Константин Бояндин - Шамтеран V - Мозаика (трилогия), часть 1, глава 14

Константин Бояндин - Шамтеран V - Мозаика (трилогия), часть 1, глава 14

Глава 13. Сила противодействия | Мозаика (оглавление) | Глава 15. Хлопоты, хлопоты, хлопоты

14. Бунт

Тихое, методичное постукивание.
Дремота долго не отпускала. Эль–Неренн не сразу осознала, что лежит на кровати у себя в комнате, лежит одетая. Одежда не успела измяться, но – почему она здесь?
Головокружение. Слабое, но неприятное. Медный привкус во рту. Что это? Который час? Почему здесь, почему одетая?!
Стук в дверь.
— Кто... там? – прохрипела эль–Неренн, с трудом поднимаясь. Глянула на часы и похолодела. Без семи минут пять. В шесть сорок начнут прибывать гости. Почему никто не разбудил её, ведь «колокольчик» работает! Прикоснулась к нему – работает, отзывается теплом на прикосновение.
— Ньер, – громкий шёпот. Испуганный. Тимо, осознала эль–Неренн. Пять шагов до двери удалось пройти не сразу. Три шага – и ноги подкосились. Не ухватись эль–Неренн за кресло – упала бы, с размаху, лицом на пол.
Дверь была заперта. Эль–Неренн не сразу сумела извлечь ключи, отыскать нужный, вставить в замочную скважину. Руки тряслись. Медный привкус во рту усиливался, а глаза видели всё нечётко, окружающий мир казался текучим, зыбким.
— Ньер! – девочка пулей ворвалась в комнату. Взглянула в глаза старшей, и – испугалась. Едва не закричала. – Ньер... простите, теарин... что с вами?
— Не знаю, Тимо, – эль–Неренн опустилась в кресло. Слабость в мышцах. Посидеть, выпить воды, чуть–чуть посидеть. Совсем немного. – Во... ды, – она закашлялась, не сумев произнести слово с первой попытки. – Пожалуйста.
Тимо метнулась к столу. Взяла в руки стакан, в котором ещё оставалась вода. Принюхалась. Губы её задрожали.
— Ньер, ты... вы пили это?
— Да, – эль–Неренн вовсе не была уверена, что пила. Пила, наверное – иначе откуда в стакане воды на самом донышке?
— Туда что–то подсыпали! – уверенно заявила девочка. Схватила чистый стакан, выскользнула в коридор. Звуки её ног раздавались оглушительно. Только сейчас эль–Неренн осознала, что дом словно вымер.
Тимо вернулась через минуту. Со стаканом воды и полотенцем. Стакан вручила эль–Неренн, помогла ей выпить (комок тут же встал в горле эль–Неренн, она с трудом подавила тошноту). Полотенце оказалось мокрым. Девочка осторожно, двумя руками сняла с эль–Неренн шапочку старшей – с красным шариком – и вытерла полотенцем её лицо.
Сразу стало лучше.
— Идёмте, – Тимо всё ещё была испугана. – Она что–то задумала. Я знаю. Идёмте, пожалуйста!
Эль–Неренн встала (ноги слушались значительно лучше), надела шапочку. Та оказалась мокрой – хоть выжимай. Обоняние действовало плохо. Судя по ощущениям, взмокла не только голова. Представляю, как от меня сейчас несёт, подумала эль–Неренн. Голова прояснялась, прояснялась стремительно. Но перед глазами всё ещё висел туман. И эхо. Каждый звук повторялся. Тимо права. В воде что–то было.
Она не сразу поняла, что кнута при ней нет. И не было на столе, на полке, на стене. Куда делся?
И книги. Похоже, на полках их не было. Ни своих, ни тех, что Веранно разрешила взять из её библиотеки – привилегия старшей. Но возвращаться и проверять не хотелось.
По пути эль–Неренн проверила карманы, потрогала шею. Не было ни телефона Веранно, ни её медальона. Нигде.

