Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 20

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 20

Глава 19. Небесный огонь | Книга Снов (оглавление) | Глава 21. После бури

20. Владычица Морей

Лас, Долина роз

Вот и всё, подумала Лас. Мира... что же ты натворила! Зачем выстрелила? Если бы незнакомка умерла от огня, её бы уже не было. И мне было бы легче думать, как теперь поступить с картиной. А теперь у меня тридцать четыре минуты, и Незнакомка где-то на страницах, и поди доберись до неё! Она теперь может отсиживаться у себя, никого не пускать. И что теперь? Что теперь делать?
Лас сумела перебороть отчаяние. Прощайте, подумала она. Я одно знаю, дорогу отсюда назад я закрою в первую очередь. Вот так – Лас схватила страницу с надписью «Страна Цветов» и вырвала её. Никогда ещё не вырывала страниц из Книги, и ничего особенного не случилось – страница пожухла, словно осенний лист, потемнела и осыпалась пылью. Вот и нет больше входа в Страну Цветов. Или...
Лас похолодела, только сейчас до неё дошло, что она могла стереть насовсем не выход в Страну Цветов, а саму Страну Цветов.
— Страна Цветов не исчезла? - поинтересовалась Лас у картины. Нет ответа. Неверно задан вопрос, Лас сама потребовала, чтобы картина в таких случаях молчала, а не выдавала надоевшие механические комментарии вида «вопрос сформулирован некорректно, переформулируйте».
На пятый раз удалось получить ответ. Нет, Страна Цветов не пострадала, но выхода туда больше нет. Вот и отлично, подумала Лас. Вот и отлично.
— Где она? Где Незнакомка?
— В Театре, - последовал ответ. - Лас, осталось тридцать минут.
— Успею, - отмахнулась Лас. - В путь!
Она ожидала, что её не пустят. Но пустили. Лас растерялась, и не сразу поняла, что в городе, бесконечном, бескрайнем городе вокруг Театра, идёт карнавал. У них праздник, подумала Лас, интересно, по какому поводу? И где она? Прячется в городе, в Театре? Я ведь смогу найти её. Или захочет уговорить, разжалобить, попросить прощения? Давай, Миан. Попробуй. Посмотрим, сумеешь ли вымолить прощение.
До Театра минут пять ходу. Лас побежала – не будем терять времени.

Мира, Долина роз

— Вот зараза! - Мира выскочила из домика, в котором, несомненно, жила Незнакомка. Её трудно было не почуять. И платья – всё те же белые платья, ими были забиты все шкафы, они валялись на всех стульях, кроватях, диванах. Она чокнутая, подумала Мира. И она где-то здесь, нутром чую. Ничего, подруга, я пристрелила тебя раз, сумею и второй. Знаешь, мне понравилось!
Она выбежала на улицу – в этой деревушке начинался карнавал, уж не понять, по какому поводу, но Мире всё это было неинтересно. Лас! Где Лас? Она где-то тут. Как там звучала фраза, перемещающая к Книге Снов?
Мира обнаружила, что не помнит. Перебрала десятки фраз, пока случайно не вспомнила – «начало пути».
Пространство вокруг расплылось и вновь стало чётким. И вот она, Книга Снов. И Лас только что была здесь – обоняние Тени острее обоняния обычного человека. Лас была здесь, и настроение у неё было совсем никакое. Куда же ты делась, Лас?
Свет померк. Только что было солнце, пусть и клонящееся к закату, и его не стало. На небе не было звёзд – чернота, мрак, пустота вокруг. И воздух стал затхлым, как тогда, в Библиотеке. Она ушла, подумала Мира. Хозяйка ушла, и жизнь замерла. Она знает, что без неё здесь нет жизни?
Книга Снов осталась единственным источником света. И тепла – вокруг ощутимо похолодало. Лас, куда ты могла уйти?
Ладно. Начнём листать всё подряд, всё равно нет особого выбора.

Лас

Она нашла её там, где вовсе не собиралась найти – в её, Незнакомки, гримёрной. Она сидела, всё в том же белом платье, смотрела на себя в зеркало.
— Ты пришла, - Незнакомка посмотрела в глаза отражению Лас. - Я думала, ты просто бросишь меня.
— Брошу, - пообещала Лас. - Очень скоро брошу. Ты ничего не хочешь сказать?
— Это было глупо, Лас. Да, ты меня перехитрила. Признаю. Но... даже если ты вернёшься, что там тебя ждёт? Мир без чудес? Мир без загадок? Старость и смерть, без детей, без семьи? Я могла сделать ваш мир настоящей Страной Цветов. Ты помешала мне. Обещаю, ты никогда не перестанешь жалеть об этом.
— Всё, прекрати, - Лас присела на соседний стул. - Я думала, ты захочешь попросить о чём-нибудь. Раз нет, то всё, на этом твоя история закончена.
— Просить? - Незнакомка повернула голову и на её лице Лас прочитала презрение. - У тебя? Вот ещё. Если сможешь вернуться, Лас, то помни: я могла покончить со всем. С болезнями, с преступностью, со всей этой гадостью. Я пришла, чтобы лечить ваш мир. Подумай об этом, когда будет время.
— Всё, - Лас поднялась. - Я думала, ты будешь умнее. Прощай.
— Что ты сделаешь? - поинтересовалась Незнакомка.
— Вернусь к Книге Снов, - Лас задержалась в дверях. - Вырву страницу с Театром, вместе с тобой. Вырву все остальные твои страницы. А дальше уже неважно, тебе уже будет всё равно.
Незнакомка захихикала, затем рассмеялась.
— Браво! Браво, Лас! Подумать только, ты так легко попалась!
— Во что это я попалась?
— Разве ты не говорила с картиной? Не расспрашивала её, что можно, а что нельзя?
Браслет на руке Лас – картина – из тёплого стал холодным и тяжёлым. Начал оттягивать руку.
— Создавать, Лас! Я пришла создавать! А ты мечтала только об одном -- уничтожить меня. Теперь меня она слушается, меня, а не тебя. Я хочу... - Незнакомка указала на Лас, - чтобы ты, Лас-Таэнин эр Тегарон, молчала до тех пор, пока я не разрешу.
Лас попыталась вымолвить хоть слово – тщетно. Губы не открывались. Она бросилась бежать, прочь, прочь из Театра, но никто не преследовал её. Только смех Незнакомки звучал в ушах, звучал, и от него было не избавиться!
Я хочу снова уметь говорить, потребовала Лас мысленно.
«Недостаточно полномочий».
«Я хочу заблокировать доступ для Незнакомки на страницу Библиотеки!»
«Недостаточно полномочий».
И это был единственный ответ, который получила Лас. Когда она добежала до Книги Снов, Незнакомка уже стояла там.
— Ты запыхалась Лас, - покачала она головой. - Ты не в форме. Знаешь, что? Назови моё имя. Я позволю тебе говорить, если ты его назовёшь правильно. Назовёшь имя, которого я достойна. И тогда я сделаю то, на что ты не способна. Я создам мир для нас с тобой – мир, где будем только мы с тобой. Я не брошу тебя, и не причиню зла. Ты будешь самым приятным моим сном! - Незнакомка рассмеялась. - Кивни, если согласна.
Лас помотала головой.
— Ты упрямая, - Незнакомка одобрительно кивнула. - Знаешь, ты мне всё больше нравишься! Я думаю, мы станем подругами. Настоящими. У тебя нет выбора, Лас – я не дам тебе умереть или сойти с ума. У меня вечность впереди, и у тебя тоже. Я сумею уговорить тебя. Беги! - Незнакомка отошла в сторону. - Сколько тебе осталось времени? Минут десять? Пять? Ты должна отдать мне картину добровольно. И ты отдашь.
Лас бросилась к Книге Снов, положила ладонь на страницу.
— Беги, - Незнакомка отвернулась. - Книга не такая большая, чтобы ты сумела скрыться.

