Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 18

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 18

Глава 17. Паутина грёз | Книга Снов (оглавление) | Глава 19. Небесный огонь

18. Бег с препятствиями

Вейс и Тесан, Тегарон, Вассео 6, 6:00

Им не спалось. Вейс включила, по просьбе Тесан, телевизор – но интересных передач не было, а в выпусках новостей было всё то же: стихийные бедствия, массовые беспорядки. Но всё это уже шло на убыль, по словам Тесан. От стихийных бедствий больше всего пострадали курортные зоны – удивительно, что жертв почти не было, ведь землетрясения предсказывать толком не научились, а за имеющиеся пять-десять минут удаётся сделать немного.
— Люди съезжаются в Тегарон, - Тесан выключила телевизор. - Собираются у границ. Здесь не было ни ураганов, ни землетрясений, ни болезней. Май вчера утром ездила в столицу, сколько там было людей! Я никогда не видела столько людей сразу!
— На Крайтеоне тоже всё спокойно, - Вейс посмотрела в глаза внучке. - И туда тоже съезжаются. Все как будто ждут чего-то очень неприятного.
— Так и есть, - Тесан поднялась. - Май скоро проснётся, бабушка. Она так и сказала, будет гроза, но всё кончится хорошо. Она и вчера так сказала, всем, кто собрался, чтобы её увидеть. Ты бы видела их лица! Как будто ожидали конца света, а им сказали, что его не будет. Если честно, мне немного страшно. Она самый обычная девочка, но иногда как скажет!
— Я беспокоюсь за Лас, - Вейс тоже встала. - Знаешь, она не шутила. Она сказала, что запрёт себя с ней там, в своих снах. У неё было такое лицо, будто она прощалась со мной.
— Бабушка, а ты уверена, что это она? Что ты говорила именно с ней?
— Она прочитала стихотворение и не запнулась. Я позвонила Стайену, они тоже знают про стихотворение.
— Бабушка, не беспокойся! Если хочешь, побудь с нами сегодня! Она тебя успокоит, вот увидишь! Она всех успокаивает!
— Да, моя милая, - Вейс взяла внучку за руку. - Заодно посмотрю, что у тебя теперь за работа.

Мира

Стайен зашёл к ней. Ненадолго, дел было – не сосчитать. Даже краткие визит в «библиотеку» принёс столько данных, что весь его отдел уже стоял на ушах – приходилось в срочном порядке аннулировать несколько, только что опровергнутых, гипотез, сворачивать оказавшиеся бесперспективными направления и готовиться к теоретической разработке новых. Но, как всегда, все силы пока что уходили на оперативную работу. Стайен-младший и его команда принесли из «каменного мешка» множество интереснейших сувениров и часть из них принадлежала не Незнакомке, а её, так сказать, оригиналу – исторической Вереан эс Немертон. Пол и стены зеркального помещения были исписаны множеством надписей, и это тоже давало пишу для размышлений. Вереан, она же Незнакомка, в минуты опасности, во время депрессий или срывов уходила туда, и сидела там подолгу, вела на стенах дневник, писала загадочно выглядящие надписи...
— Проснись! - Мира потянула его за рукав. - Ты о чём думаешь? Пришёл ко мне, а думаешь о работе?
— Мы сейчас думаем, зачем она дала эти два дня, Мира. Она могла начать сразу же, и успела бы обставить нас по всем пунктам.
— Я об этом тоже подумаю. Как проснусь.
— Да, извини. Ни минуты покоя, сама видишь. Давно пора на пенсию, но кто ж отпустит?
— Умолкни, а? Просто посиди со мной минутку. Молча.
Он улыбнулся, и пригладил усы.
— Отдыхай, Мира.
Мира взяла его за руку, хотела добавить что-то ещё и... заснула. Как провалилась. А ведь только прикрыла глаза, и всё.

* * *

Мире долгое время снилось что-то невнятное. Но вот видения стали более чёткими, обрели яркость и убедительность яви, и она оторопела. Она стояла в библиотеке, всё в ту же, возле той самой стойки, но лампы под потолком вместо яркого, ровного желтоватого света едва заметно мерцали.
Никого. За стойкой, в коридоре – ни души. Книга Снов не делала открываться, она оказалась невероятно тяжёлой – Мире с трудом удалось её даже сдвинуть.
Шорох, затем треск. По стене побежали трещины, она начала разламываться, крошиться. То же самое происходило и с полом, и с потолком. Это сон, поняла Мира, нужно проснуться, но проснуться не удавалось, а трещины вокруг расползались и множились, и Мира бежала, но бежать было некуда. Она остановилась посреди большого зала, прижала ладони к вискам и потребовала: проснись, проснись сейчас же, пусть сон кончится, пусть вокруг будет реальность, настоящая и надёжная. Стоило так подумать, как из трещин вместо тьмы начал просачиваться свет, его становилось всё больше и больше, всё вокруг Миры начало светиться, и вместе со светом пришла свежесть, сменившая запах склепа, и ветер разметил остатки тьмы, подхватил Миру и вознёс высоко-высоко...