* * *

— Куда мы идём? – Тимо уверенно вела её за собой – к выходу из женской половины. На входе – никого. Тери должна быть у входа. Кто отпустил её? Почему не нашли замену? Почему так тихо?
— Где все? – спросила эль–Неренн, – Что происходит?
— Не знаю, – буркнула Тимо, остановившись перед запертой дверью. Запасная лестница. Почему сюда, почему не по главной? – Тише. Они ещё там.
— Кто, Тимо?
— Мейсте. И врач.
Очень интересно, подумала эль–Неренн, осторожно выбирая нужный ключ. Мейсте – «мальчик на побегушках». Подай–принеси–положи–пошёл вон. И Сейгвер, врач, – который вообще никогда не замечает прислугу. Без необходимости. Что происходит?
— Я подслушала, – шепнула Тимо, помогая тихо затворить и запереть дверь. – Через полчаса они придут за то... за вами.
— Тимо, давай на «ты».
— Ладно. Вот, сюда, – Тимо подвела её к чёрному ходу и поскреблась в одну из массивных дверей.
Открыли почти сразу.
— Великое море! – это была кухарка, Асетт. – Вы живы, теарин. Тимо, ты умница. Ну–ка, помоги! – вдвоём они закрыли дверь и заложили массивным брусом.
— Что случилось? – язык уже повиновался беспрекословно. – Почему меня никто не вызвал?
— Бунт, теарин, – кухарка поправила колпак и присела перед эль–Неренн, внимательно глядя той в глаза. – Я думала, вас уже нет. Инни, аптечку сюда, быстро!
Их оказалось четверо на кухне. Кухарка, её помощница Инни. Теперь ещё – эль–Неренн и Тимо. Девочка неожиданно села на пол у двери, прижала ладони к глазам и тихонько заплакала.
— Ти... – эль–Неренн не договорила. Асетт сжала её ладонь.
— Пусть, теарин. Ей нужно. Малышка натерпелась страху. Её заперли в подвале. Мы с Инни закрылись здесь, думали – взломают дверь. Но они не стали. Вот, – кухарка взяла ампулу, которую протягивала Инни, осторожно отломила кончик. – Вдохните. Знаю, это противно. Вдохните, резко. Ну же!
Эль–Неренн повиновалась. Её словно стукнули дубиной по голове – перед глазами вспыхнуло, острая игла пронзила голову насквозь. Тошнота вновь скрутила... и отпустила.
— Сейчас станет лучше. Инни, помоги Тимо.
Помощница кивнула. Видно было, что девица перепугана, но держится неплохо.
— Думаю, они в общем зале, теарин, – кухарка вернулась к плите, склонилась над кастрюлями, что–то куда–то добавила, что–то помешала. Обоняние принялось возвращаться – наплывами. Эль–Неренн осознала, что на кухне пахнет очень вкусно – ну да, ведь должен состояться приём. Судя по тому, что стоит на столах, многое уже готово.
— Боюсь, мы вам не поможем, теарин, – кухарка пододвинула стул, села перед замершей неподвижно старшей. – Извините. Мой и их возраст... я пожила уже достаточно, но Инни они просто убьют. Сама или кто–нибудь из её «стаи».
— «Сама» – Леронн эс Тигген?
— Да, теарин, – кухарка чуть улыбнулась. – Только её выгнали из Тигген. Просто не все об этом знают.
Вот оно что! Мысли вихрем понеслись в голове, но было этих мыслей слишком много.
— Я помогу, – Тимо вернулась к остальным. Асетт хотела было что–то возразить, но девочка энергично помотала головой. – Я смогу! Они хотели отравить Ньер... простите, теарин! Скажите, что делать. Я сделаю.
— К телефону не пробраться?
Девочка отрицательно покачала головой. Ну конечно, не пробраться.
— Где ближайший телефон?
— На автобусной станции, теарин, – ответила кухарка спокойно. – Думаю, Тимо добежит минут за десять.
— Быстрее! – возразила Тимо.
Кухарка кивнула, улыбнулась.
Блокнот и карандаш оказались на месте, в кармашках.
— Вот, – минуты через три эль–Неренн вручила девочке листок. – Три телефона. Позвонишь, спросишь людей – тут написано. Скажешь им то, что здесь написано. Вот моя карточка, – она протянула кусочек пластика. – Это для телефона. Сразу же обратно. Если хоть что–нибудь не так – беги сразу в полицию. Не попадись!
— Не попадусь! – девочка прочла записку, кивнула, спрятала её и карточку в карман. – Инни, помоги. Мне нужно в подвал.
Инни долго вслушивалась в то, что происходит за дверью, затем решилась приоткрыть.
Никого.
Тимо скользнула наружу. Инни – следом. Минуты через три помощница вернулась и закрыла дверь.
— Я пойду в зал, – эль–Неренн встала. Инни хотела было возразить, но сдержалась, лишь широко открыла глаза. – Полагаю, бежать бесполезно. Да я и не буду убегать.
Кухарка одобрительно кивнула.
— Старайтесь не показывать, что боитесь, – посоветовала она. – Не беспокойтесь. Мы уже почти всё сделали с Инни. Приём должен состояться, верно?
Эль–Неренн кивнула.
— Должен состояться, – кивнула она. – Спасибо, Асетт.
— Может, возьмёте хотя бы нож, теарин? – Инни.
— Нет, – эль–Неренн покачала головой. – Не думаю, что это поможет.

