Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 26

Константин Бояндин - Шамтеран IV - Книга Снов (роман), глава 26

Глава 25. Цунами | Книга Снов (оглавление) | Глава 27. Буря столетия

26. Ночь большого прилива

Крайтеон, остров Перо Чайки, Вассео 17, 8:30

— Классная компания! - Мира сияла. - Так куда мы теперь? Лас обещала показать нам Сердце Мира! Самое-самое интересное.
— Ой, здорово! - Тесан захлопала в ладоши. - Всю жизнь мечтала!
— Сегодня большой прилив, - Лас указала на серпик Луны. - На южном побережье будет фестиваль. Хотите? Туда всем можно, там не проверяют документы.
— Няня! - возмутилась Тесан. - У нас все документы в порядке! Май сама звонила в канцелярию, чтобы всё было по закону. Это вы тут все ездите куда хотите без документов!
— Тесан! - Вейс строго посмотрела на внучку.
— А что, нет, что ли? Мира, ну покажи свои документы! Покажи, покажи!
— Тебе какие? - Мира положила на столик перед Тесан пачку паспортов. - Этот вроде подойдёт, нет?
— Ну вы вообще! - Тесан встала. - Ну как маленькие прямо!
— Это настоящий, - пояснила Мира. - И этот настоящий, и этот. Все получены совершенно законным путём. Проверь, если хочешь.
— Да ну тебя!
— Перестаньте ссориться, - Лас взяла за руку Тесан и Вейс. - И вот что, Тесан. Прекращай звать меня няней, а Вейс бабушкой. На людях хотя бы!
— А что такое? - удивилась Тесан. Лас стояла, прижимая к себе Вейс, та положила голову ей на плечо.
— Мы с моей младшей матерью нашли себе избранников, - пояснила Лас. Вейс вздрогнула, выпрямилась, крепче сжала её ладонь. - Возвращаемся из отпуска, чтобы жить со своими семьями. Долго и счастливо. Поэтому никаких «бабушек» при людях!
— Ой... - Тесан прижала ладонь ко рту. - Ба... Вейс, это правда? Да?!
Вейс кивнула, потупившись. Тесан кинулась к ним, присела, чтобы обнять обеих.
— Ну вы даёте! Почему же раньше не сказали?! Няня... Лас, так мы настоящие родственники, да? Самые настоящие?!
— Самые, - подтвердила Лас. - Самые-самые!
— Вот это конспирация! - восхитилась Тесан. - Даже я ничего не знала! Бабушка, это нечестно!
— Ты ведь тоже нашла себе избранника, внучка? - поинтересовалась Вейс. - Давай-давай, признавайся. Бабушка всё чует!
— Не только бабушка, - подтвердила Лас.
— Ой... - Тесан оглянулась. Эверан смотрел с улыбкой, едва заметно кивнул – говори, мол.
— Да! - подтвердила она. - Но пока ещё не решила! Хотя он очень хороший. Он работает там, во дворце! Садовником, - добавила она, понизив голос.
— А что такого? - удивилась Вейс. - Я садовница, и Лас тоже розами пол-жизни занимается. Очень хорошая работа!
— Вери, ты тоже ведь нашёл себе девушку! - Тесан схватила его за руку. - Ну говори давай! Говори!
— Не скажу. Не сейчас, - помотал тот головой.
— Вот вредный! - возмутилась Тесан. - Ну и ладно, я и так знаю. А бабушке сама скажу. На ухо! - добавила она мстительно.
— Прямо как в сказке получается, - Мира взяла Стайена за руку, подвела ближе. - Мы тоже собираемся жить долго и счастливо. Правда, спокойствия я не обещаю... - она обвела остальных взглядом. - Я всегда в какие-нибудь истории влипаю!
— Можно не влипать хотя бы неделю? - попросила Лас и Мира расхохоталась.
— Лас, давай не будем уезжать на остров! Я приехала купаться, лежать на солнышке. И прилив посмотреть хочу. Успеем ещё в парки и музеи!
— Тогда остаёмся здесь, - предложила Лас. - Раз вы на неделю это сняли. Тесан, у тебя когда отпуск кончается?
— Когда захочу, - пожала та плечами. - Классно! Остаёмся, да? Вери! Пошли ставить палатку, я купаться хочу!
— Переоденься в домике, - Вейс потрогала её за плечо. - Успеете поставить. Вот юла! - вздохнула она, когда Тесан умчалась с сумкой в руке. - Ну в кого она такая?!
— В тебя, - уверенно заявила Мира. - Вейс, ты обещала рассказать ещё! Про свою молодость!
— По шее дам! - пообещала Вейс. - Я моложе тебя выгляжу, между прочим!
— Ну хватит! - Лас взяла их за руки. - Давайте по очереди. Вейс, я, потом ты, Мира. Чтобы всё честно!
— А меня в компанию возьмёте? - Хорёк снял шляпу.
— Ой, Стайен! - Лас бросилась к нему, обняла. - Конечно! Не обижайся! Только рассказываем что-то интересное, и чтобы хорошо кончалось! Хватит печальных воспоминаний!
— Договорились, - ответили остальные трое почти одновременно и рассмеялись.
— Лас, здесь безопасно плавать? - поинтересовалась Мира. - Я уже устала сидеть в одежде.
— Безопасно, - подтвердила Лас. Мира кивнула и побежала к палатке. - Стайен, а ты? Не любишь купаться?
— Не люблю, - подтвердил тот. - Я вообще много раз тонул. Вода меня не любит.
— Давай, - Лас протянула руку. - Давай-давай! Сейчас я вас помирю! Идём, познакомлю тебя кое с кем! Только придётся раздеться. Ненадолго, потом одевайся как хочешь.

