Константин Бояндин - Шамтеран V - Мозаика (трилогия), часть 1, глава 15

Константин Бояндин - Шамтеран V - Мозаика (трилогия), часть 1, глава 15

Глава 14. Бунт | Мозаика (оглавление) | Глава 16. Беспокойная ночь

15. Хлопоты, хлопоты, хлопоты

Мейсте помог поднять и перенести бесчувственную Леронн в её комнату. Сейгвер сделал укол и ей – не «угомон», успокоительное. Привязали её к кровати – так, чтобы не могла освободиться.
— Придёт в себя часа через два, теарин, – Сейгвер осмотрел свою недавнюю «хозяйку». – Лучше не оставлять её одну. Нужен присмотр. Я понимаю, что вы...
— Будет присмотр, – резко отозвалась эль–Неренн. – Всё будет. Присмотр, надзор и конвой. У нас ещё три «пациента», Сейгвер, и один труп.
— Два трупа, – Сейгвер склонил голову.
— Что?! – эль–Неренн заперла комнату Леронн и повернулась к нему. – Кто ещё?
— Привратник, теарин. Кесстер. Он хотел выбраться, позвать на помощь. Не знаю, кто убил его. Его тело в подвале.
Бедная Тимо, подумала старшая, подавляя желание вновь открыть дверь и задушить ту, что лежала на кровати. Ладно. Первые дела – в первую очередь. Мёртвым уже не помочь.
Она вывела обоих из женской половины, заперла дверь. Опросила, взяв свой «колокольчик», Риккен и поваров. Похоже, успеют к началу. Риккен догадалась вызвать помощь – официантов – из того же агентства, где их нанимали и раньше.
— Охранников – в подвал, – распорядилась старшая. – Мейсте, позови младшего повара, пусть поможет перетащить. Проверьте, чтобы все были надёжно связаны. Сколько они будут спать? – повернулась к врачу.
— Три часа, не меньше.
— Их можно оставить там одних? Нет людей сидеть рядом.
— Думаю, можно, теарин. Перелом закрытый. У второго выбито три зуба, лёгкая контузия. Я мог бы...
— Последить за ними, знаю. Нет, Сейгвер. Я ещё не решила, что делать с вами. Чем вы пытались меня отравить?
Врач был напуган, но держал себя в руках.
— Наркотик, теарин, – он извлёк из кармана пластиковую ампулу. – Чувствуете запах? Это он. Мне передали его, велели рассчитать дозу. Так, чтобы вы не умерли, но...
— Некогда, Сейгвер, – эль–Неренн начала ощущать, что от неё действительно пахнет. Пот. Вся одежда мокрая. Точно, наркотик – запах был незнакомым, очень неприятным. – У меня острое желание запереть вас там же, в подвале. В таком же виде.
— Теарин, я всё расскажу. Поймите – меня вынудили. А сейчас я нужен там, наверху. У Тимо шок. Многим другим может потребоваться помощь.
Эль–Неренн взяла его за руку и долго смотрела в глаза.
— Хорошо, – кивнула она. – Я сдержу слово. Помогу вам выпутаться из этой истории. Но если вы хоть что–нибудь...
Врач энергично помотал головой.
— Ни за что, теарин. Моё слово немного стоит, но прошу поверить. Я не подведу вас.