* * *

— Не жёстко? - поинтересовалась Незнакомка. Мира рывком уселась, потом вскочила на ноги.
Поляна. Лес. Воздух приятный, свежий, птицы поют... А деревья какие странные! Кроны почти шаровидной формы, длинные, извилистые листья. Я всё ещё сплю, подумала Мира. Вот зараза, отдохнуть не даёт!
— Слушай, ты обещала, что оставишь меня в покое!
Незнакомка покивала, уселась сама – прямо на траву. И не жалко ей её роскошного платья?
— Я-то оставила, а вот твои друзья от тебя хотят избавиться. Интересно, почему?
Мира вскочила на ноги. Одета в «леопард», вся сбруя со снаряжением на месте, оба пистолета с запасными обоймами, датчик-навигатор, аптечка и всё прочее. Всё это уже ощущалось частью тела, и забудь что прицепить – сразу же обнаруживала.
— Неплохо, - заметила Мира. - Это чтобы мне не скучно было? Ты так со всеми играешь?
— Моё время истекает, - Незнакомка поднялась, поправила платье, стряхнула с подола травинки. - Мира, тебя бросили здесь. Думаешь, это сон? А я думаю, нет, - она повертела в руке камушек, бросила его под ноги. - Тебя привезли сюда и бросили твои друзья. Сейчас ты не спишь.
— Давай проверим, - привычное движение руками, и оба пистолета возникают в них, из ниоткуда. Спасибо, Хорёк, это был самый классный трюк. Мира прицелилась в голову Незнакомки.
— Стреляй, - пожала та плечами. - Только не забудь, что Лас – это я. Мы с ней – одно целое. Делаешь больно мне, делаешь больно ей.
Мира смотрела в её глаза. Вот поди пойми, врёт эта зараза или нет?
— Умная девочка, - Незнакомка улыбнулась. - Извини, я тебя обманула. Сейчас больно было бы только мне. Я ещё зайду, Мира. Один последний раз.
Мира выстрелила. Обе пули прошли насквозь – Незнакомка на глазах становилась всё прозрачнее и прозрачнее, и секунд через пять растаяла в воздухе.
— Чтоб тебя! - Мира убрала пистолеты. - Где я? Что всё это значит, чтоб мне провалиться?
Она подошла к тому месту, где стояла Незнакомка. Надела перчатку, подняла камушек, который та держала в руке. Принюхалась. Знакомый запах. Так что это, сон? Или что? Мира сняла навигатор, включила. Прибор «задумался», что с ним прежде не случалось, и выдал: «невозможно определить координаты».
— Приехали, - Мира уселась на траву. Всё лицо себе отлежала, так и спала здесь. - Меня кто-нибудь слышит? - Включила рацию, но та сообщила ровно то же самое – нет базовой станции, эфир пуст. Мира пробежалась по всем диапазонам – тихо. Ни одной действующей радиостанции. Мобильный телефон тоже уверял, что мобильной связи не предполагается.
— Ладно, - Мира достала коробку с «пчёлами». Теперь каждому полевому агенту выдаётся подобный рой. Хорошие пчёлки, две недели работы без подзарядки. Интересно, а чем они заряжаются? Нектар собирают, мёд едят? Мысль отчего-то так развеселила Миру, что она расхохоталась.
— Спокойно, майор, - Мира вытерла слёзы. - Действуем по обстановке. Ну-ка, полетели, милые, полетели. Покажите мне, что это за место.
Забавный сон, в котором всё оборудование действует, как и наяву.

Лас

Ей что-то послышалось. Она сидела в дальней комнате хранилища, читала, искала. Нужно успеть найти намёк. Эта библиотека воссоздавала исходную библиотеку Крайтеона, здесь можно отыскать много полезного. Незнакомка добыла подлинную, неадаптированную версию сказки, теперь она знает то же, что и сама Лас. Вот интересно, что именно Незнакомка знает из того, что знает сама Лас? Ведь если она знает всё, то знает также, что оригинал, или, как выражается Вессен, историческая Мианнесит, поклялась не возвращаться. Или считает, что раз нет уже в живых тех, кому клялись, то можно нарушать обещание?
«Я слежу за выполнением обещаний», отозвалась картина. Сейчас это не картина, сейчас это – браслет, изящная безделушка. Лас подумала, что ходить всюду со своим двойником – это уже чересчур.
— Поясни, - потребовала Лас. Картина иногда отвечала на мысленные вопросы. Вот и сейчас она отозвалась. Лас уже ловила себя на том, что начинает считать картину живым существом, живым и мыслящим.
— Обещания, данные при мне, или при тех, кто знаком со мной, должны выполняться, - пояснила картина. - Я слежу за тем, чтобы обещания выполнялись.
Лас, соображай. Как и тогда, у тебя нет времени, оно утекает стремительно. Вон они, красные цифры, всегда перед глазами. Как только Незнакомка слышит своё имя от того, кто знает о ней-настоящей, она обретает всю силу. Куда может пройти Лас, туда же может пройти и Незнакомка. Она может появляться в снах тех, кого назовут в её присутствии. Мастер, подумала Лас, обращаясь к Майри-Та, зачем вы всё это придумали? На кого вы были так злы, что написали такое? И отчего оно всё начало исполняться в реальности, а не только в вашем воображении?
— Майри-Та встречался с стобой? - поинтересовалась Лас у картины. Нет, не встречался. Хоть на этом спасибо. А кто встречался, можно список? А вот не скажу без административного доступа. Картина прямо---таки подталкивает, побуждает – воспользуйся мной, создай ещё одну реальность, получи там все мыслимые возможности. И узнай ответы на все вопросы.
Голоса. Определённо, знакомые голоса! Лас захлопнула книгу, помчалась со всех ног туда, к стойке.
Никого. Но кто-то был, если обоняние не обманывает.
— Вы никого не видели? - поинтересовалась Лас у женщин за стойкой. Те улыбнулись, развели руками – никого. Странная смесь запахов, Лас могла поклясться, что чует запах цветов. И немного – гари. Что тут было?
На стойке лежал читательский билет на имя Миранте эр Тигген. Должно быть, кто-то выронил. Лас посмотрела на фотографию – нет, лицо незнакомое.
Возвращаюсь, подумала Лас. От книг уже голова пухнет. Нужно дать голове немного отдыха. Книга Снов лежала на столе шагах в трёх от стойки. Назад, в Долину роз. Или... куда-нибудь ещё. «Я хочу, чтобы Незнакомка не знала, куда именно я перемещаюсь». Принято, хозяйка. Тогда... Лас перелистнула несколько страниц, приложила ладонь. В путь!

