Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 22

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 22

Глава 21. После бури | Книга Снов (оглавление) | Глава 23. Путь в Сердце Мира

22. Воспоминания

Летний домик, Вассео 11, 19:40

— Прелесть, - Мира откинулась последней. Лас и Вейс наелись первыми – ну невозможно же столько съесть, каким бы вкусным ни было! Потом был Стайен-старший – тоже любитель вкусно покушать, а потом уже Мира. Тощая, как доска, по выражению Вейс, куда только всё пропадает? Мира вновь рассказала историю своего визита в Тигген, для тех, кто не слышал, и Вейс хохотала, когда ей описывали, с какими лицами наследники покидали поместье.
— Если бы ягоды не помогли, - Мира посмотрела на Лас, - я бы осталась с ней. Сколько нужно – месяц, год, сто лет. Нельзя человеку умирать одному и в таком состоянии! А всё к тому шло!
— Она очень переживала, что ты пропала, - пояснил Стайен. - Я бывал там, находил разные поводы. Она часто говорила с тобой, как будто ты здесь.
Его поредевшая шевелюра стала гуще или Вейс просто показалось? Его волосы потемнели – там, где стали снежно-белыми – или Лас померещилось?
— Всё, хватит, - Вейс постучала кончиками пальцев по столу. - Всё ведь кончилось хорошо, моя дорогая? Да? А можно, и я там побываю, у твоей бабушки?
— Я как раз хотела попросить, - призналась Мира. - Бабушка Лас! Вы тоже, а?
— С удовольствием, - Лас улыбалась весь вечер, и может поэтому вечер был тёплым в меру, и комары с мошкарой не досаждали. - Только одна большая просьба, Мира. Огромная просьба. Зови нас только по именам.
— Мне трудно!
— А мы решили начать жить заново, - Лас взяла Вейс на руку. - Ей сделали предложение, и мне скоро сделают, я знаю, и тут ты подойдёшь и скажешь, «бабушки, а куда повесить бельё?»
Мира чуть не подавилась – опасно смеяться с набитым ртом.
— Хорошо-хорошо! - она подняла руки. - Только по имени! А сколько вам лет теперь? Я просто так спросила.
— Мне двадцать, - Лас посмотрела на Вейс, - а ей двадцать один. Вейс, так пойдёт?
— Да ну тебя! Вообще-то это был секрет! Про меня и Крайена!
— Боюсь, у вас всё было написано на лице, - вздохнул Хорёк. - Но мы ведь никому больше не скажем?
— Не скажу, - подтвердила Мира.
— Не скажу, - пообещала Лас.
— Да ну вас! - Вейс встала было, но Мира и Лас поймали её за руки. - Всё, хорошо, никому. Но чтобы никому! Я сама объявлю, когда нужно. Пустите! Пустите, я уже не сержусь.
Лас отпустила её руку, на секунду сжав её сильно-сильно. Так, чтобы другие не видели.
— Мы хотели тут немного о нашей молодости рассказать, - Вейс посмотрела на Лас. - Никому не рассказывали. Я – так точно никому, даже внукам. Кроме тебя, моя милая, - Мира улыбнулась до ушей и показала жестом – всё, могила, никому ни слова! - Скажите, Стайен, а вы что про меня знаете? Что-то же знаете?
— Знаю, что вы выросли, как бы сейчас сказали, в неблагополучной семье. Что над вами из-за роста все издевались. Что подались в пираты и вроде бы пропали без вести, но потом объявились во владениях Вантар, а позже – на Крайтеоне, - Стайен посмотрел на Лас и поправился, - в Сердце Мира. Дальше я знаю почти каждый ваш день. Извините – но все иммигранты из Империи всегда под тщательным наблюдением. Кстати! Мира, ты сказала ей про тайник?
— Ещё нет, - Мира посмотрела в глаза Вейс.
— Тогда я скажу. Вейс, мы нашли ваш тайник. Тот, в котором вы прятали ваши деньги – те, что заработали с покойным дядей.
Вейс на минуту потеряла дар речи.
— Нашли?! Мне все говорили, что его и след простыл!
— Племянник вашего дяди, да пребудет под Светом, отыскал тогда все тайники и перепрятал. Часть денег, из сокровищ дяди, он потратил, а потом сам погиб в одной из вылазок. Ваши вещи все пропали, а сокровища остались. Вот только деньги почти все испортились – сгнили от сырости. Я привёз то, что осталось – заберёте, если хотите.
— Хочу, - Вейс прикрыла глаза. - А памятник? Я заказала памятник на его могилу, десять лет спустя, а потом слышала, что его разбили. А меня уже не пускали домой – с Империей мы никогда не дружили.
— Памятник мы починим, - пообещал Стайен. - Да и с визой уже не должно быть сложностей. Хотите съездить?
Вейс подумала и покачала головой.
— Только посмотреть на памятник. Мой дом теперь здесь.
— Так, дорогие мои! - Лас встала. - Заканчиваем с могилами! Вейс, начинай рассказывать, хорошо? Сейчас принесу чай и начнёшь.

* * *

— Да, - Стайен первым заговорил, когда Вейс сделала паузу. - Впечатляет. Знаете, теаренти, если бы я знал, был бы с вами осторожнее! Хотите, я найду, кто был этот капитан, который отправил вас в школу?
— Не нужно, - Вейс улыбнулась, покачала головой. - Я встретилась с ним через пять лет.

Вейс, семьдесят лет назад

— Теаренти? - голос показался Вейс знакомым. Она не так давно получила гражданство в Тессегер-Лан и всё ещё не верила своему счастью. И всякий знакомый голос воспринимала с опаской. Боялась услышать Лас – всё ещё не могла простить себе, что сдала госпожу незнакомке в белом. Так ведь и было.
Но голос оказался мужской.
Она обернулась, и увидела того самого капитана. Невольно отступила на шаг, хотя бояться было уже нечего.
— Рад видеть вас, - он коротко поклонился. - Я уж не думал вас встретить.
— Я тоже, - призналась Вейс. Столько всего успело произойти!
— Вам неприятно видеть меня?
— Нет, - призналась Вейс. - Вы мне всю жизнь изменили. Но мне нравится, как.
Он рассмеялся. Заметил, как напряглась Вейс.
— Извините, теаренти. Я не хотел вас обидеть.
— Можно пригласить вас пообедать? - решилась Вейс. Денег у неё было не то чтобы много, но порядком. То, что она получила, отработав свои три года на Сердце Мира, было много, по здешним меркам – очень много.
Капитан долго смотрел ей в глаза.
— Да, теаренти. С удовольствием.

* * *

— Как вы устроились.? - поинтересовался капитан. - Это не праздный вопрос. Мне в самом деле интересно.
— Хорошо, - улыбнулась Вейс. - Знаете, я хочу вас поблагодарить.
— Да? - капитан поднял бокал. - Мне вообще-то нельзя пить. Наверное, накажут. Но это того стоит, теаренти.
— Скажите, сколько ещё людей вы отвозили в ту школу?
— Мне нельзя говорить, - капитан посмотрел ей в глаза. - Но вам я скажу. Вы были пятой и последней.
— Может, хоть вы скажете? Зачем?
— Простите?
— Зачем вы туда меня привезли? Вы могли просто пристрелить меня там же, на берегу? Вы рисковали своей репутацией, зачем?
Капитан долго смотрел ей в глаза.
— Люди – самое ценное, что бывает в мире, - ответил он наконец. - Я просто увидел в вас что-то необычное. А вы? Вы довольны?
— Да, - Вейс отвела взгляд. - У меня всё изменилось, и изменилось к лучшему. Наверное, благодаря вам. Спасибо.
Капитан улыбнулся.
— Хотите знать, что я об этом думаю, теаренти?
— Конечно, - она придвинулась к нему.
— Мы сами создаём свою судьбу. Это не я изменил вашу жизнь, вы её сами изменили. Если бы вы не бросились на моего помощника, мы бы здесь не сидели. Но вы бросились, и сами изменили свою жизнь. Мне нельзя было интересоваться вашим прошлым. Скажите сами, вы сожалеете о чём-нибудь? Хотели бы вы быть сейчас мёртвой, как и ваши родственники?
— Нет, - Вейс покачала головой. - Я встретила очень интересных людей. Нашла себе профессию. Но так и не пойму, зачем вы сделали это.
— Не знаю. Что-то почувствовал. Мне показалось, что вы заслуживаете чего-то большего, чем стать кормом для акул.
— Скажите, я смогу встретиться с вами ещё? - Вейс не сразу решилась спросить.
— Нам запрещается встречаться со своими подопечными. Но даже если меня накажут, я рад, что увидел вас сегодня. Теаренти, не думайте о прошлом, думайте о будущем. Вы хотите мне отомстить? Только честно.
— Нет, - Вейс ответила тотчас же. - Не хочу.
— Значит, всё это было не зря, - капитан поднялся. - Теаренти, мы с вами больше не увидимся. Живите. У вас есть всё, что нужно, чтобы жить счастливо. Это главное.
— Но... можно? Если мы больше не увидимся, можно?
— Можно, - разрешил капитан, улыбаясь. Вейс осторожно встала из-за стола и обняла его. - Вы такой странный, - шепнула она. - Пусть и ваша жизнь будет счастливой. Прощайте, теариан.
— Прощайте, теаренти, - он коротко поклонился. - Живите. Прошлое в прошлом, и никто вас ни за что не упрекнёт.
Она помахала ему вслед, хотя он так ни разу и не обернулся.