* * *

Вымыться. Срочно. И переодеться – не появляться же в таком виде перед гостями. Через полчаса уже нужно будет их встречать.
— Теарин, это Асетт, – послышалось из «колокольчика». – Мы связались с личной охраной госпожи. Они уже едут сюда. Сказали, будут через десять минут.
— Спасибо, Геллерин, – эль–Неренн физически ощутила удивление той, что была «с той стороны». – Что–нибудь ещё?
— Да, теарин. Прошу вас, подойдите к южному входу. Мейсте говорит, вас там ждут.
Инспектор!
Быстро же он добрался. Ладно, стерпит, он ещё и не такое нюхал. Встретить его, оставить с Мейсте и – в душ. Немедленно.
Но это оказался не инспектор. Хейнрит, сын госпожи.
Что он здесь делает? Хейнрит явно чем–то взбудоражен, приехал один – без охраны. Почему он не с матерью?
— Я получил странный звонок, – резко объявил он. От старшей пахло как–то странно... и неприятно. Чего только там не было. Включая кровь – Хейнрит явно чувствовал кровь. Но не её, не этой красноглазой выскочки. – Что тут происходит?
Старшая медленно поклонилась – как положено.
— Бунт, теариан, – объяснила она спокойным голосом, улыбаясь. Хейнрит поджал губы. – Несколько слуг и четыре охранника пытались захватить дом. Мы уже справились, не беспокойтесь. Ваша матушка решит, что с ними делать.
— Что с... – выпалил Хейнрит, и осёкся. Этого не следовало спрашивать так.
Старшая перестала улыбаться.
— Леронн под присмотром, теариан. Она среди заговорщиков. Мне очень жаль.
— Ты не... – взорвался Хейнрит, явно намереваясь отбросить эль–Неренн в сторону и войти в дом. Старшая молча извлекла пистолет одного из охранников. Хейнрита словно отнесло ветром на пару шагов. Глаза его стали совершенно круглыми.
— У охранников было вот это, – пояснила она. – Без номеров. Меня попытались отравить. Сожалею, теариан. Думаю, госпожа во всём разберётся. А сейчас...
Хейнрит отступал, переводя взгляд с лица старшей на пистолет в её руке. Неожиданно он развернулся и бросился к воротам. Через несколько секунд с той стороны послышался звук стремительно отъезжающего автомобиля.
Эль–Неренн заперла ворота, вернулась в дом. Взяла «колокольчик».
— Риккен, – позвала она. – Встретьте охрану госпожи. Пусть присмотрят за теми, что в подвале. Ничего не объясняйте, ни единого слова. Я скоро подойду.

* * *

Что–то происходило с обонянием.
Оно становилось всё более чутким. Последние несколько шагов в душ эль–Неренн бежала – собственный запах становился почти нестерпимым. Сбросила одежду, включила воду, задержала дыхание.
Ноги плохо держат. Странный озноб, звон в ушах. И почему она не спросила хоть какое–нибудь противоядие?
Чутьё продолжало усиливаться. Запах мыла – приятный, к нему она уже привыкла – едва не сбивал с ног. Несколько раз приходилось прижиматься к стене – перед глазами всё чернело. Просили рассчитать дозу, вспомнила эль–Неренн. Кому–то из вас я так рассчитаю дозу, что...
Писк. «Колокольчик», где–то в груде одежды. Нет, сил нет сделать несколько шагов и подойти.
Три или четыре «чёрных» волны, подряд. Потом... у эль–Неренн сохранилось смутное воспоминание что её, вроде бы, тошнило. А может быть, и нет. Пришла в себя – у стены, под потоком воды. Ни рук, ни ног, всё тело ватное, но голова ясная. И звон в ушах прошёл.
Стук в дверь.
— Теарин! – голос Тимо. – Ньер, что с тобой?
Ответить удалось не сразу.
— Я сейчас! – крикнула эль–Неренн, сумев подняться на ноги и выключить воду. Обоняние обострилось так, что она чувствовала Тимо, стоящую по ту сторону двери – даже сквозь густую неприятную пелену, что исходила от брошенной одежды. Задержав дыхание, забрала тревожно мигающий «колокольчик», выгребла содержимое кармашков. Завернула всё это в полотенце.
— Ньер, открой! – Тимо явно перепугалась. Запомнит она этот вечер, на всю жизнь запомнит.
— Сейчас, – отозвалась старшая. Обернулась другим полотенцем. Скомкала одежду, отпихнула в угол – потом. Сжимая свёрток в руке, другой попыталась отпереть замок. Со второго раза получилось.
Тимо влетела внутрь... резко остановилась. Отвращение на её лице длилось недолго, но эль–Неренн заметила.
— Я сама уберу, – шёпотом сообщила старшая, схватившись за стену – ноги едва держали. – Закрой дверь, Тимо, ничего не трогай.
Девочка помогла ей дойти до комнаты, вынуть из шкафа одежду. Выбежала в коридор, аккуратно закрыла за собой дверь.
Минут за пять удалось одеться. В дверь постучали.
— Входи, Тимо, – эль–Неренн посмотрела на себя в зеркало. Не глядя самой себе в глаза. Сойдёт.
Тимо обошла несколько раз вокруг неё, поправляя одежду, после чего кивнула. Вид у девочки был очень важный. Старшая скрыла улыбку.
— Гости уже собираются, – сообщила Тимо. Только сейчас эль–Неренн заметила, что девочка переоделась в праздничный наряд – когда успела?
— Тимо, – эль–Неренн остановилась на лестнице, оглянулась – вроде бы никого. – Ответь, пожалуйста, на вопрос. От меня пахнет?
Тимо фыркнула. Посерьёзнела.
— Как там, в душе?
Указала глазами вверх. Эль–Неренн кивнула.
— Нет, – последовал ответ. – Уже нет. Что это было?
— То, чем меня отравили, – отозвалась эль–Неренн. Судя по голосам, гости уже собирались. Хозяйка дома тоже вернулась. – Потом расскажу. Спасибо, Тимо.