* * *

— Поверить не могу, - призналась Мира минут десять спустя. Хорёк успел уплыть чуть ли не к соседнему острову, и, действительно, ни капли не боялся. И плыл сам, без своих хитрых штучек, как обычно называла их Мира. Время от времени рядом с Хорьком из воды показывался плавник.
Дельфин. Он явился сразу же после того, как Лас, взяв Хорька за руку, заставила его войти в воду, и «представила» его Владычице Морей. Мира хотела рассмеяться, так серьёзно выглядели и Лас, и Хорёк, но... появился дельфин. Никто не заметил, откуда. Показался из воды, посмотрел в лицо Хорьку и что-то скрежетнул на своём языке.
После чего Хорёк смело вошёл в воду и поплыл. Хотя даже в бассейне чувствовал себя неуверенно – по словам Миры.
— Это теперь его телохранитель? Покровитель? Талисман? - допытывалась Мира, а остальные собрались вокруг них с Лас и молча смотрели.
— Это теперь его море, - ответила Лас. - Всё, что ты сказала, и немножко больше. Пока они дружат, вода не враг ему.
— А у тебя? - Мира схватила Лас за руку. - У тебя тоже есть своё море? Кто это?
Лас мягко освободилась, подошла к воде, присела и коснулась её ладонью. Замерла, прижав другую ладонь ко лбу.
Тень скользнула над собравшимися. Лас запрокинула голову и помахала рукой птице, скользившей над ними. Птица плавно повернула и направилась вдаль от берега.
— Альбатрос! - воскликнула Мира. Лас молча кивнула, выпрямилась, провожая птицу взглядом. - Laes-a te Ninn! Так... так тебя назвали в честь него?!
— Ты знаешь Старый Ронно? - в свою очередь удивилась Лас. - Нет, меня назвала бабушка. Нас всех. Но ко мне прилетел именно он, когда мама знакомила меня с морем.
— Лас, - Мира прижала ладонь к горлу. - А... меня? Меня ты можешь познакомить?
Лас молча протянула руку.
— Раздевайся, - приказала она. - Ты должна войти в море в том, в чём родилась.

* * *

Следующей вызвалась Тесан. Потом – Эверан, он долго смущался, но смог перебороть себя.
— Бабушка? - Тесан взяла за руку Вейс. - А ты? Ты не хочешь?
— Я уже, - улыбнулась Вейс. - Это было восемьдесят лет назад, да, Лас?
— Восемьдесят три, - уточнила Лас.

Лас и Вейс, 1205 В.Д.

— Чего ты ждёшь? - спросила Лас немного резким тоном. Она хотела добраться до соседнего острова – вплавь. Течений здесь нет, вода всегда спокойная. Почему Вейс медлит?
— Я не могу... - прошептала Вейс, указывая рукой. - Там медузы, госпожа! Смотрите!
Да, медузы. Скоро буря, а почти за сутки до большой бури медузы скапливаются в бухте – иногда сцепляясь в огромные шары, иногда просто держатся поблизости. И среди них много «глаз Соари», крохотных медуз с чёрным рисунком на куполе.
И благословение, и проклятие одновременно. Яд их, если человек чувствителен, или родился не здесь, не в Империи, может быстро привести к печальному исходу. Вот почему Вейс так осторожничает, когда видит медуз...
— Тебя не знакомили с морем? - удивилась Лас. Если знакомили, то медузы не тронут. Если не будешь сама ловить их, не тронут. А если и ужалят, то отравление будет не таким сильным.
— Нет, - прошептала Вейс. Будь на месте Лас её сестра, уже бы приказала лезть в воду – не ослушаешься! И всё. Вейс старалась скрывать, что панически боится «глаз Соари», ведь однажды чуть не утонула после такого укуса. И с тех пор казалось, что медузы преследуют её.
Лас оглянулась. Никто не видит, скала закрывает их. Но стоит отойти хотя бы шагов на десять в сторону, влево или вправо, то перестанет защищать. И сестрицы могут появиться в любой момент...
— Отойди к скале, - приказала Лас. - Отойди и раздевайся. Совсем! Быстро, пока никто не видит!
— З-зачем?! - Вейс не сразу поверила в то, что слышит то, что слышит. Лас среди остальных тщательнее всего следила за приличиями, и раздевалась сама, только если собиралась плыть. А служанке, когда рядом госпожа, неприлично быть раздетой. Даже если в море.
— Быстро! - Лас затащила её поближе к скале. - Ты поплывёшь со мной в любом случае.
Вейс как ледяной водой окатили. Но Лас никогда над ней не издевалась... и она решилась.
К Вейс явилась медуза. Огромная-преогромная, купол её был поперечником чуть не с саму Вейс, а щупальца... просто ужас, они тянулись и тянулись, сколько хватало взгляда! Но Лас приказала не убегать из воды, и Вейс не убегала, хотя медуза покачивалась в толще воды всего шагах в трёх. На её купол было жутко смотреть, но Лас не отпускала ладони Вейс, и страх... куда-то делся. И показалось, что гигантская медуза приветливо помахивает кромкой купола – бахромой, смертельно опасной для всех, кто родом с суши. И ушла, исчезла – Вейс не успела понять, когда. Была – и нет её.
— Оденься, - приказала Лас минуту спустя. Вовремя: стоило Вейс непослушными пальцами завязать тефан как положено, как из-за скалы появилась Вейрон. Но Лас посмотрела сестре в глаза и та не осмелилась сказать ничего ехидного. Просто стояла и смотрела.
— Нам туда, - указала Лас вдаль от берега, снимая и сворачивая свой тефан. - Не бойся. Войди в воду и подойди к медузам.
Как Вейс было страшно... но стоило войти, и страх снова пропал, а медузы разошлись, уступили дорогу.
— ...Тебе нельзя никому говорить, - заметила Лас, уже на том берегу, несколько часов спустя. - Никогда не рассказывай никому, кто стал твоим морем. Расскажешь – и море рассердится.
— А показать?
— Нельзя только говорить. Показывать можно.
— Госпожа, - Вейс не сразу осмелилась спросить. Лас сидела на скале, глядя на остров напротив – остров, где родилась, и выросла, и живёт. - Скажите, вам за это попадёт, если узнают?
Лас рассмеялась. Расхохоталась – вопреки всем приличиям.
— Отвернись, - приказала она и первой выполнила свой приказ. - Сядь рядом, спиной к башне. Да, попадёт. Если узнают, у меня отнимут имя.
Вейс побледнела.
— А...
— А тебя отдадут морю, - добавила Лас. - У меня на глазах. Но я не хотела, чтобы ты умерла сегодня, или завтра, или через неделю, когда Вейрон прикажет искупаться с ней. Вот и всё.
Вейс упала на колени, прижалась лбом к прохладному камню.
— Встань, - приказала Лас, понизив голос, взяла служанку за плечо. - Просто не говори никому, и всё.