* * *

Эль–Неренн двигалась тихо, каждую секунду ожидая нападения. Хозяева все уехали, в доме только прислуга. Ну и охрана – само собой. Но охрана не станет ни во что вмешиваться – если хозяевам и их имуществу ничего не угрожает. Получается, слуги в имущество не входят.
Голоса за поворотом. Что–то происходило – исчезал медный привкус, становилось жарко. Эхо усиливалось, но руки и ноги слушались исправно. Иголочки вонзались где–то за затылком. И злость. Если поначалу эль–Неренн не в состоянии была воспринять происходящее, как оно есть, то теперь всё понимала. Леронн. Понять бы, что у неё на уме.
Одно ясно: раз её оставили, беспомощную, в своей комнате, это входило в планы заговорщиков.
Один из голосов принадлежал Мейсте. Растерянный, подавленный. Второй... странно. Эль–Неренн не смогла опознать его. Кто это может быть?
— ...Немедленно позовёшь меня, – донеслись слова. – Ясно?
Мейсте не ответил вслух. Понятно было, что он кивнул.
Эль–Неренн дождалась, пока шаги второго человека перестанут быть слышны, и вышла из–за поворота.
Мейсте. Взъерошенный, ничего не понимающий. Увидев теарин, он сделал шаг навстречу, приоткрыл рот, обернулся несколько раз. Не опасно, поняла эль–Неренн. Он не против меня. Подчиняется силе.
Она прижала палец к губам. Мейсте кивнул. Губы его задрожали, страх проступил на лице. Он указал глазами на дверь в общий зал.
— Они... теарин... они все...
— Знаю, – шепнула эль–Неренн, подходя к нему. Осторожно взяла его за запястье, улыбнулась, глядя в глаза. Страх тут же отпустил Мейсте. – Тебе приказали следить за дверью?
Он кивнул.
— Сможешь добраться до телефона?
Мейсте подумал и отрицательно покачал головой.
— Ты со мной, Мейсте?
Он кивнул, не раздумывая. Вид у него был куда увереннее, чем прежде. Ну что же. Хоть кого–то можно оставить за спиной.
— Открой мне дверь, – спокойно попросила эль–Неренн, поправляя шапочку с красным шариком на верхушке.
Ужас ненадолго вернулся в глаза парня.
— Они убьют вас! – воскликнул он громким шёпотом. – Они хотят...
— Знаю, – кивнула эль–Неренн. – Но я не стану убегать, Мейсте. Понимаешь?
Прошло несколько бесконечных секунд. Он кивнул, протянул ей ключи.
— Не бойся, – эль–Неренн подошла к двери. Голоса из–за неё. Спокойные – видимо, всё идёт, как предполагается. Что же там задумали? – Что бы ни случилось – не бойся.
Она вставила ключ, открыла дверь и быстро вошла внутрь.