* * *

Разумеется, её сразу вызвала к себе хозяйка дома. Велела следовать за ней – молча, сохраняя улыбку на лице. Лишь когда дверь личного кабинета Веранно ан Эверан закрылась за ними обеими, улыбка покинула лицо хозяйки.
— Асетт рассказала мне в общих чертах, – начала хозяйка. – Я не могу отменить приём, хотя то, что случилось, ужасно. Вы расскажете мне всё, как только гости разъедутся.
Эль–Неренн поклонилась.
— Разумеется, госпожа.
— Пока что, пожалуйста, главное. Кто зачинщики?
— Из слуг – Леронн и Мегин, госпожа. Ваш личный врач тоже участвовал, – лицо Веранно окаменело. – Полагаю, его вынудили. Четверо охранников помогали им, не из наших. Кто привёл их, пока не знаю. У двух было огнестрельное оружие без номеров.
Хозяйка дома отвернулась, сделала несколько шагов, подошла к креслу у стены, противоположной входу.
— Что с Мегин и Леронн?
— Врач ввёл им успокоительное. Обе заперты, Мегин – в кладовке в женской половине, Леронн – у себя в комнате. Могу ли я попросить, госпожа?
— Слушаю вас.
— Я хотела бы переговорить с ними. С каждой. Когда приём окончится. Наедине, если можно.
Видно было, что Веранно колеблется.
— Хорошо, теарин. Как вы себя чувствуете?
— Приемлемо, госпожа. Я сделаю всё, чтобы приём прошёл, как положено.
Веранно кивнула, опустила взгляд. «Колокольчик» мигнул красным; эль–Неренн отключила его прикосновением – занята, вызовут позже.
— Это всё, теарин?
— Боюсь, что нет, госпожа. Ваш сын... – и эль–Неренн рассказала, вкратце, о необычном визите. Веранно стиснула зубы, лицо её побледнело. – Я никому не рассказала об этом, – добавила старшая.
— Благодарю, теарин. Я немедленно займусь этим. Вы вызывали полицию?
— Я связалась с инспектором Тигарром, госпожа. Он ждёт повторного звонка. Могу ли я вызвать его?
Веранно подумала, медленно кивнула.
— Вы понимаете, теарин, что гости ни в коем случае не должны заметить полицию. Я распорядилась, охрана проследит за... пленниками.
— Я проведу его через южный вход, госпожа. Думаю, он всё поймёт.
Веранно кивнула ещё раз.
— Я знаю Тигарра, теарин. Думаю, это правильное решение. Действуйте. Я доверяю вам.
Эль–Неренн глубоко поклонилась и вышла из кабинета.

* * *

Риккен и Асетт прекрасно справлялись с тем, чем, вообще–то, полагалось заниматься старшей. «Молчунья», несомненно, наговорила за сегодня на несколько лет вперёд. Гостей было сорок человек, все – важные персоны; был даже кто–то из окружения Президента.
Были и родители Леронн. Прежняя старшая оказалась почти точной копией своей матери. Тигген–старшая двигалась так же, говорила с теми же интонациями... Хорошо, если с ней не придётся разговаривать. Хорошо, если не спросит, что с её дочерью.
Эль–Неренн убедилась, что ничего не упущено и освободила Риккен – пусть отдохнёт, хотя бы недолго. «Молчунья» поблагодарила и вернулась минут через пять.
— Леронн спит, – сообщила она шёпотом, когда выпала возможность подойти к старшей. – Мегин, по–моему, плачет – я не стала входить. Присмотреть за ними?
— Здесь ты нужнее, – эль–Неренн оглянулась. – Хотя... – в нормальной ситуации охранники мужского пола могли появляться на женской половине только в сопровождении теарин. Но охранников–женщин сегодня не было. – Ладно. Если будет возможность – проследи, чтобы там всё было спокойно.
Позвонила инспектору. Тот был не слишком любезен, но пообещал, что постарается не испортить приём. Охранники, по указанию хозяйки дома, не позволяли никому входить в общий зал прислуги и в подвал – место преступления должно оставаться нетронутым, сколько возможно. В другие помещения полицию не пускать, до окончания приёма. Полиции всё это не понравится, но когда полиции что–нибудь нравилось?