Мира

Нигде не было жизни. Куда бы Мира ни перемещалась, всюду было одно и то же – чернота, пустота, затхлость и запустение. И только на странице, где жила бабушка Ронни, было как прежде – ярко, светло и приятно. Мира долго дышала, приходила в себя. Как здесь всё по-другому! Ощущение реальности, а не сна. Может, поэтому другие страницы кажутся чем-то ненастоящим? Поэтому там притуплены ощущения, а по возвращении оттуда хочется дышать настоящим воздухом и смотреть на настоящий мир?
Она сбежала вниз. Бабушка Ронни что-то готовила, напевая себе под нос.
— Бабушка! - Мира бросилась к ней. - Я хотела спросить у тебя кое-что.
— Мира! - бабушка улыбнулась, присела на табурет, жестом указала – садись рядом. У неё хорошее настроение, удивилась Мира. Хорошее не потому, что я пришла, оно уже было хорошим. - Садись, милая, садись. Спрашивай, конечно спрашивай. Кстати, я познакомилась с твоей новой подругой. Такая невысокая, очень приятная девушка, такая учтивая.
— Этой девушке сто лет, бабушка, - сообщила Мира. - Ты ведь про Лас говоришь?
— Сто?! - поразилась бабушка Ронни. - Мира, ты шутишь!
— Если бы. У неё неприятности, бабушка, я ищу её. Что она тебе сказала?
— Толком ничего, - припомнила бабушка. - О всяких мелочах, о тебе немного. Ну не сердись! Я же никогда не сплетничаю.
— Бабушка, - Мира встала. - У меня важный вопрос. Пока меня нет здесь, как здесь всё выглядит?
— Ты о чём, дорогая?
— Солнце светит? Дует ветер? Здесь всё такое же прекрасное, как сейчас?
— Конечно, - улыбнулась бабушка, пригладила волосы. - Что за странные вопросы, Мира!
— Всё, спасибо! - Мира обняла её. - Мне пора. Лас в беде, бабушка!
— Вот, возьми, - бабушка протянула ей полотняный мешочек. - Только что испекла. Ты же у нас сладкоежка, милая, я помню. Возьми! Возьми с собой, будет веселее!
— Спасибо! - Мира схватила мешочек. - Я вернусь! Если повезёт, мы с ней обе приедем вместе!

* * *

Она долго думала, стоя в опустевшем и безжизненном Хрустальном Дворце. Выходить наружу не хотелось. Пол издавал глухой и не очень приятный звук, а о том, что теперь таилось в глубинах дворца, в его мрачных комнатах, и вовсе думать не хотелось.
Лас, почему у тебя так всё получилось? Почему моя страница всегда живая, а твои замирают, пока тебя нет? Почему? Мне кажется, это важно, подумала Мира, но я не могу понять, не успеваю.
Она долго думала, что выбрать и, неожиданно для самой себя, выбрала Театр. Страница Незнакомки. Пора и о ней вызнать побольше.