Летний домик, Вассео 11, 21:00

— Ничего себе! - Мира несколько раз хлопнула в ладоши. - Знаете, Вейс...
— «Знаешь!»
— Прости... те. Знаешь, Вейс, я теперь тебя тоже побаиваюсь. Можно попросить тебя?
— Да, - Вейс улыбалась. - О чём?
— Подраться. Я не шучу! Посмотреть, как ты умеешь драться. Можно?
— Мира! - Стайен поднял брови. - Ну что ты в самом деле!
— Можно, - разрешила Вейс. - Хотя я сто лет уже не дралась!
— Я тебе напомню, - пообещала Лас. - Хочешь?
— Да ну тебя! - рассмеялась Вейс. - Ну что вы в самом деле!
Мира неожиданно встала, достала из-под куртки пистолет и положила его на стол перед Вейс. Сама встала на колено. Вейс растерялась – Стайен сделал ей знак – положил свою ладонь на своё плечо.
Вейс положила ладонь на плечо Миры.
— Встань, - попросила она. - Я не боец, Мира. Я хотела найти своё счастье. И нашла.
— Прости, - Мира подняла голову. - Это неправда, ты боец.
Вейс посмотрела в глаза Лас, ища поддержки. Та улыбнулась, кивнула.
— Мира, - Вейс погладила её по голове. - Это всё было ужасно давно! Я просто хотела найти себе тихое место, чтобы жить и никого не бояться!
— Если нужно, - Мира поднялась, - я в твоём распоряжении, Вейс. Расскажешь ещё?
— Очередь Лас, - Вейс посмотрела в глаза подруги. Та кивнула.
— У меня всё скучно, - заметила Лас. - Ничего интересного.
— Не обманывай! - строго заметила Вейс. - Расскажи, как мы встретились с тобой. Ну пожалуйста!

Лас-Таэнин эс ан Вантар эр Рейстан, крепость Вантар-Таэр, Неиверин 13, 1204, 5:40

Я встретила солнце, и тут же услышала голос Вейрон, средней сестры. И что ей не спится в такую рань? По совести говоря, я не очень-то хочу её видеть. Она меня по-прежнему дразнит, дай только повод, а заткнуть ей рот можно, только если вспомнить о брате. Все понимают, что он погиб из-за неё, хотя при людях вслух такое не скажешь.
— Тэнни! Где ты там? Солнце уже встало, я знаю, слезай!
Даже в собственный день рождения нельзя побыть без неё!
— Чего тебе? - интересуюсь я, появляясь у неё за спиной. Мне нравится неожиданно появляться, а что? Нравится, и всё.
— Ой! - она вздрагивает. - Так и не наигралась ещё, Тэнни? Идём, там тебе подарок привезли. Самый интересный подарок! Я бы сама поиграла...
— А поздравить не хочешь?
— Так ты же снова кусаться начнёшь! Ну хорошо, как скажешь. Птичка, поздравляю тебя с днём рождения! Расти большой-большой и умной-умной!
Интересно, чем я ей не угодила? Вот каждый день находит повод съязвить над ростом. А сама что, выше неба? Старшая сестра пошла в маму, высокая, стройная. А мы с Ронни меньше их обеих, Ронни на голову, а я почти на две. А лицами... трудно отличить. Очень похожи. Брат был выше всех, но его уже нет с нами.
— Спасибо, сестра, - я обнимаю её, это против этикета, это вообще неприлично, если могут видеть низкие люди – например, прислуга. Прислуги рядом нет, но Вейрон вздрагивает, и пытается освободиться. Но я сильнее её! Все знают, что сильнее. - Ты такая милая!
Она ждала чего-то другого, конечно.
— Показывай подарок, - требую я. - Раз сказала, то показывай.
— Она у тебя в комнате, - Вейрон старается не смотреть в глаза. Я обычно соблюдаю приличия, везде и во всём, а тут... - Мне понравилось. Если тебе не понравится, отдашь? Отдашь поиграть?
— Посмотрим, - мне уже интересно, что это за подарок, про который говорят «она». Иду, стараюсь не спешить, Вейрон идёт следом – видимо, ей интересно посмотреть на моё лицо, когда увижу подарок. Но не тут-то было! У самых дверей я останавливаюсь.
— Дорогая сестра, - смотрю ей в глаза. - Я тебе потом скажу, понравился подарок или нет. Я решила любоваться в полном одиночестве.
Она фыркает – видно, что разочарована, но по глазам ясно – что-то в этом есть, Ронни опять затеяла если не пакость, то грубую шутку. Я смотрю ей в глаза и улыбаюсь самым добрым образом. Наконец, она сдаётся, отворачивается и быстрым шагом уходит. Так-то, сестра.
Я открываю дверь в свои комнаты и закрываю за собой. Запираю.
Она стоит у окна. Я не сразу понимаю, кто это. Только когда поворачивается ко мне лицом, понимаю. Против солнца не видно цвета одежды. Вижу только, что она низенькая, светловолосая, лицо длинное – у многих северных варваров такое.
— Госпожа Лас-Таэнин эс ан Вантар эр Рейстан, - она кланяется, видно, что не очень умело, но правильно. - Я Вейс, ваша личная служанка.