Стайен, Тессерон, Вассео 6, 7:45

Пока Мира отдыхает, нужно заслать рой в каждое из мест, сказала ему Вессен. Это важно – пока она спит. И снимай показания активности её мозга. Что-то мне не очень нравится то, что я видела. Вессен сама просмотрела записи мониторов – того момента, когда Мира беседовала с Незнакомкой. Оставь у неё в палатке датчики, нужно присмотреть.
Мы все спятили, подумал Стайен. Мира права, как закончится заварушка, нужно уехать. Вдвоём, втроём, какая разница! Пока его двойник на расстоянии, им обоим приятнее – не накладывается чужая память, не тянет «говорить хором» - так и не смогли справиться с этим, помогает только усилие воли. Я всё время думал о ней, как о погибшей, а для него она живая и осталась живой.
Забросить комплект «пчёл» - дело десяти секунд. Достать коробку, активировать рой, указать приоритет заданий и бросить коробку внутрь прохода. И так девяносто шесть раз. Но что странно: везде, куда ни открывался проход, было темно и прохладно. И запахи оттуда доносились не самые приятные – затхлость, неподвижность. Ни Хрустальный дворец, ни прочие знакомые Стайену места не выглядели знакомыми.
Он долго не мог решиться вновь открыть проход в «библиотеку». Казалось, откроешь – а там тебя будет поджидать Незнакомка. Она посмотрела в глаза Стайену всего раз, но этого хватило. Длилось долю секунды, а казалось – многие часы. И перед глазами промелькнули отвратительные видения. В них Стайена раз за разом убивали, и всякий раз по-другому. Это намёк? Предупреждение? Там, у себя, Незнакомка может почти всё, если принять гипотезу, что они и Лас – две личности в одном теле.
Он открыл дверь в «библиотеку». И там теперь было темно и мрачно. Нет, ошибки нет – та же стойка, тот же проход. В инфракрасной подсветке была видна прожжённая точка на стойке, лежал тот самый читательский билет на имя Миры. Почему она его не взяла? Но не было женщин за стойкой, вообще никого -- никакого движения. Темно и пусто.
Ничего не понимаю, подумал Стайен, захлопнул дверь. Всё, «пчёлы» теперь действуют сами, исследуют окрестность, накапливают сведения. Почему там темно и пусто? Что это значит? Лас перестал сниться сон про это место? Или что?
— Стайен, - голос Вессен. - Пройди в штабную палатку, нужно поговорить.

Незнакомка

Она проводила взглядом «пчёл». Забавляйтесь, забавляйтесь. Меня эти ваши пчёлки не заметят, пока я сама не захочу. Она подошла к Книге Снов. Ох, Лас, какая же ты наивная... и какая недоверчивая! Ведь я же сказала, что без тебя все твои сны замирают – нет жизни, нет движения, ткни посильнее, и весь этот мир рассыплется на части. А ты пытаешься куда-то уйти незаметно от меня. Мне достаточно просто перебрать все страницы, чтобы понять, где ты. Там, где светит солнце, где поют птицы... где есть краски и запахи – ты там.
Ну ничего. Ждать недолго. Извини, Лас, я иду за тобой. Я десятки лет жила тут, в тени и пыли, и ждала твоих снов, потому что только там я жила по-настоящему... Ничего. Ещё немного – и я сама буду решать, где будет жизнь, а где её не будет. Я знаю твои слабости, Лас, и я ими воспользуюсь. Всё честно. Самосохранение, если хочешь.

Стайен, 7:55

— Посмотри, - Вессен вывела изображение в соседнее окно. - Это снято пчелой номер два. Она совершала облёт территории, когда Мира дала команду к отступлению.
Она проиграла небольшой фрагмент, секунды три. У «пчелы» шаровое зрение, всего две небольших мёртвых зоны. «Пчела» делала вираж, когда сняла заинтересовавший Вессен кадр, Немудрено, что наблюдатели-люди поначалу не обратили внимания.
Лас. Нет никаких сомнений, что это она. Сидит за столом, читает книгу. Стайен готов был поручиться, что видит даже своё собственное изобретение, цепочку-монитор, у неё на шее.
— Где её заметили?
— Через два зала к востоку от того, в котором сидела Незнакомка.
— Проклятие! - Стайен стукнул кулаком по столу. - Вессен, сейчас там всё изменилось. Когда я отправлял туда рой, там было темно и безлюдно. И во всех остальных местах тоже.
— Странно, - заметила Вессен. - Нужно вновь пройтись по всем страницам. Не входить, но затребовать записи со всех пчёл. Не нравится мне это, Стайен, что-то тут неладно.
— Сейчас распоряжусь, - Стайен взял телефон. - Что говорит Комиссар? - поинтересовался он после того, как повесил трубку.
— Трое из четырёх людей опознаны.
— Вот как, - Стайену стало не по себе. - Что с ними?
— С женщинами – уже ничего, но есть архивные записи. Обе женщины встречали Незнакомку при жизни. Она сделала их своими соглядатаями, марионетками. Это выводы Иллюзиониста, на основании истории болезни. Но в то время она плохо владела этим умением, и состояние здоровья обеих начало быстро ухудшаться. К тому моменту, как кончилась история Незнакомки, обе женщины были неизлечимо больны – рак крови у обеих, плюс почти полный распад личности. Они выпали из круга наблюдаемых – Незнакомка подчиняла их одна, моя матушка не всегда была рядом и не всех помнит. Может быть, Незнакомка уже тогда решила перестраховаться – оставляла агентов так, чтобы о них никто не знал, кроме неё. Наши люди уже установили, где живут потомки обеих, разбираемся. Мы подали запрос на Крайтеон, чтобы ознакомиться с биографиями всех, кто работал в то время в библиотеке, но это может длиться неделями. Мы действуем и неофициально, через агентов на местах.
— Охранник?
— Он всё ещё жив. Но с головой у него давно непорядок, он ничего не расскажет и мало что помнит. Это пока всё, работаем по всем его родственникам.
— И таких там были сотни, а может тысячи или больше...
Вессен кивнула.
— Стайен, тебе тоже нужно отдохнуть. Мы уже ищем, всё, что нужно – время. Что это там у тебя мигает?
— Мира, - улыбнулся Хорёк. - Видит десятый сон.
Индикатор погас.
— Что такое? - удивился Хорёк. - Вессен, пойду узнаю, что там.
Та кивнула.
— Если всё в порядке, то отдыхай, Стайен. Ты не спал уже двое суток, так нельзя.

* * *

— Мира?
Стайен приподнял полог, заглянул в палатку. Подозвал часового.
— Миранте выходила из палатки?
— Никак нет, теариан.
Хорёк забрался внутрь. Ничего не понимаю, подумал он. Даже если бы Мира решила уйти под дымкой, когда её не могут засечь ни глаз, ни камера, всё равно её засекли бы датчики, они повсюду. А датчики молчат. Он достал свою «волшебную палочку» - молчат, все до одного. Спальный мешок пуст, но Мира была в нём недавно – ещё тёплый. Стайен провёл вокруг указкой и ему стало не по себе.
— Вессен, - он прижал телефон к уху. - Мира пропала. В её палатке появился ещё один спящий проход. Нет, понятия не имею, куда она делась. Часовой её не видел, датчики ничего не показывают.
— Возвращайся, а? - попросил он, закончив разговор. - Хватит одного раза. Второго я уже не переживу.