Крайтеон, остров Перо Чайки, Вассео 17, 10:45

— Здорово... - прошептала Тесан, взяв Вейс за руку. - Бабушка, какая ты храбрая!
Ещё бы. Вейс вошла в воду, как тогда – как и Лас, присела, прижала ладонь к лицу, и медуза явилась. Хорёк сказал потом – арктическая медуза, тут таких быть не может. Вновь повисела рядом с Вейс, пульсируя сине-зелёным куполом, и исчезла.
У Миры были морские звёзды. Просто взяли – и появились вокруг, у самых её ног, вымостив песок диковинной мозаикой. К Тесан приплыла акула, а к Эверану слетела на плечо чайка.
— Никому нельзя говорить! - напомнила Вейс. - Никому и никогда! Иначе море рассердится и проглотит при следующей встрече!
— А Лас? - Тесан посмотрела на няню. - С ней тоже что-то случится? Если кто-то из нас проговорится?
— То же самое, - пояснила Лас. - Не ссорьтесь с морем, вот и всё.
— А бывает, что никто не приходит? - поинтересовалась Мира. Она уселась прямо в воде, и звезда оказалась рядом – шестилучевая, красивая.
— Бывает, - согласилась Лас. - Такому человеку лучше держаться подальше от моря. И вообще от воды. Это значит, что он чем-то рассердил море. Ну, я уже есть хочу, а вы?
— Сейчас! - Мира погладила звезду по лучу пальцем, и помчалась к «кухне».
— Бабушки! - Тесан уселась между ними. - Вы ведь никуда уже не денетесь? Да? Я хочу быть с вами! Хотя бы иногда! - и положила голову на колени Вейс.
— Конечно, не денемся, - успокоила её Вейс. - Уже никуда.
— А мы тоже можем теперь... знакомить с морем? - поинтересовался Эверан.
— Только те, кто родился у моря, - возразила Лас. - Кто слышал песни моря, когда появлялся на свет. Сядь, сядь рядом. - Эверан послушно уселся, и положил голову ей на колени. Лас чувствовала, как он дрожит. - Спокойно, спокойно, - шепнула она, погладив его по голове. - Это пройдёт. Твоя бабушка потом неделю в себя приходила.
— Две недели, - проворчала Вейс. - Что за привычка чужие тайны рассказывать!
— Бабушка, не ворчи! - Тесан уселась, прижала её к себе. - Ты же сама сказала, не звать тебя бабушкой! А сама ворчишь, сил нет! Бери пример с меня!
Вейс только вздохнула, прижимаясь к груди внучки.
— Пороть тебя некому, - пояснила она на словах. Хотя никогда не порола сама. А Лас так даже и не шлёпала никого – умела обходиться. Била по рукам мухобойкой, такое было. И всё.
— Вот ещё выдумала! - возмутилась Тесан. - И вообще, твоя очередь рассказывать! Лас уже рассказала, теперь ты.
— Давайте сначала поедим, - предложила Лас. - Мире и Стайену тоже будет интересно.