Вейс, восемьдесят пять лет назад

Видно было, что её новая госпожа вовсе не ожидала её увидеть. Лас-Таэнин выглядела точь-в-точь как остальные сёстры, но глаза её были глазами взрослого человека.
После того, как Вейс представилась, Лас подошла к ней, с совершенно каменным лицом. Вейс склонилась – как учили, ждала приказаний. Лас-Таэнин обошла вокруг неё.
— Выпрямись, - услышала Вейс, подчинилась. Слугам надлежит смотреть в глаза хозяевам, только когда хозяева с ними говорят. Лас смотрела на свою новую служанку с усталостью и разочарованием. И, Вейс чувствовала, была ещё неприязнь. Ну да, мы для них не более чем варвары, мне это многие говорят в лицо. Привыкай, Вейс, это не изменить, значит – привыкай.
Лас протянула руку и поправила тефан своей служанки, правый рукав сложен косо. Руки та прятала за спину – стояла так, чтобы ладони её не было видно.
— Покажи руки, - Лас посмотрела ей в глаза. - Почему ты их прячешь?
— Простите, госпожа. Привычка. Так меня учили в детстве, - и это чистая правда. Но не потому, что это неприлично, а потому, что по тем рукам видно – хозяйка их в праздности не сидит – а после возни с рыбой, да со стиркой, да со всем остальным руки выглядят неважно. Там, в школе, доктора творят чудеса, но руки до сих пор носят следы прежней жизни.
— Ты не белоручка, - Лас прикоснулась к её ладони. - Зачем этого стыдиться? Рассказывай, - приказала она. - Сядь и рассказывай, я же вижу, что ты устала.
Она говорит со мной не как со служанкой, подумала Вейс. Вот средняя сестра, та да, говорит даже не как со служанкой, а как с домашней скотиной. Я знаю, у них в прислуге есть ещё двое варваров, а остальные все отсюда, и им жить куда легче. Я всё должна вытерпеть. Мне нужно продержаться хотя бы год. Тогда я смогу наниматься на другую работу, если на этой не будет много нареканий. Только бы не попасть к средней сестре! Я чувствую, что снова будут каменоломни – плётка, брань и всё остальное.
Вейс машинально уже уселась на коврик у кровати – принесла его с собой. Служанка, да ещё варварка, может сидеть только на коврике. Спасибо вам, Лас-Таэнин, я уже почти час стою, и плохо спала накануне.
— О чём рассказать, госпожа?
— О том, как ты попала в эту комнату. Почему ты здесь, и кто сказал тебе, что ты моя личная служанка.
Вейс рассказала. Немного нервничала, и акцент тогда проявлялся сильнее. По лицу Лас-Таэнин трудно было что-то понять, как она всё скрывает! Почему? Несчастной её не назовёшь, девушек столь известного рода можно найти хорошо если сотню. Почему такие усталые глаза?
— ...и ваша матушка приказала, чтобы я отправлялась в ваши покои, - закончила Вейс. Лас всё это время стояла у окна, держа в руке мухобойку – хлопушку -- и слушала.
— Мне не нужна прислуга, - отозвалась Лас-Таэнин, и Вейс словно окатили ледяной водой. Всё, теперь Лас-Вейрон возьмёт её к себе – так распорядилась графиня. Ничего, Вейс, всё надо вытерпеть. Прежние хозяева были неплохи, относились к ней как к скотине, но хоть не били и не бранились каждые пять минут. И вдруг вызвали и сказали – тобой заинтересовалась графиня ан Вантар, возблагодари Великую Матерь, варварка, тебе очень повезло. И вот оно, везение.
— Мне не нужна личная прислуга, - Лас-Таэнин подошла к коврику. Вейс тут же поднялась, посмотрела в лицо Лас-Таэнин, кивнула. - Но тебя хочет забрать моя средняя сестра, а мне полагается своя служанка. Моя сестра плохо обращается со слугами, это все знают.
— Я не знала, госпожа.
Лас рассмеялась.
— Вейс, не надо лгать! Я этого терпеть не могу! Ты уже видела остальных слуг и слышала, что они говорили.
— Госпожа, простите меня, но я не прислушиваюсь к сплетням.
Лас долго смотрела ей в лицо.
— Это хорошо, - она прикоснулась к ладони служанки и та посмотрела ей в лицо – с почтением, но без подобострастия. - Я в самом деле не люблю, когда мне лгут. Солжёшь мне три раза – и моя сестра возьмёт тебя к себе. У неё будет тяжело.
— Да, госпожа, я понимаю.
— Ты устала, - Лас взяла её за руку. - Если пойдёшь к слугам, там тебе быстро найдут работу. Вон та дверь ведёт в твою комнату, - Лас указала мухобойкой. - Отдыхай, сколько нужно. Потом начнём учиться.
— Простите, госпожа?
— Учиться. Ты не очень правильно кланяешься и говоришь, а у нас всё строго. Я не хочу, чтобы тебя наказывали за каждый неверный поклон.
— Да, госпожа, спасибо, - Вейс склонилась.
— Не нужно, - пояснила Лас. - Не нужно постоянно склоняться. Всё, Вейс, иди же, а то сейчас свалишься. Когда ты спала предыдущий раз?
— Чуть более суток назад, госпожа.
Лас улыбнулась, погладила её по щеке.
— Отдыхай, - она выглядела сейчас совсем другой – живой и ранимой. - Я позову тебя, если нужно.
— Простите, госпожа – я знаю, у вас сегодня день рождения. Разрешите мне вас поздравить?
Лас кивнула.
— Я желаю вам тысячу лет жизни, счастья и здоровья, госпожа, - Вейс низко поклонилась.
— Спасибо, Вейс, - Лас снова погладила её по щеке. И всё, тут же исчезла Лас-Таэнин живая и улыбчивая, вернулась прежняя -- каменное лицо, глаза тридцатилетнего человека. - Отдыхай, об остальном я расспрошу позже.

Летний домик, Вассео 11, 21:40

— Да, - Стайен покачал головой. - Лас, вы прекрасно рассказываете! Сразу видно образованного человека. Я бы сказал, классический стиль.
Лас улыбнулась, опустила взгляд.
Вейс тоже улыбалась. Теперь я вспомнила, подумала она. Она погладила меня по щеке и я тогда почувствовала – мы встретились не случайно. А может, именно в тот момент я поняла, что неравнодушна к ней, уже не скажу. Видно было, она ожидает от меня чего-то нехорошего, хотя ни разу не сказала, чего.
— Класс! Здорово рассказываешь! Расскажите ещё! - потребовала Мира. - Вейс, теперь ты.
— Не так быстро, - Вейс поднялась. - У меня уже в горле пересохло, у Лас тем более. Кофе? Чай? Лас, поможешь?
— Я помогу, - Мира встала. - Лас? Стайен? Что будете пить?
— Вино, - решила Лас. - По-моему, очень подходящий случай.
— Присоединяюсь, - улыбнулся Хорёк.
— Тогда и я вино, - решила Вейс.
— Разрешите? - Стайен подал Лас руку, повёл её в сад, в самое сердце, к «сонному кусту». Тот оказался мёртвым, высохшим. Лас ахнула.
— Кто его так?!
— Не знаю, теаренти. У нас есть записи, здесь всё время висел эфемер, и куст высох за несколько минут, примерно в то же время, когда вы с Миранте вошли во дворец.
— Вот как, - Лас потрогала кустик. - Живи, и будь обычным кустом, просто прекрасной розой.
Куст ожил на их глазах, потемнели ствол и ветви, налились зеленью и распрямились листья, и – вернулись цветы. А запах какой!
— Впечатляет, - Стайен покачал головой. - Теперь я понимаю, почему Вессен боится вас. Не опасается, а именно боится.
— У неё вошло в привычку, - Лас погладила листик ожившего куста. - А вы? Вы боитесь?
— Нет, - Хорёк снял шляпу. - Боялся, было дело. Уже нет.
— Я знаю, о чём вы думаете. Нет, меня не тянет прилечь здесь и заснуть. Хотя я хотела бы иногда видеться с ней, если бы была такая возможность. Не знаю. Раз в год, или реже, но видеться.
— Что же, у нашей сказки получился счастливый конец, - Хорёк явно не знал, куда деть шляпу. - Дорман хотел приехать сюда побыстрее, но Вессен нашла ему занятие. Вы не сердитесь?
— Немного, - призналась Лас. - Ничего, я ждала много лет, ещё немножко подожду. Идёмте, нас ждут.

* * *

— За здоровье! - поднял тост Хорёк. - За здоровье всех присутствующих.
Тост пили стоя.
— Кофе тоже готов, - напомнила Мира. - Скажите, я принесу.
— Чуть позже, - попросила Вейс. - Мне продолжить? Тогда слушайте.