* * *

— А я думала, когда же ты придёшь, - Незнакомка стояла шагах в трёх от Книги Снов. Вид у неё был задумчивым. - Спасибо, Мира, - она хихикнула. - Ты спасла мне жизнь. Теперь я сама ощутила, каково это – умирать.
— Понравилось? - Мира достала пистолет. - Хочешь, повторим?
— Мира, Мира, Мира... - незнакомка вздохнула. - Ну когда же ты повзрослеешь! Здесь я – это всё. Я – это страница, где ты находишься. Я – это небо, земля, воздух... Оставайся здесь, поживи, и ты тоже станешь частью Меня, - она выделила слово и вновь рассмеялась.
Мира ощутила, что ей непереносимо хочется стрелять. Опустошить в Незнакомку всё, что найдётся в обоймах. А если не поможет, разорвать ту на части ножом, да хоть зубами и ногтями!
— Ты злишься, - Незнакомка сделала шаг к ней. - Я умею награждать, Мира. Тебе нужно было просто подождать, пока я сгорю, и ты оставила бы Лас на произвол судьбы, - она снова хихикнула. - Она не справилась бы с картиной. Но теперь у неё снова есть я. Что ты хочешь, Мира?
— Ч-ч-ч-его? - Мира оторопела.
— Убери оружие. Ну же! - незнакомка щёлкнула пальцами и пистолет в руке Миры превратился в букет роз. Мира бросила букет в сторону, отряхнула руки в отвращении. - Ах, как некрасиво! Я в долгу, Мира, и я могу сделать тебе большой подарок. Я помогу тебе исполнить пять твоих желаний. Хотя нет, у тебя такое поведение... ну ладно, два желания – в самый раз.
— Сдохни, - не выдержала Мира. - Сдохни насовсем, вот первое желание.
— Мира, - Незнакомка взяла её за руку. Мира не сумела ни отпрыгнуть, ни уклониться, ничего – тело отказалось повиноваться. - Зачем ты меня злишь? Я в самом деле хочу сделать тебе подарок. Если бы я выполнила твоё желание, ты исчезла бы вместе со мной. Ты на моей странице. У тебя два желания, Мира, - Незнакомка подняла руки, хлопнула в ладоши. - Любые, какие вообще могут исполниться. Скажи: «Я хочу», представь меня такой, какой сейчас видишь, и загадывай. Просто, верно? - Незнакомка отпустила её, отошла к Книге. - Мне пора. Лас ждёт меня. Она ещё не знает, но она ждёт именно меня.
— Что ты с ней сделаешь?
— Ничего плохого. Мы с ней – одно и то же, просто она об этом забыла. Разве я могу убить или мучить саму себя?
— Можешь, - ответила Мира. - Ты этим и занималась когда-то.
— Это в прошлом. Вот, - Незнакомка положила ладонь на Книгу, та засветилась ярче. - Найдёшь в самом конце страницу. Так ты сможешь вернуться, когда захочешь. Оставайся здесь, если хочешь, но помни – Книга может закрыться в любой момент. Мне никто не нужен, только Лас. Понятно?
Букет роз превратился в пистолет.
— Так тебе привычнее, - Незнакомка улыбнулась. - Я задержу тебя здесь, Мира. Ненадолго задержу. Иначе ты бросишься за мной и попытаешь наделать много глупостей. Помни: в следующий раз, когда ты увидишь меня, ты умрёшь. Прощай.
Мира ощутила, что голова кружится, что хочется, непереносимо хочется спать.
— Я покажу тебе кино, - услышала она Незнакомку. - Тебе понравится. Приятных снов, Мира. Передавай привет своей бабушке.

Лас

Она создала страницу, условную, плохо продуманную, ей хотелось одного -- уйти, убежать от Незнакомки.
И говорить теперь невозможно. И страница прекрасно видна в Книге, и Незнакомка будет здесь с минуты на минуту.
Лас представила себе комнату, напоминающую тот каменный мешок с зеркалами. Но не одну, а множество, пещеру, полную таких вот комнат и переходов. Лас подбежала к ближайшему зеркалу, сосредоточилась... чтобы сделать страницу, не нужна именно Книга. Прыгнула внутрь. И снова что-то похожее. Побежали? Нет, полетели! След можно найти обонянием, а если лететь...
Она неслась из зеркала в зеркало, попадала в новые варианты подобной пещеры, пока не услышала.
«Осталось пять минут».
Пять минут на то, чтобы построить новый мир. Лас попыталась расхохотаться, но это в лучшем случае сошло бы за карканье. Хорошо. Ладно. Выбора всё равно нет. Как это делать?
Я сейчас шагну сквозь зеркало, и там будет ничто. Любой настоящий мир делается из ничего, всё остальное – повторение чего-то другого. Там не будет ничего, и...
Она шагнула. Шагнула, представляя себе – представляя себе то, как создаётся, создаётся из ничего новый, совершенно новый мир, новая реальность. Пустота вскипела вокруг, она наполнилась невнятными образами, Лас ощутила и жар, и холод одновременно, и...
Ей показалось, что кончились силы. Она пыталась представить себе хоть что-нибудь. И не могла. Словно иссякло воображение.
«Две минуты, Лас».
Она вновь попробовала. И снов пришло ощущение уставшего воображения. Я не смогу, подумала Лас. Не смогу. Я и в самом деле устала. А убить себя она не позволит. Как было бы просто сейчас – перестать существовать. Здесь, нигде, бросить Незнакомку в Книге, бросить картину в пустоте.
— Да, это было бы слишком просто, - услышала Лас голос Незнакомки. - Лас, ты всерьёз думала, что сможешь что-то без меня?

Незнакомка

Ох уж эта Лас... Ну маленький ребёнок, честное слово! Человеку сто с хвостиком лет, а она так ничего и не поняла! Не поняла в самой себе!
Найти её – это просто. Картина зовёт. А её след, её голос отчётливо слышен и виден, и куда Лас собиралась бежать? В пустоту, в ничто? Я тоже когда-то пыталась, подумала Незнакомка. Там скучно, Лас. Там настолько скучно, что потом хочется существовать снова. И не только существовать, а что-то делать!
— Ты ничего не смогла? - задала Незнакомка ненужный вопрос. - Конечно, не смогла. Без меня у тебя получаются только сны. Нет тебя, и там ничего нет. А мой театр живёт без меня! Если бы меня не стало, он остался!
Она чувствовала, Лас рядом и слышит её.
— Здесь определённо чего-то не хватает, - заметила Незнакомка. - Смотри, Лас! Смотри, как это делается! Здесь не было земли... - и под ладонями и коленями Лас возникла опора. - Здесь не было воздуха! - и ветерок пригладил её волосы. - Здесь не было солнца, Лвс! - Незнакомка рассмеялась, подняла руки и взмыла в воздухе над вновь созданной землёй. - Я – солнце! Я – земля, воздух и вода этого мира, Лас! Назови моё имя, и это будем мы с тобой. Ты готова?
Она поднялась высоко-высоко, продолжая смеяться, и она стала солнцем -- от неё исходил яркий, тёплый свет, что не мешало видеть Незнакомку. Каменистая, бесплодная земля под ногами. Лас с трудом встала на колени, подняла голову. Миг... и вот уже океан возникает там, где бесконечная плоскость камня понижалась и уходила вдаль. Ещё миг – и облака возникают в небесах, а небо исполняется синевы.
Назови имя, Лас, отдавалось в висках. Лас смотрела и забытые многими слова приходили на ум. Вознеслась из пустоты, и обратила пустоту в землю и воду, воздух и огонь, и разделила стихии...
Незнакомка-солнце висела высоко-высоко, но её смех был слышен, ощущалось её присутствие, и оно уже не казалось мерзким, тлетворным, отвратительным. Лас взялась ладонями за виски, в голове бушевал ураган, смешивая мысли, но они приходили вновь и вновь.
«И подняла острова из глубин, и так возникла земля, где жил человек...»
Острова проступали сквозь поверхность океана, и наряжались зеленью, и жизнь возникала на них так же, как она пришла когда-то в океан.
«И произнесла первое слово, и слово то стало временем, и положено было начало временам, и указан был конец им...»
— Ты готова, Лас? - голос звучал отовсюду.
«Да», - ответила Лас мысленно, ощущая, что голова вот-вот взорвётся. С трудом поднялась на ноги. - «Я готова».
— Говори! - послышалось сверху, и снизу, и отовсюду. - Говори же!
— Соари, - Лас протянула руку, посмотрела на нестерпимо сияющий сгусток света в вышине. - Великая Матерь, поднявшая землю из океана, создавшая море из пустоты, слово твоё стало временем. Великое Море, начало и конец всего живого, причина и смысл, день и ночь. - И упала на колени.
Пространство вокруг неё вскипело, закружилось огненным вихрем и взорвалось миллионами разноцветных огней.