Вейс, восемьдесят пять лет назад

Айри исчезла из её жизни, как и появилась – вдруг. Была – и не стало. Но что-то изменилось, в самой Вейс. Вроде бы и оставалась такой же, как обычно, и зубы показывала, и в обиду себя не давала, а изменилось.
Она задумалась над словами Айри. Та сказала, «я вижу не разбойницу, а добрую, заботливую маму и бабушку». Будешь тут доброй и заботливой! На уроках чуть что – и палка по спине пройдётся, на фабрике или куда ещё направят – тоже спуску не дают. И дразнят за малый рост, и за то, что нетронутая – «Кого ждёшь? Кому ты такая нужна?»
Нужна. Вейс поняла – нужна кому-то. И научилась не вскипать при первых же обидных словах. Улыбалась, не замечала, не позволяла гневу накатывать. Но если уж накатывал... била, кусалась и давала сдачи всеми другими способами.
— Это же очень дорого стоит! - заметила она однажды, после того, как утомительные уроки Айри были окончены, и можно было поговорить. Говорить можно было, только когда Айри сама ложилась спать. Хочешь – говори, не хочешь – спи сама, вот и всё. Первую неделю Вейс почти не говорила, и потом жалела об этом – что упустила такую возможность.
— Дорого, - согласилась Айри.
— Зачем тратить на меня столько денег?!
— Когда-нибудь, - Айри уселась, нашла в темноте взглядом глаза Вейс. - Когда-нибудь ты сама поймёшь. Будет день, когда поймёшь, что живёшь совсем не зря. И мои уроки тогда пригодятся.
— Но...
— Вейс, - Айри встала, присела рядом со своей ученицей. - Отучайся от вопросов. Они мешают тебе думать и чувствовать. Мне рассказали, как ты дралась там, на берегу. Дядя был твоей семьёй, верно? Единственным близким человеком?
Вейс задумалась и согласилась.
— Вот поэтому я попросила не отдавать тебя морю. А теперь спи! - Айри сжала ладонь Вейс. - На сегодня хватит вопросов.
...Вскоре после того, как Айри исчезла, однажды ночью за Вейс пришли. Не охрана – те, из «стаи» Волчицы.
— Она ждёт тебя, - пояснила одна из девушек, глядя на Вейс со смесью зависти и презрения.
Вейс шла, как на казнь. Но твёрдо решила – скорее умрёт и постарается прихватить с собой побольше людей, чем позволит прикоснуться к своей голове.
— Мне плохо, - просто сказала Волчица, когда за спиной Вейс закрылась дверь. Все её слуги снаружи, преданно охраняют. Никого не касается, что происходит в покоях хозяйки. Даже если покои не отличить от тюремной камеры. - Ты можешь что-нибудь сделать?
Вейс подошла к ней на негнущихся ногах. Я сейчас умру, поняла она. Сейчас она скажет, что хочет от меня – и всё. Я даже не успею её укусить. И сила, и реакция Волчицы поражали. Однажды на неё произошло покушение – Вейс не видела сама, но ей рассказали. Волчица что-то почувствовала, и одна из её девушек умерла напрасно, бросившись закрывать госпожу телом. Нож всё равно пролетел бы мимо.
Их было трое. Трое уголовниц, их специально натаскали, как потом сказали. Они должны были убить и саму Волчицу, и её помощниц. Но Волчица прыгнула сама, без оружия, молча. Десять секунд – и всё было кончено. Говорят, что на тела подосланных убийц было страшно смотреть – Волчица растерзала их, их же оружием..
И устроила потом погибшей помощнице пышные похороны. Какие не каждому полководцу устраивали. И Вейс поняла, почему за Волчицу умирают с радостью, почему её слушаются беспрекословно.
— Мне плохо, - Волчица сидела на коленях, медленно раскачиваясь взад-вперёд, и да, что-то мучило её. Вейс уселась рядом. - Ты умеешь петь?
— У-умею, - Вейс стала заикаться, хотя уже была готова умереть. Как тогда, на берегу. Страха не было, поскольку смерть стояла рядом и смотрела в глаза.
— Спой, - Волчица улеглась, свернулась калачиком перед Вейс. - Не бойся.
И Вейс запела. Начала с того, что ей пели мама и бабушка, обычно это были колыбельные, а потом осмелела и взялась за репертуар дяди. Где было много песенок, прямо скажем, непристойных.
Волчица захохотала, неожиданно – казалось, что она уснула, дыхание едва ощущалось. И вдруг уселась ровно и расхохоталась.
— Останешься пока здесь, - она указала на коврик в углу. - Да не бойся ты меня! Сядь! - она похлопала ладонью по покрывалу. - Смотри в глаза! Вот так. Тебя кто-то ждёт?
— Нет, теахари, - Вейс осмелела, вспомнила беседы с Айри. - Я жду. Я теперь жду.
— Айри освободили, - Волчица закрыла глаза. - Она умела возвращать мне силы. Ты тоже можешь, я вижу. Останешься со мной?
— Вы просите? - удивилась Вейс.
— Я вижу, ты той же породы, - Волчица оскалилась. - Есть вещи, о которых тебя можно только просить. Я права?
Вейс подумала и кивнула.
— Будешь спать вон там, - указала Волчица. - Когда я с тобой не говорю, тебя не видно и не слышно.
— Да, теахари, - Вейс с достоинством поклонилась – так, как учила Айри. Волчица улыбнулась.
— Не люблю, когда мне лижут пятки. Ты не такая, это хорошо. Спой мне ещё, - Волчица забралась под одеяло. - Пожалуйста, - добавила она уже совсем дружелюбно.
И Вейс спела.