Вейс, восемьдесят пять лет назад

Подумаешь, неделя на фабрике. По сравнению с ловлей рыбы и стиркой это просто курорт! Ну да, им не выдали перчатки – положено работать в перчатках, а их выдают редко, рвутся они быстро, купить их невозможно. А нравы тут... что и следовало ожидать. Два отделения, мужское и женское, и в каждом свои законы, писаные и неписаные, и неписаные главнее.
Новичков поселили в отдельные блоки, но жить и работать им предстояло вместе с остальными. И жить с ними же – тут намекнули: постарайтесь с ними сжиться.
Вейс это было не в новинку. Уж издевались над ней в прошлом – не всякому пожелаешь. А в школе, тоже в виде намёка, уже слышала: не пытайся притворяться, веди себя естественно. Ну, Вейс себя естественно и вела. Не моргнув глазом выслушала шутки по поводу своего роста, а когда две девицы, подручные здешней негласной хозяйки, попробовали обыскать её и прибрать, что понравится, дала им сдачи. Да так дала, что даже охранники не стали вмешиваться – откровенно наслаждались сценой. Вейс немного удивила реакция обеих девушек – после того, как им досталось от «этой пигалицы», они похлопали её по плечу и вполне миролюбиво расстались. Не стали унижать перед остальными.
Ночью Вейс не спала и не напрасно – её попытались избить. Так положено, оправдывалась потом одна из здешних, не мы это придумали. Но Вейс и в этот раз не далась, и дважды попробовала чьей-то крови. Сообщество здесь походило на тюрьму – один из подручных дяди провёл половину жизни в тюрьмах и рассказывал многое. Собственно, это и была тюрьма, а что ещё?
На второй день им выдали перчатки. Руки Вейс и так были привычные, но в перчатках было удобнее. Разумеется, у новичков перчатки тут же отбирали. У Вейс не отняли, не осмелились – уже знали, что у неё есть ногти, зубы и что рука тяжёлая. А поскольку Вейс не лезла на рожон, её оставили в покое.
На третий день, то есть ночь, её привели к теахари, здешней главной среди заключённых. К удивлению Вейс, это оказалась вполне интеллигентная на вид женщина, но её слушались беспрекословно, и Вейс ни разу не слышала, чтобы теахари повысила голос. Высокого роста, крепкого сложения – лицо выдавало в ней уроженку Фаэр - вытянутое, рубленые черты, белые, почти белоснежные волосы. Глубоко посаженные глаза, полные губы. Вряд ли она красавица по здешним меркам.
— Расскажи о себе, - потребовала теахари. Вейс стояла перед ней, слева и справа стояли те самые две подручные, «волчицы» на здешнем языке, и ещё две стояли за спиной главной. Её комната не походила на остальные, сразу видно – теахари живёт совсем по-другому, с удобствами.
Вейс рассказала. Без прикрас и лишних подробностей.
— Мне нужны такие, как ты, - теахари взяла её за руку. - Без лишней дури. С мужчиной когда-нибудь была?
— Нет, - Вейс покачала головой. В её возрасте уже многие «подставляли ушки», а ей то ли не повезло, то ли и не очень хотелось, сама не знает. Наверное, не очень хотелось. Когда все смеются, какая уж тут романтика...
— А с женщиной?
Вейс вновь покачала головой, но теахари заметила, что новенькая немного, но смутилась.
— Бывает же! Нетронутая! Есть кто-нибудь за морем? Кто-нибудь ждёт?
«За морем» – означало «на свободе».
— Нет, - вновь покачала головой Вейс. - Никого.
«Волчицы» переглянулись, на их лицах было удивление.
— Ты мне нравишься, - теахари улыбнулась. - Из тебя может выйти толк. Я знаю, ты умеешь за себя постоять. Тут тобой многие недовольны, но ты мне нравишься. Тебя не тронут. Если останешься тут надолго, ещё оценишь.
— А взамен? - поинтересовалась Вейс.
— Если выйдешь на свободу, то пару раз к тебе подойдёт человек и покажет вот это, - она протянула медальон, с изображённой головой оскалившегося волка. - Там будут мои волосы, не ошибёшься. Услуга за услугу.
— Если не выйду?
— Будешь при мне. Я такое предлагаю немногим. Дважды предлагать не буду.
— Я согласна, - Вейс кивнула. Будто у меня есть выбор, подумала она. Тут всё просто, или ты рядом с вожаком, или тебя съедят или затравят. Главная Волчица не похожа на уголовницу, и, по словам остальных, особо не зверствует.
— Тебя спросят, о чём я с тобой говорила, - Волчица поднялась, и одна из девушек за её спиной сделала жест Вейс – встань на колени! Вейс медлила, и те «волчицы», что стояли бок о бок с ней, надавили на её плечи – намёк прозрачнее некуда. Главная Волчица погладила Вейс по голове. - Какая прелесть... Так вот, отвечай правду. Врать им нельзя. Я тоже не люблю, когда врут. Понятно?
— Да, теахари, - Вейс посмотрела ей в глаза.
— Иди, - Волчица отвернулась. - Я пришлю за тобой, когда нужно.

Летний домик, Вассео 11, 22:30

— Однако! - Хорёк приподнял шляпу. - Можно узнать, а к вам потом подходили её люди?
— Подходили, - признала Вейс. - Через восемь лет. А ещё через десять она сама меня нашла. Рассказать?
— Ой, нет! - Мира потянулась. - Не обижайтесь! Я очень хочу услышать дальше, но у меня глаза слипаются, длинный день. Мы, наверное, вернёмся в Вантар-Лан, а вы?
— Мы останемся, - Лас посмотрела в глаза Вейс и та кивнула. - Завтра утром вернёмся.
— Я пригоню машину, - кивнула Мира. - Вейс! Лас! - обняла обеих. - Я вас очень люблю! Ну, что сразу смущаетесь! Лас, я читала твои книги, тебе обязательно нужно записать всё это! И про свою жизнь, и про Вейс!
— Я подумаю, - улыбнулась Лас. Весь вечер ей было хорошо – вроде бы и без причин, но на самом деле причин было три, и все они сидели за тем же столом.
— Подумай! Пока, мы уходим!
Она чуть не силой вытащила Хорька из-за стола, тот едва успел попрощаться.
— Они нашли друг друга, - Вейс держала Лас за руку. - Здорово, правда? Ты тоже устала, милая, давай-ка баиньки!
— Сначала всё тут уберём, - Лас принялась составлять тарелки. - А потом уже баиньки. Не спорь!

Летний домик, Вассео 12, 0:15

— Ты не спишь, - заметила Вейс. Она уселась читать – сон не шёл, как ни старалась – да так и сидела уже второй час.
— Не сплю, - Лас повернулась на бок. - Почему бы тебе не перебраться вот сюда? - она похлопала по постели рядом с собой.
— Жарко, - Вейс посмотрела на неё поверх очков.
— Зачем тебе очки? У тебя идеальное зрение!
— Привычка. Раз бабушка, значит нужны очки. Это переводчик, - пояснила Вейс. - Но внуки считают, что настоящие очки.
— Переводчик?
— Стайен подарил два года назад. Ужас, как удобно. Знает сорок три языка. До того у меня были простые стёкла, без диоптрий.
— Жульничаешь! - Лас погрозила ей пальцем. - Зачем внуков обманываешь?
— А они не спрашивали, - пожала плечами Вейс. - А теперь привыкла, если читаю, то в очках приятнее.
— Значит, тебе жарко... - Лас выскользнула из-под одеяла, подбежала к окошку – рядом с Вейс. - Сейчас исправим.
— Оденься! - Вейс закрыла глаза. Правда, что толку... запах её кожи... смотри не смотри, одно и то же.
— Вот ещё. Ты не против дождика? Мягкого, слабого дождика до утра?
— Не против, - Вейс так и сидела с закрытыми глазами.
Минуты через три послышался дальний раскат грома. Вейс выглянула в окно – звёзды словно стирал с неба невидимый ластик. Тучи! И запах дождя – ни с чем не сравнимый, прекрасный запах дождя.
— Как ты это делаешь?!
— Не знаю, - Лас открыла окно пошире. - Просто сказала, я хочу, чтобы здесь был дождь, тихий дождь до утра. Идём. Просто полежи рядом. Если хочешь, я буду бить тебя по рукам, если попробуешь прикоснуться.
— Ты издеваешься?!
— Нет, - Лас обняла её. - Ты обещала ещё пару уроков. И рассказать, кто тебя научил.
— Хорошо. Только... не прикасайся, пока не попрошу.
— Хорошо, - Лас уселась на кровать, смотрела, как Вейс раздевается, у второй кровати, у стены напротив. Ничего не чувствую, подумала Лас. У неё красивое тело, меня притягивает запах её кожи и волос... и всё. Ничего больше. Просто нравится, когда она рядом. Но стоит ей прикоснуться к моему затылку, и я схожу с ума...
Вейс молча забралась под простыню, отодвинулась подальше.
— Оставь, - попросила она, когда Лас встала, чтобы выключить лампу. - Пусть будет как ночник. И слушай. И никому, никогда не рассказывай.
— Никому, - Лас посмотрела ей в глаза. - Обещаю.
По комнате уже растёкся аромат дождя – видно было, как Вейс это нравится.
— Это было уже после того, как я побывала и на фабрике, и на каменоломне...