Мира

Мира уселась. Сон... ничего себе кино! Она смутно помнила видения – остров, семья на прогулке. Одна из девочек смутно походила на Незнакомку. А потом – буря, корабли, стрельба. Отрывочные образы. Что она хотела этим сказать?
Солнце только что встало. Подул ветерок и остудил горячее лицо. Мира провела ладонями по траве, собирая росу, затем умылась ей. Великое Море, как приятно! И как прохладно. Хоть ты и зараза, каких мало, а у тебя на странице бывает хорошо.
Город, он повсюду, кроме этого холма, отдыхал. Карнавал кончился. Бродили отдельные прохожие – или перебрали, или недобрали – но уже тихо, нет криков, нет музыки и песен, ничего нет.
Время, подумала Мира. Заглянула в Книгу – та и на ощупь, и вообще та же самая. Лас, где ты? Ого, сколько страниц появилось! И все неподписанные! Неужели ты где-то там?
Я быстро, решила Мира. Лас говорила, её здешняя комната похожа на ту, в которой когда-то всё кончилось там, в реальности, снаружи. Я должна посмотреть. Я быстро! Туда и обратно!

Лас

Она очнулась – проснулась – неожиданно. Не было снов, ничего не было.
Лас поднялась – песок под ней, ленивый прибой неподалёку. А свежесть! А какой воздух!
— Где ты? - спросила Лас, ощущая в себе странные перемены. Не было тоски. Не было безразличия. И не было страха.
Браслет на её руке из сияющего, золотого, стал деревянным, ветхим. Прикосновение к нему было неприятным. Лас смахнула его с запястья, и браслет осыпался кучкой праха. Какая мерзость!
— Где она? - Лас обратилась к картине, мысленно представив её. Нет ответа. Нет отклика.
Она огляделась. Скала под ногами, медленно понижающаяся, уходящая под воду. Прямо перед ней, там,где солнце висит над самой водой – океан. Позади – всё та же скала. Воздух чистый и свежий, и ничего. Никаких признаков жизни. И никаких признаков Незнакомки.
Что дальше, Лас?
Это её мысль, или... или чья?
— И солнце поднялось, - голос не сразу стал повиноваться Лас, - и острова проступили из океана, и бились огонь и вода, ветер и камень, и мир возник из Великого Моря, мир, в котором должен жить человек.
И острова начали проступать из океана. И были бури, и вулканы, и смерчи, и волны – скала тряслась под ногами Лас, диковинные существа выпрыгивали из моря и вновь падали в воду, исчезали в пучине. И только одну её не трогали стихии, только её островок оставался в тишине и спокойствии, лишь покачивалась твердь под ногами, да ветер обдувал лицо, приносил прохладу и свежесть.
— И успокоилось всё, и Великая Матерь взмахнула рукой, и жизнь явилась на землю, как некогда явилась в море, - произнесла Лас, и жизнь явилась на землю, как некогда она явилась в море.
Лас рассмеялась. Ей было беспричинно хорошо и приятно, внутри неё самой что-то срасталось, сливалось воедино, исчезала пустота и безмолвие, которые она тщетно пыталась прикрыть страницами Книги.
Я всё могу, подумала Лас. Я скажу, пусть вырастет дерево – она указала на камень, и оно вырастет. И дерево выросло, и не потребовалось ничего говорить вслух. Я скажу – лечу! И поднимусь в воздух, и смогу увидеть всю эту новую землю!
И она взлетела. И увидела всю новую землю, и сердце её, тот островок, на котором она очнулась.
— Что дальше? - спросили у неё волны и ветер, камни и скалы, трава и деревья. - Что дальше, Лас?