* * *

Волчица уже уснула, а Вейс не спалось. Хотелось пить. Хотелось есть, а пуще всего хотелось в туалет. Она решилась, наконец, и открыла дверь – наружную.
Главная помощница – правая рука Волчицы, смуглая девушка (её одну разрешалось звать Волчонком) – встретила Вейс коротким поклоном. Без подобострастия, но и без неприязни. Вейс вернула поклон. У неё как во дворце, подумала Вейс. Придворные, слуги, фавориты. Всё по-настоящему. Это не игра, это жизнь.
Вейс сказала помощнице, что ей хочется есть и пить, и привести себя в порядок. И получила всё это – другая девушка из «придворных» сопроводила её. Молча, но с достаточным уважением. И когда Вейс вернулась на «пост», к постели Волчицы, то ощутила к той странное чувство. Словно Волчица была её внучкой. Да, это жестокая женщина, здесь иначе не выжить. Да, она убивает без жалости, и не всегда за дело. Но сейчас перед Вейс была усталая, измученная внучка, а сама она почувствовала себя бабушкой. Села у постели и погладила Волчицу по голове. Та вздохнула, потянулась и повернулась лицом к Вейс. И вскоре сон её стал лёгким и приятным. Вейс так и уснула, на полу.
Волчица вызывала её часто. На Вейс стали смотреть с уважением, слухов никто не распускал – знали, что Волчица не терпит сплетен. Тем более, Вейс так и осталась нетронутой – такое бы почуяли сразу, это не скрыть.
Только через месяц Волчица сказала, что её тревожит на самом деле.

* * *

— Я ухожу, - сообщила она Вейс, шёпотом. Вейс теперь доверяли причёсывать «хозяйку». Когда затворялась внешняя дверь, Волчица переставала быть диким зверем и чаще походила на человека. - Меня освобождают через неделю. Амнистия.
— Так это же прекрасно! - восхитилась Вейс и встала, положив руки на плечи Волчицы. Та склонила голову, прижалась щекой к ладони своей «служанки». - Вам ведь есть, где и зачем жить?
— Нет, - Волчица помотала головой. - Уже нет. - И расплакалась. Этого Вейс ожидала от неё меньше всего. Но Волчица быстро взяла себя в руки. Вейс осторожно вытерла ей слёзы. - Я хочу забрать тебя с собой. Я могу. Но ты ведь не поедешь?
Вейс подумала. Хорошенько подумала.
— Нет, теахари. Я не могу.
— Я так и думала. Но мы ещё встретимся. Стой, - она поймала Вейс за руку – та собиралась уходить, причёска готова. - Береги себя, Вейс, - Волчица посмотрела ей в глаза.
— Да, теахари, - улыбнулась Вейс. - И вы берегите себя.

Крайтеон, остров Перо Чайки, Вассео 17, 12:55

— Волчица потом встречалась с вами дважды, - заметил Хорёк, укладывая посуду в утилизатор. Тоже страх какая полезная машинка и тоже – его изобретения. Иногда кажется, говорил он, что вообще всё, что сейчас в мире полезного, моя работа. Мира за такие слова или кусала, или давала по шее.
— Трижды, - возразила Вейс. - Два раза я гостила у неё, и ещё – дочку нянчила. Ещё до того, как снова повстречалась с Лас. Откуда вы... ах, у вас же досье на всех. Знаете, то есть знаешь, Стайен, я иногда очень-очень злюсь на вас. Вы хуже полиции и всех этих правительственных служб. Вместе взятых.
— Почему, ба... Вейс? - удивилась Тесан.
— Потому что суют нос везде! И всё знают! Всё, молчу, я уже привыкла. Стайен, не обижайтесь.
— Да я тоже привык, - пожал тот плечами. - Это ведь полицейское досье, не моё. Полиция за вами следила с момента возвращения в Тессегер. Она предлагала вам работу? Я про Волчицу.
— Да, предлагала. Очень несчастный человек. Но у неё очень милая дочка, и сын очень хороший. И вообще она очень хорошая, когда не в тюрьме. Я так и не знаю, что с ней стало, она просто пропала, и всё. Перестала писать.
— Лучше я не буду рассказывать, - Хорёк взял её за руку. - Но она умерла, как и жила. В бою, никогда не сдаваясь. А дети её жили хорошо. Дочь ещё жива, и всё ещё в ясном рассудке.
— Я съезжу к ней, - решила Вейс. - Вот как Лас всё покажет, и съезжу. Хотя бы на денёк.
— Скоро начнётся фестиваль, - напомнила Лас. - Сегодня ночь большого прилива. Если хотите всё увидеть, пора собираться! Остров не такой уж и большой!

Крайтеон,остров Малая Корона,Вассео17,13:40

— Во народу! - восхитилась Тесан. И действительно, вроде бы Малая Корона не такая уж и малая, три морских мили в длину и половина в ширину, в самом широком месте, и гостиниц тут почти сорок, каждый клочок земли под что-нибудь, да использован, а мест всё равно нет!
— Рекорд – триста восемьдесят тысяч человек, - заметил Хорёк. - Одиннадцать лет назад. В этом году могут побить. Уже триста пятьдесят приехало. Ну что, сразу на берег, или из окошка посмотрим?
— Не люблю толчею, - проворчала Вейс. - Но из окошка тоже не хочу. Что в программе?
— Аттракционы, - пожал плечами Хорёк. - Вот программка. Когда начнётся прилив, соревнования по «бегу по волне».
Бег по волне был выше понимания Вейс. Она не могла представить, как можно не только стоять на этих невесомых досках, но ещё и нестись на них по волне. Но смотрела, когда показывали по телевизору, с удовольствием.
— Чемпионат мира?! - восхитилась Тесан.
— Нет, чемпионат проводят западнее, - поправила Лас. - У Челюстей, там самые высокие волны в мире. Здесь просто показательные выступления.
— Всё, тогда давайте вниз, места занимать, - заторопилась Вейс. - Будешь смеяться, Вери, заставлю меня на руках держать! Всю ночь! У меня рост не тот, чтобы сзади всех стоять!
— Подержу, если нужно, - заверил Эверан. - Только Тесан ещё не наелась.
— Куда в тебя ещё помещается?! - удивилась Вейс. - Только что обедали!
— Не знаю, - поджала губы Тесан. - У меня от ваших историй жуткий аппетит!