Вейс, восемьдесят шесть лет назад

Она пришла вечером. У Вейс уже кончились уроки – в понедельник она занималась Ронно и историей, и до сих пор не понимала, зачем ей история. В дверь постучали и Вейс, конечно, ответила «войдите». Иногда она отвечала «минутку», не всегда застают в удачный момент, но чтобы не пустить... лучше и не пробовать.
— Добрый вечер, - поздоровалась пришелица. Лицо её показалось смутно знакомым. Я видела её, видела недавно, поняла Вейс. Роста девушка была среднего, выше Вейс почти на голову. Серебристые волосы, стройная, очень изящно двигается, бархатный голос... прелесть! Ну невозможно не очароваться! - Я Айри.
— Заходите, Айри, располагайтесь, - Вейс отступила. Шутка. В комнате едва хватает места ей одной, крохотная комната с «удобствами» не в счёт.
Айри зашла, осмотрелась, улыбнулась и закрыла за собой дверь.
— Уютно, - заключила она. - Вам кажется, что вы меня знаете или видели, верно?
— Верно, - Вейс жестом предложила девушке присесть.
— Вы меня в самом деле видели. Много раз. Но только один раз я захотела, чтобы вы меня запомнили.
— Простите? - растерялась Вейс.
— Я стояла за спиной Волчицы. Дайте руку, - предложила Айри. Вейс послушно протянула руку...
...и видение нахлынуло. Она, в «покоях» главной Волчицы, и девушка за её спиной... точно, это она! Это Айри!
— Правильно, - Айри отпустила руку Вейс, и та опомнилась. - Я присматриваю за теахари.
— При... присматриваете?! - Вейс растерялась. Это проверка, подумала она. Проверяют, всё ли я сказала про теахари. Точно, это проверка.
— Это не проверка, - возразила Айри. - Проверок уже не будет, вы честно отвечали на вопросы.
Вейс прижала ладони ко рту... дожили, уже думает вслух!
— Вы не сказали ни слова, - Айри уселась прямо на пол, рядом с Вейс. Стул один, и соблюдать правила приличия трудно. - Но я поняла, о чём вы говорите.
— Но кто вы?
— Нас называют Aenin Rinen, - девушка перестала улыбаться. - Но я прошу вас никогда так не говорить при мне. Я пришла, чтобы посмотреть, не ошиблась ли в вас. Вижу, что не ошиблась.
Мысли Вейс понеслись галопом, и все в разные стороны. Всплывали обрывки воспоминаний. Да, она, как все, слышала про «кошечек», которые «подставляют ушки» за деньги. Таких у них дома презирали – но и завидовали, завидовали их умениям, что уж скрывать. И, по слухам, у всех «кошечек» всегда есть хозяйка, и никто никогда её не видел, не сможет найти, хотя она всегда рядом с подопечными.
— Всё верно, - Айри взяла Вейс за руку и Вейс поняла, что молодость Айри кажущаяся, что ей далеко за сорок, а то и пятьдесят. - Примерно так. Вы слышали про меня обычные легенды. Мы их сами придумываем, - она зубасто улыбнулась. - Я вошла, и вы сразу почувствовали ко мне расположение, верно?
— Верно, - признала Вейс. - Но зачем я вам?
— Я научу вас кое-чему, - пообещала Айри и Вейс покраснела. Получается, что... что... её, Вейс, обучат на «кошечку»?! Для кого? Для Волчицы?! Ужас!
— Вы так мило смущаетесь, - улыбнулась Айри. - От этого не стоит отучать. Но предрассудки мы уберём. В том, чему я буду учить, нет ничего позорного. «Стража Луны» я из вас не сделаю, да вы и не захотели бы, но несколько полезных уроков я дам, они пригодятся.
— Вы всех... всех заключённых так учите?
— Вы не заключённая, вы ученица. Не всех, - Айри сняла заколку для волос, отпустила те – рыжие волны прокатились по её плечам. Стойте: почему рыжие?! Она только что была беловолосой! - Очень немногих. И только если сама решу, мне не может приказать руководство школы.
— Но... зачем?!
— Вейс, - Айри взяла её за руку. - Не надо вопросов. Я так хочу, потому что чувствую в вас талант. Но кроме таланта, нужно и желание. Вы не захотите работать стражем Луны...
— Кто это?
— Некоторых из них называют «кошечками».
Вейс склонила голову. Айри некоторое время ждала, прежде чем продолжить.
— Вы не захотите, это я знаю, но такой талант нельзя не использовать.
— Говорят, вы... можете заставить делать всё, что угодно? - рискнула спросить Вейс.
— Не всех, но многих. Могу. Посмотрите мне в глаза.
Вейс посмотрела. Притягательные... смотрела бы и смотрела.
— И что? - Вейс поморгала. - Что такого?
— Посмотрите на себя, - предложила Айри. Вейс опустила взгляд... ахнула. Раздета догола! Ужас, как неприлично! Она судорожно вцепилась в стопку одежды – аккуратно сложенную рядом.
— Нет, - Айри поймала её за руку. - Подождите. Мне нужно осмотреть вас. Потом, если захотите, оденетесь. Ложитесь на кровать лицом вверх.
— Если захочу? - поинтересовалась Вейс, выполняя указание. Она уже почти привыкла к врачам, и на медосмотрах раздевалась без моральных терзаний. Это медосмотр, подумала она. Просто медосмотр.
— Да, считайте медосмотром, - согласилась Айри. - Больно не будет. Расскажите мне о себе. Откуда вы родом, как попали сюда. Закройте глаза и рассказывайте.
Она не ответила на вопрос, подумала Вейс. Вскоре стало ясно, что Айри отвечает далеко не на каждый вопрос,

* * *

Айри осталась у неё в гостях, если можно так выразиться, на три недели. Днём уходила, уже после того, как Вейс уходила на занятия, вечером – когда Вейс возвращалась с ужина – Айри уже была в комнате, и начинались другие занятия. Очень странные, от них Вейс поначалу бросало в дрожь.
Кое-что в Айри раздражало. Например, она не отвечала на некоторые вопросы. Просто не обращала на них внимания. Поначалу Вейс это злило, но к концу первой недели она уже привыкла к такой манере. Потому что Айри казалась... не знакомой, нет – родной. Близким родственником, давним другом. С ней – после того, как её уроки оканчивались – можно было говорить о чём угодно.
— Вам нужно привыкнуть к своему телу, - заявила Айри на следующее утро. - Это самое естественное, что у вас есть. Вам с ним предстоит перенести всё, и радости, и печали – не нужно стыдиться того, что для вас самое родное и близкое. Поэтому...
Раздеваться самой, да ещё в присутствии Айри, да ещё в первый раз, было нелегко. Лучше бы она её загипнотизировала, как тогда, в первый вечер. Но Айри отказывалась.
— Это ваша комната, - пояснила она. - Вы здесь ходите как хотите и в чём хотите. Снаружи – там есть другие правила и законы. Внутри – вы хозяйка. Не верите? Разденьтесь, вызовите охрану - попросите какую-нибудь мелочь.
Вейс долго не решалась это сделать. Оглянулась – Айри встала, и ушла в «умывальную», так Вейс прозвала санблок.
— Давайте, - Айри махнула рукой. - Давайте же.
...Охранница даже глазом не моргнула, увидев Вейс раздетую. Молча принесла таблетки от головной боли – первое, что пришло на ум.
— Она знает, что вы здесь, - возразила Вейс. - Потому ничего и не сделала.
— Попробуйте, когда меня не будет, - пожала плечами Айри. - Вейс, я показала вам немного из того, что умею. Чтобы двигаться дальше, вы должны доверять мне. Полностью, абсолютно доверять. Выполнять каждое моё указание и не сомневаться в том, что говорю.
— Почему? Почему я должна доверять?
Айри улыбнулась, уселась на пол, сделала знак – садись рядом. Вейс всё ещё чувствовала себя неловко, нагота сковывала.
— Потому что я заглядываю в ваше будущее и вижу добрую бабушку, множество её внуков, мир и счастье – мир и счастье, которое создаёте вы сами. Потому что вы ни разу, даже во сне и мечтах, не желали отомстить за дядю и его напарника. Вы оплакивали его, но решили жить, потому что иначе его жертва напрасна.
— Откуда вы знаете?! - поразилась Вейс.
— Доверьтесь мне, - Айри положила руку на её плечо. - Я научу вас полезным вещам. Женщине нужно уметь совсем немного, чтобы справляться со всем в этой жизни.
— Почему вы этого хотите?
Айри пожала плечами.
— Я чувствую. Чувствую, что мои уроки пойдут вам на пользу. Сюда не попадают первые встречные. Сюда попадают те, кто заблудился в самом себе.
Она встала, подошла к окну и принялась раздеваться. Тефан развязывать недолго – полминуты, и вот уже она совсем без одежды.
— Что... что вы собираетесь делать? - пролепетала Вейс.
— Спать, - Айри уселась рядом с ней. - Спать, дитя моё. А вы думайте, если хотите. Утром мне нужен ваш ответ. Если вы отказываетесь, вы забудете и моё имя, и всё, о чём мы тут говорили, и сами будете справляться с испытаниями. Если соглашаетесь, я немного помогу, подготовлю вас к ним.
Айри повернулась на бок, спиной к Вейс, и прикрылась покрывалом. Вейс сидела и смотрела на неё... а в голове творилось невесть что. Вспоминала прикосновение Волчицы, её слова. «Какая прелесть». О чём она?!
Вейс улеглась, но сон не шёл.
— Я могу вас спросить? - прошептала она едва слышно. Айри уже спит – дыхание редкое, ровное.
— Да, конечно, - Айри перевернулась на другой бок, встретилась глазами с Вейс.
— Что Волчица хочет от меня?
— То, что ей пока что даю я. Ей одиноко. Ей разбил сердце мужчина, она с тех пор терпеть не может мужчин, а я приношу ей покой.
— Вы... что вы с ней делаете?
Айри засмеялась, взяла Вейс за руку.
— Честно? Говорю с ней, сижу за её спиной, глажу по голове. Слушаю её. Иногда даю мелкие советы.
— И всё?!
— И всё.
— Зачем это вам? У вас ведь... у вас ведь других забот полно!
Айри уселась.
— Есть люди, от которых зависит жизнь и здоровье многих других людей. Волчица – одна из таких людей. Пока она главная на фабрике, там не будет лишней жестокости, бессмысленных убийств, ненужных страданий.
— Понимаю, - Вейс и в самом деле начала понимать.
— Я могу обучить вас на стража Луны. И когда-нибудь вы смогли бы уметь то же, что и я. Но каждое знание – это ответственность. Вам пришлось бы жить одной, без семьи, заботиться о других и часто жертвовать своим счастьем ради других. Совершенно незнакомых вам людей. Вы готовы на такое?
— Не знаю, - Вейс ответила не сразу. - Наверное, нет. Простите!
— За что прощать? Я знала ваш ответ заранее. Знаете, чего вы желаете больше всего, Вейс?
— Чего же?
— Чудес. Вы мечтали о них с детства. Но они не приходили, а случалось всё самое плохое. Я верно говорю?
— Верно, - Вейс уже была не в состоянии удивляться сильнее. – Но как вы узнали?
— Я видела, как вы смотрели на море. В небо. Там, на фабрике. Когда другие уходили заниматься обычными играми, вы уходили смотреть на небо и море.
— Я согласна, - ответила Вейс, неожиданно для себя.
Айри легонько сжала её руку.
— Я рада, Вейс. А сейчас спите. Мои уроки будут трудными, а времени у вас мало.
— Я не могу заснуть, - призналась Вейс.
— Я помогу. Лягте на живот, голову поверните направо. Вот так. Руки вдоль тела. Смотрите на меня, или закройте глаза, как хотите.
Она положила ладонь между лопаток Вейс, и та ощутила, как тепло растекается по телу из ладони.
Айри склонилась над ней, Вейс ощутила запах её волос... непередаваемо приятный аромат... губы коснулись её щеки.
— Спите, дитя моё, - услышала она, проваливаясь в сладкую жаркую пучину. - Сны будут добрыми.