Лас

— То есть она знает не всё, - подвела итог Лас. Картина, её двойник, кивнула. - А если она узнает своё имя, то сможет узнать всё. Прочесть все мои воспоминания, и тогда узнает, что ей нельзя возвращаться.
Картина кивнула.
— Я могу стереть некоторые свои воспоминания?
— Нет, Лас. Недостаточно полномочий.
— Если я создам ещё одну страницу в Книге, у меня будут полномочия, так?
— Страница в Книге позволит только временно удалить или изменить некоторые воспоминания.
— Что значит временно? Рассказывай всё сразу, мне надоело уточнять всё по сто раз!
— Слушаюсь, Лас. Создание страницы есть усечённый, неполный вариант исполнения ключевой директивы номер один. Ты сможешь произвести какое угодно действие над собой, но оно останутся в силе, только пока ты не покидаешь Книгу Снов.
Лас нехорошо улыбнулась.
— По странице на действие? Этого достаточно. Итак, я хочу...

Незнакомка

О, это ощущение ни с чем не сравнить. Когда Лас добавляет новую страницу... это так приятно, словами не передать – просто небывалое счастье, беспричинное, без конца и края... но длится всего несколько секунд. Незнакомка прижала ладонь к груди. Спасибо, Лас. Если бы ты изредка не добавляла страницы, я бы давно сошла с ума. Что это ты вдруг? Тренируешься? Хочешь сравниться со мной? О, ну давай посмотрим, посмотрим. Картина – неодушевлённый предмет, и у неё есть чёткие программы. Одна из них такая: предпочтение при выборе оператора, или как она называет своего хозяина, получит тот, кто более перспективен в смысле главной задачи.
Посмотрим, Лас, у кого из нас больше фантазии, кто сможет создать больше интересных страниц. Это будет мой неожиданный запасной ход, если вдруг никто не сможет назвать моё имя. Как всё просто! И как сложно! Найти того, кто видел её, спустя столько лет! Лас, если бы ты подождала ещё лет тридцать, у меня не было бы выбора – я бы взялась за тебя.
Времени не так много. Продолжим. Незнакомка встала перед зеркалом и сосредоточилась на тех своих агентах, кто спал и видел сны. Больше! Мне нужно больше! Вспоминайте, вспоминайте, зовите всех, кого знаете! А я вам помогу, нет ничего проще, чем вызвать во сне человека то, чего он боится больше всего.

Мира

Рой быстро обследовал ближайшие окрестности – всё в радиусе трёх километров за десять минут. Умные пчёлки, подумала Мира. Одна я тут бездельничала, Весс и Стайен времени не теряли. Но у меня уважительная причина, я погибла при стихийном бедствии. Так, хватит лирики. Сон это или нет, но костюм на мне, заряжен на семьдесят процентов. Пора проверить то, что здесь ещё не проверяла. Костюм позволяет летать. Энергии тратит порядком, но вокруг нет никакой цивилизации, а надо как-то отсюда выбираться. Поднимемся вверх и посмотрим.
Это включается здесь и здесь. Вроде бы так. Что теперь? Тогда, при первых испытаниях, нужно было подпрыгнуть и представить, что взлетаешь – дать команду, в общем. Мира несколько раз подпрыгнула, представляя себя летящей – не помогает.
Провалиться Стайену с его мысленным управлением! Вот тоже умник, всё бы ему на кнопках экономить! Мне нельзя жить в доме с мысленным управлением, подумала Мира, иначе я с похмела его весь разнесу. Подумаю о чём не нужно было... Так, майор, соберись! Что за ерунда в голову лезет!
Мира подняла руки над головой.
— Я лечу, - произнесла она, представила это в подробностях. - Я лечу! Лечу!
И взлетела.

* * *

Она зависла в полукилометре над землёй, и смеялась, и не могла остановиться. Класс! Стайен.с меня причитается! Сделал такую прелесть! Полёт давал ни с чем не сравнимые ощущения. Смотри, как мало энергии потрачено – пора делом заняться! Мира сосредоточилась и... понеслась вперёд и вверх, с огромной скоростью. Костюм не только позволял летать, но ещё и создавал вокруг «капсулу покоя», область, где воздух двигался с той же скоростью, что и человек. И правильно, а как иначе дышать, если не взяла с собой дыхательный аппарат?
Мира полетела по спирали. Изредка замечала птиц – те стремились убраться подальше, едва замечали необычный, стремительный силуэт. Мире отчаянно захотелось поиграть в догонялки с соколом, но сумела взять себя в руки.
Через двадцать минут сумасшедшей гонки по спирали она заметила домик. Одинокий домик, у опушки леса. Наконец-то! Всё-таки здесь есть цивилизация, есть люди! А значит, есть шанс выбраться побыстрее.
Смеясь, она осторожно приземлилась метрах в двухстах от дома и побежала туда. Услышала лай собаки – значит, точно кто-то есть дома! Вот и славно! Дом походил на игрушку – ярко раскрашенный, ухоженный, чистый . Тем более приятно – в таком доме и хозяева, поди, люди хорошие. Хотя Тени всё равно, какие – всех сумеем уболтать. Последнее дело – добиваться чего-то силой.