* * *

Её появления не ожидали. Точнее, не ожидали, что она придёт сама.
Все были здесь. Тринадцать человек прислуги, а также Сейгвер, врач. Двое охранников – имён их эль–Неренн не знала – широкоплечих и сильных на вид – стояли по обе стороны от Леронн. Мегин – «кошечка» стояла позади бывшей старшей, глядя на вошедшую с явным презрением. Всё понятно, подумала эль–Неренн. Или почти всё. Не хватает только привратника – спрятался? Сбежал?
Первой. Я должна заговорить первой.
— Что происходит? – спросила она резко. – Что ты задумала, Леронн? Сорвать приём?
Леронн успела опомниться. Кнут, символ власти теарин, висел на её поясе. В остальном же – обычная одежда служанки.
— Ну почему же, – она улыбнулась. – Приём состоится. Только без тебя. Ты не сбежала?
— Глазастая, – сухо заметила эль–Неренн, сделав ещё один шаг навстречу. Покачнулась. Охранники переглянулись. – Верни кнут. Лучше по–хорошему.
Мегин захохотала. Леронн и охранники присоединились. Эль–Неренн осмотрелась, стараясь не отводить взгляда от Леронн. Девять человек – позади неё, справа и слева. Пятеро, включая грузчика Тарви, рыжую Тери – «огонёк» – рядом с «восставшими». Риккен – «молчунья» – рядом с эль–Неренн; стоит, опустив голову, но чувствуется – не опасно. Тоже со мной. Те девять, что у двери – со мной. Но вмешиваться пока не станут. Ждут сигнала.
— У меня другая идея, – Леронн кивнула, и оба охранника взяли в руки дубинки. – Верни мне всё остальное. Лучше по–хорошему.
Эль–Неренн сделала шаг в сторону. Импровизировать. Не оправдывать их ожидания.
— Где мои книги? – поинтересовалась она. – Что ещё ты украла у меня?
— Ах, книги, – Леронн махнула рукой в сторону камина, жаркого пламени. – Где–то там. Но это не я украла, Ньер. Ты украла. Госпожа будет очень недовольна.
Жар накатывал. Сами собой пришли звуки ливня, хлещущего землю. Почудились огни полицейских машин. Дымка покрывала собой окружающий мир. А слабость – проходила. Приходила злость... такая, которую эль–Неренн давно не испытывала. Не показывай виду. Следи за лицом.
— Ноги не держат? – участливо спросила Леронн. Глаза её не улыбались. – Госпожа ещё не знает, кто ты такая. Но сегодня узнает. Ей не повезло – нанять наркоманку. Ты втёрлась в доверие, украла драгоценности, обманом собрала и заперла здесь слуг, попыталась скрыться. Но – перестаралась с дозой. Верно, господин врач? – Леронн взглянула в сторону Сейгвера, тот нервно кивнул.
Смотри, Крис, ей понравилось!
— А если я всё отдам? – поинтересовалась эль–Неренн. Ей почудился вздох за спиной. Мегин и Леронн переглянулись. «Кошечка» была явно разочарована.
— Ничего не будет. Я даже разрешу тебе отработать оставшиеся два месяца.