Лас и Вейс

— Ничего себе, - прошептала Лас. - Я бы многое отдала, чтобы повидаться с Айри. Мне не спится, Медвежонок, а пора. Поможешь?
— Ляг, - улыбнулась Вейс, уселась в постели. - Ляг на живот так, как тебе удобнее.
Она положила ладонь между лопаток Лас – это первое, чему Айри учила её. И ощутила, как Лас расслабляется, становится податливой и мягкой. Ещё минуты три – и Лас спит. Вейс склонилась к ней, прикоснулась губами к щеке.
— Что ты со мной сделала, Айри? - прошептала она. - Зачем?
Но ответа не было. Айри было сорок восемь уже тогда, наверное её уже нет в живых. Многих нет, а она, Вейс, жива. И Лас, кроме внуков, конечно – сейчас самое дорогое, что есть.
Не спалось. Саму себя не усыпить, но можно вернуть душевное равновесие. Вейс некоторое время лежала, глядела на спящую Ласточку, затем тихонько слезла на пол и набросила на плечи халат. Посидеть на пороге, послушать дождь. Может, тогда в сон потянет.
Воспоминания возвращались.

Вейс, восемьдесят шесть лет назад

— На людях ведите себя так, как привыкли, - говорила Айри. - Со мной ведите себя так, как будто вы одна. За три недели я не смогу дать вам многое, но слушайте и запоминайте, а если непонятно – спрашивайте. Всегда спрашивайте.
С третьего дня Вейс поняла, что сигнал того, что Вейс готова слушать и учиться – когда она раздевается. Нашёлся способ меньше смущаться – Вейс убегала в «умывальную», а оттуда проще выходить без одежды, чем раздеваться при Айри.
— Почему именно три недели?
— Через три недели вас переведут в другое место. Мне будет сложнее появляться там, я не могу оставлять Волчицу надолго.
— Откуда вы знаете, что переведут?! - но это был вопрос из тех, что Айри «не замечала».
— Привыкните ходить без одежды, когда вы дома или вас никто не может потревожить. Если прохладно, набрасывайте халат – но пусть тело под ним дышит. Прикасайтесь к себе чаще, разминайте себе мышцы, приучите тело к тому, что вы его любите. И оно ответит вам тем же. Вы любите мыться? - Айри кивнула в сторону душа. Конечно, любит – попробуй жить у моря и не любить мыться, особенно если летом жутко жарко, и приходится возиться с рыбой. Вейс и жила бы в душе, если бы он был дома – но именно душ там был большой редкостью. Зато была вода, согретая солнцем в огромной бочке – и мыться под струёй тёплой воды Вейс любила.
— Замечательно. А теперь смотрите, я покажу, как именно следует мыться, чтобы устроить самой себе хороший массаж, разминку. Даже если вы очень устали, это поможет. Вам нужны только руки, - через полминуты Айри уже разоблачилась и встала лицом к Вейс. - Встаньте и смотрите. Вы – моё отражение в зеркале. Движения очень простые, - Айри показала, - если мыться при людях, никто ничего не заметит, вы просто намыливаетесь или смываете мыло. Главное – движение пальцев. Надавливайте, сильно надавливайте кончиками пальцев, когда рука идёт снизу вверх. Видите? Запомнили? Покажите мне.
С пятого раза – Вейс сама удивилась – движения стали совсем автоматическими.
— Теперь, когда будете мыться, делайте именно так. То же самое – перед тем, как встаёте. Если получится, никогда не вставайте сразу, как проснулись. Полежите, поговорите со своим телом, похвалите его, дайте ему понять, что любите его, - Айри не улыбалась, это означало – всё серьёзно, шутки и улыбки неуместны. - Устройте себе массаж, почти такой же, как тот, когда моетесь – потянитесь, проведите пальцами и ладонями, это придаст вам бодрости.

* * *

Ужин был в семь вечера, потом у «учеников» было свободное время. Им разрешали появляться на спортивном поле – там можно было пообщаться с другими. То, что общались и в классах во время уроков – этого мало, конечно, и все охотно пользовались такой возможностью. Можно было пойти в любую другую спортивную комнату, но открытое поле -- приятнее всего. С Вейс общались теперь чаще и любезнее, на неё стали обращать внимание и парни, и девушки. У Вейс стали появляться настоящие друзья. Наверное, это Айри. Точно, она. Её уроки.