Вейс и Тесан, Тегарон, Вассео 6, 8:30

— Бабушка Вейс, - Светлая потянула её за рукав. - Не смотрите так! Мне пора на уроки!
— Да, милая, идём, - Вейс улыбнулась, перестала смотреть на небо. Жизнь во дворце шла, словно в мире вообще не происходило ничего необычного. Ни землетрясений, ни извержений вулканов, ни наводнений... И в самом деле, в Тегароне ничего этого не случилось. Из неприятностей здесь были только ползущие над головой тучи и беспрестанный унылый дождик. Это можно вытерпеть.
Вейс сидела на скамейке, пока Светлая гуляла утром в парке, и слушала в пол-уха их с Тесан разговор. Разумеется, они говорили об украшениях, любимая тема Тесан. Ей удавалось находить время для работы, с каждым днём всё больше – привыкала к расписанию и к новым обязанностям. А уж когда Тесан приносила новую вещицу, которую сама сделала, тут уж радости не было границ.
У меня почти ничего этого не было, подумала Вейс. Ловила рыбу, как все, а из развлечений потом – игра в камушки. А когда все поняли, что я уже не вырасту, и играть-то было не с кем, только с дядей... Она помотала головой. Воспоминания, они где-то рядом, они рвутся в память, такого давно не было.
Самой неожиданной, конечно, была их с Лас встреча – после долгих-долгих лет разлуки, когда Вейс уже и надеяться перестала.

Тессегер-Лан, сорок три года назад

— Лас?!
Она не обернулась, но замерла. Невысокая чернокожая женщина, в модном тефане, лёгких туфлях и тонком обруче поверх волос.
— Лас-Таэнин?! Неужели это вы?
Она обернулась. И сама поразилась, видно было, что голос ей знаком, но и не думала его услышать.
— Вейс?! - видно было, что она рада, но... что-то тревожило её. - Ты совсем не изменилась! Великое Море, ты осталась такой же!
— Вы тоже, госпожа, - засмеялась Вейс. - Простите, что я тогда уехала, ничего не сказала! Мне до сих пор неловко!
Она и сама была в весьма легкомысленном наряде – младшая уговорила. Мама, так нынче модно! Не бойся, никто не станет указывать пальцем, так все ходят! Подумать только, одежда, из-под которой видны коленки! Просто верх неприличия! Но ведь и в самом деле не показывают пальцем...
— Я давно не твоя госпожа, - улыбнулась Лас. - Слушай, у тебя найдётся пара минут? Это надо отметить!
— Конечно, найдётся! У меня отпуск! Целых три дня!
— Отпуск? - удивилась Лас. - Ты всё ещё работаешь?
— Внуки, - пояснила Вейс, не в силах отвести взгляда от Лас. Как выглядит! Вот ни капельки не постарела, зато похорошела! - Моя любимая работа.
— И много их у тебя? - поинтересовалась Лас.
— Уже шесть, а будет гораздо больше, - улыбнулась Вейс.
Она счастлива, подумала Лас. Она нашла своё счастье. Я очень рада, Вейс! Я правда рада! Всё не могла простить себе, что она добралась и до тебя – а ты так неожиданно исчезла, как ветром сдуло.
— Лас? - её осторожно потянули за руку. Они уже сидели в летнем кафе. Оно пустовало – в это время суток все уже на пляжах. - С тобой всё хорошо?
— Просто я очень рада тебя видеть, - призналась Лас, - и думаю, прилично ли будет тебя обнять?
Вейс расхохоталась.
— Да, конечно! Ой, Лас, я всё поверить не могу! - Лас осторожно обняла её, Вейс закрыла глаза. Когда ты так делала, я была без ума от счастья... ох, и о чём я только думаю! - Ты как? Как живёшь? У самой, поди, уже внуков не счесть?
— Нет, - покачала Лас головой и Вейс поняла, что сказала что-то очень неправильное. - Я одна, Вейс. Ни детей, ни внуков.
Вейс прижала ладони ко рту.
— Ой, прости, Лас!
— Всё в порядке, - Лас улыбнулась, протянула руку, погладила Вейс по щеке. - Не беспокойся, всё в порядке.
— Ничего не в порядке, - уверенно заявила Вейс. - Я же вижу! Слушай, поехали ко мне! У меня дом тут, совсем рядом!
— У меня тоже.
— Тоже?! - поразилась Вейс. - Ты живёшь в Тессегер-Лан? И мы ни разу не встретились?! Ничего себе! Поехали, Лас!
— Ко мне или к тебе?
— Куда хочешь! Я устрою нам с тобой праздник! Нет, это же надо! В одном городе живём!
...И мы поехали к ней, подумала Вейс. И мне там сразу понравилось. Такой сад, и дом очень милый, и кругом порядок... И одна, совсем одна. Кроме садовника, разве что. И я осталась у неё – и мы говорили до утра, и заснули прямо там, в гостиной. А потом она пригласила меня к себе. Долго начинала разговор, долго не могла сказать, хотя ведь знала, чувствовала – просто намекни, и я приеду. И я приехала в её страну чудес, первый раз всего на неделю – ведь внуки, как они без меня? А потом она сказала – приезжай с внуками, когда хочешь, и оставайся, если хочешь. И я осталась...

Вейс и Тесан, Тегарон, Вассео 6, 10:00

— Бабушка Вейс?
Светлая и Тесан – обе улыбаются.
— Ой, я замечталась, прости, - всплеснула руками Вейс. - Тебе на уроки?
— У меня на сегодня кончились уроки! - засмеялась Майеринн. - Вы так и сидели, думали о ней?
— Откуда ты знаешь? - удивилась Вейс.
— Бабушка, это даже я вижу, - Тесан взяла её за руку. - Пожалуйста, не беспокойся! Всё будет хорошо, вот увидишь! Идём с нами в сад?