— А книги вернутся из пепла, – добавила эль–Неренн, не сдержавшись.
— Книги не вернутся, – сухо возразила Леронн, явно теряя терпение. – Читать тебе будет некогда. Без работы не останешься, не беспокойся.
Эль–Неренн усмехнулась, повернула голову, на миг встретившись взглядом с врачом. Тот быстро отвёл взгляд.
— Какая ты по счёту, Лер? – спросила она спокойно.
Лицо Леронн вспыхнуло.
— Я тебе не «Лер», бродяга! – прошипела она. – Я Леронн эс Тигген, запомни! Это мой приём! Я не позволю тебе командовать здесь – ни единой минуты!
Эль–Неренн рассмеялась.
— Так ты обманула всех, – она обвела взглядом всех, кто был рядом с Леронн. – Они ещё не знают, что тебя выгнали из Тигген? Что ты – просто Леронн? Так какая ты по счёту?
Леронн что–то прорычала и охранники шагнули вперёд. Эль–Неренн оскалилась и шагнула навстречу. Оба охранника замерли. Девять слуг, что стояли за спиной эль–Неренн, шагнули следом за ней. Она подняла левую руку, ладонью вверх – не двигайтесь.
— Кто прикоснётся, останется калекой, – пообещала она, взглянув каждому из охранников в глаза.
— Ну, скажи, Лер, – продолжила эль–Неренн. – Какая ты? Третья? Четвёртая? Любимых дочерей в прислугу не отдают.
Леронн смотрела в глаза Мегин. На лице последней отражалось недоумение. Отлично. «Кошечка», похоже, не знает, что родители отказались от Леронн.
— Вы обе нарушили Touan–es–Mithar, – продолжила эль–Неренн. – Надеюсь, вы понимаете, что вам за это будет.
Леронн рассмеялась. Мегин и «огонёк» за её спиной присоединились.
— Надо было внимательно слушать, что мы говорим, – Леронн неожиданно развеселилась. – Не было никакой Touan–es–Mithar, умная девочка. Хватит разговоров. Верни пояс и шапочку, и тебя никто пальцем не тронет.
— Вот как, – эль–Неренн сняла с себя шапочку, сложила, положила в карман. – Ну так возьми. Подойди и возьми.
Те, что стояли рядом с Леронн, отступили прочь. Грузчик поспешно отошёл на несколько шагов в сторону. Сейгвер – тоже попытался, но Мегин поймала его за руку и оскалилась ему в лицо. Охранники переглянулись.
— Сме–е–елая, – протянула Леронн, тоже чем–то удивлённая. – Взять её!
Охранники медлили. Дымка висела поверх окружающего мира. Отдельные части её протаивали, вновь становились туманными. Жар становился всё сильнее. Иголочки вонзались во все части тела.
Бросим её в канаве?
— Скажи, Лер, что ты украла у своей матери? – эль–Неренн смотрела на неё презрительно. – За что она выгнала тебя вон?
Смотри, Крис, ей понравилось!
— Взять её! – завопила Леронн, полностью утрачивая самообладание. – Немедленно!
Голос её показался слишком низким. Охранники бросились в сторону эль–Неренн, а та всё ещё старалась сдержать что–то тёмное, горячее, пытающееся подавить рассудок.
И – перестала сдерживать.