Вейс, летний домик, ночь

Она обучила меня всего пяти кайсо, фигурам силы, подумала Вейс, глядя на Лас. Сказала, что больше я всё равно не успею выучить, а эти обязана знать, как свои пять пальцев и пользоваться ими рефлекторно. Как перестать воспринимать чужие эмоции – или, наоборот, чувствовать их сильнее. Как восстановить физические и душевные силы. Как привлечь или отвадить человека. Как успокоить, усыпить, утихомирить. Как снять боль, пусть и на время. То, что другие воспринимали как вульгарность – когда Вейс стояла, расставив ноги и уперев руки в бока – было самым простым и эффективным вариантом второго кайсо, «Реки силы». Вейс поначалу это смешило.
— Наши действия во многом рефлекторные, но люди уже забыли, зачем эти рефлексы, и не понимают собственного тела. А оно чётко вам говорит, что нужно сделать и для чего. Учитесь слушать своё тело.
Она твердила это постоянно – слушайте тело, любите тело, а я поняла это только после того, как родился первый ребёнок, подумала Вейс. И все её уроки вспомнились, все до одного. И больше у меня уже не было никаких неприятностей со здоровьем и самочувствием, и я полюбила ходить в халате, спать ни в чём, если возможно, делать массаж себе и другим... Второй и остальные дети родились так легко, что все удивлялись – ни беременность, ни роды не приносили мне неприятностей, только радость. Айри, я даже не знаю, как вас отблагодарить...
И это только пять фигур. А сколько их знала сама Айри? Подумать страшно! Нет, это не моё, она права. Не могу я жертвовать собой ради незнакомых людей. Только ради близких или хотя бы знакомых.
...Вам покажется, что вы забыли мои уроки, сказала Айри в последний день третьей недели. Но они вспомнятся, когда нужно. Вы забудете меня, забудете надолго, так нужно. Но вспомните позже – если захотите, несколько лет спустя. Я буду приходить к вам, вы будете замечать меня, говорить со мной, но не будете помнить, что три недели я жила с вами и обучала вас. Помните: мы с вами изучали то, за что почти везде грозит тюрьма, это знание отчего-то считается тайным. Используйте всё, что вы узнали, мудро. Только для пользы. И не обучайте других, это важно.
Я обняла её. Она уже стала мне подругой – с ней можно было говорить о чём угодно, она всё понимала. Я ей рассказала, наверное, всё, что могла бы рассказать самому дорогому человеку. И понимала – эти рассказы мне не повредят. И я испугалась, что забуду её, я этого не хотела. Но Айри была непреклонна – ради вашей безопасности, повторяла она. Вы вспомните, когда два года проживёте вдали от меня, не ощущая мой запах, не слыша мою речь. Я не прощаюсь, дитя моё. Я говорю, «до свидания».
До свидания, сказала я ей тогда. И уснула у неё на руках, уроки очень уж утомляли. А когда проснулась, то проснулась другой. Стало легче. Меня не так выводили из себя выпады и издевательства охраны и других учеников. У меня словно выросла броня, насмешки и сарказм не пробивали её, но я оставалась открытой, мне приятно стало общаться. Как Айри этого добилась, не понимаю. А может, не она. Может, это я сама сделала, просто чуть-чуть использовав её наставления. Кто знает.
Я выполнила все ваши требования, Aenin Rinen, подумала Вейс. И я счастлива. В этот самый момент я счастлива. И все предыдущие восемьдесят лет. Быть счастливой просто, вы правы.
Скоро четыре утра. Вейс посмотрела в окошко, затем вернулась к кровати и разделась – медленно, как показывала Айри – так, как раздеваются для любимого человека. Я не раздевалась так уже очень давно. Мне просто нужно быть рядом, Лас. Этого достаточно, хотя всегда хочется чего-то ещё. Пусть даже мы будем вместе лишь изредка. Вейс скользнула под одеяло, осторожно, чтобы не потревожить Ласточку, улеглась, улыбаясь себе и воспоминаниям, и уснула – мгновенно.

Лас, летний домик

— Лас?
Она пошевелилась – сонно и немного раздражённо, вот ведь нашли время окликать!
— Лас?
Она долго балансировала на грани сна и яви, и когда поняла, чей голос слышит, сон мигом слетел с неё. Лас уселась, озираясь. Вейс рядом, свернулась клубочком, на лице – счастливое выражение. Лас улыбнулась – в такие минуты Вейс сильнее всего походила на ребёнка. Она протянула руку, чтобы погладить Вейс по щеке.
— Нет, Лас. Не тревожь её. Нужно поговорить, я жду тебя за дверью.
Голос Незнакомки. Лас, уже машинально, подняла нижнюю часть тефана, так же машинально надела – завязала. Вот и кончилось спокойствие, подумала она безучастно. Великое Море, ну что же ей ещё нужно?!
Дождь стучит за окном. Скоро рассвет . Лас замерла перед дверью, прислушалась и принюхалась. Никого постороннего, никого вообще – только трава и розы, дождь, мокрая листва. Она отворила дверь...
И рефлекторно схватилась за косяк. Сразу за дверью начинался обрыв. Она узнала место: именно там она стояла не так давно, именно там увидела надпись на небе.
У кромки воды – метров пятьдесят вниз, метров двести вперёд – стояла женщина, в светлом, развевающемся на ветру одеянии. О да, это платье Лас теперь узнает откуда угодно.
— Лас! - женщина помахала рукой. - Иди ко мне. Сделай шаг.
Лас похолодела. Это шутка? Внизу – острые камни, отсюда видно, что оступишься – и собирать с камней будет нечего. Голос раздавался прямо в голове, слышался не ушами. Лас оглянулась – позади и вокруг коридор – прихожая, милые и родные запахи. Едва слышен стук маятника – ходики, в гостиной. Одна из причуд Вейс.
— Я сплю? - спросила Лас у самой себя.
— Ты не спишь, - женщина смотрела на неё. - Ты говорила со мной, Лас, ты одна из немногих, кто понимала, с кем говорит. Ты встречала солнце. Сделай шаг, Лас. Не бойся. Тебе теперь нечего бояться.
Шутка? Хитрость? Незнакомке стало скучно и она решила взять Лас к себе? Или решила, наконец, расквитаться?
— Ты так долго верила в меня, - женщина подняла руки над головой. - Неужели перестала верить?
Лас судорожно вдохнула. Она испытала... только что почувствовала то, что почувствовала много лет назад, когда впервые встречала солнце. Трудно описать – как будто поток силы пронзает тело, и каждая клеточка кипит энергией, электричеством, жаром.
— Я иду, - Лас нелегко дались эти слова. Она старалась отогнать картину...
...того, как падает, падает вниз, на острые камни, и за долю секунды до смерти слышит издевательский смех. Взамен она представляла, что воздух подхватывает её и опускает , плавно опускает, не причиняя вреда.
— Я иду, - повторила Лас и сделала шаг.

* * *

Вейс привычно проснулась, всплыла изо сна в дрёму, едва Лас встала – ну куда по ночам обычно встают? Тут же начала засыпать снова, но что-то было не так – и Вейс приподнялась на локте. Да, не так. Во-первых, зачем Лас взяла нижнюю часть тефана? Почему пошла в сторону входной двери, кто там пришёл в такую рань, почему она не возвращается?
«Я иду», услышала Вейс и вскочила на ноги. Странно, очень странно звучал голос Лас. Вейс побежала – уже не думая ни о какой одежде – по дороге чуть не споткнулась о порог. Увидела то, от чего кровь застыла в жилах – за дверью начинался не сад, а пустота, синее небо, океан вдали. Лас сделала шаг и упала, унеслась вниз. Вейс бросилась к двери, но та захлопнулась у неё перед носом. Вейс распахнула её вновь – сад, мокрая дорожка, дождик, тихая и спокойная картина.
Вейс ущипнула себя. Больно! Значит, не снится. А если... а если снится, то не отличить. У неё хватило самообладания вернуться, надеть ночную рубашку, а потом уже – набросить плащ и обуться, и выскочить наружу.
— Лас! - крикнула Вейс. Уже светает, от фонаря мало толку. - Лас, где ты?! Ласточка!
Но Лас пропала бесследно.

* * *

Лас начала падать, но порыв ветра подхватил её, понёс и поставил наземь. Прямо перед женщиной. Теперь Лас видела, что это вовсе не Незнакомка; лицо не оставалось неизменным, оно постоянно менялось, плыло. Сама женщина и её лёгкое, невесомое одеяние светились белым. От неё пахло грозой.
— Ты вновь поверила, - женщина улыбнулась, протянула руку. Живое, тёплое прикосновение. От него пропали остатки страхов. - Лас, мне нужна твоя помощь. Меня забыли в твоём родном мире. Я нужна людям, я чувствую – впереди многие беды, я нужна людям.
— Что я могу сделать для вас, госпожа? - Лас не ощущала робости – почтение, да, но ни страха, ни робости.
— Ты – это я. Ты слышала эти слова, верно? Лас, приближается буря. Что-то не пускает меня в мир, где ты родилась – тебе придётся узнать, что. Не медли.
— Да, госпожа, - Лас поклонилась. - Я узнаю.
— Лети, дитя моё, - Владычица Морей взяла её за плечи. - Ты ждёшь голоса, к которому давно привыкла. Его больше не будет. Живи заново, оставь прошлое в прошлом.
— Да, госпожа, - Лас поклонилась. Только сейчас вспомнила, что одета весьма легкомысленно.
— Лети! - женщина отступила на шаг, её очертания стали зыбкими. - Лети, тебя уже ищут и тоскуют, и тревожатся. Лети, Ласточка!
И исчезла. Просто была – и не стало. Со стороны океана подул тёплый ветер, и Лас окончательно пришла в себя.
— Лети,- повторила Лас. - Вейс, я сейчас! Я скоро буду!
Она разбежалась по каменистой полосе, подпрыгнула...
И полетела.