* * *

— Айри мне говорила, что или жизнь играет с нами, или мы с ней, - заметила Вейс после того, как окончились первые морские состязания – гонки на яхтах. - Что настоящий человек быстро понимает правила игры и сам бросает жизни вызов. И та подчиняется, потому что любит смелых игроков.
— Хорошо сказано, - похвалила Лас. - Ты не знаешь, что потом с ней стало? С Айри? Я бы очень хотела познакомиться с ней. Но... она ведь уже тогда была немолода.
— Не знаю, - покачала головой Вейс, посмотрела на Хорька. Тот тоже покачал головой и развёл руками. - Теперь мы сами предлагаем партию, да, Лас?
— Да, - согласилась Лас. Отчего-то вспомнила Компанию – всех, всех до единого. Такими, какими их увидела Вейс там, в кинозале, в Стране Цветов. В любом случае прежняя игра окончена. Я так хочу. Игра окончена, - повторила она, поднялась неожиданно на ноги и сделала шаг вперёд, к поручню, который отделял их часть трибуны от нижнего яруса. - Игра окончена, - повторила Лас глухим голосом и... упала бы, не подхвати её Мира.
— Лас, что такое? - встревожилась Вейс. - Голову напекло? Смотри солнце какое жаркое! Ну-ка, в тень её. Беречь себя надо, милая, смотри, все голову прикрыли, кроме тебя!
— Лас, это сердце? - Мира держала за руку. - Сердце болит? Дыши ровно, хорошо? Не вставай. Вот тебе таблеточка... под язык, вот так.
— Сердце, - согласилась Лас, прикрывая глаза. - Сейчас пройдёт.

Сорок три года назад

— Мы решили? - поинтересовалась Гроза. - Я – да. Я готова, даже если меня призовут насовсем. Игру пора оканчивать.
— Я решила, - подтвердила Принцесса. Вроде бы и лицо у неё самое обыкновенное, и морщинки, гадкие морщинки уже поселились у глаз, вопреки всем усилиям современной косметики, но когда она рядом, ясно – нет никого красивее. А когда у неё родилась дочь, Принцесса стала именно принцессой, по-настоящему. Все понимали, и все восхищались.
— Я решила, - подтвердила Странник. Так и красит голову в два цвета, рыжий и чёрный, так и старается походить на дикую кошку. - Пора заканчивать. Мы сделали всё, что нужно, пора жить своей жизнью.
Лас сидела рядом. Она не просила, её позвали. Все трое. Все трое оставшихся игроков. Каждая – сама, подошла и сказала, мы решили окончить Игру. Хватит. Мы сами можем делать чудеса, своими руками, и главное чудо уже случилось.
Да, случилось. У них у всех уже были дети – да какие! Лас сама вызвалась нянчить, ей это оказалось и приятно, и интересно, хотя и очень хлопотно. И – та маленькая деталь, о которой никогда не говорили. У самой Лас не было детей, и уже успел погибнуть первый её избранник -- и Лас наотрез отказывалась обсуждать эту тему, уходила в себя.
— Я, Королева, соглашаюсь окончить Игру. Все победили, и никто не проиграл, - Принцесса первая протянула руку.
— Я, Тень, соглашаюсь окончить Игру... - Гроза была второй.
А я бы не согласилась, подумала Лас, вставая на ноги. Вроде самые простые слова слышит, а от них словно электричеством заряжает волосы и вообще всё тело.
— Я, Воин... - Странник положила свою руку поверх.
— Игра окончена, - произнесли они, втроём, а Лас подумала, нет, моя бы воля, не была бы окончена. Ну кто, кто отказался бы от такого волшебства?! Пусть даже от него столько мороки!
— Ласточка! - они поманили её к себе. - Иди сюда! - И обнялись все вместе, вчетвером.
— Я что-то ничего не ощущаю, - удивилась Странник, в миру – Реа.
— Это не сразу пройдёт, - успокоила её Гроза, она же Эсстер. - Просто не пользуйся своими умениями. Это привычка, теперь – просто привычка.
— Значит, теперь по именам? - поинтересовалась Лас. - Теперь имена, никаких прозвищ?
— Никаких прозвищ, - Майтенаринн, она же Принцесса, обняла Лас, прижала к себе, крепко-крепко. - Здорово, правда?
Здорово. И правда, вроде начало всё «проходить», и осталось только то колдовство, которое они сами захотели оставить. Или которое подарили друг другу и другим. А прочее стало проходить...
А через пять дней выяснилось, что вовсе и не стало проходить.
А ещё через два дня случилась первая смерть. Принцесса, Май, умерла у себя дома. Потом сказали – отказало сердце. И никого не было рядом, совершенно никого не было, а ведь нужно было всего три минуты, их хватило бы. И звали её, и не отзывалась, и просто не догадались войти в её комнату.
Гроза почувствовала, она в тот самый день уехала в Страну Цветов, а оттуда всё чувствовалось слабее и не сразу. И не успела. Проводить – проводила. С фонарём. И отказалась кому-нибудь рассказывать, сказала только, «мы все ещё встретимся, все».