* * *

То, что случилось потом, вспоминали не раз. Но никогда не смогли прийти к единому мнению – что именно случилось.
Риккен уверяла, что тот охранник, что был слева от Ньер, поскользнулся на ровном месте и заехал своему товарищу по лбу дубинкой.
Грузчик готов был поклясться, что, наоборот, поскользнулся тот, что был справа – попал своему напарнику по животу.
Были и другие версии. Однако во всех было общее: эль–Неренн словно прошла насквозь. Она кинулась навстречу охранникам и... оказалась за их спинами. Оскалившаяся, с развевающимися ярко–белыми волосами, страшная.
Охранники свалились на пол. Тот, что слева, попытался приподняться; кровь стекала по уголку его рта. Он сломал левое запястье. Видно было, что он хочет закричать, но не может издать ни звука.
Второй лежал на полу, лицом вниз. Вокруг головы его медленно растекалась кровавая лужа.
Леронн замахнулась кнутом... опоздала. Эль–Неренн легко увернулась, поймала кнут, сильно рванула в сторону. Ударила падающую Леронн кулаком в живот.
Жар постепенно проходил. Эль–Неренн заметила, что замахивается ногой, чтобы ударить Леронн в лицо и... сумела остановиться. Опомниться.
В комнате всё успело измениться.
Мегин отступала к стене, лицо посеревшее, глаза широко раскрыты. «Огонёк» и все остальные отошли в стороны. Несколько человек упали на колени, подняв над головой скрещенные в запястьях руки. Древний, инстинктивный жест. Не тронь меня, не причиняй боли.
Врач замер шагах в двух от эль–Неренн; в руке, поднятой над головой, что–то блестело.
Встретив взгляд эль–Неренн, он медленно опустил руку.
— Только попробуйте, – альбиноска не отводила взгляда от его глаз. – Только шевельнитесь, и я вас убью.
Сейгвер кивнул. Медленно, очень медленно опустился на колени, опустил руки. Разжал правую. Шприц выкатился из неё.
Леронн лежала неподвижно – оглушена, но жива. Эль–Неренн подняла кнут. Наклонилась, сорвала с шеи Леронн личный знак госпожи, надела себе на шею. Свернула кнут, прицепила к поясу. Оглянулась.
Восторженные взгляды.
— Риккен, Мейсте, – позвала она. Дымка ещё оставалась, зрение было нечётким. Руки дрожали, дрожали всё сильнее. – Заприте дверь. Помогите мне.
Вдвоём с Риккен они обыскали охранников, сняли с них дубинки, ключи, переговорные устройства.
— Помогите им, – эль–Неренн обратилась к врачу, указывая на охранников. Тот опустил голову.
— Теарин, меня заставили, – прошептал он. – Поверьте, я...
— Помогите им, немедленно, – эль–Неренн повысила голос. – Делайте, что говорят. Тогда я забуду про ваше участие.
— Госпожа, – старший повар подошёл поближе. – У нас мало времени. Нужно спешить, если мы хотим успеть в срок. Я знаю, что Геллерин сделала всё, что могла, но...
— Геллерин? – эль–Неренн оглянулась.
— Кухарка, теарин, – Риккен подошла поближе. – Раньше её звали Геллерин. До того, как Леронн заняла её место.
Очень интересно, подумала эль–Неренн. Что такого могло случиться, что Асетт отказалась от прежнего имени? Ладно, не сейчас.
— Сколько всего здесь этих? – эль–Неренн указала на охранников; Мейсте помог врачу связать их и оказать первую помощь. Риккен и повар покачали головой.
— Четверо, теарин, – Сейгвер поднял голову. – Или больше. Один должен быть у телефона. Другой – где–то на улице.
— Можете их вызвать? По одному.
— Нет, – врач поднял взгляд. – Они меня не послушают.
Эль–Неренн бросилась к ворочающейся на полу Леронн. Схватила за шиворот, приподняла. Протянула переговорное устройство.
— Вызови их, – приказала она, – по одному. Сейчас же!
Леронн попыталась плюнуть ей в лицо, но промахнулась. Эль–Неренн отбросила Леронн (Мейсте встал рядом, не отводя взгляда от бывшей старшей) и направилась к Мегин. «Кошечка» тут же упала на колени, скрестив руки над головой. Эль–Неренн сорвала с неё шапочку и швырнула в камин.
— Ты вызовешь их, – приказала она. – Немедленно. Никаких фокусов.
— Прошу, сестра, – взмолилась Мегин. Страх был неподдельным. – Меня убьют, если...
Эль–Неренн схватила её за горло, прижала к стене. Зубами стянула перчатку с другой руки. Прижала ладонь ко лбу «кошечки».
— Я уговаривать не стану. Знаешь, что я сейчас сделаю?
Теперь это был не страх – ужас.
— Нет... не надо... я сделаю, всё сделаю...
— Не смей, – прохрипела Леронн, с трудом усаживаясь. Эль–Неренн, не глядя, толкнула её ногой в грудь, опрокидывая на спину.
— По одному, – напомнила эль–Неренн. – Спокойно, Мегин. Всё в порядке. Меня схватили, нужно избавиться от тела. Поняла? Говори.
— Встаньте у двери, – эль–Неренн повернулась к Риккен. – Когда войдёт...
— Не беспокойся, Ньер, – Риккен дала знак кому–то у двери, подобрала обе дубинки. Одну вручила младшему повару – крупнее его в комнате были только охранники. – Встретим, как нужно.
— Да, – голос Мегин звучал не вполне спокойно, но «кошечка» явно старалась. – Это я. Нужно избавиться от тела. Помоги перетащить. Нет, некогда! – повысила она голос. – Жду.
Она взглянула в лицо эль–Неренн, протянула той переговорное устройство. Старшая кивнула, кивком указала – сядь у стены.
Мегин села у стены, закрыла глаза, склонила голову.