* * *

Инспектор прибыл, как было договорено, к южному входу. Был в сопровождении знакомого эль–Неренн сержанта. Нёс тяжёлый на вид чемоданчик.
— Во что ввязалась на этот раз? – осведомился он недружелюбно, вместо приветствия.
— Здравствуйте, инспектор, – поклонилась старшая. – Вы передумали ехать один?
— Комиссар. Здравствуй, здравствуй, – Тигарр ответил кивком. Сержант – тоже. – Всё шутишь. Следственную бригаду я вызову позже. Этот ваш приём... – он махнул рукой. – Ладно. Что успеем, сделаем сами. Давай, показывай.
Эль–Неренн кивком указала – следуйте за мной. За дверью комиссара встретил охранник, взглянул на документы каждого из пришедших, указал – проходите.
— Вижу, ты здесь важная персона? – комиссар явно был не в духе. Немудрено, такой вызов – на ночь глядя.
— Вроде того, комиссар.
Сержант откровенно озирался. То ли ему не доводилось бывать здесь, то ли убранство комнат вынуждало осматриваться.
— Поздравляю. И как работа?
— Очень трудная, комиссар. Вы бы не справились.
Сержант не удержался, но сумел превратить смешок в кашель.
— Верю, что это ты, – комиссар вновь показал удостоверение охраннику на входе в общий зал. Тот отошёл со старшей в сторонку, обменялся с ней парой–другой фраз. Эль–Неренн вернулась к вновь прибывшим, поманила за собой. Открыла дверь, пропустила внутрь.
Сержант присвистнул.
— Что здесь случилось? – комиссар поднял голову – несомненно, принюхивался. – Ну и дела. Как тебе только удаётся впутываться в истории?
— Не нарочно, комиссар. Меня вызовут, минут через пять. До моего возвращения вам придётся побыть здесь. Вас это устроит?
— Дожили, – комиссар дал знак сержанту, тот положил чемоданчик на стол. – Ладно, подождём здесь. Только не задерживайся, у меня без вас дел по горло.
— Постараюсь. Если вы голодны, скажите.
Комиссар что–то прорычал и старшая, кивнув, удалилась спокойным шагом.

* * *

Задержали её довольно–таки надолго. Та часть приёма, когда старшей положено находиться рядом с хозяйкой дома и родственниками хозяйки. Леронн и Тимо не обманули – эль–Неренн действительно поблагодарили, и не раз. Старшая держалась с достоинством, отвечала учтиво. Чувствовала, что Веранно довольна. Но...
Тигген–старшая.
— Здравствуйте, теарин, – она улыбнулась, холодно, но вежливо. – Благодарю вас. Я слышала, моя бывшая дочь служит у вас?
— Совершенно верно, теаренти, – эль–Неренн тщательно следила за лицом. Понимала, что Веранно и её дети сейчас следят за ней, но не станут ни помогать, ни вообще вмешиваться.
— Что вы можете сказать о ней?
— Ничего, кроме хорошего, – вновь поклон, более формальный. – Но, думаю, не мне судить о её способностях.
Госпожа ан эс Тигген вновь улыбнулась, более дружелюбно. Спросит, поняла эль–Неренн. Сейчас спросит.
— Могу ли я увидеть её?
— Прошу прощения, теаренти, – думай быстро, эль–Неренн. Госпожа Тигген сразу же напряглась. Вокруг неё и старшей все умолкли. – Надеюсь, госпожа не разгневается, если я скажу. – Теперь и Веранно напряглась, хотя старалась не подавать виду. – Сегодня на поместье напали грабители. Ваша дочь, теаренти, помогла справиться с ними. Ей пришлось отправиться с полицией – вы знаете правила. Сейчас её нет в поместье.
— С ней что–нибудь случилось? – немедленно спросила ан Тигген. Эль–Неренн физически ощущала, сколько взглядов сейчас обращено на неё.
— Ничего страшного, теаренти, – она улыбнулась. – Думаю, она быстро придёт в себя. Ей досталось, надо признать. Но – ни царапинки.
Обстановка разрядилась.
— Благодарю, теарин, – ан Тигген протянула руку и старшая, склонившись, прикоснулась к ней лбом. – Прошу, держите меня в курсе. – Эль–Неренн обернулась, встретившись взглядом с хозяйкой дома, и та кивнула.
— Сочту за честь, теаренти.
Когда Тигген отошла, Веранно отвела старшую в сторону.
— Спасибо, эль–Неренн.
С ума сойти! По имени к ней обращались очень редко.
Эль–Неренн вновь поклонилась.
— Надеюсь, я не сказала лишнего, госпожа.
— Ни в коем случае. Хорошая мысль. Пожалуй, мы будем придерживаться именно такой версии. Вы свободны, теарин. Если комиссару всё ещё нужна помощь – сопроводите его.
Приём удался, подумала эль–Неренн, быстрым шагом направляясь в общий зал. Точно, удался. Ладно, не время расслабляться. Ну и день...