Мира

Бабушка Ронни мечтала о домике, подумала Мира. Всё время твердила внукам - вы несносные, вот возьму когда-нибудь и уеду в глушь, построю там себе дом и останусь! Будете тогда знать! Говорила шутя, но внуки тут же прекращали шалить, ведь знали – если бабушка что решит, то всё, обратно ни за что не передумает.
Пёс заливался лаем, но не грозно, а радостно. Вот так дела, удивилась Мира, он что, меня знает?
— Есть кто? - спросила она и позвонила в колокольчик. - Есть кто дома?
Минуты через две отворилась дверь и оттуда вышла...
— Бабушка?! - Мира потеряла дар речи. - Бабушка Ронни?
— Мира! - развела та руками. - Мира, милая моя! А я тебя заждалась, уже не думала дождаться! Заходи, заходи! Спокойно, - обратилась она к псу. - Спокойно, Пират.
И тут Мира узнала и Пирата. Щенком принесла его – бабушка тогда ворчала, мол, и без собаки в доме беспорядок, но согласилась. Точно, это он! Только постарел уже! Как вымахал!
— Заходи, заходи, - бабушка открыла калитку. - Заходи же! Ну что ты стоишь?
Ничуть не изменилась, подумала Мира. Если бы не морщины, ей и тридцати не дашь. Где я? Что это за место?
— Бабушка, - Мира откашлялась. - Можно попросить тебя прочитать стихотворение? «Был полон мир гнетущей тишины...»
— Ах, Мира, у тебя вечно причуды, - засмеялась бабушка. - Всё, что угодно, если ты зайдёшь. Это моё любимое стихотворение, ты не знала? Слушай...
И прочла, от начала и до конца. Мира бросилась к ней на шею, обняла. Она, бабушка Ронни. Вообще-то мама, пусть и приёмная, но Мира почти сразу же начала звать её бабушкой.
— Я вернулась, - прошептала Мира. - Прости, что не смогла приехать раньше!
— Ничего, - бабушка гладила её по голове и чувствовалось, как ей хорошо. - Я знала, что меня обманывают. Ты не могла бы пропасть просто так. Идём, идём со мной! Расскажи, как ты!

* * *

Мира уже полчаса сидела в гостях у бабушки, и всё не могла отделаться от ощущения, что это не сон. Вот делайте с ней что хотите – не сон. Бабушка самая настоящая. Когда Мира расспрашивала её о том, что сама знать не могла, бабушка рассказывала что-то новое – а это легко проверить.
Но всё равно, всё равно что-то здесь не так. Иначе откуда бы взялась Незнакомка? Почему её странные слова, что Миру бросили её же друзья? Они обе знают, что Мира не дурочка и чему попало не поверит.
— Бабушка, - наконец, решилась Мира. - Где мы? Что это за место?
— Не знаю, - покачала головой бабушка. - Честное слово, не знаю, дорогая! Мне иногда снится, - она придвинулась ближе к Мире, - что я сижу в каком-то другом месте, и все внуки всегда рядом, только там... - она оглянулась, - только там я совершенно безумная. Я уже иногда путалась, где сон, а где нет.
— Ты так здесь одна и живёшь? - мурашки побежали по спине у Миры. - Совсем одна?
— Нет, что ты! - улыбнулась бабушка. - Приезжают ко мне, конечно, приезжают. Продукты иногда привозят. Да я и сама иногда туда езжу, машину-то водить не разучилась. Замучила я тебя своими рассказами! Идём, покажу твои комнаты. Давно приготовила, всё ждала, и вот дождалась...
Мира послушно прошла за ней к лестнице, поднялась на второй этаж.
Хороша комната, ничего не скажешь! Уютная, прямо как там, в прошлой жизни, в доме бабушки Ронни.
Вот только стол напротив двери не вписывался в этот уют. А ещё меньше вписывалась Книга Снов, которая на нём лежала. Мира резко повернулась к бабушке.
— Мира? - удивилась та, взяла приёмную дочь за руку. - Что случилось, милая?
— Бабушка, - Мира указала на Книгу Снов. - Откуда здесь это?
— Даже не знаю, - покачала та головой, - вот в самом деле не знаю! Я думала – твои вещи. Пыль протираю иногда, и всё. Мира, на тебе лица нет! Принести тебе воды?
— Принеси, пожалуйста, - отозвалась Мира и бабушка удалилась – медленно спускалась по лестнице,видно было, что ей уже тяжело.
Мира закрыла за ней дверь и стиснула зубы. Посмотрела на книгу и ощутила то, что ощущала всего раз или два в жизни – отчаяние, непереносимо чёрное, неодолимое отчаяние.
— Да, ты меня тоже удивила, - послышался знакомый голос. Незнакомка сидела на кровати. - Откуда что берётся!
Мира упала на колени и разрыдалась. Сил не осталось ни на что больше.