* * *

Первого охранника удалось скрутить без особого труда. Он сделал два шага внутрь комнаты... прежде, чем что–то почуял. Но было поздно.
— У него пистолет, Ньер, – сообщила Риккен, протягивая старшей кобуру. – Я не...
Крик. Детский крик, топот, грохот.
— Тимо! – воскликнула эль–Неренн, бросаясь к двери (повар и Мейсте остались возле Мегин и Леронн). – Сюда, быстро! Ты не...
Девочка чудом увернулась от четвёртого охранника. Он схватил бы её – бежать Тимо было некуда – но замер, заметив собравшихся у двери слуг, своего товарища, связанного и неподвижного, эль–Неренн, сжимающую в руке пистолет...
Эль–Неренн сняла оружие с предохранителя.
Охранник отступил на шаг.
— Оружие на пол, – приказала эль–Неренн. – Всё кончено. Советую сдаться.
Видно было, что охранник лихорадочно соображает.
Развернувшись, он бросился прочь, вверх по лестнице.
— Стойте, – остановила эль–Неренн остальных . – Он вооружён. Мы не...
Звук выстрела. Почти сразу – мягкий, но тяжёлый удар. Что–то свалилось на пол.
Риккен бросилась вверх по лестнице, не обращая внимания на эль–Неренн. Она почти сразу же вернулась, покачнулась, прижалась к стене. Повар подбежал к ней, помог удержаться на ногах.
— Застрелился, – сообщила Риккен хрипло, прижимая ладонь к горлу. – Там, наверху...
— Уведите девочку, – приказала эль–Неренн, жестом подзывая младшего повара. Тот кивнул, легко поднял не сопротивляющуюся Тимо, прижал к груди. – Прошу, помогите Асетт... Геллерин. Времени совсем не осталось.
Она помогла Риккен подняться на ноги, подобрала дубинку и вернулась в комнату.

* * *

— Те, кто произнёс ложную Touan–es–Mithar, – эль–Неренн обвела взглядом оставшихся, – сейчас произнесут подлинную. Немедленно. Те, кто откажутся, завтра будут на улице или в тюрьме. Я жду.
Таких оказалось шестеро, включая «огонька». Леронн пришла в себя, но предпочла не двигаться, не шевелиться, ничего не говорить. Мегин открыла глаза и медленно, неуверенно поднялась на ноги.
Четыре голоса. Четыре прикосновения ко лбу.
— Приём должен состояться, – эль–Неренн обвела всех взглядом. – Мейсте и вы, – она взглянула в сторону врача, – останетесь здесь. Остальные – за работу. Риккен, – она взглянула «молчунье» в глаза. – Могу на тебя положиться?
Та довольно улыбнулась.
— Можешь, Ньер, – было ответом. – Если что, я тебя...
Мейсте успел только расширить глаза. Он глядел за спину эль–Неренн, и та не стала оборачиваться. Резко метнулась в сторону. Вовремя – совсем рядом с её шеей блеснуло лезвие – кухонный нож.
Эль–Неренн ударила Леронн по затылку, поймала запястье с ножом. Леронн вскрикнула от боли, разжимая пальцы.
Эль–Неренн схватила её за шиворот, заставила подняться на колени. Схватила за горло свободной рукой.