* * *

Вейс успела позвонить в Вантар-Лан и сообщить о пропаже. Уже через десять минут Мира вновь запустила эфемеры, и начала прочёсывать планету. А Хорёк нашёл то, чего опасался более всего: проход на стыке двери и косяка в летнем домике.
— Мы сейчас будем, - добавил он. - Вейс, пожалуйста, не беспокойтесь.
Вейс кивнула, хотя видеосвязь уже оборвалась и побрела назад, в спальню. Открыла дверь...
Порыв ветра в лицо – кто-то открыл входную дверь. Вейс выскочила в коридор – там стояла Лас. Одетая только в нижнюю часть тефана, мокрая и задумчивая. Она увидела выражение лица Вейс и подбежала к ней.
— Вейс! Это я! Прости, всё так неожиданно случилось... Она позвала меня. Представляешь?!
— Кто? - Вейс теперь казалось, что она спит. - Кто позвал? Незнакомка?
— Нет. Её больше нет. Позвала...
Лас запнулась. Она попробовала произнести «Владычица Морей» и не смогла.
Вейс уселась прямо на пол.
— Ты меня в гроб вгонишь, - она прижала ладони к лицу. - Я открыла дверь и увидела, как ты упала в пропасть.
— Сейчас! - Лас бросилась к ней, усадила на кровать, крикнула «я сейчас» и унеслась на кухню. Вейс сидела и пыталась унять сердцебиение.
Лас вошла с подносом – чайник, чашки, стакан с водой и лекарство. От сердца.
А ещё через минуту в дверь постучали и, не дожидаясь ответа, ворвались -- Мира и Хорёк. Последний определённо выглядел моложе, чем вчера. Лас выбежала им навстречу.
— Простите! - она прижала ладони к груди, а вновь вошедшие отвели взгляд в сторону. - Я сейчас!

* * *

Шесть утра. Все сидели за столом – Вейс приготовила завтрак, ей это помогло лучше любых капель.
— Владычица Морей, - Хорёк потёр переносицу. - Вот в это Вессен точно не поверит. Потому что и я верю с трудом.
— А при чём тут вы? - поинтересовалась Вейс. - И почему не верите? Вы же поверили рассказу Лас про...
— Я верю фактам, - Хорёк вновь потёр переносицу. Нет, подумала Вейс, он определённо стал моложе выглядеть. Интересно, почему? - Факты свидетельствуют, что Незнакомки больше нет нигде. Мы не можем обнаружить её присутствия, дружественные нам «пси» тоже не могут. Все её недавние слуги так и говорят: госпожа, мол, теперь властвует над всем миром, теперь миру ничто не грозит. И любят проводить время у моря. Это факты.
— То есть мне и Вейс это всё приснилось? - прищурилась Лас.
— Подождите, - Хорёк отпил из чашки и поставил её на стол. - Любое событие, которое могут зафиксировать приборы, для меня факт. Картина, которая могла настраивать реальность произвольным образом – тоже факт. Но как только мы начинаем опираться на сверхъестественное...
— Почему сверхъестественное? - поинтересовалась Лас. - Она и мир – одно и то же. Или пока я вам не дам видеозапись разговора с Ней, вы не поверите?
— Я вам верю, - Хорёк дружелюбно улыбнулся. - Но Вессен нужны факты. Если я скажу ей, что Владычица Морей направляет вас, чтобы узнать, почему её не пускают на планету, меня в лучшем случае отправят в отпуск на пару недель.
— Это хорошая мысль! - Мира взяла его за руку. - Стайен, ты же обожаешь фразу «мои источники». Вот и скажи, что твои источники дают повод предположить... короче, выразись позаумнее, ты мастак, что ожидаются большие неприятности.
— Это легко, - Хорёк пожал плечами, - но каким образом связать это с Лас?
— Когда кончается её и мой карантин? - поинтересовалась Мира. - Ты же знаешь?
— Ну...
— Стайен, я тебя сейчас побью! Говори!
— Тебя она ждёт послезавтра, - Хорьку трудно было выдержать её взгляд. - Лас и Вейс она хочет держать в карантине ещё две недели. А там – в зависимости от заключения Аспиранта и Иллюзиониста.
— Слушайте, это уже слишком! - возмутилась Вейс. - Кто она такая? То, что вы там считаете себя главнее всех, это пожалуйста, но держать нас тут как в тюрьме! Лас, может тебе тоже перестать пускать их сюда? Это твой мир, я помню, тебе его дали – ты тут главная!
— Вейс, я прошу, - Лас погладила её по ладони. - Стайен, в самом деле – почему она распоряжается? Почему сама ничего не сказала, только через курьеров?
— А у меня там внуки, между прочим! - Вейс встала, подбоченившись. Спасайся кто может, подумала Мира без тени иронии. - И другие родственники! И я с ними хочу видеться! Этот ваш Аспирант ничего не нашёл. А значит, мы с Лас можем ехать когда угодно и куда угодно!
— Вейс, - Стайен поднял руки.
— Попробуйте меня остановить!
— Вейс, - Мира подошла к ней, взяла за плечи. Лицо Вейс оставалось каменным. - Бабушка Вейс! - шепнула Мира. - Можно обойтись без драки! Стайен, - она посмотрела на Хорька. - Тебе не кажется, что Вессен самой пора в отпуск?
— Кажется, - Стайен встал. - Мира, у меня предложение. Поехали домой, и поговорим с Вессен. Я – один из магистров Ордена и могу потребовать созвать совет, если меня не устраивает решение главы. Вессен пора отдохнуть немного.
— Мы сейчас, - Мира легонько сжала плечи Вейс и поцеловала ту в щёку. - Не сердись!
— Кажется, мы устроили у них переворот, - произнесла Вейс, едва только Мира и Хорёк закрыли за собой дверь. - Я теперь буду беспокоиться за Вессен.
— Она тридцать лет сидела у картины, - Лас взяла Вейс за руку. - Я была с ней всего несколько дней, и чуть не спятила. Вессен в самом деле нужен отдых.
— Пошли пить кофе, - Вейс пригладила волосы. - У меня никаких нервов скоро не останется! Успокой меня, а? Отпуск называется!

* * *

Вессен приехала в три часа пополудни, когда утреннее происшествие уже позабылось, и все увлечённо занимались любимым делом. Вейс размышляла над новым соусом к котлетам – у Крайена очень уж хорошо получилось; Лас ухаживала за розами, а Принц азартно ловил мышей.
Автомобиль Вессен приземлился, сделав круг над поместьем – чтобы заметили, подумала Вейс. Она первой подошла к посадочной площадке, возле гаражей.
Вессен вышла первой – но не угрюмая, а улыбающаяся.
— Гостей принимаете? - она поклонилась Вейс и та смутилась.
— Да, всегда вам рады! - Вейс поклонилась в ответ. - Сейчас я приготовлю ваши комнаты.
Вслед за Вессен из машины вышли Крайен и Сэнье.
— Вы здесь из-за нас? - поинтересовалась Вейс тихо, когда поблизости от неё с Вессен никого не осталось.
— Я не думаю, - ответила та серьёзно. - У меня был долгий разговор с братом и Мирой. И знаете, я согласилась. Я всё ещё живу так, словно должна охранять картину. Если разрешите, я поживу пока здесь. Я пока не решила, где и когда буду строить новый дом.
Вейс обрадовалась, глубоко вздохнула.
— Оставайтесь! Мы вам очень рады, я и Лас. Вон она, уже идёт, сейчас сама скажет.

Глава 21. После бури | Книга Снов (оглавление) | Глава 23. Путь в Сердце Мира

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100