* * *

— Тебе ещё помогает? - Незнакомка безучастно смотрела на плачущую Миру. - Везёт. А мне уже нет.
— Знаешь, кто ты? - Мира с трудом поднялась на ноги, едва сдерживаясь. - Похоже, знаешь.
— О, какая ненависть! - Незнакомка улыбнулась. - Ты знаешь, что меня лечит любая ненависть? Правда, удобно? Тебя убивает, а меня лечит. Ты слабее, чем я думала, Мира.
— Зачем ты устроила это представление? - Мире удалось взять себя в руки. - Бабушка – это была ты? Отвечай!
— Не кричи, - Незнакомка поднялась на ноги, на лице её отобразилась усталость с оттенком презрения. - Ты так ничего и не поняла? Подойди к Книге, Мира. Подойди и скажи ей «откройся».
Мира так и сделала. Книга сама собой открылась. Страница номер сто была озаглавлена «Дом бабушки Ронни». Мира наклонилась, вчитываясь. «Дом, в котором всегда мечтала жить бабушка Ронни и всё вокруг в точности такое, как она хотела – мир спокойствия, тишины и вечного лета...»
— Это ты добавила страницу, - Незнакомка подошла к Мире. - Ты меня удивила, Мира. На самом деле удивила.
— Где бабушка? - Мира посмотрела в глаза Незнакомки, ощущая, как ярость рвётся на волю. - Где она?!
Та пожала плечами.
— Внизу, должно быть. Это твоя страница, Мира, тебе виднее.
Мира сорвалась с места, вихрем сбежала по лестнице. Бабушка сидела на кухне, у стола, прикрыв глаза.
— Бабушка! - Мира присела перед ней, взяла за руку. - С тобой всё хорошо?
— Я слышала чей-то голос, - бабушка не отнимала ладоней. - Так уже было. Потом всегда приходили врачи и убеждали меня лечь в больницу. Я никуда не поеду, Мира. Ни в какую больницу.
— Бабушка, - Мира осторожно подёргала её за руку. - Тебе не мерещится. У нас там гостья, которую я постараюсь выпроводить. С тобой всё в порядке! Правда!
Бабушка медленно отняла ладони.
— Бабушка, - Мира обняла её. - Пожалуйста, не расстраивайся! Я вернусь! Честное слово, вернусь! Ты дождёшься меня?
Бабушка кивнула, вытерла слёзы. Мира обняла её, ощущая, как проходит, растворяется ярость и злость. Да, бабушка, я много думала о тебе, ведь так и не смогла съездить, проклятая война!
— Не плачь, бабушка! - Мира встала. - Я не дам тебя в обиду. Просто жди меня! Я вернусь!
И помчалась обратно.
— Всё, успокоилась? - поинтересовалась Незнакомка. - Мне понравилось, как ты летала. Ты быстро осваиваешься. Мира, откажись от картины.
— Отказаться? - не поняла Мира. - Ты о чём?
— Не притворяйся. Ты прекрасно знаешь, о чём я. Ты сделала страницу – значит, ты тоже хочешь владеть картиной. Этому не бывать, Мира. Картина достанется мне.
— Если это моя страница, - Мира посмотрела в глаза Незнакомки, - то я здесь хозяйка. А потому пошла вон отсюда и не приходи, пока не позовут.
— Ты опять грубишь, - вздохнула Незнакомка. - Да, ты здесь хозяйка. Но хозяйка Книги – я. - Она схватила Миру за руку. Мира вскрикнула – рука Незнакомки показалась раскалённой добела. Незнакомка захлопнула Книгу и вновь открыла её. - Я тебе сейчас покажу, Мира. Покажу, как я жила сорок последних лет. - Мира пыталась высвободиться, но силы оставили её, она едва могла стоять на ногах. - Не дёргайся. Подумай над своим поведением, Мира. Ты же у нас тоже любишь читать на досуге? Вот и почитай!
Темнота упала вокруг плотным одеялом. Незнакомка отпустила Миру, та вскочила, уже с пистолетами в руках.
— Не трать патроны, - посоветовала Незнакомка. - Пригодятся. Сумеешь выйти отсюда – поговорим ещё раз. Пока, Мира! Развлекайся!
И исчезла. Мира бросилась к ней – к Книге Снов. Но та не желала открываться. Как Мира ни дёргала за обложку – бесполезно. Ни на слова, ни на силу ответа не было.
— Проклятие, - прошептала Мира и сплюнула под ноги. - Влипла. Вот зараза!
Она узнала это место. Библиотека. Вон она, стойка. Только лампы под потолком мерцают мерзким сиреневым светом, от которого нет почти никакого толку, и никого – никого не слышно. Библиотека закрыта. На ночь, должно быть.
Мира хотела крикнуть, позвать кого-нибудь, но в последний момент передумала. Лучше не шуметь. Что-то тут неладно, лучше вести себя тихо-тихо. Она осторожно подошла к стойке.
Обе женщина так и сидели на своих стульях. Вернее то, что от них осталось – мумии, высохшие останки.
— Дешёвый трюк, подруга, - прошептала Мира. - Нашла чем пугать.
Она достала монитор и очень удивилась.
Рой? Откуда здесь рой? Кто его запустил? Ну-ка, ну-ка...
«Пчёлы» отозвались на команду смены задания и через минуту весь рой, двадцать пять «пчёл», собрался вокруг Миры.
— Стайен, это ты? - подумала вслух Мира. - Очень хорошо! Давайте посмотрим, что здесь к чему.
Она уселась за стол, тот, где Книга, и положила монитор перед собой. «Пчёлы» - это хорошо. Это очень хорошо. Как минимум никто не застанет её врасплох.

Стайен, 9:45

— Стайен, - Вессен прилетела сама, как только стало ясно, что Миры нигде нет. - Иди отдыхай, немедленно. Знаешь, я сама устала от фразы «это приказ». Можно, я тебя просто попрошу?
Она уже знала о появлении в Книге сотой страницы. Стайен первым делом направился к Книге и посмотрел в оглавление. Но... что-то изменилось. С момента, как добавилась сотая страница, Книга перестала слушаться. В том смысле, что не открывались проходы, и сам человек, прикасавшийся к страницам, никуда не перемещался.
Что-то случилось.
— Если Лас всё ещё там, она могла запереть входы и выходы. Чтобы не выпускать Незнакомку, - предположила Вессен.
— Или не впускать нас, - мрачно предположил Стайен. Он начинал чувствовать себя измотанным.
— Всё, - Вессен отвела его в его палатку. - Отдыхай. Спи. Мы работаем. Оттого, что ты не спишь и изводишь себя, никому лучше не станет, в первую очередь – тебе.
— Какие новости?
— Всё приходит в норму. Я думаю, через неделю все катаклизмы кончатся, а через месяц мы приведём планету в порядок. Поможем привести.
— Весс, ты плохо выглядишь.
— Знаю. Картина пытается меня аннулировать, а я не соглашаюсь. Отдыхай, дорогой брат, - Вессен обняла его. - Я редко это делаю, да? Слишком редко?
— Почти никогда, - Стайен снял шляпу и пиджак. Без защитного костюма сразу стало неуютно. Главный псих всё-таки я, подумал он. Мира, если... нет, когда ты вернёшься, я уйду в длинный-длинный отпуск. Пусть молодой работает, а я уже устал. От всего устал.
Он лёг и уснул, почти мгновенно. Вессен сидела, держа его за руку, и старалась ни о чём не думать.
— Госпожа Теней, - голос из гарнитуры. - Всплеск активности в проходе девяносто три, «Театр».
Вессен ещё посмотрела на спящего Стайена, погладила его по щеке и вышла из палатки. Я тоже устала, подумала она. Но могу гордиться. Всё работает настолько слаженно и штатно, что кажется, это всего лишь очередное учение.
— Откройте проход, - приказала она, - отзовите рой и запустите новый. При аналогичных всплесках делать то же самое.
Кто-то переместился в «Театр», подумала Вессен. Хорошо бы, если это была Лас. Мы так и не знаем толком, что же там происходит.