Крайтеон, остров Малая Корона, Вассео 17, 15:20

— Лас, что с тобой? - тихо спросила Вейс, взяв её за руки. - На тебе лица нет!
— Я их убила, - произнесла Лас спокойно. - Не я, конечно, она. Она была во мне. Она была четвёртым игроком, как я раньше не догадалась! Великое Море, почему я такая глупая?!
Она вскочила на ноги, голова её закружилась.
Все смотрели на неё, но никто не осмеливался слова сказать.
«Лас!»
Лас обернулась. Посмотрела вверх – туда, откуда послышался голос. Очень знакомый голос. И там, на самом верхнем ярусе, возле выхода стояла и махала ей рукой...
Гроза! Эсстер! Точно, её ни с кем не спутать!
— Лас! - всполошилась Вейс, когда Лас бросилась к проходу, чуть не сшибла молодую пару, спускавшуюся по лестнице.
Вейс бросилась следом.

* * *

Гроза стояла у выхода. Никуда не делась.
— Гроза... - прошептала Лас, тут же поправилась. - Эсстер! Это ты? Ты?!
— Я, - она обняла Лас и та почувствовала, почуяла – всеми чувствами поняла – она. Никто больше. - Здравствуйте, Вейс. Я слышала о вас. Я хотела бы поговорить с Лас наедине, вы позволите?
Вейс боязливо протянула руку, прикоснулась к ладони Грозы. Та улыбалась, прижимая к себе Лас.
— Настоящая, - прошептала Вейс. - Вы настоящая! Да-да, простите! - спохватилась она. - Скажите, ведь всё хорошо? Вы не заберёте её, да? Не заберёте?
Гроза погладила её по ладони, отпустила Лас.
— Я никого не забираю, Вейс, - пальцы Грозы были живыми, тёплыми, прикосновение – очень приятным. - Я только провожаю. Нет, не сейчас, конечно, нет.
Вейс закивала, глаза её были полны слёз.
— Всё будет хорошо, - Гроза прикоснулась к её щеке. - Но у меня мало времени. Извините!
Вейс бросилась к ней, обняла... и сразу отпустила. Лас смотрела только на Грозу и на лице её была радость, огромная, невыразимая радость. Вейс она будто и не замечала.
— До встречи, - прошептала Вейс. - До встречи!
— До встречи, - Гроза кивнула ей и взяла Лас за руку. Вейс закрыла глаза, крепко-крепко, а когда открыла, то вокруг стояли остальные – но Лас нигде не было. Ни Лас, ни Эсстер.
— Бабушка, - Тесан взяла её за руку. - Кто она такая? Кто это?
— Не сейчас, - Вейс прижалась к груди внучки. - Пусть Лас расскажет. Она вернётся. Дождёмся её.

* * *

— Ты жива, - повторила Лас, когда двери номера закрылись за ними. - Ты жива... я столько должна тебе рассказать! Я всё поняла! Я поняла, почему...
— Тс-с-с! - Эсстер прижала палец к её губам. - Ласточка, я знаю. Всё знаю. Идём! - она указала в гостиную.
Лас вошла... и ахнула. Они были там, обе остальных. Реа и Майтенаринн. В точности такие, как в тот день.
— Вы вернулись? Насовсем-насовсем?! - спросила Лас, как только смогла совладать с голосом.
— Не знаю, - ответила за них Эсстер. - Мне кажется, нет. Лас, что-то происходит. Игра окончена, теперь в самом деле окончена. Ты окончила её, ты умница. Мы очень рады! Теперь мы в самом деле свободны, все свободны, и все будем жить сами.
— Май, - Лас взяла за ладони Принцессу. - У тебя такая внучка! И правнучка! Она вся в тебя, и у неё-всё хорошо! Не беспокойся, я обязательно присмотрю!
— Да, моя хорошая, - Майтенаринн прижала её к себе. - Но это было немножко не со мной и не здесь... Так всё неожиданно... Я сидела у себя в палатке, и вдруг я здесь! Но я вспомнила. Всё вспомнила!
— В палатке? - удивилась Лас, отступила на шаг. Точно, Май одета вовсе не так, как в тот день. И почему вдруг померещилось?! Светлые штаны, все в какой-то пыли, и куртка... но это Май, она, сомнений нет! - Так ты... ты кто теперь?
— Археолог, - улыбнулась та. - Как и мечтала. Эсстер, ты права. Мы увидимся! Мы ещё увидимся, верно?
— Верно, - согласилась та. - Лас, у нас мало времени, совсем мало. Ты на вахте, помнишь? Теперь ты здесь главная, ты присматриваешь за нашим домом. Будь осторожна! Что-то впереди, я не могу понять, что!
— Лас, - Реа шагнула и тоже прижала Лас к себе. И тоже была одета по-другому. Хвоя. От неё пахнет хвоей, сильно-сильно. - Мы увидимся, я знаю. Когда всё кончится, когда ты справишься со всем, мы увидимся. Береги себя!
Вспышка. Ослепительная вспышка, очертания предметов и комнату поплыли. стали зыбкими, и вновь обрели чёткость. И Лас осталась одна.
Одна, но... она прижала ладони к лицу. Запах. Он не пропал. Их прикосновения – живые. Человеческие. Они прикасались к её одежде, вправду. Это всё было.
Лас подбежала к окну, словно надеялась увидеть кого-то – никого. Сотни тысяч людей, но – не те, кого она хотела увидеть. А когда обернулась, Вейс стояла в комнату. Лас молча подбежала к ней, обняла. Вейс обижена... и рада, и обижена одновременно.
— Ты видела, - прошептала она. - Ты видела, да? Я не сошла с ума. Они вернулись. На минутку, но вернулись.
— Лас, почему? Почему они вернулись?
— Что-то будет, - Лас оглянулась, посмотрела в окно. - Что-то случится. И мне нужно с этим справиться.
— Тебе одной? - усмехнулась Вейс.
— Нет, - Лас посмотрела в её глаза. - Мне одной будет очень трудно.