Мира

Здесь не было особого порядка. Вещи лежали там и сям, но видно – у хозяйки их хороший вкус. И она умеет одеваться. А на самом крупном плакате, их на стенах было полно, была изображена Незнакомка в том самом белом платье. Наверное, самый важный для неё концерт, подумала Мира, раз она так полюбила этот наряд. Что с тобой могло случиться такого, что тобой начали пугать детей?
Картина, поняла она. С ней случилось то же, что и со всеми нами. Картина. Если бы я могла найти ту крысу, того студента-неудачника, который, по его словам, создал наш мир... И что бы я сделала? Оторвала бы ему голову? Очень хотелось когда-то. А теперь?
Теперь я, наверное, поблагодарила бы, подумала Мира. Платье лежало на диване – выглаженное, готовое. Надевай, если хочешь. И всё прочее, что приличной женщине положено надевать вместе с таким платьем. Мира склонилась, принюхалась. Чую, подруга. Ты не пользовалась парфюмерией, я знаю. Презирала её. И правильно, я вот тоже презираю, это – выпендрёж, не более. Я позаимствую у тебя это, если не возражаешь. Мира осторожно сложила платье. Какое тонкое! Удалось всё его сложить так, что помещается в кулаке!
А не опасно ли? Стоит ли приносить это туда, где она умерла, уже дважды?
Великое Море, Вессен, я заразилась твоей паранойей! Ты готова всё сломать, сжечь и замуровать, даже если это просто как-то напоминает о противнике! Возьму, решила Мира. Если что, сама сожгу. Если я правильно понимаю, к нам ей теперь нет возврата. А значит, это просто сувенир.
— Это на память, - объявила она. Не очень понимая, зачем это делает, положила на диван мешочек с бабушкиным печеньем. Взяла одно... м-м-м, какая прелесть. - Это от моей бабушки, - пояснила Мира, осознавая, что её здесь всё-таки что-то или кто-то слышит. - Она очень вкусно готовит!
Мира замерла. Всё вокруг спокойно. Слышны звуки, театр живёт своей жизнью, и уже кто-то готовится к выступлению, а кто-то просто делает уборку, или бродит по пустым залам – у театров своя, особая жизнь.
— Я ухожу, - сообщила Мира и поклонилась комнате, на пороге. - Я ухожу.

Лас

Она уснула. Уснула ненадолго, как ей показалось, но как понять, сколько прошло времени? Часы остались где-то в Книге, да и чем бы они помогли?
Лас неплохо потрудилась. Правда, она не могла бы сказать, одна ли создавала всё это, или был кто-то ещё. Мир вокруг приносил ощущение спокойствия и радости. Всё уже было, как положено – океаны и суша, растения и животные, по небу уже текли облака. Оставалось последнее. Люди.
— И создала она матерей, по подобию своему, - произнесла Лас, - и защитников их, воинов, слуг и почитателей их, и сказала – этот мир ваш, живите в нём и владейте им, и пока помните меня, не наступит конец времён!
Солнце на краткий миг засияло непереносимо, Лас зажмурилась. А когда открыла глаза, то на ближайших островах увидела хижины, и дымок, поднимающийся отних к небу. И... ощутила перемены в самой себе. Что-то ушло из неё, ушло, чтобы раствориться в окружающем мире.
— Спасибо, Лас, - донеслось отовсюду. - Это твой дом. Тебе здесь всегда будут рады.
Лас оглянулась и поняла, что её островок уже не островок, шагов десять в поперечнике, а остров. Услышала голоса, звуки шагов. Трое людей вышли из густых зарослей слева – мужчина, женщина и ребёнок, девочка лет пяти. Они увидели Лас и упали на колени. Мужчина был вооружён коротким копьём – похоже, металла они ещё не знают – у женщины в руке была корзина с фруктами.
Лас подошла к ним.
— Встаньте, - произнесла она и они послушно поднялись на ноги. Что теперь? Что она может сделать для них? Научить наукам, открыть секреты металла, рассказать о фантомных структурах и путешествиях в космос? Нет, подумала Лас, пусть сами. Да и много ли я им расскажу, я ведь не знаю всего! Соари оставила своих детей, когда поняла, что те справляются сами, и удалилась, и изредка только возвращалась – проверить, всё ли хорошо. И всегда оставалась довольна.
Но... хотелось что-нибудь оставить. Мне тоже пора уходить, подумала Лас. Так было в мифах, так должно быть и сейчас. Уйти и иногда возвращаться, пусть я и не Соари. Но я научу вас. Научу кое-чему. Немного магии, если она осталась со мной. Научу вас выращивать то, что вам нужно, и передавать это знание потомкам. Она поманила ребёнка – девочку – и та, улыбаясь, подбежала к ней.
— Я научу тебя, - Лас взяла её за руку. - Я научу тебя волшебству, а ты научишь других. Но никогда, никогда не применяй это во вред другим, иначе волшебство кончится.

Мира

Она поднялась на вершину холма, и позади неё заиграла музыка. Мира обернулась – в городе вновь начался карнавал. Тут вечный праздник, что ли? Весело живут.
Что теперь? Незнакомка сказала, что при следующей их встрече Мира умрёт. Вряд ли она стала бы шутить такими обещаниями. И эти её слова про два желания – это всерьёз, или очередная шутка, розыгрыш?
Поди пойми. Страница, которую Незнакомка оставила для возвращения – вон она, пустая, и тоже не понять, что с ней делать. Чтобы во всём этом разобраться, нужна Лас.
Мира никак не могла решиться. Но в конце концов решилась.
Я хочу... - представить себе Незнакомку было самым простым, а сказать два слова -- самым трудным, - чтобы здесь, передо мной, появился проход туда, где сейчас находится Лас, - и Мира постаралась как можно точнее представить Лас -- от вида, до звука голоса и запаха.
Часть холма перед ней размылась, стала текучей, и в протаявшем овале появилась картина – Лас, стоящая у берега моря. Мира собиралась с духом, чтобы шагнуть сквозь проход, и тут Лас прыгнула – в воду, сильно оттолкнувшись от берега – и в полёте стала прозрачной, словно бы жидкой, слилась с морем и море в том месте засияло синим светом.
Более не раздумывая, Мира бросилась следом, оттолкнувшись как следует, чтобы попасть в точности то же самое место.