* * *

— Здесь мы закончили, – комиссар махнул сержанту, тот сделал ещё несколько снимков, Видно было, что занимается не своим делом, но – что поделать. – Конечно, сюда ещё прибудут настоящие специалисты. Это так, получить представление. Сюда по–прежнему нельзя никому входить.
Эль–Неренн кивнула, заперла дверь, под присмотром охранника, повела обоих в подвал.
— Приём закончился? – осведомился комиссар куда более вежливым тоном.
— Да, комиссар. Минут через двадцать гости разъедутся.
— Ты говорила что–то про еду.
— Только скажите, комиссар. Но, понимаете, – эль–Неренн оглянулась. Никого поблизости. – Вас не очень оскорбит, если придётся ужинать в комнате прислуги?
На этот раз расхохотался сам комиссар.
— Умеешь развеселить. Ты же знаешь, как здесь относятся к полиции. Для меня ужинать с прислугой – огромная честь. Ладно. Сейчас осмотрим подвал, потом распорядишься.
Охранник впустил их в подвал. Комиссар поморщился – было отчего – и склонился над «пленными».
— Долго они здесь находятся?
— Часа три, комиссар. Врач сказал, что...
— Они мертвы, – комиссар выпрямился. – Все четверо.
Эль–Неренн вздрогнула. Покачнулась, сержант поймал её за локоть.
— Мертвы? – переспросила она, ощущая озноб. Ей стало страшно.
Комиссар кивнул.
— Умерли недавно. Точнее сказать не могу.
Сержант отошёл в сторону, заглянул за бочки.
— Здесь ещё один, – сообщил он. – Похоже, кто–то из слуг.
— Привратник, – сообщила эль–Неренн слабым голосом. – Комиссар, можно, я уйду отсюда?
Комиссар некоторое время смотрел на неё, криво улыбаясь, затем кивнул. Сержант помог старшей подняться по лестнице, усадил на скамеечку у двери. Эль–Неренн закрыла глаза. Сержант убедился, что её можно оставить одну и спустился в подвал. Закрыл за собой дверь.

* * *

— Я поговорил с хозяйкой дома, – комиссар подошёл незаметно. Эль–Неренн следила за тем, как заканчивали убирать. Все устали, но вид – особенно у Риккен и кухарки, Асетт, был довольным. Тимо спровадили спать. Разговор с полицией у неё будет завтра. Разумеется, нарушение правил и всё такое, но Веранно твёрдо решила придерживаться версии об ограблении – и по её настоянию врач посоветовал допросить «соучастниц» – Леронн и Мегин – завтра.
— У меня к тебе ещё несколько вопросов, эль–Неренн. Бригада скоро прибудет – у нас минут двадцать. Можно тебя отвлечь?
— Что вы сделаете, если я скажу «нельзя»? – поинтересовалась старшая, сохраняя серьёзность. – Сейчас, комиссар. Подождите пару минут.
— Идём, – комиссар указал. – Мне нужно поговорить с тобой. Наедине. Где твоя комната?
— Сразу ко мне, комиссар! – эль–Неренн оживилась. – Я и не мечтала, что смогу заполучить вас. Что же вы сразу не сказали!
— Прекрати. Тоэн, – комиссар оглянулся. – Возвращайтесь к южному входу, встречайте остальных. Проводите их.
Сержант кивнул и отбыл. Риккен дежурила на входе.
— Я прибралась в душе, – шепнула она. – Отдыхай, Ньер.
— Ты мне очень помогла, – ответила эль–Неренн, прикасаясь к её правой щеке. – Я не забуду.
Она оглянулась.
— Идёмте, комиссар, – она указала, куда. – Не отставайте.

Глава 14. Бунт | Мозаика (оглавление) | Глава 16. Беспокойная ночь

комментарии поддерживаются сервисом Disqus

Комментарии

Комментарии поддерживаются системой Disqus
Rambler's Top100