* * *

— Бабушка, что это было?! - не выдержала Тесен. Вейс привела Лас – но обе как воды в рот набрали. - Няня!
— Я расскажу, - Лас уселась на своё место. - Всё расскажу. Но сейчас у нас праздник, всё остальное подождёт.

Крайтеон,остров Малая Корона,Вассео18,3:30

Большой прилив действительно впечатлял. Волна шла, внушительная только вблизи берега – издалека её было и не заметить. И началось - «бег по волнам», фейерверки, повсюду на побережье ожили, засияли огнями палатки и павильоны.
— Им весело, - Мира взяла Лас за руку, - а тебе нет. Что случилось, Лас? Я же чую – их было трое, да? Одна – мама Вессен, точно, я её ни с кем не спутаю. Что случилось? Откуда они, куда делись?
— Случится, - Лас посмотрела на юг – туда, откуда пришла волна. - Ещё не случилось.
— Ну всё, моя дорогая! - Вейс всю ночь веселилась там, внизу, вместе с внуками, но к наступлению прилива была всё ещё бодрой, как огурчик. - Я уже насмотрелась на это ожидание, хватит! Что будет, то будет, а сейчас праздник. Не хочешь рассказывать – не надо, а копаться в себе не позволю.
— Расскажу. Но давайте уедем отсюда, - попросила Лас. - Куда угодно. Командуй, Вейс – у тебя же были планы.
— Вот я и командую. Остаёмся здесь. Внуки ещё не наигрались, а потом ещё выспаться надо будет! А потом уже поедем. Я скажу, куда.
— Теаренти? - все стремительно обернулись. Тесан и Эверан всё ещё были где-то внизу, среди аттракционов. Остальные все сидели рядом с Лас.
Лас не очень удивилась, увидев Каэр.
— Мы невовремя, теаренти? Простите, но они так хотели вас увидеть!
— Кто? - удивилась Лас. Каэр отошла в сторону - за ней стояла пожилая женщина и молодая девушка, обе были неуловимо похожи на...
— Эсстер-Сайта эс Фаэр, - представила женщину Каэр. Женщина глубоко поклонилась Лас – так кланяются главам домов. - Её племянница, Тарро. Теаренти Эсстер – младшая дочь тётушки Дайнакидо-Сайта эс Фаэр.
«Тарро», «касатка». Детское имя. Как странно, подумала Лас, а кажется уже совсем большой.
— Я думала, вас давно нет в живых! - Эсстер-Сайта протянула руки к Лас, осеклась. Лас с улыбкой подошла к ней сама и позволила себя обнять. - Мама рассказывала о вас! Они успели скрыться тогда только благодаря вам. А потом ей сказали, что вы погибли... Мама умерла три года назад, но она всё равно будет рада, если вы заглянете к нам.
Лас оглянулась. Вейс кивнула, улыбаясь. Мира и Хорёк тоже кивнули.
— Утром окончатся праздники, - Лас указала рукой на побережье, где горели огни, откуда доносилась музыка и шум голосов. - мы немного отдохнём и поедем. Но нас много, теаренти. Шесть человек.
— Мы всем рады, - и Эсстер-Сайта, и её дочь поклонились. - Мы будем у дальнего пирса.
Теаренти, - Каэр хотела уйти вместе с остальными, но Лас поймала её за руку. - Скажите, вы тоже поедете с нами?
— Я очень хочу, - потупилась та. - Но у меня служба, теаренти. Меня не отпустят.
— Отпустят! Если нужно, я попрошу Её Величество! Вы согласны? Хотя бы на день?
— Конечно! - Каэр низко поклонилась. - Спасибо вам! Простите, мне нужно найти, где им остановиться!
— Зачем ты позвала её? - удивилась Мира, когда Каэр исчезла среди веселящихся людей.
— Она хочет увидеть чудо, - отозвалась Лас. - Мама говорила, если ты можешь показать кому-нибудь чудо, ты обязана это сделать. Всё, я спать! Вейс, ты остаёшься?
— Нет, с меня хватит, - Вейс взяла её за руку. - Завтра меня не будить! Иначе не поздоровится!

Глава 25. Цунами | Книга Снов (оглавление) | Глава 27. Буря столетия

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100