Лас

Она побывала везде. Везде, где жили люди. Все видели её, проносящуюся на крыльях ветра или приходящую из морской волны – и всюду она оставляла тех, кто знал удивительные, необычные вещи, обучала таинственному колдовству, умению вызывать к жизни любой кустарник, дерево и траву.
Знание приходило к ней – она теперь знала всю историю здешних людей, каждого человека во всём мире, всех его предков. Всё это удивительным образом держалось в голове, не мешая думать, не сводя с ума. И, как после долго и бурного праздника приходит усталость, так и к Лас, после эйфории и ощущения всемогущества, пришло понимание – пора.
Пора оставить их всех их судьбе. Лас долго думала, что взять с собой на память, затем подобрала несколько камушков, мокрых и шершавых. Да. Пора.
Она долго не могла решиться. Мне пора домой, подумала она. Пора туда, где меня ждут другие. Здесь я сделала всё, что могла.
— Прощай, - Лас присела, прикоснулась ладонью к воде. - Прощай, Владычица Морей.
— До свидания, Лас, - ответил ей весь мир. - Мы будем ждать тебя.
Лас выпрямилась и ощутила, остро и непереносимо – её ждут, пора, уже пора в путь. Не позволяя себе застрять в нерешительности, она оттолкнулась от берега и бросилась головой вперёд в море.
Туда, где меня ждут, подумала она. Я спешу туда, где меня ждут.
...Многие видели, как на исходе дня Великая Матерь, которая казалась невысокой и чёрной, как ночь, но приносила с собой свет и радость – видели, как она, выполнив всё, что хотела, ушла в стихию, из которой вызвала к жизни земную твердь, воздух и солнце – и долго потом приходили туда за помощью сочувствием и мудростью.
Говорили, что кто-то ещё прыгнул следом туда, где Великая Матерь слилась с Великим Морем, но в эти сказки верили немногие, очень немногие. Да и кто осмелился бы на подобное?

Лас и Мира

— Лас?! - Мира поднялась на ноги. Город. Это город, современный город, нет сомнений. И надписи на известном языке. И Лас – стоит, как и Мира, в недоумении, и, как и Мира, вся мокра насквозь.
Солнце клонится к закату. Они не в самом богатом квартале, и видно, и понятно по надписям и запахам. Что это и почему?
Лас словно очнулась от видений, посмотрела на Миру.
— Мира! - она бросилась к ней, обняла. - Великое Море, я уже и не надеялась! Ты здесь откуда?! - она отошла на шаг.
Мира поняла, о чём подумала Лас.
— Был полон мир... - Лас шагнула к ней, прикоснулась ладонью к её губам.
— Нет, не нужно, - она понизила голос. - Уже не нужно, Мира. Всё позади.
— Что... с ней?
— Ты не поверишь. Я сама ещё не вполне поверила. Я расскажу позже, ладно? Её нет. Её больше нет, и картины тоже.
Мира закрыла глаза, вздохнула. Хоть какие-то приятные новости.
— Она... умерла?
— Нет. Наоборот. Но её больше не будет. Мира, давай потом! Мне кажется, я знаю, где мы. Возьми меня за руку!
Мира послушно взяла Лас за руку и вместе с ней вошла в подъезд ближайшего дома, поднялась по загаженной, ветхой лестнице и остановилась перед дверью.
Оттуда явно слышался чей-то плач.
— Идём вместе, - решила Лас. - Не отставай!
Она толкнула дверь и они шагнули в прихожую – замусоренную, заваленную хламом – и далее, сделав ещё пару шагов – в гостиную. Убогая, обшарпанная обстановка и тяжёлый запах застарелой нищеты и отчаяния. На полу сидела женщина, очень похожая на Лас, и плакала, прижав ладони к лицу. А с потолка свисала верёвка с петлёй на конце. Вот так дела, подумала Мира, она, похоже, уже всё для себя решила!
— Ронни, - Мира вновь вздрогнула услышав это имя. - Ронни! - Лас бросилась к женщине, обняла ту за плечи. - Ронни, это я, Лас! Я приехала!
Та, которую назвали Ронни, отняла ладони от лица, посмотрела на Лас. Видно было – она не верит тому, что видит.
— Лас?! Ласточка, это ты?!
— Это я. Знакомься, это Мира, моя подруга. Вейрон, идём с нами. Мы не дадим тебя в обиду. Никому.
— Не дадим, - подтвердила Мира, и в руке её возник пистолет. - Идёмте отсюда, здесь мерзко.
Вейрон переводила взгляд то на Миру, сумрачную и решительную, то на сестру. Обняла её.
— Лас, ты вся мокрая! Что с тобой?!
— Попала под дождь. Неважно, Ронни, главное, что я успела! Идём же, забирай самое необходимое и идём! Уходим отсюда! Уедем ко мне, там тебя никто не тронет, обещаю!
— Ты у меня самое необходимое, - с трудом произнесла женщина, обняла Лас и вновь заплакала. Лас посмотрела на Миру, та бросилась прочь. Пробежалась по квартире – да, тут нечего забирать. Проще всё бросить и забыть. Мира вернулась в гостиную и сорвала верёвку. Отшвырнула её подальше.
— Уходим, - заторопилась Вейрон. - нужно торопиться, они должны уже скоро прийти за мной.
— Пусть попробуют, - Мира протянула руку, в другой так и сжимала пистолет. - Я посмотрю, как это у них получится.
Они торопливо спустились по лестнице, взялись все за руки и шагнули наружу.
Водоворот образов, ураган ощущений накрыл их. А когда всё схлынуло, Лас и Мира стояли в другом месте, в коридоре, и одежда успела высохнуть, и Вейрон куда-то делась.

* * *

— Ты помнишь? - спросила Лас шёпотом у Миры. - Как странно. Мы все вместе уехали, и была погоня, но ты отпугнула их, и потом мы жили в одном небольшом доме, в горах...
— Точно, - Мира потёрла лоб. - Как странно! Как будто вся жизнь успела пройти!
— Вся жизнь, - согласилась Лас. - Я узнала это место, Мира. То, где мы сейчас. Прости, я должна войти туда одна, ладно?
— Конечно, - согласилась Мира, спрятав пистолет. - Не бойся. Меня никто не заметит, я кое-что умею.
Лас обняла её... у Миры отчаянно заколотилось сердце... всякий раз, когда Лас это делала, накатывало странное, непередаваемое ощущение счастья и покоя.
— Я быстро, - шепнула Лас, бесшумно отворила дверь и закрыла её за собой. Изнутри успело донестись облако запахов – болезнь, страх и безнадёжность. Мира поёжилась. Голоса. Здесь часто ходят люди. Ну что же... костюм заряжен, можно уходить в дымку.