- - -

— Сейчас ты произнесёшь Touan–es–Mithar, – пообещала она. – Иначе завтра вылетишь вон. Я сама сообщу твоим родителям, за что тебя выгнали. Сегодня же на приёме.
— Ты... – прохрипела Леронн, тщетно пытаясь освободиться, – не посмеешь.
Эль–Неренн оскалилась, склонилась над ней.
— Хочешь, поспорим?
Леронн замерла.
— Говори, – приказала эль–Неренн. – Я знаю, это больно. Я могу сделать гораздо больнее, – она сильнее прижала пальцы.
— Лучше убей, – сумела выговорить Леронн. – Иначе я...
Она дёрнулась, освободила руку, попыталась ударить эль–Неренн в голову. Промахнулась.
Эль–Неренн ощутила, как тёмный туман заволакивает разум.
— Не умеешь проигрывать? – прошипела она. – Сейчас научу.
Сорвала шапочку с Леронн. Положила ладонь на её голову. «Точка грёз» нашлась сразу, возле левого уха – была не тёплой, а раскалённой добела. Не заметить её было бы трудно. Леронн попыталась увернуться, сбросить ладонь, но эль–Неренн лишь сильнее сжала её горло.
— Сопротивляйся, – приказала эль–Неренн. Средний палец, которым она надавливала на «волшебное место», обжигало. Звон в ушах. Слабость во всём теле. Я сильнее... я должна быть сильнее.
Голос. Знакомый голос, но нет времени вспоминать, чей.
Тот, кто сильнее, устоит.
Леронн пыталась сопротивляться. Эль–Неренн с трудом удавалось держаться на ногах; теперь жгло всю левую ладонь, прижатую к голове «жертвы». Особенно – мизинец и большой палец, прижатые к её голове, за ушами.
Тот, кто слабее, уснёт.
Эль–Неренн почти не чувствовала ни рук, ни ног. И...
Всё кончилось.
Эль–Неренн отпустила Леронн, отошла на плохо повинующихся ногах в сторону.
Леронн свалилась на пол, словно тряпочная кукла, осталась лежать.
Эль–Неренн с трудом перевела дыхание.
Взгляды всех были прикованы к её лицу. Видно было, что её боятся, до дрожи боятся.
— Все за работу, – приказала старшая. – Я скоро приду.
Риккен выпроводила прислугу из комнаты, встретилась взглядом со старшей, кивнула и закрыла за собой дверь. Эль–Неренн подняла шапочку Леронн и спрятала её в карман.
Мегин опустилась на колени, начала читать Touan–es–Mithar – неуверенно, медленно. Эль–Неренн подошла к ней, ударила с размаху по щеке.
— Я не принимаю твоей клятвы, – объявила она. – Скажите, – повернулась к Сейгверу. – У вас ведь найдётся «угомон»?
— Да, теарин, – он тоже не пришёл ещё в себя после увиденного.
-- Сделайте ей укол, – она указала на Мегин. – Отведите в кладовую, свяжите, заприте там. Заклейте рот, если придётся.
— Сестра, умоляю... – губы Мегин дрожали.
— Я тебе не сестра! – резко перебила её эль–Неренн. – Мейсте, поможешь ему. Сразу же возвращайтесь. Нужно куда–то деть этих, – она указала на связанных охранников; врач сделал им укол снотворного. – И того, четвёртого.
— Но... – Мейсте явно опасался оставлять старшую наедине с Леронн.
— Не беспокойся, – эль–Неренн прикоснулась к его щеке. – Всё позади. Никто больше не пострадает.

Глава 13. Сила противодействия | Мозаика (оглавление) | Глава 15. Хлопоты, хлопоты, хлопоты

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100