить с Вессен.

* * *

— Вот архивные записи, - Вессен дала картинку на экран. - Первым исследования на эту тему делал Дайнакидо-Сайта эс Фаэр, участник Команды, псевдоним – Слуга. После его гибели в четырнадцатом году, серьёзные исследования продолжились только с началом Проекта. Дайнакидо встретил Незнакомку в тысяча двести пятом году, это явилось для него шоком – он не придал значения тому, что его собственные особые свойства уже пробудились. Характерно, именно в тот день он познакомился с Лас, и это определило дальнейшую судьбу обоих. Лас специализировалась на поэзии Пятой династии, в тот момент из студентов она лучше всех разбиралась в биографии Майри-Та, ключевой фигуры того времени, и его преемника, Сагари. Лас училась читать стихотворения Майри-Та, язык в те времена звучал несколько иначе. Дайнакидо встретился с Лас, когда та читала стихотворение «Был полон мир гнетущей тишиной», и пришёл в себя, наведённые индуктивные программы прекратили действовать. Опуская подробности, он сумел выяснить, что несколько стихотворений Майри-Та позволяют сопротивляться индуктивным способностям Незнакомки. Она искала в библиотеке ранние рукописи Майри-Та, но не смогла найти -- ими тогда занималась Лас. На Крайтеоне способности Незнакомки весьма ограничены, там она весьма уязвима, это одно из мест, которые она впоследствии избегала. Но выбора не было, ей зачем-то очень были нужны рукописи, и она почти неделю пыталась добыть их. У Дайнакидо оказалось достаточно времени, чтобы провести свои опыты и сделать выводы. Случайно или нет, он натолкнулся на утраченное ныне стихотворение Сагари, которое делало читающего полностью недоступным для Незнакомки и её марионеток.
— Это как? - поинтересовалась Мира.
— Пока человек читал его, Незнакомка не видела его, не слышала, не чуяла, не воспринимала другими своими особыми способами, не думала о человеке.
— Класс! - восхитилась Мира. - Это сейчас очень бы не помешало.
— Стихотворение утрачено. После смерти Незнакомки его текст не удалось найти, а все, кто его знал – забыли.
— Что за... - Мира поджала губы. - Разве так бывает?
— Подозреваю, это картина, - пояснил Стайен. - Стихотворение играло роль предохранителя. Предохранитель сгорел – опасное устройство обезврежено.
— Ты всё что хочешь объяснишь картиной! - Мира покачала головой. - Это всё равно, что ничего не объяснить.
— Но остались ещё три стихотворения, - продолжила Вессен. - Они не такие мощные, но действуют по сей день. Причём действуют на многие виды «пси». Вы знаете, что песню на слова «Был полон мир...» часто ставят во время разнообразных потрясений? Стайен, ты точно её слышал, а одно время даже напевал без конца, почти неделю подряд.
— Припоминаю, - согласился Хорёк, снял шляпу, вновь надел. Мира молча сорвала с него шляпу, подсунула под себя и показала Хорьку кулак.
— У нас в архивах перечислены сто восемнадцать текстов, в основном стихотворных, которые так или иначе влияют на «пси». Перехожу к делу. Упомянутое стихотворение, если его читать вслух или про себя, чётко сосредотачиваясь на правильном произношении, на несколько порядков, от двух до семи, повышает стойкость ко всем индуктивным воздействиям, а также даёт временный иммунитет ко всем известным нам неконтактным видам внушения. Иммунитет сохраняется от трёх до пяти минут, при каждом следующем чтении срок действия уменьшается, после примерно получаса чтения иммунитет перестаёт проявляться, требуется двенадцать часов выдержки, чтобы он вновь начал проявляться.
— Уже хлеб, - согласилась Мира. - Нужно самой читать или как?
— Для лучшего эффекта – самой.
— Да уж, - Мира хихикнула. - Вот зрелище будет! Сидим всей бригадой и учимся читать стишок.
— Итак, план. Осматриваем остальные страницы, забираем сувениры. Сама туда больше не входишь, понятно? После этого минируем все проходы, в активном и спящем состоянии, чтобы в случае необходимости разорвать связь. Мы уже сделали несколько опытов с теми, кого Незнакомка посещала во сне, есть однозначный отклик на второе и третье стихотворения Майри-Та. Они не дают никакой защитной способности, но позволяют определить, что человек под индуктивным воздействием. У нас готов способ выявлять и временно подавлять обратную связь между человеком и Незнакомкой. Небольшая развлекательная программа, её уже готовят к эфиру на всех крупнейших радиостанциях планеты.
— Быстро вы, - удивилась Мира.
— Сейчас получишь письмо с подробными инструкциями. Четыре часа на отдых, потом осматриваете известные Стайену страницы.
— Есть, госпожа полковник! - Мира встала.
— Мира, под словом «отдых» я понимаю отдых. Никакой самодеятельности! Никаких стимуляторов! Шагом марш в свою палатку, и – спать.
— Слушаюсь, - Мира ухмыльнулась. - Спать одной?
Вессен сняла гарнитуру и показала Мире кулак.
— Можешь идти. Стайен, а ты задержись.
Мира выразительно посмотрела в лицо Вессен, вздохнула и покинула палатку.

Глава 16. Долина пепла | Книга Снов (оглавление) | Глава 18. Бег с препятствиями

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100