* * *

Она сидела за столом. Она всегда так сидела, когда её одолевали неприятные мысли, Лас помнила прекрасно такие моменты.
— Мама? - Лас шагнула к столу. Женщина вздрогнула, но не обернулась. - Мама! Это я, Таэнин! Ласточка!
Женщина обернулась. Она была уже очень стара, и только во взгляде ещё оставалась часть прежней силы и решительности. На шее её, на тонкой цепочке, висел медальон (Лас вздрогнула), она сжимала его пальцами.
— Лас? - голос не повиновался ей. - Великое Море, это ты? Ласточка, мне сказали, что тебя больше нет!
— Я здесь, - Лас подошла и встала на колени рядом с ней, положила голову на колени матери. - Я здесь, мама. Ты звала меня, и я пришла. - Её погладили по голове – вначале осторожно, словно не верили, что это она.
— Ты жива... - прошептала женщина. - И ты совсем не изменилась! Но ты ведь жива, Ласточка? Жива?
— Да, мама, - Лас подняла голову. - Я жива, и ты жива. Это всё настоящее, - она вынула один из камушков, которые взяла с собой на память, вложила в ладонь матери. - Помнишь, я любила их собирать?
— Помню, - улыбнулась женщина. - Прости меня, Лас! Прости меня за то, что я с тобой сделала!
— Я всё простила, мама, - Лас поднялась на ноги, прижала её голову к своей груди. - Я не думала о тебе плохо ни одной минуты.
Женщина закрыла глаза.
— Забери, - попросила она, непослушной рукой пытаясь снять с себя медальон. - Я теперь не боюсь. Уже не боюсь.
Лас помогла ей снять медальон, спрятала его подальше.
— Помоги, - женщина с трудом выпрямилась. - Дай мне бумагу и перо, Ласточка. Мне нужно оставить кое-что. Только не уходи!
— Не уйду, - пообещала Лас. Она пододвинула кресло матери ближе к столу, положила перед ней лист и вложила в её руку перо. Больше всего мама боялась умереть в постели, вспомнила она, в беспомощности, в расстроенном рассудке. Ничего больше не боялась, только этого. Наверное, потому стала носить медальон. Это для неё был бы не такой позор.
Лас уселась на пол рядом, взяла её за руку. Всё-таки мы увиделись, мама. Как хорошо, что увиделись. Уже неважно, что тогда случилось, ведь никого уже нет – ни тех, кто виноват, ни тех, из-за кого это случилось, или для кого... Всё уже зола, дымка, воспоминания.
Она ощутила. Сама не поняла, как, но ощутила. Приподнялась, заглянула в лицо матери – на нём была улыбка, казалось -- она на минутку откинулась, сейчас отдохнёт и продолжит. Но Лас понимала, что уже не будет никакого продолжения.
Лас ощутила спокойствие и умиротворение. Я была с тобой, мама. Ты ждала меня в этот момент, и дождалась. Спи спокойно.
Она поднялась, отодвинула чернильницу, не стала смотреть, что там написано. Понимала, что пишут не ей. Последний раз обняла маму, осторожно провела ладонью, закрыла ей глаза.
— Спи спокойно, мама, - Лас поцеловала её в лоб. - Прощай.
Она так и сжимала камушек в руке. Не выронила. Пусть твои сны будут светлыми, мама, когда ты снова вернёшься. Сама не понимая, что делает, Лас подняла колокольчик и позвонила. И тут до неё дошло, что увидят и её!
Она подбежала к двери, приоткрыла.
— Мира!
Её взяли за руку. И тут же Мира проявилась, она стояла возле двери.
— Тс-с-с! - Мира прижала палец к губам. - Нас не увидят. Просто молчи и держи меня за руку.
Она прибежала первой, двое слуг бежали следом. Лас-Тесан, старшая дочь. Тоже уже немолодая, но – чувствовалось, что вся в мать – сильный, властный взгляд. Вбежала внутрь, вскоре выбежала наружу.
— Врача! - распорядилась она. - Объявите траур. Графиня-мать умерла. Умерла в здравом рассудке и твёрдой памяти.
Слуги убежали, а Тесан прикрыла дверь, прижалась лбом к ней, замерла. Слёзы стекали по её щекам.
— Ласточка? - позвала она, не двигаясь. - Я ведь не сошла с ума, да? Это ведь ты сидела с ней? Таэнин!
Мира смотрела в глаза Лас – что делать? Лас крепче сжала её ладонь.
— Я быстро, - шепнула она. - Она всё поймёт. Жди меня здесь.
— Тесан, - позвала она, отпустив руку Миры. - Я здесь, Тесан.
Та вздрогнула, выпрямилась. Изумление и недоверие на её лице. Она боязливо протянула руку, вздрогнула, прикоснувшись к ладони Лас.
— Ты жива?! Ласточка, Великое Море, ты жива?! А мне говорили...
— Я жива, - подтвердила Лас. - Я была нужна ей, Тесс, и я вернулась.
Понимание появилось в глазах Тесан. Пусть, подумала Лас. Пусть думает что хочет, это уже неважно.
— Мне пора, Тесс, - она обняла сестру. - Я жива, и я всё помню, и ни на кого не в обиде. Прости меня, если есть за что.
— Не за что, - услышала она шёпот. - Тэнни, ты можешь остаться? Можешь?
— Меня ждут, - услышала Лас свой голос. Да. Именно так, это правда. Всё было так давно... не нужно перекраивать историю. Главное, что они увиделись. - Главное, что мы увиделись. - Она отошла от сестры, продолжая держать ту за руку.
Голоса. Скоро здесь будет очень людно.
— Им лучше не видеть меня, - Лас протянула сестре камушек. - Возьми, Тесс. Чтобы ты не думала, что я тебе приснилась. Прощай, сестра, теперь всё будет хорошо! Не смотри, ладно? Не смотри, как я уйду.
Тесан кивнула, один последний раз прижала её к себе.
— До встречи, Ласточка, - шепнула она. - Спасибо, что была с ней.
Отвернулась и пошла по коридору, не оборачиваясь. Мира взяла Лас за руку.
— Что теперь? - шепнула она.
— Уходим, - Лас указала, куда. - Пора.
Она всё-таки обернулась. У самого конца коридора обернулась – коридор был пуст. Лас-Тесан открыла ладонь, долго глядела на камушек. Спрятала его в карман и ушла, и более уже не оборачивалась.
— Вон там, - указала Лас. - Там дверь, я покажу, где здесь выход.
И снова был ураган воспоминаний – воспоминаний о другой, не прожитой вовремя жизни.