Незнакомка

Картина реагировала на её запросы. И даже выполнила некоторые требования – например, блокировала вход и выход на некоторые страницы. Лас она пропустит, тут лучше не рисковать, а остальным тут делать нечего.
Прошло всего три часа, а удалось проникнуть в сновидения тех, кто работает на Крайтеоне. Хорошо, очень хорошо. А самое хорошее, что всякий раз там, в чьих-то снах, Незнакомка оставляла часть себя – часть, которая вполне справлялась автономно. Во всяком случае, количество людей, которые становились открыты, открыты через свои сновидения, множилось.
Я буду везде, подумала Незнакомка. Посмотрю, как вы сможете мне чем-то угрожать, если в ответ я смогу лишить сна всё человечество. Козырь в рукаве никогда не помешает.
Оставалось одиннадцать часов до срока, когда случилось неожиданное. Во сне очередной жертвы, двадцатипятилетней девушки родом откуда-то из Фаэр.
— Госпожа?! - удивилась девушка, и, к большому удивлению Незнакомки, упала на колени. - Вы вернулись! Я не верила ему, а вы вернулись!
— Встань, - попросила Незнакомка. Девушка смутно напоминала кого-то... ложная память, должно быть, сейчас все смутно напоминают кого-то, Незнакомка уже поселилась в сновидениях более чем трёхсот тысяч человек. - Ты меня знаешь? Откуда?
— Дедушка рассказывал! - девушка, Георан, смотрела на пришелицу с восхищением. - Он рассказывал, что вы покинули нас, но обещали вернуться. А я ему не верила!
— Как меня зовут? - поинтересовалась Незнакомка. Георан ответила без запинки.
— У него дома есть ваши фото! Вы ведь знаменитая певица! Были знаменитой, а потом... потом всё куда-то делось. Но я помню, он столько про вас рассказывал.
— Где сейчас твой дедушка? - Незнакомка взяла Георан под руку. Надо же, и кто-то ещё может мной восхищаться. Как это приятно! - Не бойся. Я не сделаю плохо ни тебе, ни ему.
— Я не думала, что смогу держать вас за руку, госпожа, - прошептала девушка. - Это такая честь! Скажите, вы решили вернуться? Да?
— Да, и дедушка может помочь мне. Если он узнает меня и сможет назвать по имени.
— Он в больнице, - девушка склонила голову. - Он давно выжил из ума, все так говорят.
— Давай проверим, - Незнакомка остановилась, взяла свою новую поклонницу за виски. - Представь, что он приходит сюда, в этот сон. Представь и позови его.
Девушка улыбнулась и кивнула. Через минуту дверь напротив отворилась и вошёл старик. Да уж... время его не пощадило. И я тоже не пощадила, подумала Незнакомка. Могла бы чуть лучше заботиться о своих слугах. Ничего. Теперь я буду заботиться о людях. О тех, кто искренне будет мне помогать – буду очень хорошо заботиться.
— Госпожа! - воскликнул он. - Георан! Это ты позвала меня, внучка?!
— Да, дедушка! Она приснилась мне! Приснилась и попросила позвать тебя!
— Я не помню, как тебя зовут, - Незнакомка подошла к старику. - Но главное, чтобы ты знал, как зовут меня. Ты можешь вспомнить моё настоящее имя? - она махнула Георан – молчи.
Это были самые страшные минуты. Может, старик был не единственным оставшимся в живых, но вспоминал он долго. С головой у него и впрямь было очень плохо.
Но он вспомнил.
Незнакомка хлопнула в ладоши, улыбнулась.
— Отлично, отлично! Скажи, Реймер, у тебя в палате есть зеркало из стекла?
— Нет, госпожа. Было, но день назад всё заменили на металлические.
— А жидкость? Ты можешь налить стакан воды или попросить? Или заглянуть кому-нибудь в глаза?
— Нет, госпожа, меня тогда напоят из поильника. А в палату заходят только в очках, и в них ничего не отражается.
— Вот что, - Незнакомка взяла Георан за руку. - Помоги мне и дедушке. Навести его, и пронеси ему зеркальце. Из стекла. Или стакан воды, так, чтобы он мог в него заглянуть. Или просто посмотри ему в глаза.
— А если меня не пустят?
— Если не пустят, - Незнакомка улыбнулась, - то потребуй от них представиться, запомни хорошенько их лица и ляг спать при первой возможности. Пригласи их в свой сон. И я тебе помогу.
Девушка посмотрела на неё с обожанием.
— Госпожа...
— Можно, - разрешила Незнакомка. Девушка робко обняла её и Незнакомка почувствовала... поняла, что её любят. Как добрую волшебницу из сказки. - Я не злая, Георан. Просто я не люблю, когда мне мешают. А тех, кто помогает, я умею вознаграждать.
— Я знаю, госпожа!
— Помоги мне, и я верну тебе молодость и силы, - Незнакомка посмотрела в глаза старику. - Пока твоя внучка едет к тебе, вспоминай. Вспоминай всё, чем я владела и что могла. Только то, что было на самом деле! Это важно!
— Да, госпожа, - Реймер поклонился. - Могу я попросить вас?
— Конечно.
— Люди, которые за мной присматривают. Там, в больнице. Не убивайте их, прошу вас. Они очень хорошо ко мне относились.
— Я не буду убивать, - пообещала Незнакомка. - Я буду защищаться, если потребуется, но не стану убивать просто так. Я не задержусь здесь, Реймер. У меня будет свой собственный мир, и там будут только те, кто захочет пойти со мной. Помоги мне.
— Да, госпожа, - Реймер улыбнулся.
— Георан, будь осторожна, - Незнакомка взяла её за руку. - Не наделай глупостей. Я очень долго ждала, могу подождать ещё.
— Да, госпожа!
— Просыпайтесь, - приказала Незнакомка. - Просыпайтесь и удачи вам.
— И мне тоже, - добавила она, когда сновидение вокруг неё погасло, и взамен возникла привычная ей комната, и зеркало прямо напротив. Я солгала, подумала она. Я не могу ждать. Он не один, наверняка есть не только Реймер, но я уже не могу ждать. Они уже заменили зеркала, значит – знают, что я иду по следу. У тебя хорошая армия, Вессен. Но иногда один любитель может переиграть тысячу профессионалов.
Не подведи меня, Георан.
«Пчела» покинула её комнату, отправилась в другую часть здания, её место заняла другая. Если не знать заранее, что она здесь, «пчелу» обнаружить трудно – трудно, если она ведёт себя скрытно. А «пчёлы» теперь знают, как выглядит Незнакомка, и соблюдают молчание во всех диапазонах, если она поблизости.

Глава 17. Паутина грёз | Книга Снов (оглавление) | Глава 19. Небесный огонь

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100