* * *

— Я помню это место, - Мира оглянулась. - Это же кладбище! Мы в Тегароне, Лас!
— Знаю, - Лас повела её под руку. - Меня ждут здесь.
Мира схватила её за руку, повернула лицом к себе.
— Лас, не надо так шутить! Всё позади! Всё позади, да?
— Со мной хотят поговорить, - пояснила Лас. - Не бойся. Мира. Я уже не хочу умирать.
— Лас? - окликнул её знакомый голос и Лас невольно прижала ладонь к груди. Как давно она не слышала его голос...
Мира смотрела, как парень – явно родом с Фаэр – рослый, светловолосый, веснушчатый – с улыбкой приближается к ним.
— Здравствуй, Денни, - Лас подбежала к нему, он осторожно прижал её к груди, улыбаясь. - Это Мира, моя подруга.
— Здравствуйте, Мира! - Денни посмотрел ей в лицо и Мира поклонилась. - Так приятно снова увидеть живых людей.
— Тебя ждут? Тебя ждут, да? - Лас отступила на шаг. - Не говори, я и так понимаю.
— Меня ждут, - он отступил на шаг, погладил её по щеке. - Всё кончилось, Ласточка, ведь так? Иначе, - он огляделся, - меня бы здесь не было.
— Всё кончилось, - она опустила голову. - И я осталась одна. Я последняя.
— Лас, это неправда! Я же чувствую, что ты не одна! Мира, Вейс, её внуки... ты многим нужна.
— Мы увидимся? Скажи, мы ещё увидимся?
— Мы увидимся, - он оглянулся. - Лас, пообещай мне. Если ты можешь быть счастлива, не убегай от счастья. Что случилось, то случилось. Я помню о тебе, и все помнят. И не торопись к нам. Ты жива! Понимаешь?
— Теперь понимаю. Да, я обещаю! До свидания, Денни! - она сжала его ладонь. - Возьми! - протянула ему камушек. - Возьми на память!
— До свидания, Ласточка! - улыбнулся он. - Не смотри мне вслед. До свидания, Мира! Будьте и вы счастливы!
Мира поклонилась ещё раз, решительно взяла Лас за руку и повлекла за собой, вниз по склону. Позади послышался раскат грома... и всё. Лас обернулась – никого.
— Есть связь, - Мира достала мобильник. - Лас, мы дома! Это наш мир, мы дома! Посмотри на дату и время!
— Есть ещё Книга, - Лас посмотрела в глаза Миры. - Мои сны.
— Что ты хочешь с ними сделать?
— Отпустить. Там настоящие люди, я только сейчас поняла. Нельзя просто так стереть их.
— Так отпусти! Отпусти, пока не передумала!
— Мне нужно в Страну Цветов. Выход есть только оттуда.
— Минутку, - Мира отошла в сторонку. - Я хочу... чтобы здесь и сейчас появился проход в Книгу Снов, в Долину роз!
Она посмотрела на окаменевшее лицо Лас.
— Это был её подарок, - пояснила Мира. - Два желания. Это было второе. Идём?
— Идём, - Лас взяла её за руку. - Покончим со всем этим.

Книга Снов

Лас не вырывала ни одной страницы. Просто дописывала что-то, потом они перемещались на следующую страницу... и предыдущая исчезала.
Когда они дошли до Театра, Лас замерла.
— Здесь нечего отпускать, - удивилась она. - Этот мир и так уже свободен. Как странно! Смотри, я не могу ничего написать!
Они обе посмотрели туда, где располагался театр – отсюда, с холма, он выглядел особенно величественно.
— Хочешь повидаться с ней? - поинтересовалась Мира.
— Нет. Пусть считает, что я ей приснилась. Идём!
— ...Это твоя страница, - указала Лас. - Тебе и решать.
— Я буду приходить туда во сне, - решила Мира и записала это на странице. - А здесь... я очень надеюсь, что твои ягоды ей помогут. Не хочу жить во сне, пусть даже самом красивом. Я вернусь, бабушка, обязательно.
Последняя страница – без единой надписи.
— Это она, - пояснила Мира. - Сказала, что я могу вернуться, куда хочу. Возвращаемся?
— Возвращаемся, - Лас взяла её за руку. - Ты права, нельзя жить во сне. В путь!

Тегар-Тан, Вассео 7, 21:00

Они вошли через главные ворота. Их ждали – помимо охраны, за воротами внутреннего дворца собрались все остальные. Вейс,Тесан, Эверан, Светлая с матерью и бабушкой, оба Стайена, Вессен... почти сто человек молча смотрели, как Лас и Мира бредут – видно, что обе устали, но лица их говорили то, что ожидали услышать остальные.
Светлая и Вейс подбежали к ним. Девочка выглядела бледной, но, может, Лас это только показалось.
— Всё кончилось? - поинтересовалась Вейс, взяв Лас за руки. - Всё позади, Лас? Ты вернулась...
— Всё позади, - Лас почувствовала, что ноги почти уже не держат. - Теперь – только приятные сны, Вейс. Май, ты почему такая бледная?
— Уже неважно, - помотала та головой. - Мы ждали вас. Вы останетесь, бабушка Лас? Останетесь?
Лас посмотрела на улыбающуюся Миру.
— Останусь, - решила она. - Буду теперь спать сколько влезет. Устала, сил нет!

Глава 19. Небесный огонь | Книга Снов (оглавление) | Глава 21. После бури

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100